Глава третья. Современная психологическая война империализма.

Сущность психологической войны, ее цели в функции.

Психологическая война является детищем империалистической буржуазии. В связи с этим актуальны слова классиков марксизма, что "мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мыслями"1. Без использования этих мыслей для сохранения существующего социального статус-кво буржуазия обойтись не может. Поэтому психологическая война империализма как. уродливое явление в духовной жизни представляет собой специфический способ, средство буржуазии для разложения общественного сознания своих противников в соответствии со своими идеологическими установками.


1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 45.


Понятие "психологическая война" в буржуазной социологии и военной науке используется в широком и узком смысле. В широком - психологическая война отождествляется с борьбой в духовной области вообще. Так, один из буржуазных специалистов пропаганды американский профессор М. Чукас утверждает, что "психологическая война предполагает меры пропагандистского воздействия на сознание человека в идеологической и эмоциональной областях"2. Подобное высказывание не единично и в значительной мере характеризует понимание содержания и сущности психологической войны буржуазией. Известные буржуазные теоретики психологической войны У. Догерти, М. Яновиц, П. Лайнбарджер, Л. Гоу и другие нередко оценивают ее как универсальный способ воздействия в целом на все сферы и элементы общественного сознания. Однако, как правило, понятие "психологическая война" в широком смысле слова используется лишь в контексте военных теорий, военно-стратегических концепций. Тем самым подчеркивается ее особое значение среди материальных и духовных факторов ведения современной войны.


2 Choukas M. Propaganda Comes of Age. Washington, 1975, p. 210.


Более распространенным является толкование этого понятия в узком смысле - преимущественное воздействие на область общественной психологии. Это связано прежде всего с расширительным пониманием в буржуазной социологии общественно-психологической сферы, а также с тенденцией значительной психологизации духовных процессов, протекающих в различных социальных общностях и группах. Американские авторы книги "Хрестоматия психологической войны" пишут, что "психологический комплекс человека - самый уязвимый и именно сюда должны направляться наши усилия по политическому, идеологическому, нравственному проникновению"3.


3 Psychological Warfare. Sasebook. Baltimore, 1982, p. 15.


В имеющихся в вооруженных силах США наставлениях по психологической обработке личного состава своих войск и войск противника настойчиво проводится мысль о том, что с помощью психологических средств можно наиболее успешно осуществлять идеологическое, политическое влияние на сознание людей. Подобный подход авторов американских наставлений неоригинален. Еще в "Основных положениях военной пропаганды", изданных гитлеровским генеральным штабом в 1943 г., утверждалось, что у "человека наиболее уязвимое место - его психология, чувственная стоном взаимодействии с комплексом мер психологической войны.

Таким образом, так называемая психологическая война есть не что иное, как система подрывных идеологических воздействий империализма, направленных на сознание людей преимущественно через сферу общественной психологии Эта сложная система действий (психологические диверсии, слухи, подлоги, дезинформация, угрозы, демонстрация военной силы и т. д.) имеет целью ослабить духовную и материальную мощь противника. Психологическая война империализма, обладая относительной самостоятельностью, вместе с тем предстает частью, важной стороной идеологической борьбы, которая является одной из основных форм борьбы классовой. Если в идеологической борьбе используется главным образом метод убеждения, то в психологической войне преимущественно методы внушения и заражения.

Психологическая война ведется империализмом как в мирное, так и в военное время. В мирное время ее диапазон более широк. Она охватывает политические, нравственные, правовые, эстетические формы сознания, а также сферу культуры. Психологическая война направлена на различные общности и коллективы: производственные, научные, художественные, творческие, военные. В мирное время психологическая война выступает одним из конкретных средств воздействия на морально-политический потенциал противостоящей социальной системы. В современных условиях в результате быстрого прогресса в области средств массовой информации возможности обоюдного духовного воздействия существенно увеличились. Возросшее количество непосредственных человеческих контактов, увеличение технического, научного, культурного обмена между государствами двух систем объективно создают больше условий для прямого столкновения мировоззрений, социально-политических взглядов. Соответствующие буржуазные идеологические органы стремятся максимально использовать это обстоятельство для усиления своих идеологических и психологических диверсий.

В ходе психологической войны в мирное время идеологические органы империализма преследуют вполне определенные цели. Во-первых, внесением в общественное и индивидуальное сознание социалистического общества враждебных идей, взглядов, представлений они пытаются расшатать морально-политическое единство советского народа, ослабить интернациональное единство братских стран социализма. В одном из инструктивных документов Управления по международным связям США (теперь ЮСИА), принятом в 1981 г., прямо говорится, что "свободная информация, которую мы (США. - Д. В.) должны направлять в страны коммунистического блока, призвана максимально ослаблять влияние марксистской идеологии со всеми вытекающими из этого последствиями". Поэтому неудивительно, что содержание радиопередач, печатной продукции, направляемой на социалистические страны, иные подрывные акции подчинены главному - ослабить социализм духовно, идеологически. Хотя тщетность этой цели очевидна, нельзя недооценивать опасности всех тех мер, которые применяют против реального социализма подрывные пропагандистские центры империализма.

Во-вторых, с помощью акций психологической войны буржуазные идеологи пытаются политически дезориентировать людей стран социализма. Для этого создан огромный комплекс политической дезинформации, нацеленный на внесение в социалистическое общественное сознание ложных идей, чуждых взглядов, иллюзий, мифов, искаженных представлений. Только в главных капиталистических странах "работают" на социалистический мир десятки крупных радиостанций общим объемом вещания многие сотни часов в сутки. Установки, которыми руководствуется вся эта машина психологической войны, весьма откровенно изложил М. Чукас. "С помощью радиопропаганды, - поучает он, - следует "осведомленного человека превратить в неосведомленного, информированного - в дезинформированного, убежденного - в сомневающегося. Надо лишить людей приверженности коммунистическим целям. В этом все дело"1.


1 Choukas M. Propaganda Comes of Age, p. 218.


В-третьих, операции психологической войны, проводимые буржуазными пропагандистскими органами, преследуют цель не только ослабить роль коммунистических идеалов, убеждений, образа жизни, морали, но и заменить их западными "ценностями": индивидуализмом, эгоизмом, национализмом, частнособственническими наклонностями, политической индифферентностью, скепсисом и нигилизмом. Для этого широко используются мифы о "свободе личности", "правах человека", "подлинной демократии" в буржуазной интерпретации. Разумеется, при этом духовные диверсанты стараются умолчать о том, что именно капитализм породил фашизм, культивирует расизм и национализм, неизлечимо болен преступностью, безработицей, несет людям угрозу опустошительных войн. Фарисеи психологической войны, стремясь демонстрировать лишь потребительскую витрину "свободного мира", всячески избегают говорить о глубинных причинах социальных катаклизмов, вооруженных конфликтов, гонки вооружений и других кризисных явлений капиталистического мира.

В-четвертых, с помощью штампов, используемых в психологической войне, правящие империалистические круги пытаются запугать свои народы "агрессивностью планов" Советского Союза. Если вдуматься в существо многочисленных пропагандистских кампаний, проводимых ныне организаторами психологической войны против социализма, то нетрудно увидеть, что поддержание в общественном сознании капиталистических стран представления о демонической опасности со стороны СССР выступает стержневым пунктом теоретиков милитаризма. Это является основным рычагом воздействия милитаристских сил на внешнюю политику стран империализма. Ведется продуманная игра на чувствах мелкой и средней буржуазии, которая в силу своего классового характера не может признать справедливым тезис о равной безопасности государств двух систем. Поэтому идеологи НАТО делают вывод, что Запад должен иметь перед Советским Союзом и его союзниками постоянное превосходство. Эта концепция, основывающаяся на политике с "позиции силы", удивительно живуча на Западе. Чтобы она продолжала играть свою социальную роль в интересах милитаристских кругов, буржуазия постоянно нуждается в антисоветизме - политическом и идеологическом оружии самых реакционных сил современности.

Эти цели психологической войны, в зависимости от конкретных политических событий, уточняются, дополняются, конкретизируются. Так, например, используя польские события, которые являются внутренним делом польского народа и польского государства, США и их союзники по НАТО перестроили в значительной мере всю свою внешнеполитическую пропаганду, психологические операции таким образом, чтобы попытаться скомпрометировать в целом идеи и практику социализма. Подобные действия свидетельствуют, что подрывные акции в духовной сфере против отдельных социалистических стран ведутся на фоне общего широкого наступления против сил прогресса, мира и социализма в целом.

В военное время психологическая война концентрируется на главном направлении - парализовать волю к борьбе личного состава и населения противоборствующей стороны. Все средства и методы психологической войны в военное время намечается использовать таким образом, чтобы попытаться нарушить боевое интернациональное товарищество воинов социалистических армий, вызвать у них чувство обреченности, замешательства и страха. Дезинформация, устрашение, панические слухи и другие методы психологической войны империализма преследуют конечную цель - духовно принудить личный состав противника прекратить сопротивление и капитулировать.

Война во Вьетнаме, в частности, показала, что империализм для достижения своих политических целей большое место отводит психологическим, идеологическим средствам. Так, существовавшее специальное "Бюро психологических действий" армии США во Вьетнаме рекомендовало главные духовные усилия интервентов нацеливать на подрыв общественно-психологической стороны сознания вьетнамских патриотов. Основные методологические рекомендации названного бюро сводились к следующему: "Чтобы лишить противника воли к сопротивлению, необходимо использовать а) эффект морально-психологического устрашения угрозой полного уничтожения и б) эффект замены существующих духовных ценностей другими". Современный империализм подобные рекомендации по ведению психологической войны рассматривает как один из способов духовной подготовки к возможной мировой войне. Американский военный социолог Д. Галюла теоретически "обосновывает" важность использования опыта локальных войн для проверки "готовности вести неограниченную психологическую войну в условиях ядерной мировой войны". Анализ буржуазных документов, литературы, посвященных психологической войне империализма, а также реальных, фактических подрывных действий буржуазной пропаганды позволяет определить основные функции, которые на нее возложены.

Одной из основных функций является функция политической дезориентации, дезинформации общественного и индивидуального сознания. С ее помощью соответствующие буржуазные пропагандистские центры хотели бы лишить народы социалистических стран четких классовых, политических ориентиров и установок. Деформация истины, внесение в сознание людей полуправды, создание ложных стереотипов мышления, "замена" убеждений и позиций - вот составные элементы рассматриваемой функции психологической войны. Французский специалист по теории психологической войны Пьер Нор в своей книге "Дезинформация - абсолютное оружие подрывной войны" квалифицирует ее как "оружие интеллектуального действия, агрессию против человеческого разума"1. Средствами этой духовной агрессии можно, по мысли теоретиков в практиков психологической войны, так дезинформировать и дезориентировать людей, что они будут не в состоянии осуществлять свои гражданские обязанности в полном объеме. В конечном счете, считает упоминавшийся выше американский специалист М. Чукас, с помощью дезинформации и дезориентации человека "можно сделать беспомощным, как грудного ребенка: он будет не в состоянии применить свои силы". Именно этого хотели бы добиться вдохновители психологической войны.


1 Nord Р. L`intoxication - Arme absolue de la Guerre Subversive. Paris, 1980, p. 6.


Другая функция психологической войны, которая наиболее полно проявляется непосредственно в ходе вооруженной борьбы, - подрыв морально-политического фактора населения и армия противника, духовное подавление воли к сопротивлению. На этом сконцентрированы усилия всех органов подрывных действий империалистической пропаганды для достижения одной цели - парализовать сознание людей, ослабить волю к борьбе, вызвать отчаяние, страх, неуверенность. Функция дезориентации получает здесь свое крайнее проявление. П. Нор пишет по этому поводу:

"В условиях прямого противоборства надо изменить у противника представления о реальных материальных и моральных факторах и ориентировать его политику и действия в желательном для себя направлении, чтобы сделать его сначала слепым, а затем - парализованным".

Эта функция психологической войны империализма имеет откровенно военный акцент. Для ее реализации США, НАТО подготовили и развернули специальные формирования психологической войны, укомплектованные соответствующим личным составом, который получил современные технические средства. Уже в мирное время отдается особое предпочтение названной функции. Начиная с 1980 г. резко возросло количество часов вещания "Свободной Европы" и "Свободы", адресованного непосредственно военнослужащим социалистических армий. Директор ЮСИА Чарльз Уик в своих инструктивных выступлениях подчеркивает, что его аппарат работает в направлении "ослабления приверженности граждан несвободного мира идеалам марксизма и социализма", что, мол, имеет и большое военно-стратегическое значение.

Наконец, психологическая война империализма выполняет еще одну функцию - насадить в сознании населения социалистических стран штампы и мифы буржуазной пропаганды духовные "ценности" "свободного мира": индивидуализм, социальный эгоизм, клерикальные взгляды, потребительские установки, моральный нигилизм, политический цинизм. С помощью этой функции организаторы психологической войны стремятся внести в социалистическое общественное и индивидуальное сознание такие идеи и "ценности", которые могли бы деформировать мировоззренческие устои советских людей и изменить их жизненную позицию. Это стратегическое направление психологической войны является, по существу, неприкрытой духовной интервенцией против общественного сознания социалистических стран. Агрессивный характер этих действий маскируется утверждениями о "свободном обмене идеями и информацией".

В реализации этой функции на практике виден процесс все большей идеологизации внешней политики империалистических государств. Если в прошлом США, например, многие идеологические и психологические акции осуществляли преимущественно через так называемые "общественные", негосударственные организации и центры, то теперь эти акции все чаще проводятся в жизнь на уровне государственной политики США.

В названных функциях психологической войны прослеживается как бы нижний уровень духовного воздействия буржуазии на социалистический мир, прогрессивные режимы, национально-освободительные движения. Существование системы подрывных действий империализма есть не что иное, как одно из выражений его кризиса, органической духовной слабости. Известные слова В. И. Ленина, что, "когда идейное влияние буржуазии на рабочих падает, подрывается, слабеет, буржуазия везде и всегда прибегала и будет прибегать к самой отчаянной лжи и клевете"1, написанные им еще в 1914 г., полностью сохранили свою актуальность и в наши дни. Социальная система, возводящая подрывные действия в ранг государственной политики, не имеет исторического будущего. Когда государство, общество берет в качестве основного идейного, духовного оружия ложь, дезинформацию, нетрудно видеть, сколь ущербны, исторически отсталы его идеалы, ценности, идеи. Сама по себе психологическая война как инструмент духовной агрессии империализма выражает ограниченность, историческую реакционность строя, паразитирующего на социальной лжи.


1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 352.


Психологическая война как система подрывных акций преимущественно в сфере общественной психологии опирается на определенные основы социально-политического и гносеологического характера.