Глава 6. Карта нашего «я».

Это, ой, как непросто — такую карту составить! Во-первых, она должна быть абсолютно точной, чтобы вообще имело смысл её заводить. А во-вторых, достаточно полной, поскольку заблудиться в каком-нибудь «белом пятне» собственной психики куда как опаснее, нежели в дремучем лесу. Там у человека хотя бы остаётся шанс, что на его испуганный вопль о помощи кто-нибудь откликнется и потом выведет его на дорогу. В психических джунглях такое исключено. Конечно, и в этом случае обязательно кто-нибудь сыщется и даже отзовётся — хотя бы врач из «психушки», — но на дорогу не выведет ни за что, поскольку и сам её не ведает.

В общем, лучше вообще не браться за карту своего «я», покуда вы не убеждены, что таковая для вас насущно необходима, и что вы готовы приложить к её составлению серьёзные усилия. В этом деле, конечно, вам способны помочь и специалисты — психологи, биоэнергологи и прочая публика этого сорта. Учтите, помочь и только — основная часть работы всё равно ляжет на ваши плечи, поскольку при всём желании никакой биоэнерголог не «перепросмотрит» вашу жизнь вместо вас, и никакой психолог не отследит все ваши психические реакции в ней. К тому же, так уж мы устроены, что бываем способны принять некоторые концепции и, главное, воплотить их в жизни, лишь наработав определённый опыт в виде собственных синяков и ссадин. Чужие наработки этого сорта не годятся: они почему-то нас не вдохновляют, а то и вообще не принимаются нами в расчёт.

Итак, карта человеческого «я», как и карта земной поверхности, состоит из двух полушарий. На одно из них (допустим, на правое) нанесена проекция нашего «я» на так называемую реальность, на осязаемый и привычный для нас мир во всём его многообразии. Тогда другое полушарие, левое, принадлежит нашей скрытой психической сфере существования. Именно там — все наши субличности, виртуальные миры, архетипы, даймоны бессознательного и т.п. (Только, пожалуйста, не путайте эти условные полушария психики с вполне материальными полушариями головного мозга!)

Наконец, к двум относительно автономным полушариям нам непременно нужно приложить ещё одну схему, а именно, диаграмму их взаимных влияний. Без такой диаграммы мы не можем целенаправленно воздействовать из области интеллекта и эмоций на подсознание и наоборот.

Далее, основным инструментом топографической «съёмки» правого полушария является всё-таки перепросмотр. Главное его преимущество (в приложении к картографированию собственной личности) — это некоторая отстранённость субъекта от рассматриваемого явления, в данном случае, от самого себя, в разнообразных житейских ситуациях. Именно эта отстранённость и позволяет нам беспристрастно лицезреть собственную персону. В иных случаях мы па такой подвиг не способны. (Покамест поверьте мне на слово; в дальнейшем вы убедитесь в этом сами.) Только перепросмотр может сокрушить редуты нашего «я», которыми оно плотно отгородилось от реальности (при помощи интеллекта). На этом пути вас ждут удивительные открытия — правда, не всегда приятные. Вы обнаруживаете, к примеру, что недавняя размолвка с вашем старинным приятелем спровоцирована вовсе не его упрямством и демонстративным отрицанием каких-то ваших жизненных установок (а вы уже поспешили присвоить именно этому интеллектуальному заключению статус окончательного приговора), а каким-то пустяком, о котором неловко и вспоминать. Допустим, при встрече с вами приятель как-то не так поздоровался, а вы тут же подпустили шпильку насчёт его аляповатого галстука. И всё, этого оказалось достаточно! Занимаясь перепросмотром, вы очень скоро обнаружите (к своему изумлению и ужасу одновременно), что всю свою жизнь упорно наступали на одни и те же «грабли»! Впрочем, об этом мы уже говорили.

Думаю, нелишним будет ещё раз подчеркнуть, что процесс перепросмотра никак не связан ни с анализом вообще ни с психоанализом в частности. Вы просто воссоздаёте в памяти один за другим эпизоды своей биографии — вернее, по вашему «заказу», они как бы воспроизводятся сами собою — и созерцаете их со стороны. В этом случае ваше понимание того, что вы воспринимаете, не зависит ни от каких умственных построений и оценок. Оно сродни озарению: вы вдруг, вроде бы, ни с того, ни с сего просто ощущаете, что же именно произошло с вами в том или ином случае.

Другим «инструментом» для составления карты правого полушария собственной личности — тоже неплохим в умелых «руках» — является настрой охотника, подробно рассмотренный в первой главе. (Это — когда вы «на цыпочках внутри себя самого».) Его эксклюзивная ценность в том, что он применим в повседневной жизни. Иными словами, из этой психической позиции вы можете выслеживать себя в любых ситуациях (покуда, конечно, её сохраняете). Опять-таки во время этого занятия следует воздерживаться от какого-либо анализа или оценки того, что вы видите. Бесстрастно созерцайте себя и все реакции своего неугомонного «я» — этого вполне достаточно. Как правило, по мере того, как совершенствуется и набирает силу наш перепросмотр, одновременно укрепляется и расширяется наша способность созерцать себя в жизни из психической позиции сталкинга. Я хочу сказать, что эти две взаимодополняющие психотехнологии ещё и стимулируют одна другую.

Перейдём к левому полушарию, беспредельному, как само мироздание, и столь же малоизученному нами. Более того, в повседневной жизни человеки мыслящие вообще не склонны его замечать и, тем более, принимать в расчёт. А зря! К сожалению, подавляющее большинство современных европейцев приучено (уже на рефлекторном уровне) искусственно отделять так называемую реальность от всего того, что относится к духовной сфере. Разумеется, эта несуразица — «заслуга» интеллекта. Судите сами: то и другое, действительность и духовный мир, даны нам в ощущениях. А затем уже наш ум на основании каких-то собственных искусственных построений, которые, между прочим, сами по себе ещё дальше от реальности, нежели любые наши ощущения, определяет, что признать действительностью, а что нет. Согласитесь, это абсурдно — абсурдно даже с позиций самого интеллекта.

Итак, карта левого полушария нашей психики. Заранее приготовьтесь: над нею вам придётся трудиться всю вашу жизнь, расширяя тем самым свои возможности, однако окончательно вы так её и не составите. Исследовать ту часть человеческой психики, которая остаётся за границами рассудка, приблизительно то же самое, что познать космос.

Нетрудно догадаться, что главными инструментами для составления карты левого полушария собственного «я» служат нам всевозможные изменённые состояния сознания (некоторых из них вам уже известны), при помощи которых мы можем сознательно заглядывать в «файлы», хранящиеся на нашем «жёстком диске». Это понятно — нужно только учесть, что все открытия в подсознании приобретают для нас цену лишь в той мере, в которой мы можем отследить их прямые или косвенные следствия в нашем обычном «я», то есть соотнести их с картой правого полушария. В этом я постараюсь вам помочь.

Поскольку главным нашим инструментом познания являются чувства и ощущения, с них мы и начнём. Итак, в зависимости от предпочтений, которые мы подсознательно отдаём тем или иным чувствам при формировании собственной картины мира, все люди делятся на следующие основные типы:

1. Визуальный тип; люди этого типа полагаются в основном на зрительные образы;

2. Аудиальный тип — с выраженными слуховыми предпочтениями;

3. Кинестетический тип; у людей этой разновидности в формировании картины мира превалирует осязание и связанные с ним ощущения (например, чувство падения, чувство равновесия и т.п.).

Специалисты по нейро-лингвистическому программированию (НЛП) выделяют ещё обонятельный и вкусовой типы восприятия. Однако мне покуда не доводилось встречать людей, у которых бы они преобладали. Разумеется, в реальной жизни мы используем смешанные формы восприятия, в которых, тем не менее, превалирует тот или иной сенсорный канал.

Чувственные предпочтения человека, прежде всего, выражаются во внешних особенностях его личности.

Люди визуального типа, как правило, более подвижны. Они больше жестикулируют, говорят быстро и высоким голосом, часто дышат.

Люди с аудиальными предпочтениями, как правило, несуетливы. Они говорят размеренно, низким голосом с грудным резонансом, зачастую сопровождая свою речь ритмичными покачиваниями рук или ног. «Аудиалист» любит удобно усесться, принять картинную позу.

Человек кинестетического типа говорит медленно и монотонно. Его речь бедна модуляциями Он отвечает собеседнику не сразу, но после паузы, во время которой опускает глаза. Он всё время как бы прислушивается к себе самому. Определить чувственные предпочтения того или иного лица можно и по патенированию, то есть по движению его глазных яблок. Здесь можно учитывать следующие внешние признаки:

— припоминание зрительных образов — зрачки переместились влево и вверх;

— формирование зрительных образов — зрачки идут вправо и вверх;

— визуализация чего-либо — взгляд расфокусирован;

— припоминание звуков — зрачки переместились вправо;

— формирование звуковой картины — зрачки смещены влево;

— человек «прислушивается» к каким-то телесным ощущениям или эмоциям — зрачки уходят вниз и вправо;

— человек рассуждает сам с собой — зрачки внизу с левой стороны.

Наконец, чувственные предпочтения человека очень ярко проявляются в его лексике. Люди с визуальным способом восприятия, как правило, предпочитают пользоваться вводными и другими подчинёнными выражениями типа: «посмотрим», «на мой взгляд», «мне это видится так», «отрадно видеть», «туманно», «видимо», «свет в окне» и т.д.

Аудиальный способ восприятия выражается в иных речевых предпочтениях: «следует сказать», «говоря по совести», «в одно ухо влетает, в другое вылетает», «слышал звон, да не знает, где он», «у меня на слуху» и т.д. и т.п.

Наконец, для лиц с кинеститическим типом восприятия характерны следующие выражения: «достал меня», «ухватил суть», «горячий парень», «крепкий орешек», «нутром чую», «свяжемся по телефону», «пощупать руками» и т.п.

И всё это закреплено у нас на подсознательном уровне, то есть останется «при нас» до самого конца. И потому каждому двуногому будет полезно для начала определить тип собственных сенсорных предпочтений, что не так и сложно — просто нужно уделить этому внимание. Затем вы сможете усовершенствовать свою сенсорную память, сделать её по возможности универсальной. Между прочим, действуя через подсознание (путём погружений), добиться этого значительно проще, нежели при помощи упражнений в запоминании картинок, арий из опер и т.д. Если вы внимательно дочитали книгу до этого места и понемногу осваиваете УМП, то мне, в принципе, больше нечего сообщить вам на эту тему. Разве что, некоторые мелочи. К примеру, эту: упаси вас Бог «ломать» установившийся у вас тип восприятия. Используйте его в своё удовольствие сколько душе угодно! Просто попробуйте несколько расширить свои сенсорные возможности, добавить к «своему» ещё и другой! сенсорный канал, а потом и третий.

Следующий «архипелаг» карты нашего «я» — это степень психической активности человека. Ещё не так давно большинство метров в области психологии, брызжа слюной, уверяло аудиторию, что «разогнать» свою психическую активность, опираясь исключительно на собственное сознание на свой ум, нормальному человеку практически невозможно. Да, они признавали отдельные случаи, когда, например, хрупкая женщина под воздействием экстремально возросшей психической активности останавливала автомобиль который «пытался» наехать на её ребёнка. Но то был, дескать, совершенно бессознательный акт, связанный с особым стрессовым состоянием. И нечего принимать его в расчёт! К счастью, сегодня большинство психологов под влиянием изменившихся жизненных условий вынуждено было в той или иной степени обратиться к иррациональным областям человеческого сознания. В итоге мнение на сей счёт многих из них в корне переменилось.

Я мог бы, наверное, изложить приблизительно то же самое в «научном» (вернее, наукообразном) стиле. В частности, по поводу психической активности, или возбуждения тех или иных областей психики, я бы сказал, что наш мозг содержит особые вещества, так называемые катехоламины, которые играют роль посредников (медиаторов) при передаче возбуждения от одной нервной клетки к другой. Следовательно, чем больше этих катехоламинов в тех или иных отделах мозга, тем легче возбуждаются (или «разгоняются») психические области, контролируемые этими отделами. Только вряд ли такая механизация человеческого существа что-то бы для вас дополнительно прояснила. Современная наука способна многое констатировать, но, увы, по-настоящему объяснить не может ничего. Судите сами, разве наши сугубо научные представления о генах и хромосомах хоть как-то объясняют самое важно: откуда берётся у человека сознание, и что вообще это такое?! Да, и возможно ли это объяснить?

Но вернёмся к нашей карте. Теперь, чтобы привести её правое полушарие к достаточно приемлемой для большинства человеков мыслящих форме, условно создадим на ней две координатные оси. Далее, вертикальную ось условно наречём осью воли или целостности — это уж, как вам больше по вкусу (психиатр мог бы назвать её шкалой шизофрении). Чем правее по оси воли находится выбранная нами точка, тем сильнее сцементированы субличности человека, которому она соответствует. Таким образом, справа у нас будут располагаться натуры цельные и волевые, а ещё правее — параноики; слева же мы поместим так называемые сложные натуры, которых по мере дальнейшего продвижения влево сменят всевозможные шизофреники и, наконец, бывшие люди с окончательно рассыпавшейся психикой. Вы не забыли, что такое воля? Воля есть аспект единой психической Силы, который собирает все человеческие субличности воедино, в одну результирующую личность.

Аналогичным образом на вертикальной оси, которую мы назовём осью психической активности, самые верхние точки будут у нас соответствовать лицам, пребывающим в маниакальной фазе психоза, а нижние «депрессантам». Соответственно, в промежуточной области разместятся так называемые нормальные люди; и чем сильнее их психическая «разгонка», тем выше их место на условной оси психической активности.

Теперь ещё раз попытаемся почувствовать «на вкус» эту самую психическую «разгонку». Припомните себя в состоянии крайнего возбуждения. Быть может, однажды вы «сыпались» на экзамене и вдруг неожиданно для себя самого нашли правильный ответ на «гиблый» вопрос, или же во время поединка на тотами вы вдруг почувствовали необычайный прилив сил и ярко выиграли бой... У каждого в жизни случались моменты интенсивного повышения психической активности. Вспомните один из них, вспомните своё состояние в тот миг и попытайтесь заново его пережить.

А теперь припомните себя в тот момент, когда вы бесконечно устали, и вам вообще ни до чего не было дела. Добраться до постели — вот, единственное устремление которое у вас тогда оставалось. Реализуйте себя в состоянии заторможенной психической активности.

Теперь, когда вы овладели УМП, разогнать или затормозить свою психику особого труда для вас не составит. Итак войдите в состояние перепросмотра (или саморегуляции по методу Алиева). Затем визуализируйте пламя. Но не просто визуализируйте, а выделите в нём так называемые «высшие» составляющие: изменчивость, импульсивность, порывистость и т.п. Войдите в это пламя, отождествитесь с ним (вы уже превосходно умеете это делать) и почувствуйте, как ваша психика сама по себе начинает разгоняться. Некоторым из вас (по моим наблюдениям, приблизительно каждому четвёртому) разгонка психики даётся легче при воссоздании образа вихря, смерча, урагана — в общем, ветра необычайной силы.

Хорошо, опишу ещё один приём, который при некоторой практике «работает» у всех. Созерцайте любой внешний объект. Любой! Стол, корзину, корову, компьютер... Почувствуйте, что в каждую следующую частицу времени он (объект) — уже не тот, он поменялся. Ощутите скрытый ритм этих изменений, который непрерывно нарастает. Подстройтесь к нему, как бы войдите в саму изменчивость объекта. Иными словами, от вас требуется буквально физически ощутить изменчивость бытия и с нею отождествиться. Это совсем просто. Во всяком случае, в моём присутствии данная техника «работала» у всех без исключения человеков мыслящих.

В общем, полагаю, что с разгонкой психической активности так или иначе вы разберётесь. Аналогичным образом беритесь и за её торможение. Пригодные для этого образы — зеркальная гладь озера, заснеженное поле, безветрие. Но, как вы, надеюсь, поняли, ещё лучше в любом объекте ощутить принцип стабильности и покоя, а затем отождествиться с ним. В этом случае всё, вообще, очень просто.

Правда, в приложении к нашей карте от вас требуется всего лишь прочувствовать в себе состояния разогнанной и заторможенной психики и опытным путём выделить их составляющие.

Как за это взяться? По схеме, приведённой в «Психодинамике колдовства». Впрочем, повторю её на всякий случай. Разогнав свою психику, так сказать, целиком, как единое целое, попытайтесь сначала выделить, а затем и подавить активность эмоциональную; потом то же самое проделайте с умственной активностью. Этого не так уж трудно добиться. Теперь понаблюдайте за тем, что осталось. Вроде бы, вы, как и прежде, взвинчены до предела, но при этом ваши эмоции утихли, и успокоился ум... Именно эта, оставшаяся часть психического напряжения и является той самой активностью, о которой я говорю. Правда, существует ещё воспринимающая активность (наше внимание). Но всем нам и так постоянно приходится иметь с нею дело, и потому, полагаю, вам не нужно объяснять, что это такое.

Наконец, один совет. Занимаясь любыми психическими опытами, сохраняйте полное бесстрастие по отношению к их результату. Настройте себя так, будто вы делаете всё это вовсе не для себя, а для кого-то постороннего. Иными словами, не желайте результата, иначе само желание перечеркнёт все ваши усилия: оно-то ведь тоже эмоция.

Предположим, вы понемногу осваиваете на практике психическую систему координат, и мы можем двигаться дальше. Теперь представьте, что однажды, наколов остриём циркуля точку пересечения психических осей (воли и активности), некий психиатр начертил зловещую окружность. А потом все остальные его коллеги собрались около неё и проголосовали за то, чтобы считать людей, оказавшихся внутри этой окружности, нормальными, а тех, что по каким-то причинам остались снаружи, принять в качестве своих пациентов. С тех самых пор психиатры и «лечат» этих бедолаг, то есть пытаются — причём в подавляющем большинстве случаев безуспешно — вернуть в свой круг и запереть в нём.

Между тем, ни один человек не имеет постоянного места в психической системе координат. Допустим, вы просыпаетесь в семь утра и, как говорится, с трудом продираете глаза. В такие минуты для вас проблема даже просто откинуть одеяло и отправиться под душ. Активность вашей психики следовало бы скорее назвать пассивностью а уж о минимальной собранности воли и вообще не может идти речи. Безусловно, в этом случае состояние вашей психики будет соответствовать какой-то из точек левого нижнего сектора нашей координатной системы.

А около двух того же дня у вашего «Жигулёнка» неожиданно заглох мотор посреди улицы. А вам необходимо срочно куда-то добраться, вас где-то ждут. Вы собственной грудью «стопорите» любую машину, попавшую в поле вашего зрения. Где в этот момент пребывает ваша психика? Скорее всего, в правом верхнем секторе, если только вообще не «выплеснулась» из него ещё выше или и выше, и правее нормы.

Кстати, читая эту книгу, воздержитесь от каких-либо умственных построений — просто попробуйте «нащупать» в себе то, о чём узнали. И тогда мои слова «сработают», то есть укажут вам: да, это и есть оно самое.

Задумайтесь над тем, как вы ходите по земле, как работаете, пьёте, водите автомобиль... Если бы каждое ваше действие координировалось рассудком, который, в свою очередь, опирался бы на логическую схему, на точное научное описание самого действия, то вы за целую жизнь не сумели бы сделать, наверное, и десятка шагов.

Да, знаете ли вы, допустим, как поднести ко рту вилку? Конечно, нет — с позиций науки. Ведь у вас в голове не зафиксированы все многочисленные параметры данного простого действия, которые, возможно, не уместились бы и в десяти томах. Вы чувствуете, как это делается, и всё. Только большего и не требуется...

Вот, я и предлагаю вам примерно так же чувствовать состояния собственной психики. Это тоже очень легко. Просто раньше вы не обращали внимания на такие «мелочи». Но, прежде всего, вам нужно научиться различать их в себе. И тут без перепросмотра обойтись трудно.

Как уже говорилось, различные виды человеческой деятельности требуют разных психических позиций. Например, если вы решили породить гениальную идею, то легче всего вам будет сделать это в состоянии безволия, почти что личностного распада, в котором ваши субличности получают возможность самовыразиться.

Но, чтобы воплотить эту идею в жизнь, вам нужна предельная волевая целеустремлённость. В состоянии заторможенной психической активности вы можете легко воспринять какую-то информацию. Но победить на тотами серьёзного противника вам удастся только на предельной психической «разгонке». Таким образом, любое действие требует от нас соответствующего состояния души, особой психической позиции с оптимальными параметрами. А значит, для человека насущно необходимо овладеть хотя бы нормальным психическим пространством, или даже — если он стремится к большему — существенно раздвинуть его границы.

Приведу самый элементарный пример использования во благо разгонки психической активности. Известно, что алкоголь её, психическую активность, тормозит. А потому, если вы не желаете опьянеть, нагрузившись солидной долей спиртного, то вам следует в процессе «винопития» постоянно психически «разгоняться». Это получается у всех. Правда, есть тут одна существенная деталь: поддерживать высокую психическую разгонку следует постоянно — дав себе «слабинку» на мгновение, вы тут же «провалитесь» в очень сильную стадию опьянения. Принцип прост: всё, что вы до поры удерживали, при психическом расслаблении свалится на вас в полной мере!

Аналогичным образом, наркотические препараты разгоняют психическую активность человека. Им тоже можно противостоять, если вас, допустим, насильно «сажают» на иглу. Для этого следует так же постоянно и длительное время тормозить свою психическую активность. Я знаю людей, которым это удавалось.

До сих пор в этой главе я затрагивал в основном относительно простые вопросы, касающиеся нашего психического устройства. Подошло время нам побеседовать и о более сложных вещах, связанных одновременно с обоими условными полушариями нашей карты своего «я». Начну с довольно интересного и, на мой взгляд, весьма поучительного эпизода.

Однажды я посетил сеанс пресловутой бабы Нюры: просто зашёл посмотреть, как «работает» эта народная целительница, собирающая толпы человеков мыслящих. Обращаю ваше внимание: вход на этот сеанс, проходивший в зале какого-то кинотеатра, был бесплатным, и народу набилось видимо-невидимо. Ну, побегали всякие ассистенты, кое-как успокоили зал, и на сцену поднялась сама знаменитая знахарка. И знаете, на всё это стоило полюбоваться! По-моему, представление получилось просто роскошным. Прежде всего, баба Нюра оказалась превосходным психологом, и само действо было поставлено с шиком. Я имею в виду клаку в первых рядах, многочисленных ассистенток в платочках и ассистентов с бритыми затылками и накачанными бицепсами под пиджаками.

Впрочем, самого-то выступления ведуньи я, конечно, не запомнил — так, какая-то кашица о Боге, о душе, о простых человеческих ценностях и добродетели. Важнее было другое: в течение сорока минут ораторша искусно «заводила» публику отработанными модуляциями голоса, чередуя разгонку и торможение психической активности. Между прочим, этот немудрёный приём суггестии некогда постоянно использовал во время публичных выступлений владыка третьего Рейха. Но в тот раз в зале, повторяю, было много народу, — а чего не зайти на дармовщинку! — и все эти люди психически индуцировали друг друга, что также в немалой степени способствовало успеху выступления бабы Нюры.

Ну, а после оного, когда аудитория пребывала уже в состоянии лёгкого эйфорического ступора, в зал двинулись ассистенты бабы Нюры, предлагая направо и налево за умеренную мзду фотографии кудесницы, какие-то порошки, брошюрки с её молитвами и т.п. Всё это хозяйство молниеносно разбиралось. Помнится, меня в тот раз восхитили и профессионализм постановки спектакля в целом, и грамотная «работа» в качестве сценического психолога бабы Нюры.

И тут мы подходим к самому интересному. Парадокс в том, что некоторая часть людей, побывавших на том сеансе, действительно получила от него пользу и, быть может, даже нашла облегчение от каких-то своих болячек. Учтите, дело тут не только и даже не столько в пресловутом эффекте плацебо. Оказывается, существуют иные более могущественные механизмы, которые нередко включаются в таких случаях. Но о них, об этих механизмах, мне придётся говорить, к сожалению, в терминах биоэнергологов.

Прежде — азбука. Наша психофизическая машина, в терминологии китайской медицины, имеет шесть ножных и шесть ручных парных энергоканалов. Причём те и другие делятся на «входные» и «выходные»: по три каждого вида. Разумеется, у всякого из нас с самого рождения эти каналы (будем считать их просто определёнными типами нервных связей) «работают» по-разному: одни лучше, другие хуже. Между прочим, эти энергоканалы имеют отвратительное свойство к взаимному подавлению, к взаимной конкуренции.

Когда дело касается какого-то заболевания или целого «букета» болячек, биоэнергологи чаще всего говорят о синдроме избыточности по тому или иному каналу или по целой группе таковых. То же самое я бы назвал — пусть даже кто-нибудь упрекнёт меня в некорректных формулировках — хроническими нарушениями тех или иных нервных связей, обусловленными пониженной проводимостью определённых участков нервной системы.

Так вот, человеки мыслящие, с биоэнергетической точки зрения, устроены примерно так: их психической силой, всем психоволевым потенциалом заведует входной канал печени; за эмоциональную наполненность и душевную теплоту человека отвечает входной канал селезёнки — поджелудочной железы; что же касается входного канала почек, то его прерогатива — творческие и интеллектуальные возможности человека. Повторяю, всё это я сознательно упрощаю, иначе мне пришлось бы в популярной книге забираться в непролазные дебри некоторых специфических областей знания.

Далее, у любого суггестора канал печени непременно должен быть сильным. А это значит, что у него зачастую не всё в порядке либо с каналом почек, либо с каналом селезёнки — поджелудочной железы. Теперь представьте, отличный суггестор баба Нюра стимулирует публике, собравшейся на её сеансе, канал печени, и это, разумеется, идёт на пользу лицам, страдающих синдромом недостаточности по этому каналу. Но для человека, у которого угнетён, к примеру, канал селезёнки — поджелудочной железы, что вдобавок сочетается с его собственной сильной «печенью», такой сеанс может обернуться, скажем, обострением гастритных явлений. Иначе говоря, для кого-то из нас какой-то конкретный целитель может быть полезен, а для другого вреден. И этот факт непременно нужно учитывать.

Вообще, людям с сильным каналом печени следует очень осторожно обращаться со своей психической силой. У меня была хорошая знакомая — тучная очень энергичная женщина, крупный экономист. Она увлекалась контрастным душем, заявляя при этом, что исключительно хорошо себя чувствует, забравшись утром под ледяную воду. А иначе и быть не могло, поскольку канал печени как раз и стимулируется различными стрессовыми состояниями, в частности, холодным душем, а также всевозможными упражнениями, связанными с риском (например, прыжками с парашютом). В общем, у этой женщины, при всей её эйфории, постоянно угнетался канал почек, а избыточная энергия канала печени в дополнение ко всему — «сваливалась» на её слабый канал легких. Эта история имела печальный финал: скоротечный рак и быстрая смерть. При этом бедняжка до самого конца заявляла мне: «Так, я же избегаю горячих ванн и вообще любых перегреваний, которые, по мнению врачей, как раз и стимулируют рост опухолей; я же поступаю совсем наоборот».

В общем, чтобы хорошенько разобраться в своей психоэнергетической структуре, я бы посоветовал вам обратиться за консультацией к специалисту по биоэнергологии. Так оно будет вернее. Вообще-то, в книге «Искусство доминировать» мы уже достаточно подробно останавливались на связи состояния энергетических каналов человека с его особым ключевым самоощущением. Коротко укажу в этой книге, что у лиц с избыточным синдромом по каналу селезёнки - поджелудочной железы обычно занижена самооценка; эти лица склонны к гастритам, язвенной болезни желудка; они мерзливы; в экстремальных случаях у них может проявляться склонность к садомазохизму.

Людей со слабым каналом почек характеризует завышенная оценка своего творческого и интеллектуального потенциала; они склонны к простатитам, а женщины — к фибромиомам; что же касается психики, то для этих людей характерно состояние необоснованной тревоги и постоянного душевного напряжения. Маниакально - депрессивный психоз — их «излюбленный» душевный недуг.

Наконец, люди с неважным каналом печени, стремясь к лидерству, редко его добиваются в жизни. По своему призванию, это — великие менторы и комедианты. Про таких говорят, что они искренни даже во лжи.

Полагаю, для популярной книги уже достаточно сказано о психотипах в связи с биоэнергетическими особенностями личности. Кстати, и сами китайцы, по моим наблюдениям, не очень-то охотно рассуждают на эту тему. Мне, например, довелось лишь однажды в жизни «вытянуть» кое-что об энергоканалах у одного китайского мастера боевых искусств и системы цигун с мировым именем. Правда, это «кое-что» дорогого стоило.

Теперь на время перейдём к работе над картой левого полушария, над картой подсознательных областей нашей психики. Основательно к ней приступить вы сможете после того, как у вас уже что-то появится на карте правого полушария. Естественно, вначале вы возьмётесь за субличности, заметно проявляющиеся в вашей реальной жизни, в которых, быть может, вас что-то не устраивает. (Всё правильно, именно так и нужно действовать.) Рассмотрим эту технологию на примере.

Допустим, путём перепросмотра вы обнаружили одну из слабых сторон своего «я». Пусть это будет некая ваша психическая составляющая, которая в неожиданных сложных ситуациях нередко доминирует в вашей личности, но, в то же время, теряется, не знает, как поступить, не решается что-то предпринять. Вас, разумеется, это серьёзно беспокоит. Тогда можете действовать так.

Примите удобную позу и расслабьтесь. Прежде всего, припомните это самое состояние безволия и очень ярко его прочувствуйте. Затем, посредством УМП или при помощи какого-то иного способа, погружайтесь в подсознание, продолжая удерживать ощущение вашего беспомощного «я» и стремясь «нащупать» его в глубинах психики. И в какой-то момент вы непременно на него натолкнётесь, как бы почувствуете себя в шкуре этого «я». (Одновременно может проявиться и некий зримый образ, но это не обязательно.) Теперь постарайтесь рассмотреть-почувствовать найденную субличность со всех сторон. Ага, так это, оказывается, тот самый весёлый и великодушный парень, роль которого вы приучились напяливать на себя при контактах с незнакомыми или малознакомыми людьми! Выходит, в трудных ситуациях он даёт слабину. Нужно от него избавиться!

Стоп! Именно этого делать и не следует. О том, как вам дальше действовать, — чуть позже. Сначала вы должны досконально разобраться в «устройстве» этого весёлого парня со всеми его слабыми и сильными сторонами. Вы считаете, что вам это удалось? Тогда можете перейти ко второй части технологии.

Заново погрузитесь в подсознание, на сей раз удерживая установку на то, чтобы отыскать там решительную субличность, которая годилась бы для неожиданных трудных ситуаций. Шаг за шагом сканируйте тёмные области своего психического лира. Вот, вроде бы, что-то похожее. Остановитесь, войдите в найденный образ и освойтесь в новом самоощущении... Нет, этот парень не подходит — решителен, но туповат. (И всё же не отбрасывайте окончательно найденную субличность: в каких-то ситуациях вам может пригодиться и она.) Продолжайте сканирование своей психики, ищите. Этот чересчур флегматичен, а тот не в меру хвастлив... Вот, наконец, что-то подходящее. Решителен, собран, динамичен. Пожалуй, излишне агрессивен, но в определённых ситуациях это не повредит. Как следует, освойтесь в найденном образе, вживитесь в него. Теперь поочерёдно вводите подобранную субличность в те самые ситуации, в которых ваш весёлый парень проявлял слабость, и заново проигрывайте их. Если таких случаев в вашей жизни было мало, придумайте сами аналогичные и точно также «прокрутите» их в глубоких областях своей психики. Как правило, десяти-двенадцати таких мини-спектаклей бывает достаточно, чтобы укрепить желательную субличность и открыть ей путь на сознательный уровень.

Как вы могли заметить, при составлении карты вашего «я» моё «я» способно дать вам лишь самые общие ориентиры. Наш психический мир — это воистину бескрайние дебри, каждый участок которых к тому же воспринимается и интерпретируется любым человеком мыслящим очень индивидуально. Мастер может порекомендовать кому-то из нас, допустим, начинать каждый свой день с холодного душа. И это пойдёт ученику на пользу. Но кто-то другой, соблазнившись примером ученика, займётся по утрам тем же самым и в итоге нанесёт себе непоправимый вред. (Печальный тому пример — случай с моей знакомой.) И в то же время никто, кроме меня или вас, в конечном счёте не сможет определить, что же по большому счёту требуется именно мне или именно вам. В этом — удивительный (и, на мой взгляд, красивейший!) парадокс психического мира; и он ни коим образом не поддаётся разрешению средствами логического ума. Правда, на этот случай у нас припасено нечто иное, а именно, некий особый способ мировосприятия, который мы с В.В.Шлахтером назвали паралогией (слова «паралогия» и «логика» — антонимы) и посвятили ему книгу. В следующей главе мы самым обстоятельным образом побеседуем о паралогии.

А покуда я ещё должен сделать хотя бы беглый обзор наиболее распространённых сегодня методов классификации человеков мыслящих, то есть помочь вам расширить карту своего «я».

Из общей психологии (или из предшествующих книг этой серии) большинству моих читателей, наверное, уже известно, что по своему отношению к окружающему миру, по его восприятию и по ощущению в нём себя всех людей можно условно поделить на две огромные категории: на экстравертов и интровертов. В свою очередь каждая из этих категорий также условно подразделяется на активный и пассивный подтипы. Таким образом, всю массу человеков мыслящих, населяющих планету Земля, мы можем условно объединить в четыре огромные (но отнюдь не равные по численности!) группы. Лиц, принадлежащих к первой из них, называют активными экстравертами.

Это наиболее деятельные люди, внимание которых преимущественно поглощено окружающим миром, его материальными объектами и материальными же благами. При этом обычно им присуще стремление что-то в жизни поменять, исправить и как можно прочнее в ней утвердиться, или же — на уровне интеллекта — осчастливить мир своими идеями (впрочем, как правило, даже и не своими). Импульсивные и напористые, цепкие в жизни, экстраверты активного типа — это прирождённые лидеры. У них нет психических комплексов. Они живут, что называется, сегодняшним днём и превосходно его чувствуют. Рассчитывать, прогнозировать, строить долгосрочные планы — это не их стихия (хотя, как правило, сами они так не считают). Именно они руководят предприятиями и политическими партиями, религиозными объединениями и неформальными силовыми структурами. Президенты и криминальные авторитеты получаются исключительно из этой категории лиц.

Что касается пассивных экстравертов, которых несколько больше в этом мире, то и для них в жизни припасён неплохой кусок пирога. Чаще всего этих холодноватых и довольно-таки приземлённых созерцателей бытия можно увидеть на вторых ролях, но непременно рядышком с лидерами. Это — прирождённые помощники, соратники, доверенные лица, заместители всевозможных мастей и рангов. Именно они, пассивные экстраверты, составляют основу неистребимого чиновничьего племени. Пассивный экстраверт, как чёрт ладана, боится самостоятельных решений. Поменять что-то коренным образом, рубануть с плеча, сняться с насиженного места — всё это для него непосильный подвиг. Зато он умеет досконально разобраться в любой ситуации, обожает вычислять и систематизировать, запоминать на всякий случай всё, что угодно, и вообще вести учёт и подводить итоги. Более того, это — единственная категория людей, которые способны учиться на чужих ошибках. Без такого помощника активный экстраверт, человек обыкновенно не очень-то собранный, как без рук. Пассивные экстраверты бывают хорошими собеседниками, чудесными супругами и дотошнейшими фининспекторами. Преобладающее их качество — здравый смысл. Как правило, им хватает всего, за исключением звёзд с неба...

Теперь об активных интровертах. Этих можно назвать вечными студентами жизни. Как и подобает вообще всем интроверсированным субъектам, активные интроверты с удовольствием фокусируются на собственном внутреннем мире, но при этом не боятся его дополнять и даже периодически осуществлять в нём перестановки. Они готовы учиться чуть ли не до могилы. Активные интроверты — непревзойдённые генераторы неосуществимых идей, мечтатели и фантазёры. Именно среди них — всевозможные сочинители, музыканты, художники и, как ни странно, среди них же — математики, изобретатели, философы. В общем, активные интроверты занятые люди. При этом они иногда умеют иронизировать над собой и порой бывают симпатичны — при том, конечно, условии, что их «сложная» натура не осложнена чрезмерно какими-нибудь неприятными психическими радикалами.

Наконец, пассивные интроверты. Этих питомцев душевной лени полным-полно среди фанатиков всех мастей, особенно же среди религиозных фанатиков. Это они готовы до одурения повторять за своими гуру «Харе Кришна!» или «Вся власть — советам!». (Заметьте, сами их лидеры никогда не относятся к данному психическому подтипу.) Что же касается обычного, так сказать, не идеологизированного пассивного интроверта, то в большинстве своём люди они незлые, покладистые и даже душевные. Впрочем, до той лишь поры, покуда вы не попытаетесь насильственно вывести их из привычной психической позиции, весьма близкой к дремоте.

Наверное, для этой главы было бы достаточно о психотипах, если бы предложенная классификация прямо учитывала ещё один немаловажный фактор, который также влияет на наше мировосприятие и поведение в жизни. Я говорю о скорости наших нервных реакций, о быстроте возбуждения и торможения нашей психики. Некогда соотношение возбудимости и способности к торможению человеческой психики служило основным классификационным признаком, и было принято говорить о «темпераментах»: сангвиническом, флегматическом, холерическом и меланхолическом. Сангвиническим темпераментом (психотипом) издавна называли такой, при котором возбуждение и торможение нервной системы происходит достаточно быстро и легко. Грубо говоря, сангвиники вспыльчивы, но отходчивы, а потому и наиболее динамичны в этой жизни.

У холериков же лёгкая возбудимость не соответствует затрудненности реакций торможения. Таких людей всегда считали желчными и злопамятными.

Трудная возбудимость флегматика в сочетании с быстрым торможением нервных реакций снижает его жизненную динамичность. А с законченным меланхоликом, который только раздражается, когда его пытаются как-то «раскачать», а потом подолгу не может «выбраться» из своей ипохондрии, в этом смысле дело обстоит и вовсе неважно. Именно меланхолики — первые кандидаты в «депрессанты». Разумеется, все эти типичные черты характера непосредственно связаны с особенностями нашей нервной системы, в частности, с проводимостью нервных стволов человека. Советую вам самостоятельно соотнести данную классификацию с биоэнергологической, которая вкратце приведена в этой же главе.

Возможно, многим из вас покажется проще строить карту своего «я», опираясь именно на эти классификационные признаки. В любом случае не торопитесь с окончательным «диагнозом» — ошибиться легко, поскольку любое наше «я» склонно метить в Наполеоны и не замечать в себе тех свойств, которые это «я» не устраивают. (Могу, правда, предположить — не особенно всерьёз, — что главный мой читатель — это активный интроверт несколько экстраверсированного типа со вторичной психикой. Последнее означает, что у него, увы, не всё благополучно с торможением негативных реакций, то есть он подолгу таит обиды, снова и снова «прокручивает» в уме всякие неприятные ситуации и т.д. Что же касается явных пороков, то такие люди, к счастью, бывают чаще склонны к алкоголизму, нежели к наркомании.)

И всё же некоторые свои недостатки — например, устойчивость (инертность) негативных реакций — разглядеть в себе довольно просто (хотя бы при помощи перепросмотра). Затем можно принять соответствующие меры — для этого в вашем арсенале теперь уже достаточно средств. К примеру, затянувшиеся негативные эмоциональные реакции большинству человеков мыслящих удаётся гасить (хотя бы на время) при помощи того же настроя бесстрастия, который мы подробно рассмотрели в первой главе. (Для этого состояние бесстрастия реализуется непосредственно на фоне негативных эмоций и чувств, направленных на определённый объект или явление.)

Помимо очевидных преимуществ, связанных с личностным развитием, работа над картой своего «я» даёт нам возможность правильно тестировать окружающих, что совершенно необходимо для результативного психологического воздействия на них. В связи с этим усвойте одно правило: даже черновое, не очень точное тестирование биологического объекта всё-таки лучше, нежели вообще отказ о такового. (Разумеется, речь идёт о тех случаях когда мы стремимся на кого-то воздействовать. Впрочем фактически при любом общении мы с большим или меньшим успехом пытаемся повлиять друг на друга.) Сформулированное правило объяснимо даже на логическом уровне. Тестировав биологический объект, мы затем целенаправленно воздействуем на него по определённой схеме (наиболее простым способом из возможных). При этом попутно выявляются какие-то неточности нашего первоначального «диагноза» (в частности, при подстройке к объекту), и мы можем скорректировать свои действия.

Когда же мы отказываемся от первоначального моделирования объекта и от какой-либо стратегии воздействия на него (дескать, буду держаться так, как подскажет ситуация), то неизбежно попадаем в плен собственных реакций на его поведение. Для суггестора это — полное поражение.

Подошло время немножко потолковать и о наших целях — как о тех, что мы преследуем, работая над картой себя самого, так и о целях вообще всего, о чем мы с вами беседуем. В принципе само слово «цель» подразумевает ум, то есть предполагает какую-то логику. А ведь именно от логики я вас постоянно и предостерегаю. Абсурд? Ничуть не бывало.

Но прежде давайте искренне представимся, сами себе. Кто мы такие в этом мире? Если действительно — лишь вычислительные механизмы (пусть и построенные с поразительным совершенством и непостижимым мастерством), тогда всё это — действительно абсурд.

Хорошо, предложу вам свою версию решения этой проблемы. Человек есть живое воспринимающее существо, причём именно потому и «живое», что «воспринимающее», — посредством которого Природа, или Жизнь, или, наконец, Бог, познаёт Самое Себя. И человеческий ум — лишь вспомогательный инструмент, помогающий нам собирать отдельные фрагменты своего восприятия в относительно цельные объекты, а также добывать хлеб насущный. Но этот ум то и дело самоуверенно порывается формировать собственную концепцию Целого и, конечно же, раз за разом терпит полное фиаско, сваливая вину за это на всё сущее, в том числе и на самого себя. И тут просто необходимо его обуздать и вывести на первый план именно главное наше свойство — восприятие. А потому я нарочито противопоставляю человека мыслящего человеку воспринимающему как более высокой форме бытия или нашей потенциальной возможности.

Разумеется, все наши поиски Истины, Высших сил, Бога, Себя — называйте это, как хотите, — начинаются с ума. Неудовлетворённый возможностями собственного восприятия, ум начинает искать чего-то новенького, чего-то необычного, в чём, как он интуитивно чувствует, самому ему отказано. И молодые люди приходят к мистицизму разного толка, к религии, к каким-то общественным идеям. Но тут на сцену выходит сама Жизнь, или Сила, и начинает преподносить нам уроки, чтобы хотя бы некоторые из нас их почувствовали и усвоили. И постепенно кое-кто понимает что-то действительно стоящее и переходит от мистической экзотики к самопознанию, основанному на нашем великом даре восприятия. Дальнейшие выводы делайте сами. Могу лишь добавить, что сам я начинал с вульгарного интереса ко всему, что выходило за рамки материалистического мира, в котором я вместе с миллионами своих сверстников был огорожен могучей идеологической стеной. И двигало мною в ту пору великое «а вдруг!». Но со временем мои цели и интересы трансформировались, постепенно делаясь всё конкретнее и абстрактнее одновременно. Точнее сказать об этом трудно.

А не кажется ли вам, что основная беда современного человека — как раз в том, что он (человек) слишком жёстко разграничивает материальную и духовную сферы, тело и душу, мир и Бога? Возможно, именно потому сферы и Силы сделались для нас действительно чем-то потусторонним. Но ведь в этом мире всё взаимосвязано и взаимопроникаемо. Помните загадку с пирамидой Хеопса? Как бы вы поступили на месте этой пирамиды, когда бы задумали покончить жизнь самоубийством? Я бы, возможно, на её месте просто подождал...

Но хорошо, вот, вам вполне конкретная и практичная цель, которой, как говорится, — «за глаза» для большинства из нас. В четвёртой главе мы обсудили то печальное обстоятельство, что несчастный разум всех человеков мыслящих, точно марионетка, управляется импульсами подсознания, зачастую случайными. В итоге мы, сами того не замечая и, разумеется, не желая, постоянно действуем наперекор собственным стратегическим интересам. На этом «забавном» явлении основан, в частности, метод вербальной суггестии, главный принцип которого мы тоже рассмотрели. Но, чем навязывать окружающим свои небольшие прихоти (последние тоже, как правило, — лишь случайные импульсы подкорки), куда важнее для нас освободиться от капризов собственного подсознания. У толтеков это называется жить стратегически, причём данный принцип, пожалуй, можно считать краеугольным камнем всей их системы. Что это такое? Прежде всего, выработка стратегических доминант в своём подсознании, Самокодирование с большой буквы. Мы не можем погасить все мелкие нежелательные импульсы своей «подкорки» — нам их просто не отследить, — но вполне способны постепенно и, заметьте, вполне осознанно нарабатывать в противовес всякой случайной «мелюзге» крупные стратегические установки в своём подсознании. Затем они, эти установки, или доминанты, уже без участия нашего разума начинают сами «разбираться» с нежелательными капризами «подкорки», легко и даже незаметно для нас их «гасить». Фактически только так мы и можем по-настоящему творить себя. (Разумеется, без карты своего «я» в таком деле трудно обойтись.)

Между прочим, эту истину открыли не одни толтеки. Буддисты, например, постоянно толкуют о единонаправленности сознания; а знаменитый тапас индуистских подвижников, а сердечный огонь христиан — всё это явления одного порядка. Итак, творите себя, как вам заблагорассудится: все ангелы и демоны — в вашем подсознании.

Впрочем, пора закончить эту главу. В заключение повторю: самосовершенствование — это вовсе не искоренение в нас чего-то такого, что нам не подходит, а, напротив, привнесение в нас новых качеств и возможностей, которых нам недостаёт (или усиление, укрепление каких-то недоразвитых наших свойств). Именно так и только так можно превзойти собственную психическую конструкцию. И ещё. Всё, чем мы являемся в этом мире, имеет корни в подсознании. И это — один из главных уроков Силы, который она постоянно пытается преподать каждому из нас.