Глава 7. Что делать на Земле, если кризисы связаны с влиянием Космоса


...

7.2 Что делать: о проблемах, которые не осознаются или осознаются обществом с большим трудом

Вывод истории о том, что на плечах пламенных вождей к власти приходят далеко не самые лучшие люди, с трудом укладывается в общественное сознание. В период нарастания протестности мы готовы идти за лидером, озвучившим всех устраивающий слоган, не осознавая какие цели он сам преследует. Поэтому будущие «подлецы» в момент подмены истинных патриотов кажутся нам умными и ответственными людьми, так как своими речами они формируют о себе именно такое представление. Они хорошо говорят, чувствуют мягкую силу. Однако, вслушиваясь в призывающие нас на бунт речи, мы не отдаём себе отчёта в том, что имеем дело не с самим человеком, так как не способны заглянуть в его душу, а с тем имиджем, который он себе сформировал или кто-то ему создал.

Но проходят годы и приходит осознание, что под личиной борцов за справедливость во власть пролезли явно не те, кого ждет народ. Такое осознание сейчас добирается и до нас, у людей уже сформировались установки, что "… подгнило что-то в Датском королевстве". Есть даже любопытный перефраз этого наблюдения Гамлета:

"Неспокойно что-то в Датском королевстве,
Принц смеётся, клоуну полный дав расчёт.
Подданные порчены взятками и лестью,
Мне б чего отвесили, да видно я не в счёт[10]…".


Основные претензии к власти, зарождаются и претензии к элите, но чаще они поверхностны: власть должна…, элита должна… Нет понимания того как формируется элита и какие требования к ней справедливы. Нет понимания того, что в других странах элита погружена (скорее была ранее) в формирование и реализацию государственной политики, а наша ориентирована на своё обогащение. Она молода, наша «элита» и, может быть, даже не осознает своих коренных, стратегических интересов. Возможно поэтому настоящей элиты у нас и нет.

Интересны рассуждения на этот счёт В.Н. Кустова [6]. Он приводит статистические данные о том, что компрадорская элита многих государств покидала свою родину и оказывалась в странах, с которыми поддерживала экономические отношения. Так, после ухода англичан из Индии, многие индийские предприниматели переселились на Британские острова. Но до этого они приобретали там недвижимость и обучали своих детей. Это – тысячи человек, и все они разорились в течение одного поколения.

То же самое произошло со всеми представителями национальных элит других стран, которые покинули свою родину, посчитав, что в какой-то метрополии им будет лучше. Из Северной Африки местные элиты двинулись во Францию. Где сейчас эти ранее богатые люди? Они все разорились. И это не случайно. Появление активных в бизнесе чужаков – опасность для национальной элиты, и она бессознательно объединяется против чужестранцев с толстыми кошельками. Объединяется по законам общественников, то есть незаметно для окружающих.

Россияне здесь не исключение. Всё как во многовековой истории. Вот уже разорён и ушёл в мир иной Березовский, вот уже нет былого финансового могущества у Абрамовича, вот на Кипре распахнулись кошельки наших олигархов, естественно без их согласия. Сотни, тысячи примеров. Исключений нет. И всё чинно, всё по закону. Но почему-то по этому закону больший ущерб несёт иностранный капитал, в первую очередь страдают перебежчики, а не представители национальных элит. Они находятся под защитой своего государства.

Этот факт, эта историческая статистика с трудом осознается недавно зародившейся российской элитой. Она ещё не поняла, что везде, куда она убежит с нажитым или награбленным, – она будет с улыбкой на лице и со словами "Welcome!" отметелена блестящими юристами национальной элиты, принимающей с радостью богатых переселенцев. Эти заморские общественники потирают руки и с нетерпением ждут новых олигархов из России и других стран.

Наших бизнесменов история ничему не учит. У нас почему-то никак не хотят осознать, что стать бенефициаром международного разделения труда можно только с позиций своей страны, что только государство через свою элиту способно реализовать конкурентные преимущества в международной торговле. ВТО даёт преимущества тем странам, где достойная, сообразительная элита. Нет такой элиты – никакие конкурентные преимущества государства не помогут: реализовывать их некому.

Элита развитых стран, которая формировалась столетиями, это давно поняла. Она поняла, что бежать ей не с руки, так как если и убежит, то будет "на плаву" максимум одно поколение. А дети, а внуки? Если о них не думать, тогда – "Welcome!". Но если думать, то необходимо обустраивать ту территорию, на которой выбился в элиту. Необходимо обезопасить своих родных и близких созданием рабочих мест, требующих высокой квалификации, в той местности, где ты стал богатым человеком. Только в социальной среде, где люди заняты высококвалифицированным трудом, возможно создание действительно культурного, образованного общества без криминала, без наркотиков, без пьянства.

Дико, конечно, но российская элита "утекает". Видимо, она настолько виновата перед своим народом, что ей просто страшно оставаться на своей родине. Разве это элита? Скорее это – мошенники и воры. Либо недалеко мыслящие лица, которым по случаю удалось что-то урвать для себя в смутное время, и нормальной конкуренции они не выдерживают. Welcome!

Нельзя, конечно, всех стричь под одну гребёнку. В нашей стране формируется и настоящая национальная, патриотическая элита. Есть люди, которые "прорвалась" в капитаны индустрии не потому, что вовремя "сели" на трубу или что-то удачно прихватизировали, а благодаря своему интеллекту и интенсивному труду, благодаря тому, что смогли сформировать устойчивые коллективы единомышленников. Эта элита никуда убегать не собирается. Она поступает ровно наоборот.

"Понимание невозможности сохранить свой статус и богатство при переезде в другую страну, формируют у представителей элиты ощущение, что бежать им некуда, а значит, нужно думать на 3–5 поколения вперёд. Когда у человека есть такие темы для размышления и ресурсы, чтобы обдумывать их, он приходит к вполне ожидаемым выводам: «Я живу в «банановой республике», в ней есть потенциальный источник дохода в виде выращивания бананов, эти бананы надо продавать и трансформировать их в прибыль для себя, я могу их сделать источником своей доходности. Но я не хочу, чтобы у моих детей, которые не смогут из этой банановой республики уехать, сохранив свой социальный статус, были в будущем сложности, я не хочу, чтобы они жили в конфликтной среде. Да, я хочу быть богатым, но я хочу понимать, какая жизнь будет дальше и как обеспечить нормальные условия для жизни моих детей, значит, надо строить отношения с окружающей средой с определённым (умеренным) уровнем конфликтности, с определёнными перспективами развития.

Это не значит, что представители этой элиты отказываются от своих эгоистических интересов в плане получения прибыли. Но у них другой горизонт планирования: на много поколений вперёд. Поэтому помимо своих собственных эгоистических интересов они вынуждены учитывать и интересы окружающего социального пространства. Представители этой элиты начинают строить учебные центры, школы, медицинские учреждения, которые кем-то могут восприниматься как благотворительность или блажь «богатого барина», но на самом деле, такие действия являются абсолютно рациональным и целесообразным поведением.

С одной стороны, для национальной элиты население страны – своего рода «пастбище», часть социальной среды, которая выступает в качестве источника получения дохода и помогает богатеть. Но, с другой стороны, – это и часть социальной среды, в которой они живут и будут жить их потомки. Если элита собирается развивать свой бизнес, то потребуется квалифицированный персонал и надо повышать образовательный уровень населения. Если элита осела в своём регионе надолго, то надо заниматься охраной окружающей среды и развивать социалку, хотя бы для того, чтобы избежать осложнений с местным населением и загодя снижать возможную конфликтность, которая может осложнить развитие бизнеса. Именно осознание своих интересов в долгосрочном плане заставляет элиту развивать окружающий социум.

Таким образом, становится очевидно, что для того, чтобы государство эффективно развивалось, оно должно иметь достойную элиту. Элита – это те люди, которые имеют принципиально другой кругозор, другие представления о ресурсности человека и социума. Они знают, как устроен мир, это те люди, которые могут выжить в реальном мире, и не просто выжить сами, но и обеспечить выживание нескольких поколений.

Элита имеет свои особые права – право зарабатывать на слабости основной массы населения (наживаться на «лохах»), но «взамен» она имеет и совсем другую степень ответственности. Она обязана мыслить категориями нескольких поколений, иметь горизонт планирования в 100–120 лет, видеть долгосрочные цели и работать для их достижения" [6].

Все это находится на грани понимания самой элиты. Она посчитала, что по законам общественников может незаметно облапошивать других и что другие страны живут по иным законам. Так не бывает. Если это законы, то они касаются общественников по всему миру. Пока наши «капитаны» не дойдут до такого понимания устройства современного мира, мы не будем иметь настоящую национальную элиту. Без настоящей элиты никакой инвестиционный климат не прибавит ума тем, кто по своему положению должен реализовывать конкурентные преимущества России в системе международного разделения труда. Сейчас же мы пожинаем последствия того, что собственность в результате приватизации досталась не тем, кто способен к такому стратегическому мышлению. Общественное мнение в период космических бурь всё более радикализируется, все чаще возникает желание кого-нибудь «замочить»….

Наша страна крайне ограничена в манёвре. Никакой "Запад" нам не поможет, так как мы – другие, мы думаем иначе, и ценности у нас превалируют иные. Дай нам правду и мы горы свернём. Поэтому свою элиту мы должны формировать сами, не озираясь с беспокойством на мнение лиц с нетрадиционной во всех смыслах ориентацией.

Формировать национальную элиту сейчас можно только из успешных предметников. При сырьевой структуре экономики и отсутствии способностей к стратегическому мышлению общественники будут смотреть не на обустройство нашей страны, а "за бугор". "Трубной" элите не хватает ума осознать свои стратегические интересы: их дети там, деньги там, недвижимость там. То, что это неизбежно временно, эти люди не осознают. Поэтому упор должен быть сделан на тех, кто видит себя и свои семьи в своей стране на долгую перспективу. Подчеркнём, что в настоящее время в нашей стране такие люди являются носителем психотипа предметника. Это – успешные практики, а не те кто получил престижное образование, но не имеет положительного опыта руководства людьми в созидательной деятельности.

Поэтому успешные практики должны быть защищены законодательно. Должен быть принят, по сути, один критерий назначения на ключевые посты в государстве: положительный опыт самостоятельного руководства, и один принцип оценки деятельности: единоличная ответственность за принятые решения. Никакой коллективной ответственности. Советуйся с кем хочешь, но за решения отвечай сам. Такая кадровая политика приведёт к тому, что некомпетентные говоруны сами разбегутся во все стороны.

Ничего нового в этом нет. Именно к необходимости такой кадровой политики приходит государство в периоды кризисов и стихийных бедствий. Только такая кадровая политика действует в армии в годы войны. В воюющей армии никому в голову не придёт назначить командиром дивизии университетского профессора. И в голову не придет командующему назначить командиром воюющего полка своего сына, только что окончившего военное училище. Таким решением он его погубит. Это просто исключено. В боевых условиях на руководящих должностях общественники долго не задерживаются. Но такую кадровую политику могут проводить только сами предметники, так как она для них является естественной, иную они просто не воспринимают.

Слабо понимается ещё одна истина: борьба против общественников затрагивает каждого из нас и весьма существенно. Там, где правят межличностные отношения, формируемые общественниками, нет справедливости. Внутри этих отношений уверенно чувствуют себя члены «коллективов», в которые включатся друзья и родственники начальников, правителей, их любовницы, их свита. Такие «коллективы» получают самые различные привилегии и все потихоньку «жируют». А вот предметники своих родственников обычно «подставляют». Так, сыновья Сталина воевали. И один из них погиб. Сыновья командующего ВДВ Маргелова испытывали новые парашюты. Примеров масса.

Предметники поручают своему ближайшему окружению самые сложные, ответственные, а, порой, и опасные задачи. Так формировал новую элиту Пётр I. Его элита была выкована в сражениях, в процессе выполнения сложнейших поручений. Оставались только те, кто выдерживал психологическое перенапряжение постоянно быть на острие атаки и справлялся со своими обязанностями. Но то – император, который мог одарить своей милостью любого. Сейчас всё далеко не так.

В настоящее время выбор культуры, участи предметника – далеко не сладкий выбор. Сейчас предметники достаточно одиноки в своей жизни. Зачем дружить с руководителем, который тебя первого пошлёт на самый трудный участок работы? Но выбор культуры предметника – это выбор справедливости, в том числе и в отношении к ближайшим родственникам. Предметник действует в строгом соответствии со словами Иисуса Христа: «Не думайте, что Я пришёл принести мир на землю; не мир пришёл Я принести, но меч, ибо Я пришёл разделить человека с отцом его, и дочь с матерью её, и невестку со свекровью её» (От Матфея 10:34–35). Это означает, что каждый человек должен идти своим путём, а не по стопам своих родителей. Трудно нам, погружённым в мир отношений общественников, осознать, что это и является высшей справедливостью.

Человек зависим от своего ближайшего окружения, от родни, от друзей. Поэтому понимание того, что борьба с общественниками это и есть борьба с чрезмерным влиянием родственных связей, в том числе и своих, – приходит к нам с трудом. Эта необходимость вытесняется из сознания. Но установить отношения в обществе, где родственные отношения были бы подчинены отношениям справедливости, – значит "оторвать" сына от отца, дочь от матери… Готовы ли мы к этому? Эти проблемы вытесняются из сознания в отношении себя и своих родственников теми, кто призывает строить справедливое общество.

Общественники во все времена создавали общества, где государственные решения принимаются в первую очередь исходя из их интересов, из интересов их семей, родни, класса, клана или иной, но «своей», социальной группы. Поэтому только предметники, и то, если они будут до конца последовательны, со временем могут создать общество, в котором несправедливо отнестись к подчинённому будет бо́льшим грехом, чем так отнестись к своему близкому.

Это так же осознается с трудом, но в программах партий, которые хотят построить общество с культурой предметников, именно такое понимание справедливости должно проходить красной нитью. В противном случае любая партия или иная группа лиц через 72 года закономерно отдаст свою власть общественникам. До сего времени в истории исключений не было. Предметники отдавали власть общественникам, а потом распадались империи, которые казались вечными и несокрушимыми.

В общественном сознании уже накопились ожидания изменений, связанных с необходимостью ограничения власти общественников. Но вот что и как делать понимается с трудом, а порой и вообще не понимается. Попробуем подумать на эту тему.

За политическую власть борются политические партии. Партии заявляют цели и выдвигают программы действий, которые они предлагают осуществить после прихода во власть. Цель понятна – построение общества, основанного на справедливости. Однако, добиться именно этой цели можно только отстранив общественников от руководства страной. Если ориентироваться на традиционный путь, то во главе государства должны стать руководители партии. Но в современных условиях это будет означать замену одних, скажем так, – «плохих» общественников, на «хороших». И ничего полезного в смысле достижения цели такая партия обществу не принесёт. Это будет партия от лукавого, от общественников.

Нужна партия "иного типа", которая провозглашает борьбу не за свой приход к власти, а за изменения в законах, обеспечивающих "бескровный" переход власти в руки предметников. Законы в государстве формируют среду, в которой выживают те, кому она благоприятствует. Другие как бы "вымирают". Происходит своего рода "естественный отбор". И пирамида власти постепенно занимается предметниками. Пожалуй, иного эволюционного, спокойного, без бунтов, политических и экономических эксцессов способа "выковыривания" общественников из власти не существует. В противном случае надо ждать очередного "суперпассионарного" периода или полного обвала экономики для того, чтобы общественники разбежались сами.

Такой принцип организации партийной работы требует от лидеров партии особых качеств. Они должны быть бессребрениками, может быть немного фанатиками и шизоидами с чертами паранойяльности. Слова "шизоид", «паранойяльная акцентуация» несведущему человеку режет слух. Однако, это обозначает деятельный психотип, не отступающий от своей цели. Главное, чтобы цель, к которой стремится данный психотип, была достойной, чтобы те установки, которыми руководствуется человек, метапрограммы, на которые ориентировано его сознание, были нацелены в будущее. В противном случае будет очередной передел "поляны" и переход богатства от одной группы общественников к другой.

Руководство партии, выражающее национальные интересы, а не отдельных социальных, профессиональных или политических групп, не должно претендовать на руководство властными структурами. Если этот принцип в партии не реализуется, то это – партия очередных общественников, ищущих большей "справедливости" для тех, кого они представляют. В итоге всё упрётся в деньги, статус, связи и прочие атрибуты власти общественников.

Возможно ли такое? Опыт вхождения Крыма в состав Российской федерации показывает, что да, возможно. Алексей Чалый, избранный народом главой Севастополя, на волне народного обожания мог занять любой пост в руководстве региона, а потом рассчитывать на серьёзное продвижение и в высокие структуры федерального уровня. Но он сам отказался от этой карьеры, посчитав, что свою основную миссию выполнил.

Возможно и другое, например, зарплаты народных избранников и госслужащих, не сильно отличающиеся от средней по стране. Сурово? Не наберут желающих? Ещё как наберут, и как раз тех, кто хочет работать, а не тех, кто трясёт своими дипломами, связями, красноречием и прочими атрибутами принадлежности к среде общественников. Такое уже было, когда разваливался Советский Союз, и общественники хором начали бросать работу в госструктурах, присасываясь туда, где можно было безбоязненно рвать на части великую страну. На своих постах остались предметники, которые понимали, что если и они сбегут, то страна развалится. Работали, не получая месяцами ни копейки. Предметники спасли свою страну, а те, кто убежал, теперь порой ими командуют.

Но и это не всё. Необходима диктатура, но не против народа, а против коррупционеров, мздоимцев, мошенников, воров и прочих негодяев. Ошибся раз – можно даже простить, но если попался ещё раз, то это рецидив, который надо карать полной изоляцией от общества с конфискацией "нажитого непосильным трудом". Ввести каторгу для таких деятелей. На Дальнем Востоке постоянно горит тайга, так пусть рубят просеки и помогают спасать народное достояние.

Термин "предметник" – научный термин. Если его заменить на слово "труженик", что не меняет сути самого понятия, то платформа партии стане ещё более понятной. Будут ли люди голосовать за партию, которая выйдет с такой программой? Непременно будут, так как такая партия стоит за правду, которой нам всем сейчас ой как не хватает.

Пока в обществе доминируют общественники, борьбу со "злом" возглавляют силы, которые в лучшем случае являются "злом" меньшим. Если вести борьбу с общественниками традиционными способами, то её в конечном счёте возглавят сами общественники. Причём, мы этого даже не заметим. Пример у нас перед глазами. Когда-то боевая Государственная Дума со временем стала послушной и управляемой. Раньше большая часть законов формировалась в её недрах, то теперь процесс законотворчества протекает в правительстве. Не случайно. Если раньше голосовали за человека, с которого можно было и спросить, то теперь Дума состоит из личностей, прошедших по партийным спискам. Кто они такие – народ не имеет понятия, зато их хорошо знают те, кто внес достойный вклад в выборную компанию и ее организовал. Интроверты на такое просто не способны. Будут ли такие депутаты единодушно радеть за свой народ?

Эти личности предназначены для другого. И опять пример из нашей жизни. Темпы роста экономики в России падают, инфляция резво не уменьшается и, по идее, должны падать цены на электричество, газ, перевозки и т. д. Именно так протекают естественные экономические процессы. Но кто им позволит? У нас всё происходит с точностью наоборот. Цена на электроэнергию, газ, практически на все услуги естественных и не естественных монополий растут опережающими темпами. Сама по себе экономика на такое действо не способна. Такое действо надо организовать, естественно для того, чтобы обеспечить "кому-то" возможность за меньший труд получать бо́льшие деньги. Силами этих личностей и решается эта стандартная задача типичных постпострезонаторов. Не прошло повышение цены на электроэнергию по схеме социального минимума, так придумали, что необходимо построить генерирующие мощности в Крыму. Нужны инвестиции для этого. И повысят плату под другим предлогом. Только периодически возникающие волны народного возмущения иногда чуть-чуть притормаживают этот отлаженный в среде общественников процесс.

Многочисленные обследования и опросы говорят о том, что в нашей стране с каждым годом возрастает размер средней взятки, а население всё больше расслаивается по уровню доходов. Таких показателей нет даже в странах, в которых капитализм имеет столетнюю истории. Госслужба у нас при определённых условиях становится сверхприбыльным занятием. И это несмотря на "драконовские" меры по борьбе с коррупцией, которые, однако, почему-то никак не доберутся до присоединения к международным конвенциям в этой сфере или хотя бы до всем понятной конфискации.

Не имея ресурсов для отстаивания своих интересов в государственных и иных структурах, разоряется малый и средний бизнес. "Семибанкирщина" по-прежнему процветает, хотя и стала выражать свои интересы более осторожно, незаметнее. "Маленьким банкирам" начали показательно "рубить головы", ибо под видом банковских операций началось элементарное воровство. Это опасно как для элиты, так для государства. И это элита начала осознавать. Но населению и бизнесу компенсируют лишь часть потерь. А где остальные деньги? Все эти игрища имеют признаки тонко спланированных акций. На такое способны только общественники. Ограбления по закону и под прикрытием борьбы … с кем? До сих пор "маленьким банкирам" позволяли в своем большинстве вовремя "сделать ноги" (свои, как ни крути).

Продолжать этот скорбный перечень грехов власти общественников-постпострезонаторов можно долго. Каждый из нас может внести пункт из своих личных наблюдений. Но общая тенденция очевидна и так. Во всех структурах государственного управления формируются команды общественников. Есть команда гаранта нации. Но что может сделать одна команда в борьбе со многими? Отсюда следует ещё несколько принципиальных выводов, положения которых ещё не нашли своего отражения в общественном сознании:

– в нашей стране все уровни общественного устройства пронизаны сплочёнными структурами общественников;

– структуры общественников не совпадают с существующей системой управления и реформами самой системы управления устранить или существенно уменьшить влияние общественников невозможно;

– общественники преследуют цели, не совпадающие с национальными интересами страны, что является основной причиной сложного экономического положения и напряжённой социально-политической обстановки;

– любые меры, принимаемые в направлении улучшения положения в реальной экономике, не дадут ожидаемого эффекта, сколь бы они не были выверены и точны. Финансовые потоки будут пропущены через структуры общественников и ими в основном поглотятся, а до реального сектора в лучшем случае дойдут крохи и при определенных, устраивающих общественников условиях;

– основным лейтмотивом деятельности общественников является борьба за сферы влияния, на фоне которой отодвигаются в сторону интересы основной массы населения;

– структуры общественников реформировать бесполезно, так как они возникают естественно, в ходе контактов между людьми определённого психотипа. Одним из условий ограничения их власти – создание механизма, в первую очередь законодательных актов, при которых извлечение дивидендов из таких контактов станет жёстко и повсеместно наказуемым деянием;

– на создание условий, невыносимых для существования своих структур, сами общественники никогда не пойдут. Сформировать такие условия можно через чётко высказанную позицию, контроль со стороны основной массы населения.

Лучшие люди пока молчат, хотя прекрасно видят нарастание проблем. Пока они блокированы. Почему? Сейчас довольно «удачный» космический период для подъёма волны народного возмущения. На Украине ухнуло. А у нас сплочение вокруг Президента. Всё внимание было привлечено к событиям в сопредельной Украине. Остался в наших архетипах патриотизм, боль за утерянное величие, за своих бывших соотечественников. Это великие силы. Они есть в России. И без опоры на них мы не сделаем рывок в развитии. Сейчас объективно возрастающая эмоциональность людей была направлена вовне, и довольно удачно. Так происходит, когда руководство страны может быть чувствует, может быть просто знает через регулярно практикуемые опросы, но в любом случае осознаёт, что для нас наступают "критические дни".

Направить эмоции вовне – стандартный способ самосохранения власти. Так поступает человек, чтобы сохранить свою психику, точно так же поступают и государство, чтобы сохранить свои существующие институты. Именно этим и занимаются американцы, направляя внимание своего населения на проблемы за границей, которые активно сами же и создают. Ничего нет нового под Луной. Но нельзя эмоции постоянно направлять вовне. Нужен порыв и внутри страны.

Повышенная эмоциональность людей вовсе не обязательна для изменения общественных отношений. "Бить" общественников надо начинать как раз в спокойный "космический период", когда в сознании людей доминируют не эмоции, а рациональная логика, когда люди в своей массе умнеют, прозревают и начинают осознавать, что их обманывают на каждом углу. Бунтовать не будут, а просто поддержат партию, народный фронт или какое-то общественное движение, которое ясно сформулирует то, что ищет выхода из подсознания. Только так спокойно, без суеты, а может быть и планово, можно обеспечить законный переход власти в руки предметников.

Когда у нас очередные выборы в Государственную Думу? – В сентябре 2016 года. И пройдут они как по партийным спискам, так и по одномандатным округам. Но космический период будет какой-то "никакой": ровно посередине между пассионарным и субпассионарным при ещё значительной солнечной активности. А вот следующие выборы в 2021 году падают на пассионарный период при минимуме активности Солнца. В такие периоды наша страна делала рывки в развитии. Будем ждать помощи Космоса?

Самое неприятное это ждать и догонять. О. Бальзак как-то сказал, что "Всё приходит в своё время для тех, кто умеет ждать". Придёт и время предметников, но надо "рыхлить почву" и всеми доступными путями добиваться перевода невнятных ощущений по поводу власти общественников в осознание того вреда, который всем нам эта власть приносит. Имеется и определённая "инфраструктура", на которую уже сейчас можно опереться в этой работе.

Если взять маленькие партии (на начало 2014 года в России существовало более 70 партий, в основном малочисленных), то нельзя не отметить, что махровым общественникам они малоинтересны. Если и есть в маленьких партиях общественники, то это чаще эмпатичные общественники, без которых не обходится ни один устойчивый коллектив. Много в таких партиях и людей с психотипом предметника, которые хотят биться за результат, осознаваемый на основе анализа реальности.

Нельзя обойти вниманием и Интернет, большая часть сайтов которого организованы по предметному принципу. Вокруг этих сайтов группируются люди, которым интересно именно то, что происходит в той области, в которой они являются специалистами. Будь человек по своему психотипу трижды общественником, на профессионально ориентированном сайте он проявляет себя и как предметник. Определенные возможности для стратификации предметников предоставляют социальные сети. Здесь уже можно размежеваться и по политическим взглядам, то есть самому определиться за "красных" ты или за "белых".

Как ни странно, но и жёсткая вертикаль власти вносит свои коррективы в стремление общественников группироваться по горизонтали. Любая вертикаль предполагает ответственность за конечный результат, к которому стремится нормальный предметник. А потому приходится работать на результат и изменять свой психотип.

Хотя и здесь не всё в порядке, так как эта вертикаль колеблется между усилиями высшей власти во главе с Президентом и мягкой силой личного интереса людей, которые её размывают в свою пользу. И, похоже, обозначился крен в сторону горизонтальных движений общественников. Поэтому протестность часто выплёскивается на государственную власть, что в конечном итоге идёт на пользу незримым группировкам общественников. В такой ситуации высшая власть всё чаще обращается непосредственно к народу и публично наказывает тех, кто забывает о своих служебных обязанностях. Пусть это видится как некие демонстративные шаги, но они есть и число их растёт.

Если добавить и пробивающуюся к сознанию людей "нетрадиционную" науку, которая пытается осмыслить факты, выпадающие из концепций, довлеющих над общественным сознанием, станет понятно, что подвижки в правильном направлении идут и всё, в общем-то, не так уж и плохо. Есть люди, которые стремятся к истине, и их много. Есть механизмы, позволяющие им создавать хоть и неформальные, но реальные объединения. Есть подспудное желание высшей власти переломить негативные тенденции в развитии страны.

Дело за "малым". Надо осознанно стоять на своём, понимая глубинные причины происходящего.

Тем не менее, важнейшие социально-психологические и политические процессы находятся под влиянием чуждых нормальному человеку отношений, и постепенно нарастает процесс отчуждения общества от власти. Надежды больших масс населения на рынок и демократию во многом себя не оправдали. После того как рынок обобрал население в пользу наиболее бессовестных общественников, в бессознательном народа начали формироваться исконно русские потребности в справедливости. Да и общественники начали активно конкурировать между собой, так как темпы роста ВВП падают, и сокращаются возможности для незаметного разворовывания национального богатства.

Поэтому большая часть народа уже стоит за порядок и стабильность. Однако, если общественники видят стабильность в сохранении существующего порядка, позволяющего им сохранять свои "делянки", то у народа представления и порядке иные. Порядок видится в обеспечении справедливости. Сначала её надо восстановить, а уж потом обеспечивать стабильность. Но осознание того, что справедливости не было, нет и не будет без активности самого народа, без систем подавления эгоистических решений и объединений общественников – ещё не пришло. На пути такого осознания стоят мощные защитные психологические реакции. Вытесняется всё это из головы. Большая часть про себя думает, что надо навести порядок у других, тогда полегчает. К таким мыслям нас и подталкивают общественники – наводить порядок там, где их нет, где ещё нет их власти.

В России традиционно большую роль в принятии решений играли соборность и общинность, коллективные решения, открытость этих решений. Общественники, особенно представители рационально-достиженческой культуры, выжали из этого для себя максимум. Все решения в свою пользу они провели через соответствующие законы, необходимость принятия которых прикрывалась "научными" выкладками и коллективным голосованием. Этот отточенный и совершенный механизм продолжает работать и перемалывает внутри себя многие попытки наведения элементарного порядка в социальных и экономических отношениях. Это надо понять и перестать "открыв рот" внимать речам, льющимся с высоких трибун. Судить необходимо не по красивым словам и развёрнутым экспертным заключениям, а по реальным поступкам, по реальным делам и практическим достижениям. Словоблудов – к стенке… народного гнева. И не только. Словоблудие пора приравнять к государственной измене и судить авторов подобных решений и их сподвижников за тот вред, который они нанесли обществу и экономике.

Так надо, но на деле работает система, которая управляется общественниками, и несмотря на накопленный скепсис к тому, что творится в нашей стране, значительная часть молодёжи стремится стать элементом этой системы. Это понятно, там вкуснее и комфортнее, нежели на реальном производстве. Те, кто хочет быть юристами, маркетологами, изучает менеджмент, новомодные общественные науки бессознательно стремятся жить в культуре общественников. А вот те, кто стал технологами, у кого в основе его профессии лежит знание химии, математики, физики, биологии и т. д. – критичен к современной социально-экономической системе. А это чаще предметники.

Именно предметники составляют кадровый костяк, обеспечивающий развитие страны в эпоху нового технологического уклада, именно они закладывают фундамент развития её научно-технического потенциала. Но несмотря на то, что силами предметников создаётся реальный продукт, основной доход получат не они, а представители профессиональных групп общественников. Должно быть с точностью до наоборот. Иначе количество общественников будет расти, а их власть укрепляться. История однозначно свидетельствует, что этот процесс обязательно заканчивается крахом и экономик, и обществ, и государств.

Влияние общественников тотально, оно подчиняет себе даже проницательных и обладающих громадной властью людей. Их ставят незаметно в систему межличностных отношений, в ситуации, когда просто нельзя отказаться. Так, в статье С. Алексашенко «Президенту двойку по экономике» перечисляются случаи, когда близость к власти способствовала получению контрактов, дающих реальные доходы. И не малые. Если это становится системой, отлаженным путем получения прибыли при падении маржинальности у других, то основные усилия экономической элиты будут направлены на установление таких контактов. А с самыми крупными представителями бизнеса начнут налаживать отношения предприниматели с меньшими возможностями получения конкурентных преимуществ подобными не экономическими методами. И культура общества начнет движение в сторону культуры общественников со всеми вытекающими отсюда последствиями на десятилетия. Но одновременно начнет более активно формироваться контрэлита. Из тех, кому просто не хватит государственных средств, контрактов в условиях снижения эффективности экономики. Кто вынужден был закрыть свой бизнес. Замкнутый круг. Чтобы решать политические вопросы, нужна помощь со стороны крупного бизнеса. За оказанную помощь в нужном месте и в нужное время по-человечески надо правильных помощников-бизнесменов отблагодарить. Эта благодарность видна окружающим. В первую очередь общественникам. Они начинают стремиться попасть в систему получения таких преференций, или хотя бы в подсистему, быть нужными для тех, кто благодатные контракты получил. Если у них это не выходит (а у всех получиться это не может в принципе), то при падении эффективности собственного бизнеса, начинает расти недовольство. Под это недовольство начинают работать другие недовольные в условиях снижения дохода, внимания со стороны власти – оппозиционная пресса, отдельные ученые (а им есть на что обижаться после реформы РАН), бывшие во власти лица… При падении экономики недовольных будет становится все больше и больше. И даже при высоком рейтинге Президента, при его уме и реальной власти усилия недовольных, но главное – реалии жизни при власти общественников – начнут разрушать монолитное признание его личности в настоящее время. Признание заслуженное. За международные успехи, за ум, за заключенные контракты с Китаем, за усилия по объединению русского Мира и за многое еще чего… В мае 2014 года оно достигло максимума. Следует иметь в виду, что недовольные ранее с особой интенсивностью заработают при малейших ошибках власти. Им захочется взять реванш за те их высказывания, выступления, протесты, которые были отклонены большинством нашего народа. Для таких людей, а это особый психотип, за счастье сказать окружающим: вот видите, я же вам говорил… А кто откажется от счастья? И если реальная власть в экономике будет у общественников, то начнет постепенно скапливаться протестность, недовольство у контрэлиты, а затем и у народа. Пока эти моменты, чувства неосознаваемые. Пока импульсы недовольства в бессознательном подавляются рассуждениями каждого из нас о сделанных правильных шагах выбранной нами власти. Но одновременно в бессознательном начали копиться и иные чувства. При определенных условиях они должны стать интенсивнее, а затем и прорваться наружу. А соответствующие гравитационно-магнитные изменения Космоса в свое время просто освободят эти импульсы бессознательного. И будут способствовать осознанию уже принципиально новой политической, экономической ситуации в стране. И только. Все в нас, в людях. И пока все в руках общественников. И даже самый способный предметник один, и даже с командой единомышленников, не способен им противостоять. Перевоспитают, изменят, принудят… При господстве культуры общественников даже самые мудрые политики попадают под их влияние. И общую тенденцию развития страны не переломить, если не создать систему воспроизводства и опоры на предметников. Нужна новая система власти.

Это – проблема, решить которую опираясь на традиционные организационные формы управления людьми, невозможно, что также пока не осознаётся. Эти организационные формы возникли под влиянием общественников и в их интересах. Там, где выдвигаются лидеры или группа лиц для руководства другими, – в конечном счёте побеждают общественники, причём используя демократические механизмы, которые позволяют затуманить сознание большинства народа и навязать нужные общественникам решения. Диктатура, конечно, может помочь задавить незримую власть общественников, но, как опять свидетельствует история, – не надолго.

Необходимо иное. Необходима управленческая иерархия, строго ориентированная на реальные потребности жизни, экономики, решение проблем безопасности, в которой каждый элемент требует конкретных знаний и является компетентным в принятии решений по тем процессам, которыми управляет. Управляют люди, и они несут полную персональную ответственность за принимаемые решения и результаты. В такой иерархии сложно выстраивать отношения, не относящиеся к порядку выполнения стоящих задач. Общественникам будет крайне тяжело, а если говорить откровенно, то и опасно, заниматься своими манипуляциями в такой среде.

Люди вынужденно начнут изменять свой психотип, появится тяга к точным наукам, в цене возрастёт знание реальности. Мало того, что предметников станет много, только они и будут "задерживаться" на руководящих должностях. Потом возникнет и конкуренция между предметником, но побеждать в ней будут не самые хитрые, "обложившиеся" связями, как сейчас, а самые знающие, самые талантливые, самые умные, самые работящие. Общество от такой конкуренции будет только выигрывать.

Имеются теоретические разработки путей перехода от изжившей себя управляемой демократии, построенной на так называемых либеральных ценностях, создающих питательную среду общественникам, к аксиократии – власти достойных, в которой доминируют созидательные ценности, требующие не изворотливости, а личных практических знаний и умений [9]. Помочь в формировании такой власти помогут уже существующие, например, внутри Интернета, профессиональные объединения специалистов.

Сейчас внутри Интернета происходит формирование, по сути, ещё одной иерархии, в которой стратификация идёт по глубине понимания реальных проблем. Эта иерархия имеет своих лидеров, которых члены реально существующих неформальных объединений могут предлагать, рекомендовать, выдвигать на любой уровень управления, поддерживать их своими голосами на выборах. Это должны быть профессионалы, имеющие глубокие знания и положительный опыт работы в своей предметной деятельности.

Выборных должностей в профессиональной сфере должно быть просто больше. Сейчас мы выбираем тайным голосованием председателей учёных советов и ректоров вузов, а можно, например, и главных врачей районных поликлиник, руководителей собесов, начальников РУВД, а не только участковых, как уже предлагается. Эти выбранные народом руководители потом начнут продвигаться по служебной лестнице. Но для того, чтобы такой проект работал, нужна широкая, а лучше сказать – тотальная, гласность и прозрачность движения бюджетных средств. И до выборов допускаются только лучшие по практическим результатам специалисты. Больше раскрыл преступлений, лично принял такое-то количество больных и др. И эти практические результаты должны фиксироваться по показателям, которые нельзя изменить, скорректировать, выдумать никакой комиссии.

Эти процессы потихоньку пробивают себе дорогу, в том числе и усилиями некоторых депутатов Государственной Думы. Там, конечно, сидят не только мохнатые общественники. Много просто честных и знающих людей. Их и надо поддерживать, тем более, что уже очередные выборы пройдут не только по партийным спискам, но и по одномандатным округам, где возможностей для всякого рода волюнтаризма существенно меньше.

Какой можно сделать вывод. В народе зреет понимание необходимости проведения коренных изменений тех общественных отношений, которые сложились в нашей стране. Но этот тренд ещё не до конца вышел из подсознания основных масс населения. Нет пока понимания, что бороться надо со всей системой общественников, а не с отдельными выбросами в их поведении, переходящими грани разумного. Этот момент пока также вытесняется из сознания – уж больно сложна проблема.

Поэтому именно борьбу с общественниками целесообразно трансформировать в национальную идею. Типа – создаем «социальный строй тружеников». Есть и предложения таких решений в масштабе государства и даже отдельных предприятий для обеспечения передачи власти от общественников к предметникам [3]. Энергия в народе есть.

Система управления территориями и большими массами людей – некая иерархия. Любая власть – это иерархия компетентности принятия решений. Важен принцип, на основании которого принимаются и реализуются решения. Сейчас всем правят обычно деньги. Уже практически не осталось ни одной сферы общественной жизни, где нет "презумпции" извлечения прибыли.

Поэтому необходима смена самой парадигмы власти. Власть и вся иерархия управления должна быть переориентирована на интересы жизни. Это слабо, но уже осознаётся и самой властью. «Подтолкнуть» этот наметившийся тренд могут только народные массы, и лучше не через эмоциональное возмущение, которое местами позволяет чего-то добиться. Лучше это сделать через смену парадигмы власти, к чему мы вплотную подошли, особенно с началом более активной работы Народного фронта. Это один из механизмов обеспечения коллективного движения к истине, справедливости и порядка в стране. Это должно способствовать формированию новой элиты, достойной своего народа и своей великой страны. И сможет со временем обеспечить свой вклад в бескризисное развитие общества.