Глава восьмая. Психологические операции НАТО в боевой обстановке.

Психологическая война и состояния морального фактора.

Моральный фактор как выражение духовной способности армий, народных масс вынести тяготы войны и не утратить воли к борьбе величина динамичная. Каждое общество обладает присущими только ему духовными способностями. Каково общество, каковы общественные отношения в нем, какова господствующая идеология, таков и моральный фактор. Главная цель психологических операций империализма во время войны - подорвать духовные возможности социализма, ослабить его моральные силы, а следовательно, решающим образом повлиять на поведение людей в бою, сражении, во время работы в тылу в нужном для империализма направлении.

Изменения в моральной способности армии и народа вынести все тяготы войны и не утратить воли к борьбе и победе зависят от многих причин. Определяющими из них являются общественно-социальные и экономические. Кроме этих причин громадное воздействие на моральный фактор оказывают успехи (или поражения) в войне, боевой опыт личного состава, качество боевой техники и оружия, зрелость, опыт, мастерство командного состава. Поэтому для конкретно-исторической (стратегической, оперативной, тактической) характеристики морального фактора в той или иной войне важно 'учитывать его реальное состояние. Ф. Энгельс в свое время подчёркивал, что для правильной оценки боеспособности армии кроме учета качества ее вооружения, количества войск необходимо знание "о ее моральном состоянии..."2 Пытаются учитывать конкретное моральное состояние личного состава социалистических армий и империалистические органы пропаганды, центры психологической войны. Это делается с целью выявить уязвимые места в духовной состоянии армий стран социализма, чтобы в последующем провести соответствующие психологические операции.


2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т, 31, с 300.


Наши цели совершенно иные. Знание конкретного морально-политического состояния армии агрессора позволяет более направленно вносить истину в сознание личного состава его войск о подлинной причине войны, ее характере, конкретных виновниках, последствиях, путях выхода на неё.

Под состоянием морального фактора понимается целостное проявление совокупности определенных идей, взглядов, чувств, доминирующих в данный момент в общественном сознании и придающих определенную качественную характеристику духовным, моральным возможностям людей. В. И. Ленин, определяя конкретные состояния сражающихся масс, армий, широко использовал термины "революционная страсть", "боевой энтузиазм", "революционный гнев", "ненависть", "боевое настроение", "возбуждение масс" и другие, которые не только метко подчеркивают различные оттенки состояний морального фактора, но и показывают его классово-политическую направленность и заостренность.

В моральном факторе как особом проявлении общественного сознания во время войны более динамичны, подвижны общественно-психологические элементы, которые непосредственно и быстро реагируют на изменения боевой обстановки. Поэтому так важен оперативный, систематический контроль за "барометром" настроений, чувств, мнении, с тем чтобы усиливать их положительную направленность и действенность. Многие из тех, кто шел с мечом на Советское государство, недооценивал и духовную мощь его Вооруженных Сил. В современных условиях в мозговых центрах НАТО, как правило, высоко оценивают морально-политические возможности социалистических вооруженных сил. Поэтому эти центры скрупулезно выискивают слабости морального порядка у личного состава социалистических армий. Отделы так называемой "общественной информации" войск НАТО в Европе, исследовательские центры психологической войны, спецслужбы "через социологическую лупу" изучают, анализируют сообщение советской военной прессы, военной литературы, любых материалов, раскрывающих содержание боевой учебы, политической подготовки личного; состава Советской Армии и Флота. Любые сведения, проливающие свет на состояние дисциплины, духовные интересы, запросы, потребности советских солдат, матросов, считаются весьма важными.

Все добываемые данные (на печати, донесений разведки) суммируются и на основании их анализа, составляются периодические сводни о морально-политическом состоянии личного, состава Советских Вооруженных Сил. В штабе сухопутных войск США после обработки разведматериалов издается периодический сборник "Советский солдат", который, по мысли его авторов и издателей, должен давать достаточно полное представление о сильных и слабых сторонах, морального состояния советских воинов. О личном составе Советской Армии пишутся и монографии, и тома исследований, в которых реакционные буржуазные ученые наряду с многочисленными домыслами вынуждены признавать высокие морально-политические качества советских военнослужащих. Так, в книге западногерманского исследователя Ф. Винера "Солдаты восточного блока" отмечается, что "коллективизм, патриотизм, психологическая устойчивость делают советского солдата равнодушным к опасности и маловосприимчивым к идеям свободного мира"1.


1 Winer F. Soldaten fan Ostblock. Munchen, 1980, S. 12.


С усилением военно-политической напряженности в мире в милитаристских кругах США резко возрос интерес к морально-политическим аспектам боевой готовности Советских Вооруженных Сил. В американском информационном журнале "Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт" в 1981-1982 гг. был опубликован ряд статей, посвященных морально-политическому состоянию Советских Вооруженных Сил, содержанию идеологической работы в них. Как явствует из статей, цель их одна - выискать "уязвимые места" в моральном духе социалистической армии. Этому же посвящены и книги буржуазных авторов П. Брюле "Завтрашний день Советской Армии", Передельвитца "Портрет Красной Армии", Лоокоба "Советские солдаты" и др. Подобных примеров можно привести немало. Однако расчеты и надежды буржуазных "аналитиков" эфемерны. Социально-политическая основа социалистических армий и идеологическая закалка воинов обеспечивают их стабильное, высокое морально-политическое состояние.

Анализ морально-политических и психологических характеристик личного состава армий стран социализма позволяет определить наиболее типичное состояние их морального фактора в войне. Оно характеризуется постоянной высокой духовной готовностью и моральной мобилизованностью народа и армии, основанных на глубоко осознанной социальной правоте своего дела, полной убежденности в окончательной победе над врагом.

Подобное состояние присуще лишь моральному фактору армии нового типа и есть не что иное, как выражение духовного, морального превосходства социалистической армии и народа над своими врагами в войнах в защиту социалистического Отечества. Это превосходство означает и способность личного состава нашей армии успешно противостоять психологическому давлению врага в любой форме. Неоспоримое моральное преимущество социалистического "человеческого материала" вынуждены признавать и буржуазные военные деятели. В статье "Советский солдат" французский военный журнал "Ревю де дефанс насиональ" подчеркивает, что "современный советский солдат обладает замечательными морально-боевыми качествами. Это противник ловкий, хитрый, готовый к неожиданностям. Он с рвением будет сражаться, не щадя жизни, чтобы защитить свою родину в ядерном конфликте. В его характере - стремление к взаимопомощи, основанной на преданности и сознательности"1. С подобной оценкой буржуазного специалиста морально-политических возможностей советского солдата трудно не согласиться.


1 Rewu de defense national. Paris, 1975.


Историческим выражением несгибаемой силы духа, мужества и воли были все войны, которые вел советский народ и его армия за свободу и независимость социалистической Родины, против империалистических агрессоров. Немеркнущим примером высшей морально-политической мобилизованности советского народа и его армии явилась победа над германским фашизмом и японским милитаризмом. Она продемонстрировала не только наше социальное, экономическое, политическое, но и моральное, духовное превосходство.

Исторический военный опыт свидетельствует, что в отдельные моменты, для отдельных воинских формирований и социалистической армии возможны духовные состояния известной неуверенности, тревоги. Но подобное состояние не характерно для морального фактора социалистической армии. Это временное состояние как возможный частный случай для некоторых подразделений и отдельных воинов может возникнуть лишь при стечении крайне неблагоприятных военных обстоятельств (нарушение управления, применение противником нового оружия, отсутствие нужной информации). Этот частный вид возможного состояния для отдельных подразделений и воинов быстро снимается активизацией боевых действий, усилением морально-психологического воздействия на сознание воинов уверенным управлением, мужественным примером, ободряющим словом. "Продержаться в моральном смысле,- учил В. И. Ленин,- это значит не дать себя деморализовать, дезорганизовать, сохранить трезвую оценку положения, сохранить бодрость и твердость духа..."2.


2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 229.


Решающая роль в поддержании на необходимом уровне морально-политического и психологического состояния войск принадлежит командирам, политработникам, армейским коммунистам. Руководствуясь указаниями В. И. Ленина, КПСС, они исходят в работе по подготовке личного состава из того, чтобы не дать возможности врагу повлиять на сознание советских воинов и в психологическом отношении: противостоять акциям устрашения, запугивания, дезинформации. Невосприимчивость, психологический иммунитет к подобным воздействиям врага закладываются еще в мирное время, в процессе боевой и политической учебы, морально-политической и психологической подготовки.

Непосредственно в ходе боевых действий, как показывает опыт войн, один из надежнейших способов повышения уровня состояния морального фактора - решительность политических, военных действий. "...Непреклонная решимость, - писал В. И. Ленин, - тоже есть фактор настроения, особенно в наиболее острые революционные моменты..."3 Наступательные, активные действия всегда способствуют подъему духа в войсках, созданию боевого возбуждения, морального подъема, наступательного порыва, решительного отрицания любых домыслов пропаганды врага. Политическая и военная решительность, основанные на высокой военной подготовке и идейной закалке личного состава, делают его невосприимчивым к психологической агрессии и против чувств и разума.


3 Ленин В, И, Полн. собр. соч., т. 34. с. 411-412.


Конечно, приведенная характеристика типичных состояний морального фактора социалистической армии не охватывает всех оттенков, особенностей его проявления в каждом конкретном случае, но выражает главное: высокую морально-политическую устойчивость личного состава и готовность, его выполнить свой воинский долг до конца. Постоянный контроль за моральным состоянием требует умения учитывать и локализовать все возможные и случайные неблагоприятные воздействия на настроения, общественное мнение личного состава войск. Оперативная информация об успешных действиях своих войск, аргументированное разоблачение домыслов вражеской пропаганды, внушение глубокой уверенности в своих силах и убежденность в победе над, агрессором позволяют блокировать, обезвреживать любые акции психологической войны противника.

Поддержание на должном уровне морально-политического состояния своих войск требует постоянного анализа и морально-политических возможностей противника. Изучение характера духовных проявлений военнослужащих в армиях империалистических государств в войнах XX в, позволяет выделить следующие виды состояния морального фактора буржуазных армий.

Первый вид состояния морального фактора - господство националистического, шовинистического, милитаристского угара, который достигается в результате разгула антикоммунистической, демагогической пропаганды или легких военных успехов. Примером такого состояния была духовная атмосфера в фашистской Германии в конце 30-х -начале 40-х годов. При определенных условиях используемые империализмом все методы идейно-психологического растления могут так овладеть сознанием и чувствами военнослужащих буржуазных армий, что они становятся послушными (а иногда и фанатичными) исполнителями воли империалистов. Иными может двигать и страх, и боязнь ответственности за содеянное, как это было со многими гитлеровскими солдатами.

Обычно подобное состояние достигается в условиях военного превосходства, особенно технического, внезапности нападения, проявления других неблагоприятных факторов для жертв агрессии. Но шовинистический угар, волна психоза, националистической истерии не могут быть бесконечно долгими. Действие буржуазной пропаганды, идеологическая обработка солдат империалистической армии основываются на духовном насилии над истиной, исторической правдой. Однако окончательно победить правду невозможно. Решительный отпор агрессору в сочетании с внесением в сознание обманутых людей зерен истины о подлинных причинах войны, ее конкретных виновниках, возможном исходе способны радикальным образом изменить как умонастроение, так и моральное состояние тех, кого ложными фразами и лозунгами заставили выполнять чужую, недобрую волю милитаристских кругов. Именно так и было с гитлеровскими солдатами.

Другой вид типичного состояния морального фактора буржуазных армий - духовное равнодушие, исполнение значительной частью рядового состава вмененных ему господствующим классом обязанностей в силу ложно понятого долга, боязни репрессий. Такое состояние морального фактора, например, было характерно в минувшей войне для армий сателлитов фашистской Германии. Любая крупная военная неудача, а также умело проводимая контрпропаганда резко снижают и без того невысокие моральные возможности таких армий. Появляются глубокие сомнения в справедливости ведущейся войны, утрачиваются последние остатки уверенности в победе. Приближается духовный кризис армии. Именно он выражает достаточно типичное состояние морального фактора империалистических армии: появление после крупных военных поражений полного духовного разложения и обреченности. Такое состояние, например, было присуще союзникам фашистской Германии и самой немецкой армии конце войны. Однако подобная атмосфера одновременно благодатная почва для самых безрассудных авантюр империалистической милитаристской верхушки.

При падении до самого низкого уровня морально-боевых возможностей буржуазных армий империализм способен пойти на любые преступления перед историей, перед человечеством. Об этом напоминал В. И. Ленин: "...самое опасное - это недооценить противника и успокоиться на том, что мы сильнее"1. Механизм манипулирования буржуазной пропагандистской машины достаточно отлажен, и этого нельзя не принимать во внимание. Те, кто молится Молоху войны, готовы, в случае неудачи, пойти на все, скрывая свои замыслы пропагандистской завесой лжи и дезинформации. Об этом свидетельствуют и исторические факты.


1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 144.


В августе 1982 г. в США был опубликован очередной том документов о внешней политике Соединенных Штатов в период с 1952 по 1954 г. (том XIII - Индокитай). Из него явствует, что ко времени, когда завершалась грязная колониальная война в Индокитае, развязанная Францией, был близок к падению ее важнейший оплот - Дьенбьенфу, находящийся в глухих джунглях на границе Вьетнама с Лаосом, американская военщина была готова помочь французам... применением ядерного оружия! Близкое поражение союзников толкало Пентагон на авантюру. Эта идея была предложена председателем комитета начальников штабов адмиралом А. Редфордом и государственным секретарем Дж. Даллесом. Предполагалось сбросить три тактические атомные бомбы. Бюро планирования совета национальной безопасности в меморандуме от 30 апреля 1954 г. пришло к выводу, что использование ядерного оружия "нанесет крупные физические потери противнику и даст огромный психологический эффект". Но планы американской военщины были сорваны героическими действиями вьетнамского народа, его армии, которая принудила 7 мая 1954 г. капитулировать гарнизон Дьенбьенфу.

Психология bookap

В последующем, когда США сами непосредственно вторглись во Вьетнам и потерпели в конце концов политическое и военное поражение, "ястребы" из Пентагона неоднократно предлагали использовать ядерное оружие против патриотов, боровшихся за свою свободу. Как видим, морально-политическое состояние войск агрессора, подверженное падению, способствует одновременно усилению авантюристических тенденций в мышлении военных руководителей империалистических армий. Зная о невысокой прочности морального духа своих войск, натовская военщина хотела бы не только усилить идеологическое оболванивание личного состава империалистических армий, но и максимально понизить морально-политическое состояние армий стран социалистического содружества. Эту цель натовские органы пытаются решать как в мирное время, так и особенно при подготовке к ведению боевых действий. Весь арсенал средств психологической войны, в конечном счете, нацелен на то, чтобы повлиять на жизненные установки личного состава социалистических армий, а в дальнейшем и на их поведение. Самыми желанными моделями этого поведения, по мысли командования НАТО, были бы такие, которые характеризовались бы растерянностью, смятением, неуверенностью, страхом, переходящим в определенных условиях в панику.

Однако история Советских Вооруженных Сил, их традиции, объективное состояние их морального фактора не дают никаких надежд натовским планировщикам на успех. Морально-политический потенциал социалистического общества и его армии обладает не только огромной духовной мощью, но и надежным иммунитетом к враждебным воздействиям, содержащимся в коммунистическом, научном мировоззрении и идейной убежденности советских людей,