Приложения


...

Приложение 2

Психические травмы подростков (в воспоминаниях взрослых)

* * *

Сейчас вспомнилось то, что, когда мне было лет 13–14 в нашем доме часто бывали гости – дети знакомых моих родителей. До этого мне родители, вернее мама, постоянно мне говорила: «Вот сейчас придет такая хорошая девочка, умная, красивая, добрая, а ты…» Мне постоянно становилось так обидно, потому что я себя не считала хуже. Так продолжалось долго, так что теперь, когда при мне начинают кого–либо хвалить, мне становится очень обидно и меня прямо «трясет», особенно если меня при этом не хвалят. И теперь я не люблю, когда к нам приходят в гости дети моих сотрудников, хотя, когда приходят гости, мне очень приятно.

* * *

У меня есть старшая сестра. Разница 3 года. В 16 лет она начала курить. Мама нашла у нее сигареты, но упорно молчала, прикрывая Настю перед папой, т. к. он очень строго к этому относится. Как–то раз сестра покурила в туалете, и папа почувствовал запах табака. Нам с сестрой он ничего не сказал, а маму стал убеждать, что курю я. Мама не могла заложить Настю, но и меня защитить получается не могла. Мне было крайне обидно, т. к. я тоже не могла сказать правду, а сестра не хотела злить отца и испытывать его гнев на себе. И только через 5 лет папа узнал правду. Он был очень ошарашен, т. к. говорил маме, что Настя не может курить, а вот я со своим характером – запросто. Он раскаялся в том, что обвинял меня (это было заметно), но не извинился.

* * *

Обзывания являются наиболее частой причиной обид и драк. Очень часто обидные прозвища приклеиваются из–за особенностей внешности человека. Мне кажется, что каждый человек в детстве побывал в такой ситуации. Когда я училась в начальных классах, это случилось и со мной. Я пошла в 1–й класс и не по годам была высокая. Мои одноклассники были намного меньше меня. Я была худенькая, фигуристая, но высокая.

Мои одноклассники, особенно мальчики, называли меня «длинная». Это слово запало мне в душу, травмировало меня. Я чувствовала себя неполноценной, потеряла уверенность в себе. Я очень растраивалась по этому поводу. Родителям я, конечно, об этом рассказала и они помогли правильно отнестись мне к своему недостатку.

Но очень жалко, что моя первая учительница никак не реагировала на дразнилки.

Иногда я никак не реагировала, не обращала внимание. Но это делать довольно сложно. В 5–м классе я стала заниматься в спортивных секциях: волейбол, баскетбол. И к 10–му классу мои одноклассники догнали меня по росту.

Но конечно «комплекс» у меня остался. Хотя в настоящее время быть высокой и стройной очень модно.

* * *

Шестнадцать лет тому назад, когда я училась на III курсе педагогического училища, во время зимних каникул я приехала к родителям в деревню. 19 февраля у меня произошел приступ аппендицита, но это выяснилось только 2 марта. Вечером у меня сильно заболел живот и открылась рвота. Я терпела до утра, т. к. дорогу до центра занесло. Утром меня в течение 2,5 часов везли на тракторе (расстояние от центра до моей деревни всего 25 км). Самое ужасное началось в больнице: в приемном покое меня направили в инф. отделение с диагнозом «отравление». При приеме мед. сестра с ехидством сказала: «Поди беременность внематочная». Но это были только цветочки (для 17–летней девушки). (Мне было ужасно обидно, т. к. я никогда не вела себя подобным образом. Все время я старалась доказать, что я не хуже других. В школе я училась на «5» и редко получала «4», но родители говорили, что другие учатся не хуже и никогда меня не хвалили мне всегда приходилось доказывать, что я не хуже других, но родители говорили вот у тех то–то. Я достигла больше чем мои одноклассники, но я постоянно чувствую себя виноватой, только не могу понять в чем.) Продолжаю описание ситуации. После инф. отделения меня перевели в гинекологию, т. к. фельдшер, посадив меня на кресло, сказала: «С кем ты переспала? Ты беременна». А мне не в чем было признаваться. Ночью у меня был очередной приступ и аппендицит прорвался, я просила, чтобы мне сделали какой–нибудь укол, но медсестры с пренебрежением смотрели на меня. Утром фельдшер, т. к. не было врача, пригласила в кабинет и сказала, что у меня беременность 7 недель. После этой новости я никак не могла понять как может быть такое. Потом ко мне приходили по очереди несколько врачей и просили, чтобы я призналась что у меня был сексуальный контакт, а вечером меня к себе пригласил венеролог и сказал, что я болею двумя венерическими болезнями и я обязательно должна назвать имя этого парня. Мне казалось, что я схожу с ума, потому что нечего было рассказывать и некого называть. Маме я этого рассказать не могла. Ей врачи говорили, что у меня воспалительный процесс. Через 7 дней, по настоянию сестры (ей я тоже не могла рассказать об этом), меня отправили в город. Там выяснилось сразу же, что я не вступала в половую связь и что у меня прорвался аппендицит и началась гангрена. Несколько дней я лежала в реанимации. Врач сказала сестре, что очень маленькая надежда в том, что я выживу. Сестра в течение 10 дней не отходила от меня. Родители приезжали, как теперь я понимаю, проститься со мной. Но по счастливой случайности я выжила. Когда я приехала с больницы весь район знал обо мне. Ходили самые разнообразные сплетни, что я была беременна и мне сделали аборт и лечили от венерических болезней. Конечно же я после операции рассказала обо всем сестре. Я не знала как мне дальше жить. В 17 лет, когда кажется, что впереди самое хорошее, пережить такое разочарование. Неуверенность в себе у меня и сейчас. Когда начинаю объективно (с моей точки зрения) анализировать, выясняется, что я не хуже других, в некоторых вещах разбираюсь даже лучше, чем другие. Думаю, что в следующий раз поступлю по–другому. Но в следующий раз происходит то же самое. Я не могу за себя постоять, хотя по истечении времени, оказывается, что я была права. Я замужем, у меня есть сын (9 лет), работаю учителем начальных классов в самой престижной школе нашего города. Мои выпускники практически каждый день приходят ко мне (они учатся в 11–м классе и 8–м классе), но если кто–то приходит ко мне на урок я имею в виду администрацию, у меня становятся ватными ноги и я перестаю слышать себя, хотя я прекрасно подготовлена к уроку, в порядке вся документация. Если у вас будет время, вы мне дадите совет.