10. Марихуана (каннабис): фактические данные.

Комитет по изучению проблемы форума гуманистов Брюйна

Термин "психоделика" придумал Хамфри Осмонд, и буквально он означает "проявляющийся в уме". Осмонд считал, что такие термины, как "галлюциноген" или "психотомиметик", обычно используемые для описания эффектов ЛСД-25, вводят в заблуждение: они описывают наркотические эффекты, достигаемые в специальных психологических обстоятельствах, не слишком характерных для этого.

Подразумевалось, что этот термин будет эмоционально нейтральным, но он все же приобрел позитивно-эмоциональное искажение: психоделик - это "хорошо". Тем не менее поскольку лучшего термина для общего употребления не придумали, психоделик стал широко использоваться для определения ИСС, которые могут нам продемонстрировать кое-что о (возможных) способах, какими может функционировать мозг.

Разделение психоделических препаратов на "второстепенные" и "основные" в этом и последующих разделах - нечто искусственное, поскольку эффекты от наркотиков, отнесенных к разным группам, могут пересекаться. Тем не менее разграничение необходимо.

Тип наркотиков, которые классифицируются здесь как второстепенные психоделические, характеризуется одним (или более) из следующих свойств: 1) большинство из принявших наркотики вполне способны удерживать волевой контроль над испытываемыми наркотическими эффектами; 2) продолжительность действия наркотика обычно короткая; 3) побочные действия в целом слабые или несущественные; 4) эффект от наркотического опыта редко силен настолько, чтобы вызвать у принявшего препарат активное привыкание и заставить его убеждать других в том, что им тоже нужно испытать его на себе; 5) эти свойства делают данный тип наркотиков вполне подходящим для исследовательских целей - в большинстве случаев здоровью испытуемых ничего не угрожает, сложные и дорогие схемы для предохранения испытуемых не так необходимы, как при использовании основных психоделиков.

Чтобы сделать разницу между второстепенными и основными психоделическими наркотиками более очевидной, я бы отнес к первым следующие психоделики: марихуана, шотландский ракитник, двуокись углерода и закись азота (веселящий газ). Типичными примерами основных психоделических наркотиков стали бы ЛСД-25, мескалин, псилоцибин, гармалин (яхе, телепатин), диметилтриптамин (ДМТ) и диэтилтриптамин (ДЭТ).

Можно легко оценить современный уровень научного знания о второстепенных психоделиках, констатируя, что они почти не изучены, даже несмотря на их потенциальную популярность.

Недостаток исследований по второстепенным психоделикам представляет собой большое упущение, т. к. потенциал использования знания о них очень высок. К примеру, субъекты под их воздействием часто отчитываются о своем состоянии, непосредственно осознавая определенные психические функции, обычно бессознательные. Это наиболее захватывающий источник построения гипотез о психическом функционировании, а само по себе это представляет важные феноменологические данные. Кроме того, некоторые из второстепенных психоделиков, по-видимому, освобождают ассоциативные процессы, делая маловероятные ассоциации более правдоподобными. Возможно, это весьма целесообразный способ развития креативности или обхождения некоторых защитных механизмов в психотерапевтическом курсе. Помимо прочего, многие американцы сегодня используют второстепенные психоделики, особенно марихуану, для отдыха: считается, что ИСС, вызываемые этими наркотиками, весьма приятны. Многие рассматривают эту ситуацию с опасением, другие с восторгом, но с точки зрения общественного запроса на контроль за этой тенденцией мы настолько невежественны в отношении основных эффектов большинства второстепенных психоделиков, что сегодня можем лишь запрещать или "воспитывать", пребывая в неведении и во власти эмоциональной истерии.

Данная статья - это компиляция фактов о марихуане, представленных на форуме гуманистов Брюйна "Марихуана (каннабис): фактические данные". Это обсуждение научных знаний о марихуане, пусть даже весьма скудных, очень необходимо, ибо большинство ученых ничего об этом не слышали, кроме искажающей факты и лживой пропаганды, поступающей из правительственных отделов по наркотикам. Несмотря на невероятно серьезные юридические взыскания за простое владение марихуаной, существующие во многих штатах20, надежные исследователи сегодня оценивают ситуацию так, что где-то 1 - 5 млн. американцев курят марихуану, и их количество быстро растет (Fort, 1965; Goldstein, 1966). В США закон о марихуане был принят без всякого обращения к доступным научным данным об эффектах этого наркотика. Очевидно, что существует тенденция к легализации курения марихуаны, в особенности из-за того, что сейчас она в ходу у большинства представителей среднего класса, политически влиятельных людей.


20 В момент написания этой статьи легальное исследование с марихуаной было практически невозможно, за исключением представленных здесь. Недавно мы письменно обращались в Федеральное бюро по наркотикам с вопросом о том, как уважаемые ученые могут получить разрешение, необходимое для исследования с марихуаной. В ответе говорилось, что это возможно в рамках федерального законодательства (однако возмутительные отчетные процедуры, необходимые, чтобы имелась возможность серьезно оштрафовать исследователя или заключить его в тюрьму за хранение наркотиков, не упоминались), но что федеральный закон также требует соблюдения законодательства штата, и вот уже в течение тридцати лет всем в этой сфере приходится переступать через закон штата Калифорния. Основным исключением является федерально спонсированное исследование. В 1967 финансовом году федеральное правительство потратило более 700 тысяч долларов на исследование марихуаны. Некоторые из этих исследований были посвяшены активному компоненту марихуаны, тетрагидроканнабинолу, который классифицируется как новый исследуемый наркотик, владение которым (пока) не запрещено местным и федеральным законодательством. Большинство остальных этих исследований, судя по отчетным статьям, были ориентированы на следующей теме: "Какое психическое заболевание может спровоцировать человека на курение марихуаны?" По-видимому, предоставленные средства трагились бездумно, т. к. исследовались второстепенные переменные, влияющие на использование марихуаны. Основным фактором, к которому обычно подводились псе данные, было простое удовольствие. Любой курящий марихуану скажет вам, что это достаточно приятно. Некоторые исследования, вероятно, походили на изучение проблемы, почему люди едят бифштексы: они занимались семейной историей, проявляемой тревогой, порядком рождения, личными связями и т.д., без всякого понимания, что мясо - приятное на вкус. Таким образом, в настоящее время перспектива для исследования марихуаны достаточно бедна. Надеемся, что рост социального давления в отношении легализации марихуаны сделает подобные исследования возможными.


* * *

Марихуана не наркотик. Хотя калифорнийское законодательство и называет ее наркотиком, фармакологически она отличается от семейства опиумных производных и синтетических наркотиков (Wolstenholme, 1965; Watt, 1965-Garattim, 1965).

Использование марихуаны не приводит к привыканию и не вызывает никакой физической зависимости. (Комитет по марихуане при мэре Нью-Йорка, 1944; А1lentuck & Bowman, 1942; Freedman & Rockmore, 1946; Fort, 1965a, 1965b; Комитет при губернаторе зоны Панамского канала, 1933; Phalen, 1943; Комиссия по индийским конопляным наркотикам, 1894; Watt, 1965; ООН, 1964а, 1964b).

У небольшого процента принимающих марихуану может развиться "психологическая зависимость", но для этого должна иметься предрасположенность. В своей статье "Зависимость от гашиша" Уотт (1965, стр. 65) приходит к следующему заключению: "Привычка стадная, и от нее легко отказаться. Дефект личности и начинающееся или существующее психотическое расстройство являются основными факторами, лежащими в основе формирования привычки".

Марихуана не вредит здоровью принимающего ее. Даже при ее длительном использовании она не вызывает психического или физиологического ухудшения (Комитет по марихуане при мэре Нью-Йорка, 1944; Freedman & Rockmore, 1946; Fort, 1965a, 1965b; Комитет при губернаторе зоны Панамского канала, 1933; Phalen, 1943; Комиссия по индийским конопляным наркотикам, 1894; Becker, 1963).

Марихуана не склоняет к агрессивному поведению. Наоборот, ее использование сдерживает агрессию, она действует как "транквилизатор" (Комитет по марихуане при мэре Нью-Йорка, 1944; Fort, 1965a, 1965b; Комитет при губернаторе зоны Панамского канала, 1933; Phalen, 1943, Garattini, 1965).

Марихуана не "ведет" и не "способствует" использованию вызывающих зависимость наркотиков. 98% употребляющих героин начинали с курения табака и потребления алкоголя! (Комитет по марихуане при мэре Нью-Йорка, 1944; Fort, 1965a, 1965b; Комитет при губернаторе зоны Панамского канала, 1933; Phalen, 1943, Garattini, 1965).

Марихуану производят из индийской конопли, которая раньше выращивалась в Соединенных Штатах в больших количествах для производства канатов и которая до сих пор свободно произрастает во многих регионах. Еще несколько лет назад она была основным компонентом птичьих кормов, продаваемых в магазинах. Из листьев и верхней части растения изготавливают каннабис (общеизвестный в западном полушарии под именами марихуана, травка (grass), котелок (pot)); смола и цветочная пыльца, в которых сконцентрировано максимальное количество активных ингредиентов, являются источником гашиша (Wolstenholme, 1965).

Описаны следующие эффекты курения марихуаны: эйфория, снижение усталости и снятие напряжения, а также повышение аппетита, искажение восприятия времени, повышение уверенности в себе и иногда избавление от некоторых запретов, как при алкогольном опьянении (Fort, 1965). Кроме этого, часто сообщают об эффекте повышенного осознания цвета и эстетической красоты и выработке новых богатых мысленных ассоциаций. Некоторые принимающие марихуану называют свой опыт "психоделическим": прием наркотика может повысить осознание или расширить взгляд на мир, себя, жизнь и т.д. Тем не менее марихуана отличается от ЛСД - очень сильного психоделика. В то время как ЛСД кардинально меняет мышление и перспективу, обычно ошеломляя употребляющего повышенным осознанием, марихуана "предлагает" или указывает путь к умеренно углубленному сознаванию. Принимающий каннабис вправе воспользоваться этой возможностью или отказаться от нее, по мере их проявления (Комитет по марихуане при мэре Нью-Йорка, 1944; Fort, 1965a, 1965b; Комитет при губернаторе зоны Панамского канала, 1933; Goldstein, 1966; Becker, 1963; De Ropp, 1957; Комиссия по индийским конопляным наркотикам, 1894).

Фармакологические исследования марихуаны и тетрагидроканнабинола (основной активный ингредиент) до сих пор не позволяют делать определенных выводов из-за собственной неудовлетворительности и из-за сложности влияния этого наркотика на человеческий мозг. Гараттини (Garattini, 1965) провел испытание на крысах в лабиринте и обнаружил, что марихуана не вызывала никаких изменений либо привела к очень незначительным ухудшениям. Карлини и Крамер (Carlini & Kramer, 1965) выявили, что крысы проходили через лабиринт гораздо быстрее после введения им экстракта марихуаны. В растении марихуаны представлено множество активных ингредиентов, и они могут отличаться по концентрации (т. е. один из компонентов является седативным, другой эйфорическим/психоделическим) (Wolstenholme, 1965; Watt, 1965; Carlini & Kramer, 1965).

Как и в отношении других психоделиков, эффекты марихуаны отчасти зависят от того, как человек понимает, использует и учится их развивать. Согласно указаниям многих исследователей философско-психологических эффектов, большое значение имеет окружение ("обстановка"). Многие не испытывают никаких эффектов при первой попытке курения марихуаны, но во второй, третий раз или позже они их ощущают. Каждому следует изучить эффекты, прежде чем использовать их для собственного блага (Becker, 1963; Fort, 1965a; Комиссия по индийским конопляным наркотикам, 1894).

Несколько лет назад была произведена оценка, согласно которой количество употребляющих марихуану составляет в Соединенных Штатах несколько сотен тысяч человек, включая многочисленных представителей среднего класса (Fort, 1965a, 1965b). В 1960-е, однако, произошло резкое увеличение числа потребителей марихуаны, особенно среди "респектабельных" людей: небогемных представителей высших учебных заведений, артистов, писателей, интеллектуалов и т.д. Согласно отчету, посвященному студенчеству (Goldstein, 1966), приблизительно 15% студентов колледжа употребляли или употребляют марихуану, в то время как в некоторых высших школах больших городов этот показатель достигает 30 - 60%. В той же статье говорится, что потребление марихуаны становится "респектабельным" занятием, и это позволяют себе члены студенческих правлений, общин и клубов (Fort, 1965a, 1965b; Irwin, 1966; Goldstein, 1966).

Курение марихуаны не представляет социальной опасности. По этому вопросу было проведено четыре независимых официальных исследования, объединенных в одно большое, следующими комитетами: по марихуане при мэре Нью-Йорка в 1944 году, армейского департамента здоровья США, еще одним армейским, занимающимся проблемой влияния наркотика на дисциплину, и при Британском правительстве для изучения эффектов марихуаны в Индии, где она повсеместно употребляется и употреблялась, как у нас алкоголь. Все эти исследования пришли к заключению, что марихуана не является разрушающей для пользователя и для общества, и поэтому ее нельзя запрещать законом. Политическое и экономическое давление не позволили властям Нью-Йорка привести рекомендации комитета при мэре - большая часть политического давления исходила от Гарри Эслингера (Harry J. Aslinger), первого уполномоченного США по наркотикам (Комитет по марихуане при мэре Нью-Йорка, 1944; Phalen, 1943).

Ввиду того, что марихуана безопасна и не так вредна, как табак или алкоголь (отравляющие тело и вызывающие привыкание) и что нет никакого основания для легализации двух последних, представляющих собой страшные наркотики, когда первый, безопасный, находится вне закона, юристы оспаривают существующее законодательство. В одной из редакций к такому закону значится: "Податель апелляции настаивает, что классификация марихуаны как наркотика в разделе 1101 (d) Кодекса о защите здоровья и закон о запрете марихуаны основываются на произвольной и неразумной классификации, не имеющей никакого обоснованного отношения к здоровью населения, его безопасности, благосостоянию и морали... Классификация марихуаны как наркотика неконституциональна и недействительна и нарушает предусмотренные Восьмой поправкой меры предосторожности против жестокого и бессмысленного наказания и статью Законного порядка Конституции Соединенных Штатов".

Среди представителей власти, желающих легализовать марихуану, были медицинские доктора, юристы, психологи, социологи и даже некоторые религиозные лидеры. Бишоп Пайк (Bishop Pike), например, предложил релегализацию. В передовице "Ланцеты", британского медицинского журнала 1963 года, не было названо ни одной достойной причины, почему следует запретить марихуану, но имелись веские аргументы, почему ее нужно легализовать (Irwin, 1966).

Большинство представителей власти тем не менее против релегализации марихуаны. Главным образом это правоохранительные органы или политики (например, министр юстиции Калифорнии). Хотя они редко называют аргументированные причины своего упорствования в запрете марихуаны, те, кто пытается это сделать, предлагают либо необоснованные "мнения", либо совершенно ошибочные данные. Было время, когда правонарушители, беря пример с представителей правоохранительных органов, оправдывали свои преступления употреблением марихуаны. Вымысел взаимосвязи между марихуаной и преступлением был подробно описан (если и существует хоть какая-то корреляция, то она негативная - среди пользователей марихуаны статистика преступлений намного ниже, чем можно было бы ожидать (Fort, 1965a, 1965b; Phalen, 1943; Anslinger, 1932; Irwin, 1966; Blum & Wahl, 1965; Boyko, Rotberg & Disco, 1967; Laurie, 1967).

Гарри Энслингер - не из тех, кого можно запугать простыми фактами, включая следующие его заявления перед комитетами Конгресса США, полностью противоречащие друг другу: "Комиссия - ничего, что многие преступники, предстающие перед судом, заявляют, что при совершении преступления находились под воздействием марихуаны и что это оправдание обычно безосновательно и используется ими, чтобы добиться смягчения приговора, - считает, что ссылка на воздействие марихуаны во время совершения любого преступления не должна смягчать меры наказания" (Anslinger, 1932). "Комиссия по наркотикам осознает большую опасность марихуаны вследствие нанесения ею определенного ущерба умственным способностям и факта, что ее продолжительное употребление прямо приводит в психиатрическую лечебницу". Даже без помощи Энслингера аргументы против свободного употребления марихуаны противоречивы и большей частью не способны представить доказуемые факты.

Изучая политические установки к "наркотикам", Блум и Валл (Blum & Wahl, 1965) обнаружили большое расхождение между мотивами для запрета марихуаны.

Некоторые чиновники просто считают, что, хотя марихуана и не так опасна, как алкоголь, общество (и закон) не одобряют ее. Мотивы для запрета марихуаны включают претензии, начиная с той, что она провоцирует криминальное поведение (что постфактум справедливо, поскольку само употребление марихуаны - "преступно"), заканчивая обвинением, что она опаснее алкоголя, поскольку не оказывает разрушительного действия на поведение и поэтому ее сложнее обнаружить.

Многие "экспертные" группы, включая Экспертный комитет по наркотикам, вызывающим зависимость, при Всемирной организации здравоохранения, склонны увековечивать неправильную информацию по марихуане по причине скудных данных (Энслингер многие-многие годы был спикером США в ООН) и консервативного нежелания "смягчить" или изменить прежнюю политику. Но все же за последние несколько лет Всемирная организация здравоохранения сменила свою позицию в отношении марихуаны на более прогрессивную. В 1964 году Экспертный комитет предложил пересмотреть определения типов наркотической зависимости, что и было постепенно проделано. Новое определение "зависимости от каннабиса" было следующим: "1) желание (или потребность) к повторным употреблениям наркотика вследствие его субъективных эффектов, включая ощущение обогащения возможностей; 2) небольшая (или отсутствует) склонность повышать дозу, поскольку развивается слабая толерантность либо ее нет, 3) психическая зависимость от эффектов наркотиков, связанная с субъективным или индивидуальным восприятием этих эффектов, 4) отсутствие физической зависимости, ибо явного и характерного синдрома абстиненции в случае, когда прекращается принятие наркотика, нет" (ООН, 1964b). Фактически Комитет сообщает, что нет никаких причин держать марихуану под запретом: то, как он охарактеризовал зависимость от марихуаны, можно легко заменить определением "нравится" (т. е. естественная склонность повторять приятный безобидный опыт). Настоящая зависимость от марихуаны встречается необычайно редко и полностью зависит от существующих изначально психологических проблем - и даже это не "дурная привычка" (Watt, 1965; ООН, 1964b).

Как было отмечено многими исследователями, ученые, так же как и правительственные группы, проводившие серьезные исследования влияния марихуаны на индивида и общество, отказались осудить ее или поддержать законодательную инициативу с целью ее запрета; правоохранительные группы, с другой стороны, включая экспертов по наркотикам, конечно же, очень осторожно готовы допустить какие-то из этих данных к обсуждению. Вопреки им на заседании Конференции по наркотикам в Белом доме (27 - 28 сентября 1962) было сказано: "Мнение коллегии об опасности марихуаны по сути преувеличено, и серьезные юридические взыскания, налагаемые на случайного пользователя или хранителя наркотиков, слабо учитывают социальную перспективу. Хотя долгое время и считалось, что марихуана подталкивает людей к совершению сексуальных насилий и других антисоциальных действий, для подтверждения этого свидетельств недостаточно. Толерантность и физическая зависимость не развиваются, и не возникает синдрома абстиненции" (ООН, 1965, ООН, 1963).