Глава шестая. Центры и аппарат психологической войны.

Истоки и природа мифа о "советской военной угрозе".

Возведя психологическую войну в ранг государственной политики и стремясь предельно ужесточить ее, лидеры Вашингтона направляют усилия ЮСИА, ЦРУ и других ведомств пропаганды и разведки прежде всего на усиление манипулированием иллюзорной угрозой со стороны Советского Союза. По существу, одна из важнейших задач психологической войны, по мнению ее творцов и вдохновителей, заключается в создании в мире атмосферы истерии, военного психоза, неуверенности, страха. Такое состояние общественного сознания достигается с помощью антисоветского мифотворчества. К. Марси, один из руководителей Американского комитета за согласие между Востоком и Западом, считает, что "мифы произрастают как сорняки, в отличие от фактов они не нуждаются в уходе". В действительности дело обстоит не так. Буржуазные мифы, подобные злобному вымыслу о "советской военной угрозе", фабрикуются и культивируются правящими кругами капиталистических стран Запада, их многочисленными пропагандистскими ведомствами, работающими на психологическую войну.

Давно известно, что мифотворчество основано не только на искаженном, но и на фантастическом отражении действительности. Люди с древнейших времен, когда, им была неведома истина, создавали мифы, творя в своем сознании богов и демонов. Человечество, делая шаги по бесконечным ступеням пирамиды общественного прогресса, на каждой из них создавало свои, присущие данной эпохе мифы. В основе мифического сознания лежало фантастическое обобщение явлении окружающего мира. Мифотворчество было одной из форм духовного освоения окружающей действительности из-за ограниченных познавательных возможностей человека. Оно сохранилось и процветает на ступени капиталистического развития общества.

В работах западных философов Сореля, Парето, Кассирера, Решлера и других политическая мифология определяется как духовный инструмент власти, с помощью которого массам внушаются нужные стереотипы мышления. Однако буржуазные творцы мифов не могут считать своими предтечами тех, кто создавал индийские Веды, древнегреческие "Илиаду" и "Одиссею", тень отца Гамлета или ведьму в "Макбете" Шекспира. Творцы современного буржуазного мифа знают истину, но боятся обнародовать ее и поэтому всячески камуфлируют ее подлинное содержание. Именно таковыми являются буржуазные жрецы мифа о "советской военной угрозе". Еще В. И. Ленин писал, что те, "которые кричат о красном милитаризме... - политические мошенники, которые делают вид, будто бы они в эту глупость верят..."1.


1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 50.


Истоки мифа о "советской военной угрозе" следует искать в антагонистических взаимоотношениях трудящихся и эксплуататоров, в той классовой борьбе, которая отчетливо показала, что социальная несправедливость не является ни вечной, ни незыблемой. Как только пролетариат взял на свое вооружение теорию научного социализма и возникла научно обоснованная альтернатива капиталистическому строю, в сознании эксплуататорских классов родился устойчивый страх перед "призраком коммунизма", страх перед необратимостью грядущих социальных перемен. "...Тайна красного призрака, - писали К. Маркс и Ф. Энгельс, - ...в страхе буржуазии перед неизбежной борьбой не на жизнь, а на смерть между ней и пролетариатом, страхе перед не- минуемой развязкой современной классовой борьбы..."1 Этот страх обреченного строя стал особенно рельефно виден после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Чтобы не выдать его проявления и оправдать любые действия против первой страны социализма, империализм начал осуществлять невиданную по масштабам дезинформацию народов: запугивать их "коммунистической угрозой", "красной опасностью", "рукой Москвы".


1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 171.


Объективно существующее противоречие между социализмом и капитализмом стало выдаваться за некую угрозу (нет, не эксплуататорскому строю!) всей цивилизации, всему "свободному миру". Страх перед основным противоречием эпохи, которое империалистические круги всегда надеялись (и пытались!) разрешить в свою пользу силой, по мере упрочения мировых позиций социализма сознательно трансформировался буржуазией в универсальный миф, с помощью которого она стремилась и стремится решить свои глобальные политические задачи. Французский профессор А. Решлер в книге "Современные политические мифы" пишет, что именно они, мифы, "уже не являются продуктом бессознательного творчества: сегодня это объект умелого классового манипулирования"2. И это манипулирование осуществляет машина психологической войны, способная создавать мифы, культивировать их, внедрять в сознание людей, бесстыдно спекулировать одураченными людьми на Западе. Облик угрозы, сфабрикованной буржуазными пропагандистами, - универсальный аргумент всех их антисоветских концепций. "Чтобы оправдать новые вооружения, - отмечал В. И. Ленин, - стараются, как водится, намалевать картину опасностей, угрожающих "отечеству"3. Ленинский вывод целиком сохраняет свою злободневность и в наши дни.


2 Reszler A. Les Mythes politiqes modernes. Paris, 1981, p. 97.


3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 182.


Родившись в середине XIX столетия, миф о "коммунистической опасности" трансформировался в XX веке в домысел о "советской военной угрозе". Эта диалектика превращения социального мифа в миф военно-политический отражает прежде всего смещение акцентов в классовой борьбе империализма с реальным социализмом в сторону "силовой политики". Так страх и классовая ненависть эксплуататоров к новой общественной системе создали самую большую ложь, какая только появлялась в нашу эпоху, - ложь о "советской военной угрозе". Ее творцы полностью игнорируют стратегический курс первого социалистического государства, направленный на достижение мира. Еще в сентябре 1919 г. В. И. Ленин в своем письме "Американским рабочим" писал, что прочный мир будет нужен трудящимся "в течение того периода, когда будут существовать рядом социалистические и капиталистические государства"4.


4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 197.


В. И. Ленин всячески подчеркивал, что окончание войн, мир между народами, прекращение грабежей и насилий - именно наш идеал. Вся история Советского государства - яркое тому свидетельство. Буржуазные пропагандисты всячески скрывают от своих народов, что первым правовым актом молодого Советского государства был ленинский Декрет о мире, что в канун второй мировой войны СССР был единственной страной, последовательно боровшейся за обуздание фашистских агрессоров и предотвращение войны. Империалистические профессионалы психологической войны утаивают или фальсифицируют многочисленные миролюбивые шаги СССР и других стран социалистического содружества в современный период. Во всех программных документах КПСС и Советское государство последовательно выдвигают и настойчиво подтверждают на практике свою приверженность миру.

Такова правда истории. Но что до этого буржуазным фальсификаторам. В мозговых бункерах государственной власти капиталистических стран лживо утверждают, что поскольку в условиях мирного сосуществования социализм увеличивает темпы своего развития, получает дополнительный импульс в поступательном движении, ускоряет процесс реализации своих планов и программ, то это де представляет опасность для "свободного мира". Мирное сосуществование как форма классовой борьбы, как форма соревнования двух социальных систем представляется многим буржуазным теоретикам и политикам опасной для капитализма и бесперспективной фазой противоборства, не несущей эксплуататорскому строю никаких выгод. Поэтому враги мира не перестают рассуждать, что "мирное сосуществование - это улица с односторонним движением" и представляет собой не что иное, как "тактическую уловку коммунистов". Заявления Рейгана, Хейга, Уайнбергера, Пайпса, других "ястребов" капиталистической Америки исходят именно из этой буржуазной идеологической концепции.

Антинародная по своей сути внутренняя и внешняя политика империализма преследует узкоэгоистические классовые дела, пронизана ядом антикоммунизма. Империалистические круги хотели бы представить мирное сосуществование, с одной стороны, как классовый мир между эксплуатируемыми и эксплуататорами, а с другой - как признание социалистическими странами "права США и НАТО на превосходство и преобладание в мировых делах". Именно этому подчинены все идеологические акции империализма последних лет.

Не случайно, что именно в наши дни реакционные империалистические круги делают все для того, чтобы полностью похоронить разрядку и вернуть мир к "холодной войне". Эти круги, используя надуманные предлоги, вроде событий в ДРА и ПНР, направляют все усилия на то, чтобы еще больше обострить международную обстановку, повысить напряженность в отношениях между государствами, увеличить риск возникновения ядерной войны. Агрессивные силы на Западе хотели бы в обмен за разрядку получить односторонние уступки от Советского Союза и других социалистических стран в ущерб их безопасности и суверенитету. Поэтому они развернули широкую политическую и идеологическую кампанию, имеющую главной целью дискредитировать реальный социализм. Все это учитывается Советским государством, которое, настойчиво продолжая курс на сохранение и материализацию разрядки, делает одновременно все необходимое для того, чтобы обеспечить благоприятные внешние условия строительства социализма и коммунизма, надежно оградить мирный труд советских людей. Таким образом, сама идея мирного сосуществования, а также пути реализации его принципов являются объектами ожесточенных идеологических схваток.

Мир и его социальные последствия пугают буржуазию. Западногерманский философ У. Шламм в книге "Границы чуда" с поразительной классовой откровенностью пишет:

"Чудовищная сущность конфликта между коммунизмом и Западом зловеща и состоит в том, что коммунизм процветает в условиях мира, хочет мира и торжествует в мире. Запад, если хочет избежать гибели, должен проникнуться страшной решимостью вести войну"1. В империалистических кругах понимают, что война "горячая" может означать конец капиталистической системы. Но там не могут принять и концепции устойчивого, гарантированного мира. По сути, империализм сегодня устраивает больше такая модель международных отношений, которая отражает балансирование на грани войны в мира. Для оправдания этого исторического риска нужно идеологическое и политическое обоснование. Оно и содержится в антисоветском мифе.


1 Schlamm W. Die Greuzen des Wunders. Zurich, 1980, S. 115.


Ссылки на "военную опасность" со стороны Советского Союза представляются иллюзорными, если вдуматься в существующее ныне положение вещей. Мировой социализм, достигнув большей, чем когда бы то ни было, экономической мощи, потеснил по многим параметрам империализм. И вместо "расширения экспансии" (что всегда приписывают Советскому Союзу его недруги) все свое влияние обратил на "мирное наступление". В констатации этого принципиально важного положения не только выражается миролюбивая сущность социализма, его оптимистическая уверенность в том, что он и в экономическом соревновании с капитализмом достигнет своих социальных целей, но и еще раз вскрывается полная несостоятельность старого антикоммунистического штампа о "советской военной угрозе". Но он империализму очень нужен.

В статье профессора Н. Чомски "Зачем нужна холодная война", опубликованной в английской газете "Гардиан", откровенно говорится, что для того, чтобы Запад был способен осуществлять внутреннюю и внешнюю политику в современных условиях, необходимо наличие угрозы извне, то есть со стороны Советского Союза. Только при помощи манипулирования этой угрозы, пишет автор, власти могут добиться поддержки своего курса в стране и на международной арене. Без этого мифа буржуазия не может объяснить, даже если это будет делать сам президент США или директор ЮСИА Ч. Уик, зачем Пентагон форсирует гонку вооружений, почему Вашингтон поощрил агрессию Израиля против Ливана, расширяет сеть военных баз во всем мире, вмешивается в дела Польши и Афганистана, заполнил до отказа погреба Западной Европы ядерным оружием. Чтобы как-то замаскировать свой "крестовый поход" против мира, против разрядки, в США занялись усилением пропагандистского обеспечения своей милитаристской политики. Для этого принята специальная программа, имеющая целью активизировать деформацию подлинной истины о сути современной военно-политической обстановки.

Таким образом, миф о "советской военной угрозе" выступает как конкретное орудие политики и психологического манипулирования массами со стороны буржуазии. Сложилось положение, когда поддержание в общественном сознании населения капиталистических стран устойчивого представления о "советской опасности" выступает стержневой линией всей буржуазной пропаганды.

Чтобы придать большую жизнестойкость и правдоподобность мифу, к его обоснованию привлекаются государственные и общественные деятели, представители буржуазной философии. Известный американский философ Дж. Робертсон в книге "Американский миф" пишет, что внутренняя политическая жизнь Соединенных Штатов давно опирается на миф, который настойчиво поддерживают в сознании нации все президенты, вся руководящая элита государства. Это миф о том, пишет Робертсон, что "Америка объединяет нацию, занимающую исключительное место человеческой цивилизации, дающее ей бесспорное право на экспансию, на роль первой державы, на мировое лидерство"1. Следовало бы добавить автору труда, что это "бесспорное право" иллюзорно, оно выдумано теми, кто вершить судьбами простых американцев.


1 Robertson D. American Myth. N.Y., 1980, р. 74.


В вышедшей в США книге "Политика манипулирования"2, написанной философом Д. Энтманом, утверждается что, мол, "еще Ницше доказал, что человек и особенно толпа нуждаются в мифах и иллюзиях". Нужно удовлетворить эти интеллектуальную и психологическую потребности, продолжает буржуазный автор. Все дело лишь в то какие мифы и иллюзии мы (США. - Д. В.) используем для достижения целей нации. К наиболее важным Энтман относит мифы об "американской мечте", "американской исключительности", "равных возможностях" и наличии "постоянной внешней угрозы".


2 См.: Entman D. Manipulatory politics. N.Y., 1981.


В унисон с этими философскими откровениями звучат рассуждения американского профессора Л. Фойера, "доказывающего", что любое общество, в том числе и "свободное" не может обойтись без системы мифов. Природа американского общества такова, пишет Л. Фойер, что оно дает жизнь прежде всего мифам типа "обновления", "процветания" "мессианства", "суперменства". Для внешней политики жизненно необходим стойкий стереотип "коммунистического врага", который покушается на все материальные и духовные ценности Америки3. Миф о внешней угрозе выглядя устрашающим, пишет философ. Он вначале подавляет, затем и подчиняет разум человека. В основе манипулирования устрашающим мифом лежит контроль за информацией утаивание такой, которая может подорвать официальный курс, и, наоборот, поддержка тенденциозной.


3 См.: Reflections on the present danger (Ed). N.Y., 1981, p. 19.


В этих и подобных им "философских" обоснованиях необходимости буржуазной политической мифологии перепеваются старые идеи В. Парето. Еще на пороге нынешнего века он утверждал, что иллюзии, мифы, утопии "затемняют человеческое сознание", но без них общество обойтись не могло и не сможет. В. Парето объяснял неистребимость мифотворчества прежде всего принципиальной ограниченностью возможностей человеческого сознания. Современных буржуазных интерпретаторов мало интересует гносеологическая сторона политических мифов. Для них прежде всего важно их утилитарное назначение: быть инструментом манипулирования массовым сознанием.

Миф предстает, таким образом, как идеологический инструмент империалистической политики психологического манипулирования массами. Таков миф о "советской военной угрозе". Глубокую потребность в нем, концентрированно олицетворяющем огромную классовую ложь буржуазии, не только понимают, но нередко и не скрывают весьма высокопоставленные деятели капиталистического мира. Так, 3. Бжезинский утверждает, что стратегия США всегда основывалась и основывается на необходимости сдерживания "советской военной экспансии", угроза которой "оправдывает любые военные и политические меры свободного мира"4. Он, как и его последователи в нынешней американской администрации, считал и считает, что без мифа о "советской угрозе", превращенного в ядро всей внешнеполитической доктрины, США просто не в состоянии "играть свою роль" в мире. Один из аналитиков американского милитаризма Донован прямо пишет: "Коммунистические агрессоры являются наиболее удобным, постоянным и неопределенным врагом. Если бы не было советской угрозы, то военные чиновники в Пентагоне были бы просто обязаны изобрести ее"5.


4 См.: Foreign Affairs. October, 1980, р. 181


5 Donovan I. Militarism USA. N.Y., 1981, p. 216.


Таким образом, усилиями империалистической политики и пропаганды конфликт эксплуататоров и эксплуатируемых, буржуазии и трудящихся, капитализма и социализма, выражающий основное противоречие эпохи, предстает в дезинформированном буржуазном общественном сознании как некая демоническая, иррациональная угроза в коммунистическом облике. Ненависть к реальному социализму, страх перед грядущими социальными переменами, отсутствие уверенности в исходе мирного соревнования двух систем постоянно "подогревают" антикоммунизм, в чреве которого и родился пресловутый миф. По мере эволюции антикоммунизма - антимарксизм (до победы Октября), антибольшевизм (после Октября), антисоветизм (после второй мировой войны) - "угроза" строю, "который не имеет исторического будущего", изображалась буржуазными идеологами все более драматическими красками. Ныне это не редко подается как угроза самой цивилизации, всему будущему человеческого общества.

Тот непреложный факт, что эта чудовищная антиистина стала методологической первоосновой внутренней и внешней политики империализма, свидетельствует о дальнейшем углублении интеллектуального кризиса идеологических и философских основ политических доктрин империализма. Когда очевидная ложь берется в качестве главного обоснования политики, конкретных стратегических концепций североатлантических кругов, это не просто отражает ущербность старого строя, но и свидетельствует о реальной военной опасности для мира с его стороны. Все это становится особенно очевидным, когда вскрывается социальная роль антисоветского мифа.