Глава 3

Психофизиологические и социально-психологические последствия влияния космических гравитационно-магнитных сил на людей


...

3.3. Социально-психологические аспекты влияния гравитационно-магнитных сил Космоса на экономические циклы

Взаимоотношения общественников и предметников имеют долгую историю. Первое общественное разделение труда было связано с выделением лиц, которые занимались управлением другими, что поначалу естественно вплеталось в совместный труд. Во главе племени поначалу стоял самый сильный и ловкий, способный лучше других обеспечить еду и защиту. Но любая власть развращает и лидеры никогда не бывают безупречными с точки зрения норм поведения. С ростом производительности труда росли возможности вождей оставлять себе добычу и произведённый продукт. Появлялось материальное неравенство, зрели конфликты, что объективно вело к возрастанию роли и значимости тех, кто был способен «работать» в системе межличностных отношений. Постепенно те, кому это удавалось лучше других, становились рядом с вождями, а потом вытесняли и их.

Это принципиальный фактор эволюции наших предков. Робин Данбар выявил зависимость между величиной коры больших полушарий у обезьян и средним размером группы, в которой они находились. Она близка к линейной [10]. Для победы над сородичами в процессе общения нужен был интеллект социального превосходства. И началась эволюционная гонка. В этой гонке появилась ниша – скромное выполнение своих обязанностей без притязаний на лидерство. Но для того, чтобы спокойно существовать в этой нише, надо было быть хорошим рыбаком, охотником, ремесленником, собирателем и т. п. Тогда эта ниша не дает осечек и сбоев, так как нет необходимости бороться за "место под Солнцем". С лидерами всё обстоит по другому. Лидеры всегда между собой борются и периодически пожирают друг друга. Так и сосуществуют две ветви эволюции человека.

С появлением и развитием языка роль и значимость лиц, умеющих правильно сказать, подбодрить, а если нужно, то и запугать, – стала возрастать. Для занятия верхних этажей человеческой, племенной иерархии надо было научиться приукрашивать сделанное, выпячивать свою значимость и необходимость для других. Это – мягко говоря. Иначе не удовлетворишь свою потребность в доминантности, которая развита практически у всех самцов. Нельзя быть первым одновременно на охоте, в драке, в ловле рыбы, в воспитании детей…. На деле нельзя, а на словах можно. Владение словом давало неоспоримые преимущества перед теми, кто таким даром не обладал, что привлекало и самок. Поэтому по наследству стал передаваться тип человека, способного говорить красиво и внятно для окружающих. Это общественники. Уже тогда их популяция росла.

Но настоящий рай для общественников наступил с ростом общественного разделения труда и появлением необходимости налаживать экономические связи не только между племенами, но и народами. Выживал и преуспевал тот, кто мог по выражению лица понять, что именно ожидают от него контрагенты, что можно сказать, а что нет. Где надо промолчать, а где надо предложить в долг. Где нельзя предлагать в долг, а надо просто дать… Кто этого делать не умел, тот свои гены потомкам просто не передал.

Со временем между группами лиц, которые умели устанавливать контакты, а это типичные общественники, стали устанавливаться межклановые, межгосударственные, а потом и трансконтинентальные связи. Используя эти связи в интересах торговли, общественники всегда получали преимущества над простыми тружениками. Торговля давала значительно больший навар, чем производство горшков и даже стального оружия, и в эту когорту попадали самые способные. Неспособные так же не передавали свои гены потомству.

Расцвет общественников связан с ростом общественного разделения труда и появлением банков. Основной вопрос: кому дать деньги и как получить их обратно, кому вообще нельзя давать деньги, а кому надо дать и не спрашивать о том, когда он их отдаст. Это искусство. Те, кто владел этим искусством устанавливали связи с себе подобными. Следует признать, что отношения между группами людей рождают коллективный интеллект, который мощнее индивидуального [20]. Превосходство в коллективном интеллекте плюс связи дают невиданный ранее на путях эволюции эффект. Такие сплочённые группы людей имеют стратегические преимущества над другими. Они стали договариваться какую ставку межбанковских кредитов установить, какой должна быть цена золота, какому королю дать денег, а какому не давать никогда и т. д.

У общественников такого типа и уровня даже гены стали не те, что ранее [20]. Они стали отличаться от предметников и на психофизиологическом

уровне. Если измерить ЭЭГ, то у общественников она окажется с большей частотой, что находится в полном соответствии с выводами палеонтологов. Общественники имеют психофизиологические преимущества над другими в способности более тонко чувствовать и излагать свои мысли, в умении подстроиться под большее число людей. Они владеют искусством понимания других людей.

На что надо обратить внимание. В среднем частоты и амплитуды ЭЭГ общественников и предметников отличаются не более, чем на 10 %. Такую разницу наше сознание не воспринимает [17]. Поэтому мы не осознаём, что общественник всегда имеет фору в понимании перед предметником. Для этого у общественников есть необходимые психофизиологические предпосылки. На такие "мелочи" мы не обращаем внимания при анализе исторических процессов, хотя именно "малозаметное" влияние общественников на эти процессы является скрытым фактором, который во многом определяет их направленность и исход.

Только крупным писателям, знатокам человеческих душ, наблюдавшим нравы народов, удавалось тонко расписать филигранные системы межличностных отношений, которые способны выстроить общественники. Причём такие системы по своей сути никогда не являются высоконравственными, так как всегда ориентированы на нечестное перераспределение общественного богатства, организуемое в тайне от других и основанное на обмане или насилии.

Поэтому появление когорты общественников, особенно на ведущих позициях в элите, и повышение их значения в обществе сопровождается общим падением нравственности. Кроме этого, люди начинают стремиться к иррациональным ценностям, на производство которых тратится уйма сил. Заработок начинают искать где угодно, но только не в общественно полезной деятельности, что также подрывает экономику и снижает темпы её поступательного развития.

Количество предметников сокращается. Появляется много людей, у которых нет своей ниши, позволяющей спокойно работать и обеспечивать себя и свои семьи. Падает рождаемость. Нервы напряжены. Стресс. И тут – магнитная буря или резкое изменение притяжения. Всё. Теряется человек даже с хорошей генетикой. Мир изменился, стал более динамичным. Срывы начали носить коллективный характер, люди стали чаще ошибаться в оценке своих перспектив.

Конечно, под этими ошибками стоит постепенное нарушение экономических пропорций, соотношения средств в обращении и величины ВВП и т. д. Но это, в каком-то смысле, "естественные" факторы, так как невозможно учесть все реально происходящие в экономике процессы. Дело в другом. Огромный акцент делается не на реалии в экономике, а на психологический механизм извлечения прибыли.

Например, вместо того, чтобы напрягаться и анализировать рынок, условия поставок и т. д., можно за игрой в бридж "походя" поинтересоваться мнением своих коллег о том, что будет с рынком через неделю, две, месяц… Те, в свою очередь, поговорят ещё с кем-то. В итоге формируется некое единое мнение, которое может быть в стороне от реальности. Но оно – единое и все уже заинтересованы, чтобы оно таким и осталось. Этому мнению начинают следовать и разного рода "рейтинговые агентства", так как без риска для себя не могут выдать прогноз, вразрез с позицией большинства. Если дать иной прогноз, но тот окажется ошибочным, то этого не забудут, напомнят в самый неподходящий момент и можно потерять всё, что имеешь.

Когда идёшь в одном строю со всеми, а потом оказывается, что шли не туда, куда надо, то всех не накажешь. Нет, лучше быть как все, со своими нюансами. Так и становится общественное мнение единым. У всех в голове сидит одна мысль, все собой довольны и не подлежат наказанию общественным осуждением в случае неудачи, так как неудача уже становится общей, а не личной.

В процессе общения между заинтересованными группами людей, между специалистами возникают резонансы, формируется некая единая полевая структура. Любой человек, высказывающий иное, пусть трижды правильное мнение, идёт не против каких-то конкретных людей, он начинает бороться с этой структурой и натыкается на стену непонимания. Становится изгоем, которого в лучшем случае высмеют, но могут от него и избавиться, исключив из системы межличностных отношений. Когда в общественном мнении сформировался определённый тренд – психологически опасно занимать иную позицию. А для общественников просто смертельно. Люди это чувствуют и пойти "с открытым забралом" способен далеко не каждый. Эти эффекты возникают и среди государств.

Причём такое ошибочное, но единое отношение к реалиям можно формировать и целенаправленно. Чем дальше люди уйдут в сторону от реальности, тем больше в них накопится неравновесия. Реальность всё равно возьмёт своё и заставит всех с собой уравновеситься. А это означает, что в какой-то момент начнётся движение к равновесию, и те, кто всё это задумал, получают возможность использовать это движение в своих интересах. "Удобным" "спусковым крючком" для начала этого движения являются определённые космические факторы. Как, например, на Украине в 2014 году, события в которой развивались при выходе Марса (бог войны!), а затем и Земли на линию Юпитер – Сатурн. Но ничего бы там не произошло (ведь в большинстве других странах такого всплеска протестности просто не было), если бы загодя в украинском обществе не формировались соответствующие социальные, социально-психологические явления, не гробилась экономика и пр. Украина стала «слабым звеном» для космических испытаний.

Все люди разные, у каждого свои интересы по жизни. Но если человек предметник, то он работает в своей, освоенной нише, в рамках которой он понимает то, что делает, и всем приносит пользу. Предметник тоже борется "за место под Солнцем", но борется через приобретение новых знаний, через свой собственный интенсивный общественно полезный труд. Общественник тоже учится, и тоже работает. Общественники необходимы для того, чтобы между разными людьми, разными группами людей, разными коллективами, общностями поддерживались гармоничные отношения.

Но как велик соблазн использовать свои умения, своё "невидимое" для предметников преимущество в более высокой частоте работы головного мозга для аккуратного и "незаметного" получения навара себе любимому. Слаб человек, ломается. Начинает наживаться, по сути, через обман, чем нарушает всем известные заповеди. Но когда поддаёшься таким стремлениям и всё у тебя "складывается", то остановиться человек уже не может. Он начинает сознательно вводить окружающих в заблуждение для того, чтобы использовать движение людей в своих интересах. Сейчас мы это наблюдаем и в масштабных спекуляциях на фондовых рынках, и в манипулировании общественным сознанием, достигшим таких масштабов, что Геббельс отдыхает. Даже в международных отношениях начали откровенно использовать двойные стандарты, и это полагается нормальным.

Приёмы у общественников в своей сути не изменились. Изменились масштабы, так как появились технологические средства, позволяющие дурить людей глобально и одновременно по нескольким направлениям. Главное, чтобы все шли единым строем и по команде совершали необходимые повороты, а общественники на этих поворотах наживались: кто деньгами, кто властью, кто вкладом в науку, кто именем в истории. Добившись такого единства, общественники получают возможность действовать безнаказанно, поплёвывая на народное осуждение и игнорируя веления Космоса. Единственное, что их способно напугать – возможность выпасть из обоймы себе подобных.

Однако, отключение коры головного мозга общественниками ради достижения единства, то есть одной частоты работы нейронов подкорки, ведёт к формированию единого эгрегора, который не имеет поддержки Космоса. Этот эгрегор постоянно выпадает из гармонии с действием космических сил. В нем постоянно существует неравновесие с теми полевыми структурами, изменение которых и определяет все процессы, происходящие в космосе, на Солнце, в Солнечной системе и на Земле.

Большого ума не требуется, чтобы понять, кто́ в итоге возьмёт верх. Эгрегор этот рано или поздно рухнет под тяжестью собственных неравновесий. Вопрос только в том, что́ после этого крушения останется, кто и что уцелеет и где в итоге окажется наша цивилизация.

Естественное единство возможно, оправдано и возникает в пассионарные космические периоды. В субпассионарные периоды необходимо разнообразие, высокая вариативность действий людей и объединение в различные группы. Такие объединения можно сравнить с матрёшкой, содержащей в себе различные варианты и размеров, и окраски, то есть различные возможные варианты объединения людей. В зависимости от космической ситуации мы можем изымать соответствующую "матрёшку". Надо чтобы они были и находились в резонансе с определёнными космическими ситуациями. Под каждую типичную ситуацию – свою матрешку. Это обеспечит стратегическое преимущество в развитии. Одни организации и даже страны могут развиваться с космической подмогой, но определенной группе людей – резонаторам. А другие могут насаждать такие формы организации, которые просто не получат поддержку со стороны Мироздания. И усилия будут бесплодны.

Когда люди объективно стремятся к объединению, то все "матрёшки" действуют вместе. Когда так же объективно люди расходятся, то каждый человек может сохранить себя в определённой "матрёшке", как неком созвучном его мыслям, стремлениям, психотипу духовном объединении. Важно, что в любом случае обеспечивается социальная целостность и возможность поступательного эволюционного развития, свободного от кризисов и катаклизмов. Так организованные государства, нации, религиозные конфессии и пр. обладают явными преимуществами. Они могут и должны служить объектом для подражания.

Данные рассуждения можно отвергнуть как концептуальные, если жить сегодняшним днём и мыслить небольшими временными категориями. Но если рассуждать хотя бы в масштабах десятилетий, не говоря о столетиях и бо́льших по времени периодах, то явной становится цикличность всех происходящих вокруг нас процессов, позволяющих нам в определённое время быть пассионариями, а потом лишающих нас этой возможности.

Так, очевидно, что в настоящее время большие пассионарные возможности имеют народы Востока, активно продвигается по всему миру ислам. С этим пытаются бороться, но перспектив у любого противостояния с Космосом мало. Лучше попробовать понять, цикл каких изменений является движителем этого глобального процесса. Понять и попытаться подстроиться для того, чтобы сосуществовать, а не конфликтовать. Можно, конечно, "лечь бревном", но его просто перешагнут и пойдут дальше.

Здесь мы не анализируем взаимодействие наций и религий. Наша задача скромнее. Мы проводим параллели между определёнными космическими резонансами и экономическими кризисами, для чего у нас имеется прочный фактический материал. В период субпассионарности, который возникает каждые двадцать лет и в среднем продолжает два-три года вокруг точки противостояния Юпитера и Сатурна, люди в своей массе теряют единство взглядов, помыслов и решений. Людей обуревают эмоции, интенсивность которых зависит от величины солнечной активности, но пик обычно совпадает с моментом пересечения Землёй линии Юпитер-Сатурн. Наиболее драматические события происходят как раз в это время.

Найти критерии и показатели для описания этих процессов среди тех, которые использует экономическая наука, практически невозможно. Все эти показатели давно служат интересам общественников, а их основное оружие – магия оторванных от реальности цифр, внушение, гипноз и психологическое давление. Все вместе против предметников, пусть невпопад, но едино. Но всё же на некоторые показатели ориентироваться можно. Эти показатели должны отражать собственно изменение тех величин, которыми мы что-то в экономике измеряем, то есть ускорение, с которыми они изменяются, а говоря экономическим языком – темпы. Темпы изменения безработицы, темпы изменения цены на нефть и т. п. Даже темпы изменения ВВП информативны, несмотря на то, что сами показатели ВВП намеренно извращаются, постоянно меняется методика его подсчёта.

Именно эти показатели "дёргаются" на пике субпассионарности, а это является одним из доказательств, что кризисы на Земле связаны с именно с этими периодами. Обусловлено это тем, что мы теряем единство. Это касается всех государств, социальных групп, элиты, экономически активного населения и отдельных людей. Мы теряем те преимущества, которые заложены в общественном разделении труда, снижаем активность предметной деятельности. Значительную часть своей энергии мы переводим на поиск компромиссов, на улаживание разваливающейся системы экономических, социальных, социально-психологических отношений.