7. Психоделический опыт, вызванный новейшей гипнотической техникой - взаимным гипнозом.

Чарльз Тарт

Одним из самых занимательных аспектов гипноза остается его способность вызывать у наиболее внушаемых испытуемых весьма необычные субъективные переживания. За прошедшее десятилетие этот феномен ни разу не становился объектом научного внимания: исследования, касающиеся гипноза, акцентировались на объективных измерениях внушаемости (Shor & Orne, 1962; Weitzenhoffer & Hilgard, 1959,1962, 1963), природе гипнотической внушаемости (Hilgard & Tart, 1966) и психологической подоплеки реагирования на гипнотическое внушение (Hilgard, 1965). Исследуя отчеты о некоторых хорошо известных гипнотических явлениях, как правило, называемых феноменами глубокого транса, я был поражен их сходством с многими переживаниями, о которых сегодня сообщается в связи с использованием психоделических наркотиков. Это сходство означает, что сочетание гипнотических техник с психоделическими препаратами может быть весьма плодотворным.

В последние годы было опубликовано несколько статей, посвященных гипнотическому опыту, сходному с психоделическими переживаниями (Aaronson, 1964, 1965а, 1965b, 1965c, 1966b; Erikson, 1966, Fogel & Hotter, 1962b, 1963), и использованию гипноза для контроля или управления психоделическими переживаниями, вызываемыми наркотиками (Fogel & Hoffer, 1962a; Levine & Ludwig, 1965, 1966; Levine, Ludwig & Lyle, 1963; Levine & Ludwig, 1965c). Некоторые дополнительные косвенные свидетельства в пользу того, что гипноз может предложить новую технику для руководства психоделическими переживаниями, представлены и в работе Сьёберга и Холлистера (Sjoberg & Hollister, 1965), которые обнаружили, что внушаемость значительно повышается в сочетании с приемом ЛСД-25 или мескалина.

Цель настоящей статьи - представить примеры психоделического опыта, вызываемого при помощи новейшей гипнотической техники - "взаимного гипноза", как дополнительные свидетельства возможной взаимосвязи между явлениями глубокого гипноза и наркотически вызываемыми психоделическими переживаниями с надеждой, что эти взаимосвязи будут удостоены дальнейших исследований и привлекут большее внимание к глубоким гипнотическим и психоделическим переживаниям.

В 1962 году я заинтересовался следующей проблемой: является ли глубина гипнотического состояния, достигаемого субъектом, относительно постоянной величиной, или его можно значительно углубить применением более эффективных гипнотических техник? Опубликованные с тех пор данные показывают, что испытуемые имеют фиксированный уровень реакций на гипнотическое внушение, который с последующими тренировками, в общем-то, не изменяется (As, Hilgard & Weitzenhoffer, 1963; Cooper, Banford, Schubot & Tart, 1967; Shor, Orne & O'Connel, 1966). Но в то время, когда я проводил это исследование, большинство гипнотизеров считали, что гипнотические способности любого испытуемого могут возрасти с соответствующей тренировкой. Я использовал технику, которая базировалась на идее раппорта - особых взаимоотношений, предположительно возникающих между гипнотизером и гипнотизируемым. Я рассуждал так: если при глубоком гипнотическом трансе достигается наивысший раппорт, то техника, значительно повышающая раппорт, очевидно, может углубить гипнотическое состояние. Для значительного повышения раппорта я решил прибегнуть к следующему методу, названному мной взаимным гипнозом: два испытуемых одновременно выполняют и роль гипнотизера, и роль гипнотизируемого, т. е. А гипнотизирует Б, а когда Б входит в гипнотическое состояние, он (оставаясь загипнотизированным и пребывая в раппорте с А) гипнотизирует А, после чего, когда А под воздействием Б тоже входит в транс (и остается в раппорте с Б), он углубляет гипнотическое состояние Б, который тоже, в свою очередь, углубляет гипнотическое состояние А и т.д. Обычно раппорт - это односторонняя связь: внимание субъекта сосредоточено только на гипнотизере. Эта процедура должна способствовать возникновению двусторонней взаимосвязи, когда внимание каждого участника пары сосредоточено только на другом. Я никогда прежде не слышал об экспериментальном применении подобной гипнотической техники15.


15 Два года спустя я обнаружил, что Милтон Эриксон (1964, а также глава 3 в этой книге) обращался в 1963 г. к технике взаимного гипноза, но субъекты работали в различных экспериментальных условиях и не сообщили ни о каких психоделических явлениях.


За несколько месяцев были проведены три экспериментальных сеанса с участием трех выпускников в качестве испытуемых. Ниже будет представлена некоторая информация об испытуемых, а также описание шкалы самоотчета о глубине гипнотического транса, использованной во время сеансов. Далее будут представлены и прокомментированы основные моменты всех трех гипнотических сеансов, за этим последует обсуждение техники взаимного гипноза и ее эффектов.

Испытуемые.

Двое испытуемых - Анна и Билл - принимали участие во всех трех экспериментальных сеансах. Третья испытуемая, Кэрол, случайно оказалась участницей второго сеанса, о чем мы расскажем позже. Все испытуемые являлись выпускниками-психологами в возрасте приблизительно 20 лет. Каждый уже работал в качестве гипнотизера по формам А, В и С согласно Стэнфордской шкале гипнотической внушаемости (SHSS, Weitzenhoffer & Hilgard, 1959, 1962). Описываемая процедура не требует особого мастерства в обычном смысле, подразумевающем искусного гипнотизера, поскольку здесь требовалось только дословное прочтение индукционных и суггестивных инструкций. Никто из испытуемых до этого не имел опыта такого гипноза, как этот.

Исключительность ситуации заключалась в том, что каждый участник эксперимента оказался умеренно гипнабельным. Хотя на эту тему и существует лишь несколько исследований, среди исследователей, работающих с гипнозом, бытует единое мнение, что практически все гипнотизеры сами являются плохими объектами гипноза (LeCron, 1951; Moss & Riggen, 1963; Moss, Riggen, Cayne & Bishop, 1965). Причина этого неизвестна, но объяснение обычно сводится к тому, что в действительности гипнотизер считает свою "власть" "магической" независимо от того, что он говорит испытуемому, и не собирается подчиняться чужому магическому контролю. Таким образом, нахождение испытуемых, одновременно и получивших уже опыт в качестве гипнотизеров, и оказавшихся умеренно гипнабельными, было счастливой случайностью.

Ни один из них прежде никогда не экспериментировал с психоделическими наркотиками.

Шкала самоотчета о глубине транса.

Если испытуемого просили определить уровень собственной загипнотизированности, то при некоторых обстоятельствах его оценка оказывалась весьма полезной тем, что а) она значительно коррелировала с обычным критерием глубины гипноза согласно тесту на внушаемость (Hatfield, 1961; Hilgard, Tart, 1966; LeCron, 1963; O'Connel, 1964; Tart, 1963a, 1963b, 1966c; Tart & Hilgard, 1966), б) она выявляла разницу между теми или иными качествами переживаний, сообщаемых испытуемым (Tart, 1966a, 1966b), и в) испытуемые чувствовали, что проявляют значительную проницательность. В другой работе (Tart, 1968) достаточно сказано о степени, в которой сообщаемое испытуемым чувство загипнотизированности можно использовать в качестве критерия гипнотического состояния, а не внушаемости.

В настоящем исследовании использовалась ранняя форма шкалы самоотчета. Она была апробирована в диссертационном исследовании (Tart, 1966c).

На предварительном сеансе испытуемые вводились в гипнотическое состояние, в котором им внушалось, что, когда бы их ни спросили о глубине транса, оценка их состояния на тот момент будет тотчас возникать у них в голове. Им были зачитаны следующие примеры шкальных оценок: "а) 0 - вы бодрствуете; б) 1 - 12 - вы очень расслаблены, ваша рука может подняться или вращаться (автоматически), если я внушу это; в) 20 и более - ваша рука или любая другая часть тела немеет (становится нечувствительной к боли); г) 25 и более - вы спите, оставаясь в гипнотическом состоянии; д) 30 и более - развивается амнезия, ваш разум успокаивается, и вы не обращаете практически никакого внимания ни на что, кроме моего голоса или вещей, на которые я направляю ваше внимание, при этом вы способны слышать и видеть все, что я вам внушаю; е) 40 и более - ваш разум полностью безмолвствует, и все, что я вам внушаю, достаточно реально, абсолютно реально, так же реально, как все в этом мире; ж) 50 и более - чрезвычайно глубокий транс, настолько глубокий, что ваш разум естественным образом бездействует или вы утрачиваете способность мыслить". Таким образом эта шкала была расширена до уровня транса, обычно называемого полным (Ericson, 1956) и редко встречающегося в практике. Обычно от "хорошего" гипнотического субъекта априори ожидается достижение уровня транса в 30 - 40 баллов.

Поскольку глубина гипнотического состояния может изменяться каждую минуту, испытуемых просили сообщать о его глубине достаточно часто.

Предварительные подготовительные сессии.

Предполагалось, что, если бы Анна и Билл оба стали гипнотизерами и гипнотизируемыми, не было бы способов прервать эксперимент в подходящий момент. Кроме того, так как процедура достаточно нова, у меня бы возникли неразрешимые трудности, поскольку испытуемые могли достичь полного раппорта друг с другом, но ко мне или другому третьему лицу оказались бы невосприимчивыми. Поэтому Анна и Билл, каждый по отдельности, прошли через подготовительный сеанс гипноза со мной в качестве гипнотизера с целью: а) установить раппорт со мной, б) сделать постгипнотическое внушение о том, что этот раппорт продолжится и в последующих экспериментальных сеансах. Таким образом, я обеспечивал себя возможностью вмешательства в предстоящие сеансы в любой момент и получал (теоретический) контроль над ситуацией. Кроме того, в подготовительном сеансе Билла роль гипнотизера временно передавалась Анне, и наоборот, чтобы установить между ними исходный раппорт.

Анна была загипнотизирована при помощи техники опускания руки (Erikson, 1956) и через несколько минут углубляющей процедуры сообщила о максимальной глубине транса в 35 баллов. Она позитивно отреагировала на внушение, что комната визуально исказится, когда она откроет глаза. Билл заставил ее пройти по комнате в гипнотическом состоянии и внушил, что в последующих экспериментальных сеансах она будет хорошо реагировать на его внушения. Я заставил ее увидеть пару гипнотических сновидений - одно о гипнотизировании Билла, второе на любую тему по ее усмотрению, о которой она не должна была рассказывать ни мне, ни кому-либо еще (чтобы поощрить чувство автономии). Она достигла максимальной глубины в 39 баллов, затем была дегипнотизирована. Подготовительный сеанс Билла был похожим. Он сообщил о максимальной глубине в 40 баллов и смог воспринять визуальное искажение комнаты, но, открыв глаза, не сумел вызвать галлюцинацию материального объекта.

Первая сессия взаимного гипноза.

Чтобы начать, Билл погрузил Анну в гипнотическое состояние. Он заставил ее сконцентрироваться на дыхании, закрыть глаза и в конце концов увидеть голубые пары, входящие и исходящие из ее ноздрей при дыхании, а также ощутить себя в гипнотическом состоянии падающей навзничь. Это было радикальным отклонением от стандартизированной процедуры наведения транса пo SHSS. Инструкция сконцентрироваться на дыхании и увидеть голубые пары аналогична некоторым упражнениям по концентрации в йоге. После сессии Анна описала свои переживания во время этого гипнотического внушения как падение со стула снова и снова, хотя подъема после каждого падения не ощущалось - только падение назад. По окончании 7-минутного применения этой техники Анна сообщила о достигнутой ею глубине транса, равного 27 баллам. Бил продолжал углублять состояние Анны при помощи счета и других техник, пока несколькими минутами позже она не достигла глубины транса, равного 40 баллам.

После сессии она описала свои переживания, возникшие во время этого гипнотического погружения, следующим образом: "У меня впервые появилось ощущение действительно утраченного контроля над собой. Я испытала самое необычное ощущение телесной дизинтеграпии - будто от меня отваливались громадные куски наподобие толстой коры дерева. Я тут же испугалась, почти запаниковала, затем успокоила себя, и вскоре это чувство прошло, после чего мое тело исчезло, и я почувствовала что-то вроде души или большого шара разума".

Далее Билл внушил Анне загипнотизировать его. Анна открыла глаза и попросила Билла смотреть на свой поднятый палец, гипнотизируя его с помощью техники фиксации глаз. После того как его глаза закрылись, Анна тоже закрыла свои и стала рассказывать, что она вместе с Биллом спускается в колодец и что к тому времени, когда они достигнут дна, Билл окажется в глубоком трансе. Анна сообщила, что видит на стенах колодца яркие переливающиеся кристаллы, а когда спросила Билла, видит ли он их, тот ответил утвердительно. Дно колодца было достигнуто ими спустя семь минут после начала индукции Анны, и Билл сообщил о своем гипнотическом погружении, равном 13 баллам. Я напомнил Анне, что она должна погрузить Билла в еще более глубокий транс. Она обратилась к технике опускания и подъема руки. Было интересно наблюдать, как Анна показывала необходимые движения, незначительно изменяя положение руки, демонстрируя этим достижение высокой степени эмпатии и раппорта. После этой процедуры Билл сообщил о глубине транса в 36 баллов.

Затем я попросил Анну, чтобы она позволила Биллу углубить ее гипнотическое состояние и напомнила ему отреагировать на мое внушение, когда бы я ни положил свою руку ему на плечо и ни заговорил с ним. Это было сделано для проверки моего раппорта с испытуемыми.

Сначала, приступив к дальнейшему погружению Анны в транс, Билл моргал, но через несколько минут моргание прекратилось, его взгляд зафиксировался и стал устойчивым; это был отличный "гипнотический" взгляд. Он явно стабилизировался в своей роли загипнотизированного гипнотизера. Спустя десять минут Анна сообщила о своем состоянии глубиной в 43 балла; Билл в ответ на мой вопрос сразу после этого оценил собственную глубину транса точно так же.

Теперь Анна приступила к дальнейшему трансовому погружению Билла. Спустя несколько минут оба сообщили о глубине транса в 47 баллов. Анна внушила Биллу, что он лежит на теплом песке под горячим солнцем и слушает плеск накатывающих волн. После этого я заставил Анну увидеть сон, который должен был погрузить ее в более глубокий транс, и вслух описать этот сон Биллу, чтобы его гипнотическое сотояние тоже углубилось. Анна рассказала, что видит во сне, как они вдвоем сидят в машине, находящейся в пустыне, видят дорогу перед собой и бегающих по песку маленьких ящериц, затем они пошли по безлюдному шоссе, чувствуя жару и влажность, но в целом ощущения были приятными.

Билл в ответ на вопрос Анны сказал, что ему снится тот же самый сон. Из последующего интервью стало известно, что оба теперь совсем перестали обращать внимание на свое фактическое окружение и полностью погрузились в свои галлюциногенные миры. Интересно, что в помещении лаборатории к тому времени стало очень жарко из-за раскалившейся под солнцем крыши. Пока же оба испытуемых не осознавали этой жары, но очевидно, она стимулировала без участия сознания содержание их сновидческих миров.

В этот момент Билл перестал откликаться на внешнее воздействие. Когда его попросили углубить гипнотическое состояние Анны, он молча отвернулся и не отвечал. Я поинтересовался о глубине его транса, и он оценил его после короткой паузы в 25 баллов. Затем я попросил Анну углубить его состояние. Анна несколько минут молчала, так что в конце концов я спросил, что она делает. Она ответила: "Заставляю Билла спуститься по лестнице". Поскольку было очевидно, что она "галлюцинировала" углубление транса Билла, я попросил ее делать это вслух, чтобы Билл следовал за ней, на что она немедленно ответила, что Билл с ней!16 Я попросил Анну углубить раппорт с Биллом, раз они вместе на лестнице. Наступило молчание, затянувшееся на несколько минут, затем Анна спросила Билла о глубине его транса, и он ответил, что не знает. Я положил свою руку на плечо Билла и спросил, почему он не может оценить свое состояние. Он ответил, что вопрос не вызвал в его голове никакой ответной информации. Тогда я внушил ему, что он сообщит о глубине своего транса, когда я щелкну пальцами. По моему щелчку пальцами он оценил свое состояние в 57 баллов, выйдя за границу предусмотренной шкальной оценки самого глубокого гипнотического уровня. Его поведенческая инертность и сообщаемая оценка явно свидетельствовали о том, что он вошел в состояние полного транса, намного более глубокого, чем ему приходилось достигать прежде. Поскольку Анна и Билл настолько глубоко погрузились в транс, мне стало интересно, смогут ли они выполнять какие-то действия, не нарушая своего гипнотического состояния. Поэтому я внушил им обоим (через Анну) симулировать пробуждение. По сигналу они оба открыли глаза, выпрямились, закурили, заговорив со мной и парой наблюдателей в комнате (одной из которых была Кэрол, вошедшая к тому времени в комнату) и сообщили о своем пробуждении. Я попросил их по моему щелчку пальцами оценить глубину своего транса, что должно было определить их истинное состояние. Анна сообщила о 32-балльной глубине, Билл о 48-балльной. Оба в заключительном интервью признались, что чрезвычайно удивились собственным оценкам, которые были высказаны ими совершенно автоматически. Анне казалось, что она почти в полном сознании. Билл чувствовал себя бодрствующим, но при этом несколько раз почти полностью "выключался" и соскальзывал в гипнотическое состояние. Оба обнаружили некоторое психомоторное замедление и отсутствие инициативы.


16 В заключительном интервью Билл признал, что они спускались по лестнице вместе с Анной. Как будет описано позже, и Билл, и Анна считали, что у них было много общих подробностей в переживаниях, не вербали-зированных во время эксперимента.


После того, как они несколько минут побыли в притворном пробуждении, я внушил им, чтобы они перестали притворяться и опять погрузились в гипноз К тому времени Анна сообщила о глубине транса в 38 баллов, а Билл - в 53. В ответ на мое внушение Билл дегипнотизировал Анну при помощи обратного счета, и после полного своего пробуждения (открытые глаза и сообщение о нулевой глубине транса) Анна дегипнотизировала Билла тоже при помощи обратного счета от 48 - его оценки глубины транса, - внушив ему, что он полностью проснется на счет 0. По окончании этого счета Билл сообщил о глубине транса в 12 баллов, так что Анна произвела еще один обратный счет от 12 до 0, добившись его полного пробуждения. Затем мы немного поговорили об эксперименте до тех пор, пока ребята не отправились по своим делам. Сеанс длился чуть больше часа.

На этом первом сеансе было определено несколько основных тем, которые обнаруживались и в последующих. Оба испытуемых были возмущены моим вмешательством, а в особенности тем, что я внушал им, чтобы они выполняли заданные действия. Оба также почувствовали, что были загипнотизированы гораздо сильнее, чем прежде. В дополнение, мне и одному из наблюдателей показалось, что Анна проявила себя в качестве гипнотизера гораздо ярче (и, вероятно, эффективнее), чем прежде: ее голос приобрел "гипнотизм", она придумывала эффективные техники, а не липла к стандартизированным формам SHSS, и ясно обнаружила хорошую эмпатию и раппорт с реакциями Билла. Оба испытуемых были удовлетворены и взволнованы сеансом взаимного гипноза и хотели повторить, хотя Билл много месяцев спустя признался, что дальнейшее исследование было ему безразлично.

Второй сеанс взаимного гипноза.

Этот сеанс состоялся около месяца спустя после первого. Он был полностью записан на пленку. Анна начала гипноз Билла с техники подъема руки, после чего, чтобы заставить его глубже погрузиться в транс, внушила ему несколько различных автоматических движений рук. Все эти приемы вызвали у Билла гипнотическое состояние глубиной в 9 баллов - не такое уж и быстрое начало.

В этот момент в комнату вошла Кэрол, собираясь понаблюдать за экспериментом, и Анна сказала об этом Биллу: "Сейчас сюда вошла Кэрол и села в углу, но это никак не потревожит тебя, и ты не обратишь на нее никакого внимания". Данное высказывание имеет особое значение в свете дальнейших событий.

Анна продолжала импровизировать с приемами, обращаясь к самым различным аналогиям (следить за движением стрелок часов, за раскачивающимся маятником17 и т.д.), до тех пор пока Билл не сообщил о 18-балльной глубине транса. Затем она внушила ему состояние диссоциации и заставила увидеть самого себя загипнотизированным, посмотреть на себя со стороны, показывающего различные гипнотические явления, например, как его рука теряет вес и всплывает в воздух. Она также заставила его увидеть сон, будто он загипнотизирован сильнее, и через 15 минут Билл сообщил о 29-балльном гипнотическом погружении. Анна выглядела обескураженной такой медлительностью процесса, и я предложил ей попросить Билла подумать о том, что помогло бы ему погрузиться в более глубокий транс. Тогда она сделала Биллу следующее внушение: "Вообрази себе что угодно, что заставляет тебя чувствовать себя более расслабленным, более сонным, более загипнотизированным". Затем Анна в течение пяти минут сидела молча, после чего Билл сообщил о глубине транса в 38 баллов. Затем я стал внушать Биллу (через Анну), чтобы тот начал гипнотизировать ее, но добился от него лишь вздохов, длительного молчания и сообщения о 43-балльной глубине транса. Анна поинтересовалась о его переживаниях. Выяснилось, что он испытал спонтанный регресс и заново пережил приятные ощущения, которые случились с ним 2 года назад. Анна заставила его вернуться в настоящее.


17 Я видел быстрые движения глаз Билла под закрытыми веками, когда ему был внушен образ раскачивающегося маятника.


В дальнейшем с Биллом произошла разительная перемена. Поначалу он невнятно давал типичные суггестивные команды, вызывающие релаксацию, но спустя несколько минут его голос стал драматичным и наполнился силой. Он внушил Анне образ бриллианта в ее руке и заставил сконцентрироваться на нем, а затем почти сразу же внушил, что он исчез и что ее разум очистился. Затем, используя властные команды, он заставил ее расслабиться, начав считать, и досчитав до 20, полностью изменился, став мягче и спокойнее. Анна сообщила о глубине транса в 22 балла.

Затем Билл начал описывать их совместное с Анной "галлюцинаторное" путешествие. Его голос был ровным, спокойным и убеждающим слушателей в том, что он описывает фактические события, происходящие на самом деле, а не что-то "нереальное". Они находились на склоне горы перед входом в тоннель, собираясь спуститься в него, - Билл явно ожидал, что по мере спуска в темный тоннель их гипнотическое состояние будет углубляться. В тоннеле было тихо, все внешние шумы были сглажены, и его атмосфера пропиталась неописуемо приятными и значимыми чувствами. Через несколько минут после начала этого "путешествия" Анна оценила свое состояние в 35 баллов, а Билл продолжал описывать путешествие.

В этот момент я заметил, что Кэрол спонтанно погрузилась в гипнотическое состояние и явно присоединилась к галлюцинациям Анны и Билла: она закрыла глаза, а по выражению ее лица было видно, что она следует инструкциям Билла. Я положил руку на его плечо (введенный во время гипноза сигнал для поддержания между нами раппорта) и сообщил ему, что Кэрол тоже погрузилась в транс и присоединилась к ним. Билл покачал головой, выражая неприятие. В постсессионном интервью Кэрол сообщила, что поняла, что тогда ее отвергли, но она не вышла из гипнотического состояния и оставалась в тоннеле. До конца этого сеанса Билл полностью перестал воспринимать мои прикосновения и окружающую лабораторную обстановку. Как выяснилось в последующем интервью, он сильно противился моим попыткам "вторгнуться" в их с Анной гипнотический мир.

Вскоре Билл внушил Анне, чтобы она продолжала вести его вглубь по тоннелю (что в восприятии испытуемых было равносильно дальнейшему погружению в транс). В это время Анна сообщила о 40-балльной глубине своего транса, после чего замолчала. Подождав несколько минут, я внушил ей, чтобы она вела Билла дальше по тоннелю. Она продолжила описание их путешествия; ее ровная интонация была весьма драматичной. Как и у Билла, в ее голосе проявилось какое-то качество, которое придавало абсолютную достоверность ее описанию. Когда они углубились в тоннель, она отметила ясно различимую музыку и поинтересовалась, не ангельское ли это пение. Она часто упоминала об умиротворяющих, очень расслабляющих и освежающих ощущениях. По ее просьбе Билл оценил свое состояние в 45 баллов.

В этот момент меня заинтересовало, могу ли я внушить им постгипнотические галлюцинации, которые послужили бы поведенческой проверкой глубины сообщаемого ими гипнотического транса. Поэтому я положил руку на плечо каждого испытуемого и сделал им следующее внушение: "Продолжайте идти по тоннелю и углубляться в транс. Я хочу, чтобы каждый из вас нашел в нем какой-нибудь предмет, что-то вроде камня или чего-то еще, что вы могли бы вспомнить, вернувшись сюда, в лабораторию". В постсессионном интервью Билл сообщил, что не услышал этого моего внушения. Анна поинтересовалась у Билла, не нашел ли он в тоннеле бриллианта (того, образ которого он внушил ей при наведении на нее транса), но Билл твердо ответил, что все найденное в тоннеле является его неотъемлемой частью и должно там оставаться.

Я продолжал внушать Анне, чтобы она взяла оттуда что-нибудь с собой - может быть, камень из глубины тоннеля, и выражал надежду, что Билл сделает то же самое. Анне захотелось идти по тоннелю дальше и что-нибудь принести оттуда, но Билл настаивал, что им нельзя этого делать, и затем насильно увел их из тоннеля - это было плохо. Анна очень расстроилась из-за этого, как выяснилось из последующего интервью, ей очень хотелось увидеть, что было в конце тоннеля, и взять оттуда что-нибудь с собой. Чрезвычайно властно и громко Билл заставил их обоих вернуться из тоннеля и попытался дегипнотизировать Анну. После того как он закончил свою попытку по дегипнотизации, я попросил Анну определить глубину своего транса. Она оценила его в 25 баллов, после чего я вывел ее из гипноза (она сообщила, что теперь почти проснулась). Когда я спросил у нее, помнит ли она, что должна была взять с собой из путешествия камень, она подавленно ответила, что нет. Затем она дегипнотизировала Билла, который к тому времени уже был в неглубоком трансе (сообщенная глубина в 9 баллов), а Кэрол пришла в себя сама.

Проведенное сразу же интервью выявило несколько важных моментов, касающихся эксперимента.

Как для Анны, так и для Билла (и для Кэрол тоже) тоннель был абсолютно реален, так же реален, как любые другие впечатления в жизни. Несмотря на то, что там было темно, они странным образом могли "разглядеть" его стены: Анне показалось, что ее брови излучали некий "свет", который не то чтобы освещал окружающую обстановку, а, как она выразилась, просто помогал ей узнавать все, что там было, вслепую. Оба испытуемых описали свои впечатления от фактуры каменных стен, которые были неоднородными - местами мягкими и гладкими, а там, где проступал голый камень, - твердыми и шероховатыми.

Второе важное качество тоннеля заключалось в том, что он, без всяких сомнений, был личным достоянием Билла: Анна чувствовала, что оказалась там только благодаря разрешению и покровительству Билла. Кэрол, как было сказано ранее, поняла, что нарушила границы. Билл заявил о существовании у тоннеля собственных правил. Он напомнил, что в прошлый раз они спускались в колодец, и это был колодец Анны, а в этот раз был тоннель, и он имел большое личное значение для него. Кроме того, Билл считал, что знает, что находится в конце тоннеля и что так сильно хотела увидеть Анна, но не мог позволить ей (или Кэрол) увидеть этого.

Переживания Кэрол тоже представляют большой интерес. Она обнаружила себя загипнотизированной и находящейся у входа в тоннель в тот момент, когда я спросил у Билла, нельзя ли ей присоединиться к ним. Она почувствовала, что он отверг ее (хотя ее глаза были закрыты и она не видела, как он отрицательно помотал головой), но осталась в тоннеле и последовала за Анной и Биллом, стараясь не попадать в "поле их зрения". Она чувствовала себя как ребенок, увязавшийся за родителями, которые запретили ему это делать. Ей, как и Анне, хотелось дойти до конца тоннеля. Когда я внушал Анне и Биллу, чтобы они взяли оттуда что-нибудь с собой, она нашла небольшую картину в деревянной рамке - портрет (незнакомого) человека, но когда Билл сказал Анне, что нельзя ничего с собой брать, картина в ее руках повернулась к ней обратной стороной! После того как Билл стал силком выводить Анну из тоннеля, она, чтобы не быть пойманной, побежала от них и по дороге потеряла свою находку.

Билл утверждал, что догадывался о присутствии Кэрол, но, никого не желая видеть в собственном тоннеле, сознательно не обращал на нее никакого внимания.

Билл сообщил, что больше не воспринимал меня после того, как я сказал ему о намерении Кэрол присоединиться к ним, хотя ему все же казалось, что он смутно слышал мои надоедливые команды. В предыдущем сеансе взаимного гипноза мой голос показался навязчивым Анне. В этот раз, находясь в тоннеле, она воспринимала его как слабый отдаленный голосок, напоминающий голос ее сознания. Она понимала, что это позволяло ей удерживать меня на расстоянии и запросто игнорировать в случае, когда мои слова пришлись бы ей не по нраву.

Анну и Кэрол чрезвычайно занимало то, что находилось в конце тоннеля, куда Билл никогда бы не позволил им дойти. Это привело к удивительным последствиям. Около месяца спустя после этого сеанса Анна приняла участие в тесте на групповой гипноз Поскольку процедура по наведению транса была ей знакома, она решила "вернуться" в тоннель и исследовать его, как только окажется загипнотизированной, но до предъявления тестовых команд на внушаемость. Она обнаружила себя бегущей по тоннелю, чтобы успеть вовремя достигнуть его конца. В конце тоннеля она нашла ярко освещенную пещеру, в которой находился старец с ангельской внешностью. Помещение было наполнено музыкой из невидимого источника. Анна, не откладывая, спросила его, что означает этот опыт; сперва он проигнорировал ее, но в конце концов очень сурово сказал, что не может ответить на ее вопрос, поскольку она без Билла. Затем Анна вновь обнаружила себя в тестовой группе.

После второго сеанса отношения Анны и Билла переросли в крепкую дружбу; они подолгу бывали вместе и стали чрезвычайно близки вследствие совместного опыта. Анне хотелось продолжить экспериментирование с взаимным гипнозом, тогда как Билл потерял к этому всякий интерес. Прошло почти три месяца, прежде чем они согласились на проведение еще одного сеанса. Билл настоял, чтобы при этом не было ни Кэрол, ни других наблюдателей.

Третья сессия взаимного гипноза.

Ни Анна, ни Билл не захотели начинать сеанс с наведения транса друг на друга и попросили меня загипнотизировать их обоих. Я применил к ним весьма щадящую технику фиксации глаз, сосредоточив их на релаксации, отрешенности и чувстве умиротворения. Через 10 минут после начала Анна оценила глубину своего транса в 31 балл, а Билл - в 25. Затем я заставил их увидеть некий сон, о котором они ничего не расскажут, но который погрузит их в более глубокое гипнотическое состояние. Несколько минут оба молчали, затем с интервалом в пару секунд каждый дал знать о завершении своего гипнотического сновидения (оба по предварительной договоренности, пока им снился сон, держали поднятым указательный палец, который опустили по его окончании). После сеанса оба описали свои сновидения, которые начались совсем по-разному, но одинаково завершились тем, что они поднялись по неустойчивой опоре - веревочной лестнице в случае Билла и золоченому канату в случае Анны. В этот момент я получил отчет о трансовой глубине в 48 баллов от Билла и в 42 - от Анны и внушил, чтобы они "продолжили путешествие" вместе, описывая увиденное вслух. Тогда я еще не знал, что в этот момент они оказались в общем галлюцинаторном мире и что попали в него сходным образом - по веревочной лестнице или золоченому канату, поэтому я удивился тому, насколько быстро они заговорили, - будто воспринимая одно и то же.

Испытуемые увидели себя одновременно находящимися в таком месте, которое по их описанию представляло собой что-то вроде "рая". Их диалог звучал как описание психоделического опыта, вызванного наркотиками. Они выражали восхищение окружающей их красотой. Билл почти сразу попросил Анну, чтобы она оценила увиденное, но не слишком всматривалась, чтобы не повредить окружающей красоте и позволить ей свободно изменяться. Указание Билла не вникать в это явление и принять его, не пытаясь завладеть, было почти полностью аналогично инструкциям в "руководствах к психоделическим путешествиям", опубликованных годом позже и теперь повсеместно признанных как психоделическое откровение - я имею в виду работу Лири, Мецнера и Элперта (Leary, Metzner & Alpert, 1964). Позже по ходу этого сеанса инструкции уточнялись.

Первое, о чем упомянули испытуемые, оказавшись в этом "раю", был водоем, раскинувшийся прямо перед ними. Вода в нем была похожа на шампанское и была наполнена великолепными пузырями громадных размеров. Анна и Билл стали плавать в ней и обнаружили, что это чрезвычайно забавно и "здорово", так же приятно, как вкусно поесть.

Затем Анна услышала отдаленный голос, зовущий Билла, это был голос местного "небожителя". Билл попросил ее не обращать внимания на этот голос и напомнил, чтобы она ни во что не вникала, а просто позволяла событиям течь своей чередой. Позже Анна поинтересовалась у Билла, попал ли он сюда, как и она, по золоченому канату, но тот в ответ сказал, что не стоит об этом задумываться, а нужно просто находиться здесь. Как и тоннель в предыдущем сеансе, это место четко воспринималось Биллом как собственная территория, и он не хотел, чтобы кто-то еще знал, как добираться сюда; кроме того, он был осведомлен о местных правилах и настаивал, чтобы Анна соблюдала их.

Некоторое время ребята оглядывали окрестности, восторгаясь красотой ослепительно ярких, переливающихся на свету камней, рассыпанных по земле. Затем Билл внезапно возвестил, что пора возвращаться.

Хотя в последующем интервью у него спрашивали, почему ему так внезапно понадобилось вернуться, Билл не смог (или не захотел) объяснить этого. Анне не хотелось покидать это место, но, как и в прошлый раз, Билл заставил ее сделать это. В этот момент я попытался было наладить контакт с Биллом, но тот не ответил мне и в постсессионном интервью заверил, что не слышал меня вообще. Анна мешкала, оправдывая это тем, что вот-вот должен пойти дождь и им следует остаться, чтобы увидеть, похож ли он на шампанское. Билл сказал, что наверное будет гроза18, и дождь будет очень холодным, так что когда он полил, то оказался весьма неприятным. Билл произвел обратный счет от 50, внушив Анне, что это дегипнотизирует ее.


18 Приблизительно в этот момент мимо нашего здания пролетел самолет и потряс его. Оба испытуемых в постсессионном интервью отказались признавать, что слышали какой-то самолет. Анна слышала, как гремел гром, когда еще была в "раю". Билл не слышал ни грома, ни самолета: он считал, что сам создал гром, чтобы напугать Анну и увести ее оттуда. Но сам он вовсе не стремился услышать звук грома или отвлечься на него.


Когда Билл досчитал до одного, я попросил каждого определить глубину транса. Анна оценила его в 10 баллов, Билл - в 20. Таким образом, пару минут я потратил на их дегипнотизацию до полного пробуждения.

Интервью выявило несколько интересных вещей, касающихся их переживаний. Так же, как и в случае с тоннелем на предыдущем сеансе, место, в котором, как им казалось, они побывали, полностью заполнило воспринимаемую реальность. И все же оно отличалось от "запредельного" и даже больше, чем тоннель. Во время сеанса Анна предположила, что это божественная обитель, и позже Билл согласился с ней, сказав, что это был рай, но не христианский, а рай греков - незавершенный рай.

Как и в отношении тоннеля, Анна чувствовала, что это личная территория Билла. Он единственный знал, как они туда попали и как оттуда выбраться, а также был осведомлен о местных правилах, так что Анна и не помышляла настаивать на том, чтобы остаться там или заняться чем-то, что не одобрил бы Билл. Она отказалась от подобных идей даже гораздо быстрее, чем в ситуации тоннеля на втором сеансе.

Свойства того места, в котором побывали испытуемые, не поддавались описанию. Когда они впервые "открыли глаза" и огляделись, вещи казались "серыми", и все же их серота не была мрачной, а было много ярких цветов и сверкающего света. Обычные концепции пространства оказались неприемлемыми. Иногда вещи определенно находились "и близко, и далеко", а в другие разы понятие пространственного расстояния между воспринимающим и воспринимаемым просто не соответствовало переживанию. Это волшебное место оба испытуемых все время наделяли превосходными эпитетами, за исключением дождя. Для Билла дождь представлял собой просто теплые капли, падающие на его кожу, но в восприятии Анны он сопровождался громом, который напугал ее. И вместо ожидаемого ею восхитительного дождя, похожего на шампанское, она обнаружила, что он холодный как лед, была напугана им и продрогла. Камни напомнили им кристаллы, наполненные яркими пульсирующими цветами, они не были тяжелыми на вес.

Я поинтересовался у испытуемых, как во время галлюцинаторных переживаний им виделись их тела. Выяснилось, что большую часть времени они оставались бестелесными. Они с удивлением вспомнили, что у них были головы или лица, но тел не было. Анна сообщила, что иногда они даже проходили сквозь друг друга. Когда Билл попросил ее подать ему руку, чтобы вывести ее оттуда, ей пришлось, по ее словам, влезть в свое тело. "Мы как будто передвигались только в виде голов. Когда Билл попросил меня дать ему руку, она появилась как по волшебству откуда-то из воздуха".

В дополнение к этому в беседе несколькими неделями позже выяснилось, что этот опыт прохождения сквозь друг друга сопровождался еще и ощущением слияния или единения их душ, но не такого, какой имеет место при контакте между людьми, когда они ожидают сопереживания, а гораздо высшего порядка.

Анна спросила у Билла, что это был за голос, позвавший его в самом начале сеанса. Билл ответил, что специально проигнорировал этот голос, чем сильно ее разочаровал, так как она была убеждена, что он принадлежал кому-то из "небожителей", который пытался наладить с ними контакт.

Для Анны и Билла это был последний эксперимент с взаимным гипнозом. Анна подостыла к экспериментированию, но все же была не прочь попробовать еще раз. Но Билл был настроен резко негативно к дальнейшему исследованию, а побывав на сеансе Эриксона (1964) спустя несколько месяцев после этого, и вовсе потерял к гипнозу всякий интерес.

Обсуждение.

В этом разделе мы обсудим три основные темы: 1) какое влияние оказывает техника на внушаемость субъектов гипноза и их функционирование в качестве гипнотизеров; 2) психоделические характеристики полученного опыта; 3) некоторые возможные опасности техники взаимного гипноза.

Внушаемость.

В конце последнего сеанса взаимного гипноза я собирался применить к испытуемым несколько наиболее сложных заданий из SHSS, но каждый раз динамика оказывалась в их власти - они самовольно выходили из гипнотического состояния, что препятствовало моим намерениям. Я все же пытался заставить испытуемых сделать друг другу постгипнотическое внушение в отношении позитивных визуальных галлюцинаций (взять с собой камень), но они отказывались от этого. Фактически же мое желание спродуцировать явление "объективной" внушаемости лишало меня в то время некоторой чувствительности к динамике ситуации.

Судя по их самоотчетам о глубине гипнотического транса, оба испытуемых достигали гораздо более глубоких уровней, чем прежде. Мое клиническое впечатление и впечатление других наблюдателей подтверждали эти данные: испытуемые погружались в более глубокие гипнотические состояния по сравнению с теми, которые наблюдались у них ранее. Кроме того, Анна, продолжавшая в течение нескольких последующих лет экспериментировать с гипнозом, как с самоиндуцированным, так и с индуцируемым другими, сообщила, что стала намного более внушаемой, чем до этого эксперимента с взаимным гипнозом.

Таким образом, хотя это и ограниченное исследование случая, оно определенно предполагает, что гипнабельность наглядно повышается при помощи представленной техники взаимного гипноза, и дальнейшие исследования продолжат эту линию.

Что касается функционирования испытуемых в качестве гипнотизеров, оба они переменились. До эксперимента Билл был довольно сильной и активной личностью, но в роли гипнотизера он определенно стал более впечатляющим и уверенным. С Анной произошли еще более потрясающие изменения: она отказалась от довольно мягкого стиля SHSS и стала более уверенной, изобретательной и драматичной. Когда они производили гипнотическое внушение, их голос качественно наделялся таким реализмом, что вряд ли кто-то усомнился бы в продуктивности их внушения.

Является ли повышение гипнабельности и эффективности функционирования в качестве гипнотизера лишь результатом усиления раппорта, неизвестно. Очевидно, что оба испытуемых проявили высокую чувствительность и эмпатию к переживаниям друг друга (но необязательно согласие). Последующие беседы выявили, что испытуемые установили друг с другом хороший раппорт предположительно телепатическим способом, хотя объективных свидетельств, подтверждающих эту идею о телепатическом контакте, не было.

Психоделические характеристики.

Испытуемые описывали различные переживания, о которых часто сообщают в связи с психоделическим опытом, вызванным наркотиками (Cohen, 1965; deRopp, 1957; Masters & Houston, 1966; Solomon, 1964). Эти переживания включали значительные перцептивные изменения, изменения представления о себе и образа тела, впечатления о возросшей эмпатии и паранормальных коммуникациях, чувства непосредственного значения переживаний.

Перцептивные изменения представляют собой не изменения восприятия внешнего мира, а изменения характеристик внутренних образов. Внутренние образы тем не менее слишком мягкий термин для описания переживаний испытуемых, так как означает нечто менее интенсивное, чем восприятие внешних характеристик, менее "реальное", несмотря на то, что внутренние ощущения для испытуемых были никоим образом не менее реальными и не менее яркими, чем их повседневное чувственное восприятие. Они также были ярче и реальнее их обычных мысленных образов. Кроме того, "чувственные" характеристики внутренних образов часто были ярче повседневного чувственного восприятия: так Анна говорила о разноцветном ярком свечении, как о настоящем, живом. Подобный вид усиления чувственности почти всегда имеет место при психоделическом опыте. Испытуемым было сложнее передать то, что было для них реальным, когда они "ощущали" объекты в .своей внутренней среде, но таким способом, который не соответствовал ни одной сенсорной модальности. Так, испытуемые могли говорить о "видении" вещей в том, обнаруженном ими мире и описывать их для меня, просто прибегая к аналогии со зрением, т. к. им было трудно подобрать слова для описания своего фактического опыта.

Изменения, касающиеся представления о себе, и образа тела обычно происходили одновременно. Испытуемые часто воспринимали себя как бестелесных или обладающих только некоторыми частями тела. Они также ощущали перемену в психологическом функционировании в дополнение к изменению образа тела. Примером этого может послужить использование ими способов коммуникации, о владении которыми они и не подозревали. Однако больше всего потрясло (а позже и напугало) испытуемых новшество в виде возникавшего иногда, а особенно во время заключительного сеанса взаимного гипноза, чувства взаимного поглощения.

Это представлялось похожим на частичное слияние идентичностей, некоторую утрату различий между "я" и "ты". Временами это было приятным, но позже испытуемые стали воспринимать это явление как попытку нарушить их личную автономию.

Несколько раз во время сеансов испытуемые некоторое время сохраняли молчание, а когда я интересовался, чем они в это время занимались, они отвечали, что общались, так что иногда казалось, что имело место что-то наподобие паранормальной коммуникации. Наверное, наиболее шокирующий материал, касающийся впечатления испытуемых об их возросшей эмпатии и коммуникации, был получен пару месяцев спустя после заключительного сеанса, когда была расшифрована его магнитофонная запись. Анна и Билл, прочитав полученный материал, были шокированы. Некоторое время они обговаривали собственные переживания и обнаружили, что обсуждали некоторые общие подробности, для которых на пленке вербальных стимулов не оказалось. Это означало, согласно их заключению, что либо они общались при помощи телепатической связи, либо действительно находились в запредельных местах, воспринятых ими во время этих сеансов. Это напугало обоих, т. к. то, что представлялось восхитительной общей фантазией, стало чем-то угрожающе реальным. Это впечатление испытуемых, конечно же, не представляло собой никакого доказательства телепатического взаимодействия, т. к. независимых записей подробностей их переживаний, сделанных до того, как у них появилась возможность поговорить друг с другом, не было. Но мнение испытуемых о существовании телепатического взаимодействия и реакции на это стали одним из наиболее впечатляющих аспектов эксперимента.

В заключение следует отметить психоделическое качество опыта, касающееся восприятия испытуемыми непосредственного значения большинства переживаний. Это означает, что полученный опыт был самоподтверждающим, он не требовал проверки по какой-то иной системе координат, т. к. обладал смыслом в себе. Описанный опыт можно назвать, сильно обобщая, "гипнотическими снами", похожими на сон переживаниями, вызванными гипнозом. Тем не менее по качеству, интенсивности и последствиям он не совсем походил на гипнотический сон (Moss, 1967; Tart, 1965).

Возможные опасности.

Из-за интенсивности явлений, продуцируемых техникой взаимного гипноза, некоторые случаи могут быть опасными, и дальнейшие эксперименты следует проводить с учетом определенных предосторожностей.

В данном исследовании в качестве испытуемых были задействованы достаточно подготовленные люди. Если бы эта техника применялась к психологически неустойчивым личностям в достаточно интенсивном эксперименте, полученный ими опыт оказался бы для них весьма разрушительным так же, как и в случае экспериментирования с ЛСД-25 неподготовленными или незрелыми людьми. Кто-то рассказал мне о двух студентах, попытавшихся применить друг на друге технику взаимного гипноза, после того как они услышали впечатления одного из наших испытуемых о полученном опыте. Один из молодых людей был особенно настойчивым в своем желании поэкспериментировать, но оказался неспособным по окончании сеанса полностью выйти из гипнотического состояния, пока ему на помощь не пришел профессионал.

Осложнения и возможные опасности в настоящем исследовании были связаны с тем, что я взял на себя роль "мастера церемонии". Я старался поддерживать максимальный гипнотический контроль над обоими испытуемыми - в качестве предупреждающей меры в обоих случаях - и подвести их к запланированной проверке внушаемости. Это вызвало у обоих возмущение моими действиями, а Билл и вовсе вышел из-под моего контроля. По-видимому, в отношении весьма стабильных и зрелых испытуемых подобный внешний контроль не так уж и необходим, и экспериментатор может просто функционировать в качестве наблюдателя. И все же, пока о взаимном гипнозе нам известно слишком мало, видимо, существует необходимость обращаться к гипнотизеру-"мастеру церемоний". Поскольку полученный опыт для обоих испытуемых оказался весьма значимым, они почувствовали, что не достигли предела, хотя экспериментальный контроль был почти полностью утрачен.

И в заключение следует упомянуть о еще одной возможной опасности; "насильная" близость, возникающая вследствие применения этой техники, может вызывать тревогу. Испытуемые в настоящем исследовании чувствовали, что благодаря совместным переживаниям они почти сразу весьма сблизились друг с Другом - хотя эти испытуемые оказались способными контролировать эти чувства. Люди в нашей культуре не готовы к внезапной интенсивной близости. Мне известен более или менее подходящий для сравнения пример двух супружеских пар, принимавших вместе ЛСД-25: каждый пережил интенсивное слияние с идентичностями трех остальных. Из-за неожиданной интенсивности этих чувств пары столкнулись с большими проблемами, касающимися их эмоциональных взаимоотношений, которые сохранялись на протяжении нескольких месяцев после их совместного опыта. Все эти проблемы были связаны с тем, что участники слишком близко подошли к реальной сущности других, а предыдущие взаимоотношения не подготовили их для безболезненного восприятия этих знаний.

Дальнейшие исследования возможностей техники взаимного гипноза должны учитывать эти психологические опасности. До тех пор, пока данный феномен не будет изучен в полной мере, я бы рекомендовал подбирать испытуемых для подобных экспериментов как можно внимательнее, а если кто-то пожелает применить для субъектов гипноза ЛСД-25, принять особые меры предосторожности для сохранения их благополучия.

Заключение.

Хотя этот отчет опирается на опыт только двух испытуемых, их результаты оказались достаточно впечатляющими, чтобы послужить основанием для более обширного исследования взаимного гипноза. Техника представляется весьма эффективной: она годится для продуцирования психоделических переживаний в лабораторных условиях без использования наркотиков, что дает преимущества в виде большей гибкости и контроля над ситуацией. Как способ исследования внутренних воображаемых миров эта техника представляется более убедительной, нежели техника психосинтеза (Assagioli, 1965) или обычный гипнотический сон. А возможности для значительного повышения гипнабельности умеренно реагирующих испытуемых заслуживают особого внимания.