Глава шестая. Центры и аппарат психологической войны.

Кому и зачем нужен антисоветский миф.

Антисоветский миф как конкретное средство политики и идеологического, психологического манипулирования общественным сознанием выполняет вполне определенную, конкретную функцию в буржуазном обществе. Посредством ее осуществления реализуется социальная роль мифа. Эта функция представляет собой стратегический рычаг воздействия монополий на внутреннюю в внешнюю политику империалистического государства. На зимней сессии совета НАТО (1982 г.) было принято специальное решение об "активизации усилий сообщества по предупреждению свободного мира о росте реальной советской угрозы". В решении подчеркивалось, что эта деятельность имеет исключительное значение для реализации внутренних и внешних программ стран - членов Североатлантического блока. Манипулирование "угрозой", как явствует из итогового документа, должно способствовать, по мысли его авторов, достижению долгосрочных стратегических целей НАТО в политической, военной, экономической и духовной областях.

Выступления президента Рейгана летом 1982 г. в Париже, Лондоне, Бонне, Западном Берлине во время его поездки в Европу отчетливо свидетельствуют о том, что американская администрация всерьез намерена возродить в капиталистическом мире химерическую (несбыточную) надежду о возможности одолеть социализм.

Новый приступ антисоветской истерии охватил Вашингтон весной 1983 г. Тон ему, как обычно в последние годы, задал президент США. В обращении к нации по телевидению 23 марта 1983 г. он вновь пугал американцев и западноевропейцев пресловутой "советской угрозой". "Америка молит бога о мире, - ханжески провозглашал Рейган. - Но средоточие зла - Советский Союз ускоренно создает для свободного мира смертельную угрозу". Он, президент, "вынужден, да, вынужден, принимать меры по защите национальной безопасности". Для этого он делает такие-то шаги в военной области, которые будут стоить Соединенным Штатам недешево. Президент США всячески драматизировал события, как ловкий демонстратор показывал зрителям космические фотоснимки (из которых нельзя было понять: советская или американская техника изображена на них), красочные диаграммы, схемы - и все для подтверждения того, что русские якобы "опасно | обогнали Соединенные Штаты", что над США нависла "ужасающая советская ракетная угроза".

Вся эта дымовая завеса лжи потребовалась президенту для "обоснования" форсированных милитаристских приготовлений США с целью превращения их в доминирующую военную державу, для "оправдания" зловещей "Директивы в области обороны на 1984-1988 финансовые годы", по которой гигантски увеличиваются военные расходы, намечается создание системы ПРО (противоракетной обороны), резкое наращивание всех видов стратегических ядерных средств, средств средней дальности, размещение ядерного оружия в космосе и т. п.

Выступления главы Белого дома претендуют на выдвижение всеобъемлющей программы наступления на социализм, и прежде всего на Советский Союз. Анализ подобных программных выступлений, равно как и конкретных политических шагов правящих кругов США и их союзников (а они только в последнее время многократно находили свое отражение в устных и письменных выступлениях тех, кто стоит на вершине пирамиды власти), позволяет проследить основные направления реализации функции мифа о "советской военной угрозе".

Во-первых, антисоветский миф необходим монополий империалистической верхушке для сохранения и наращивания сверхприбылей. Это его социально-экономическое предназначение. Гонка вооружений - перманентное "эльдорадо" военно-промышленного комплекса, несмотря на что его действия равносильны прямому социальному грабежу своей страны (да и не только своей). Так, например в США полным ходом осуществляется самая крупная и дорогостоящая программа военного строительства за всю историю страны. С 1984 по 1988 год на военные цели намечено израсходовать в общей сложности около 2 трлн. долларов. "Тот, кто становится новым хозяином Белого дома, - писал западногерманский журнал "Шпигель", - продолжает желанную для монополий игру по старым правилам. Правило первое: необходимо обнаружить советское военное превосходство, а затем громогласно бить тревогу. Правило второе: страх перед красными должен реализоваться в дорогостоящие программы вооружения. Правило третье: если вдруг выяснится, что превосходство СССР не существовало, то критиков гонки вооружения следует заклеймить как "пацифистов", "нейтралистов" или даже как "агентов Москвы". И все можно начинать сначала".

Именно по этому рецепту и действуют сегодня натовские круги, используя миф как политический, идейный психологический рычаг обеспечения своих классовых интересов. В бюджете США на 1983 г. администрация бросила на чудовищный алтарь гонки вооружений 263 млрд. долларов. В 1984 г. эта сумма, по планам Пентагона, возрастет почти до 300 млрд. долларов. Эта фантастическая сумма означает не только то, что финансовый пирог империалистического государства лихорадочно делят наиболее удачливые подрядчики Пентагона, такие компании как "Локхид", "Юнайтед текнолоджиз", "Макдоинелл Дуглас", "Дженерал электрик", "Дженерал дайнэмикс" и другие. Главное заключается в том, что ускоренно наращивается беспрецедентная материальная база войны. Coвременный военный бюджет США похож на высоченный шпиль, возвышающийся над плоской равниной социальных программ. А это значит, что компании, работающих на войну, сказочно обогащаются. По подсчетам одной сенатских комиссий конгресса США, 164 фирмы, подвизающиеся на поприще военной промышленности, получили на вложенный капитал от 50 до 200% прибыли, три компании - свыше 500% и одна - более 2000%. Чем дольше, люди будут верить легенде о "советской угрозе", тем больше получат прибылей те, кто использует миф в целях обогащения. Таков классовый эгоизм буржуазии: прибыль любой ценой, даже если само здание мира (где живет и буржуазия!) будет содрогаться и вибрировать от ускоряющихся оборотов гигантского маховика гонки вооружений.

Во-вторых, спекуляция на мифе о "советской военной угрозе" позволяет реакционным кругам империалистических государств вести наступление на права трудящихся, ограничивать буржуазные демократические свободы, усиливать антикоммунистическую пропаганду и психологическую войну. Миф предстает, таким образом, как специфический инструмент социального и духовного давления империализма на трудящиеся массы.

Если бросить ретроспективный взгляд на историю нашего века, то нетрудно увидеть, что фашистские государства, тоталитарные режимы и агрессивные пакты возникали, как правило, под идеологический аккомпанемент о "красной угрозе", "коммунистической опасности". Систематически публикуя "новые" данные о "росте" военного потенциала Советского Союза, буржуазная пропагандистская машина дезинформирует, запугивает обывателя, внушает ему иррациональный страх перед мифической угрозой. Так, например, в США телезрителям был показан провокационный антисоветский фильм "Первый удар". Нетрудно догадаться, что этот удар наносят "коварные Советы" под "аккомпанемент переговоров о разоружении". Би-Би-Си, стараясь не отставать, запустила в эфир передачу "Если упадет бомба". Массированное запугивание, устрашение собственного народа ведется широким фронтом. Здесь и книжонки типа "Зловещая тень СС-20 на карте Европы", и регулярные бюллетени ЮСИА "Предупреждение о советской пропаганде", в которых одна ложь громоздится на другую.

Даже в США опусы, призванные милитаризовать мышление миллионов людей, производят удручающее впечатление на трезвомыслящих американцев. Бывший посол США в СССР Дж. Кенан в статье, опубликованной 3 января 1982 г. в "Балтимор сан", пишет, что подобные публикации свидетельствуют "о полной поглощенности их авторов идеей ядерной войны, что является крайней степенью моральной патологии". Тема ядерной войны проникла не только в печать, на радио, телевидение, в кинематограф, но и в художественную литературу, научные исследования. В большинстве случаев это не осуждение ядерной войны (и тем более архитекторов ее!), а запугивание обывателя угрозой, исходящей якобы от всего социалистического, советского, коммунистического. В результате такого массированного давления на общественно сознание в нем постепенно формируются установки -взгляды на ядерную войну как на допустимое, возможное реальное явление.

Подобные приемы не просто заурядная антисоветчина Это пропаганда неизбежности войны, угроза которой, мол исходит лишь от Советского Союза. Ведется продуманная игра на чувствах мелкой и средней буржуазии, обывателей, которые в силу своего классового характера и дезинформированности не готовы признать справедливый тезис о равной безопасности государств двух систем. Именно здесь кроется один из социальных истоков устойчивости предубеждения. Механизм управления конкретными состояниями общественного сознания опирается на так называемую теорию "массового поведения", согласно которой одно упоминание о каком-либо мифе должно вызвать поток определенных стереотипов и представлений. В данном случае это стереотипы и образы, внушаемые антисоветской пропагандой, которые весьма распространены и живучи особенно в среде мелкой и средней буржуазии, а также части рабочего класса. Такими дезинформированными людьми легче манипулировать не только в области духовной, но и социальной.

В-третьих, антисоветский миф играет роль определяющего инструмента и в вопросах формирования внешней политики империалистических государств. Так, США с помощью мифа удается достаточно прочно удерживать своих партнеров в сфере НАТО, заставлять союзников поддерживать различные антисоветские, антисоциалистические акции, как это случилось в связи с событиями в Польше. И хотя в НАТО все отчетливее просматриваются многочисленные противоречия, антисоветизм с его системой мифов остается едва ли не главной политической основой военной интеграции капиталистических стран. Миф правящим кругам США нужен и для того, чтобы убедить своих партнеров по агрессивному блоку в том, что "Москва стремится вбить клин между ними, расколоть НАТО". И в то же время активные антивоенные выступления в Европе представить как "организованные и финансируемые Москвой". Средствами психологической войны натовцы шельмуют активистов антиракетного движения, в каждом зрелом гражданском выступлении видят "происки коммунистов".

Антисоветский миф играет большую роль в формировании политики капиталистических государств и в отношении развивающихся стран. Очень часто главным критерием размеров оказываемой "помощи" этим государствам является степень проявляемого ими антисоветизма. Со многими развивающимися странами буржуазные государства, и прежде всего США, имеют договорные военные отношения, согласно которым империализм узаконивает "право" вмешательства в дела этих стран, исходя из "уровня угрозы извне", то есть все той же пресловутой "советской военной угрозы". И хотя государства, входящие в НАТО, в последние десятилетия потерпели на этом пути немало сокрушительных неудач, они не отказались от использования антисоветского мифа. как рычага политического давления.

Естественно, что огромное воздействие миф оказывает и на политику капиталистических государств в отношении реального социализма. Доктринальные установки в области внешней политики построены, с одной стороны, на сознательной деформации истины в соотношении военных сил двух систем, а с другой - на гипертрофированном освещении военных возможностей реального социализма. Исходя из вымышленного соотношения сил между НАТО и Варшавским Договором, которое выдается как реально существующее, североатлантические круги подчиняют всю свою внешнюю политику ожесточенной борьбе с социализмом, стремлению достичь односторонних военных преимуществ. На XXVI съезде КПСС в ответ на домыслы антисоветского мифотворчества подчеркивалось, что "мы не добивались и не добиваемся военного превосходства над другой стороной. Это не наша политика. Но мы и не позволим создать такое превосходство над нами"1.


1 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 22.


Лишь признание сложившегося паритета, стратегического баланса между двумя противоположными общественными системами способно закрепить основы мирного сосуществования с последующими шагами в области сдерживания гонки вооружений и разоружения. Но к этому на Западе сегодня не готовы. Так, сенаторы Кеннеди и Хэтфильд в марте 1982 г. внесли проект совместной резолюции обеих палат конгресса, призывающий США и СССР сначала заморозить, а затем и сократить ядерные вооружения. Проект поддержала группа сенаторов и конгрессменов, реалистично оценивающих мрачные перспективы гонки вооружений. Они не без оснований подчеркнули, что сейчас, когда между США и СССР существует примерный паритет в стратегических ядерных силах, имеется историческая возможность остановить безумие гонки вооружений. "Если эта возможность будет упущена, она может больше никогда не повториться, и мы пойдем и дальше к войне, которая на планете будет последней", - заявляли авторы документа.

На то, чтобы утопить, дискредитировать идею элементарного благоразумия, были мобилизованы все силы милитаристский реакции, которые в Вашингтоне сейчас задают тон. Идея, многократно выдвигавшаяся Советским Союзом ранее, понятная и близкая каждому честному человеку, была расценена К. Уайнбергером, выразителем взглядов "ястребов", как акт, "мешающий Соединенным Штатам играть свою роль в мире". Приемы обоснования этой роли внешне просты. "Когда военный бюджет находится на пути к бюджетной комиссии, - заявил один из видных американских сенаторов, - басни о грозящей советской мощи растут, как цветы весной". И это дает желаемый эффект, позволяет буржуазным парламентариям еще круче подвернуть спираль гонки вооружений. Достаточно напомнить лишь несколько фактов.

В середине 50-х годов американская печать подняла шумиху об "отставании США от СССР в бомбардировщиках". Резко увеличили бюджет, хотя вскоре официально Пентагон сообщил, что число советских бомбардировщиков было завышено в несколько раз. Однако, разумеется, от этого признания военный бюджет не пострадал. В начале 60-х годов развернулась кампания по поводу "серьезного преимущества СССР в ракетах". Истерические призывы, шумиха о "советской угрозе" дали реальный результат; военный бюджет США стремительно подскочил вверх, хотя вскоре последовали "уточнения", что, мол, ракетная мощь Советского Союза была сильно завышена. Но дело было сделано: монополии уже пожирали фантастический по размерам финансовый пирог. Сейчас картина аналогична: запугивая западные общества "стратегическим превосходством СССР", буржуазная милитаристская пропаганда и апологеты психологической войны не только подталкивают гонку вооружений на новый уровень, но и создают условия для формирования опасного климата для военных авантюр, безрассудных шагов, подобных решению администрации США приступить к широкому производству нейтронного оружия, крылатых ракет, новых типов химического оружия, стратегических ракет "MX".

Ужесточение антисоветской риторики отражает обострение классового противоборства двух систем, особенно в области военной конфронтации. Для оправдания агрессивного курса пропагандистскими службами НАТО разработана целая система "новых" аргументов, обосновывающих возрастание "советской военной угрозы".

Один из распространенных лжеаргументов, например, основан на утверждении, что лишь радикальное изменение соотношения стратегических сил в пользу НАТО может "заставить" Советский Союз быть "уступчивым" и позволит осуществить контроль над вооружениями по американским рецептам. Соединенные Штаты, пишет политолог Дж. Фоллоуз в своей книге "Национальная оборона", стараются убедить себя, союзников, всех в том, что "только достижение военного превосходства над Советским Союзом может заставить его отказаться от осуществления агрессивных замыслов в отношении свободного мира"1.


1 Fаllоws J. National Defense. N.Y., 1981, р. 89.211


Для теоретического обоснования этой идеи создано немало различных стратегических моделей и сценариев "возможной эволюции конфронтации" двух систем. На состоявшемся в г. Тутцинг (ФРГ) в марте 1982 г. международном коллоквиуме по вопросам обеспечения мира руководитель делегации США директор бюро по военно-политическим делам госдепартамента Р. Бэрт изложил официальные взгляды вашингтонской администрации по этому поводу. Суть их выражена концепцией: чем сильнее НАТО, тем сговорчивее будет Варшавский Договор. Поясняя политические аспекты этой доктринальной установки, Р. Бэрт заявил, что "Советский Союз не должен рассчитывать на то, что ему будет предоставлено право иметь вооружения такой же численности и мощи, что и Соединенным Штатам". По его утверждениям, лишь подобное развитие событий "может сохранить мир". Мир, разумеется, по-американски.

Политический цинизм, восходящий своими истоками к социальному мифу об "американской исключительности", особенно рельефно обнаруживает себя на уровне обыденного сознания. Здесь настойчиво внушается мысль, что мирное сосуществование возможно лишь при условии, если капиталистические страны Запада будут сильнее Советского Союза. Манипулирование мифом о "советской угрозе" в каждом конкретном случае сопровождается внушением о единственной возможности "выжить и сохранит свободу через рост американской мощи". Именно так заклинает К. Уайнбергер своих соотечественников перед лицом "грозящей опасности". Но адрес этой опасности, на который в свое время нацеливали классовую ненависть старого мира Вильсон, Черчилль, Трумэн, Аденауэр, а сейчас Рейган, - исторически ложен. Он находится на другом социальном полюсе.

Порой под давлением объективной истины это вынуждены признавать и высокопоставленные деятели Запада. Американский сенатор У. Праксмайер, прочитав доклад ЦРУ о "превосходстве СССР над США в ядерном вооружении", выразил свое отношение к нему словами: "статистистический мираж", "чепуха", "галиматья", "вздор", "подделка", "обман". Бывший канцлер ФРГ Г. Шмидт, давая в июне 1982 г. интервью американскому журналу "Ньюсуик", заявил: "Я не считаю, что Запад в военном отношении уступает русским. Я никогда не придерживался такого мнения па этот счет". Однако подобные высказывания на Западе замалчиваются, игнорируются, считаются несущественными. Ведь они не вписываются в нынешнюю концепцию психологической войны против социализма.

Злобные мифы рождаются тогда, когда совершается насилие над правдой. Трубадурам концепции о "советской военной угрозе" не может быть неизвестно, что в Конституции СССР в специальной главе зафиксировано положение о том, что внешняя политика нашей страны направлена "на предотвращение агрессивных войн, достижении всеобщего и полного разоружения". Основным Законом предусматривается и запрещение пропаганды войны. И своими шагами наше государство подтверждает свой миролюбивый курс. Только в 70-е и 80-е годы в ООН, на других международных форумах наша страна внесла десятки конкретных, конструктивных предложений, направленных на решение важнейшей задачи современности - сдерживание, прекращение гонки вооружений. СССР уже длительное время не увеличивает расходы на оборону, делом подтверждая свою приверженность миру.