Глава 4. О военной реформе.

Вполне понятно, что для этого требуются соответствующие вооруженные силы. В течение длительного периода своего развития вооруженные силы состояли из унифицированных компонент, которые, в зависимости от обстановки, могли выполнять и оборонительные и наступательные функции. Наиболее ярким примером этого являются сухопутные войска - главная их составляющая в прошлых войнах. Для войн и вооруженной борьбы в будущем потребуются войска (силы) с чётким профессиональным разделением этих функций, что вызовет необходимость соответствующих изменений структурных составляющих вооруженных сил, их видов, вооружений. Конкретную оргструктуру вооруженных сил и всех остальных силовых ведомств будет создавать каждое государство исходя из своих возможностей, национальных традиций и стоящих перед ними задач. Вооруженные силы для войн и вооруженной борьбы будущего будут стоить столько, во сколько государство оценивает свой суверенитет. И реформирование вооруженных сил и других войск должно обеспечить безопасность государства без всякой опоры на ядерное сдерживание от любого вида масштабной агрессии против него. Упоминание в Конституции, военной доктрине государства о возможности применить ядерное оружие первым для нанесения обезоруживающего удара по противнику будет свидетельствовать не только о слабости вооруженных сил, но и о готовности к самоубийству в ситуациях, из которых можно было бы выйти, если бы государство было готово вести войну нового поколения.

Сейчас о военной реформе говорят практически во всех странах - выходцах из бывших Советского Союза и Варшавского Договора, однако в большинстве из них она стоит на месте. И везде можно назвать одни и те же причины: не придают ей нужного значения ни руководители государств, ни правительства; не проявляет к военной реформе интереса и военное руководство этих стран; не стремятся участвовать в военной реформе и руководство других силовых ведомств. Вполне понятно, что в высших эшелонах власти и в руководстве военными ведомствами нет не только единства взглядов, но и элементарного понимания проблем военного строительства, обоснованных методов их решения.

Общей проблемой для стран, где военная реформа застопорилась, является то, что многие наиболее важные руководящие документы в интересах реформы разрабатываются в администрациях законодательной и исполнительной власти без участия военных ведомств и их руководящих органов. Практически ни в одной стране не выработана и законодательно не утверждена концепция военной реформы и основы военного строительства с учётом подготовки к войне будущего. До сих пор во многих странах нет единого понимания что включают в себя вооруженные силы государства: только армию и флот или все силовые структуры государства. Без чёткого определения этих концептуальных положений невозможно решать такие важные проблемы, как подготовка мобилизационных ресурсов для стратегического развёртывания вооруженных сил в военное время в переходный период к войне будущего. Весьма серьёзной проблемой для всех без исключения стран, где должна осуществляться военная реформа, является финансово - экономическое обеспечение военного строительства. Сейчас во всех этих странах и вооруженные силы и военные формирования других силовых ведомств являются непосильным бременем для государства, общества и бюджета. Скорее всего под видом военной реформы практически во всех молодых суверенных государствах будет произведено значительное сокращение всех силовых ведомств и в первую очередь вооруженных сил. Однако осуществлять это можно только исходя из оценки военно-политической обстановки, перспектив её развития, экономического положения страны и стратегической целесообразности. Нужна тщательная инвентаризация всех силовых структур, после которой можно будет сократить и ликвидировать ненужные военные формирования, дублирующие учреждения, вузы и др. Только исходя из общей численности всех вооруженных сил (как суммы всех силовых структур), можно выделить соответствующие квоты для видов вооруженных сил, внутренних войск, пограничной службы (войск), службы безопасности, родов войск, специальных сил и др. Далее нужно определить приоритеты видов вооруженных сил, родов войск, сил, их численный состав, количество соединений, частей постоянной готовности, сокращенного и складированного состава, которые будут составлять ядро соответствующих группировок войск военных, внутренних и пограничных округов, сил флотов, и др.

Если попытаться спрогнозировать судьбу сухопутных войск на 15 - 20 лет вперёд, то следует признать, что они сохранятся как одна из важнейших унифицированных составляющих в структуре вооруженных сил многих, главным образом, развивающихся государств. В течение этого периода времени, который для них можно рассматривать как переходный к войнам нового поколения, сухопутные войска останутся в этих странах основой вооруженных сил. Сохранятся они в небольшом количестве и в наиболее развитых странах, готовящихся к войнам будущего. Однако эти войска будут относительно небольшими по количеству, но полностью мобильными, обладающими высокой огневой мощью и собственной неуязвимостью.

Следует отметить, что военное руководство России считает: сухопутные войска будут играть еще весьма значительную роль и в войне будущего. Они, кроме подготовки к локальным войнам и конфликтах, все еще должны готовиться и к проведению "глубокой операции", которая, как известно, должна проводиться на всю глубину территории противника. Ясно, что по отношению к сухопутным войскам можно определить в каком направлении идет развитие Вооруженных Сил России и к какой войне они готовятся. Видимо здесь еще очень сильны старые взгляды на характер войн и очень трудно просто отказаться от вооруженных сил на основе сухопутных войск.

Сегодня уже совершенно очевидно, что сокращение вооруженных сил в наиболее развитых странах мира идет одновременно со значительными изменениям в вооружении, военной технике и военном искусстве. Основная угроза безопасности для многих стран будет заключаться в их технологическом отставании по разработке и быстром принятии на вооружение массового количества новейших видов высокоточного оружия, оружия на новых физических принципах, информационных средств, средств РЭБ и навигационных средств. Сейчас фактически уже идет гонка высокоточных вооружений и на первое место выходит динамика принятия на вооружение массового количества этих видов оружия. Те государства, которые не будут способны создать или приобрести в течение ближайших 15 - 20 лет такое оружие в достаточном количестве, за это время отстанут от наиболее развитых стран мира на целое поколение не только вооружений, но и войн. А это значит, что они вынуждены будут продолжать делать ставку на живую силу в войне, на прошлые формы и способы военных действий.

Вооруженная борьба, в которой в противоборстве встретятся противники, способные вести войны различных поколений - прошлого и будущего, безусловно будет выиграна тем, кто готов вести борьбу в войнах нового поколения. Причём, это относится и к локальным войнам и военным конфликтам.

Государство, способное вести войны шестого поколения, будет решать все свои проблемы не с помощью группировок войск на базе живой силы, а применением большого количества главным образом лишь высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах и информационным противоборством.

Таким же образом будут решаться и миротворческие задачи. Можно будет по решению ООН не вводить многочисленные войска в зоны военных конфликтов, а объявить о том, что под контролем разведки и под прицелами высокоточного оружия, скажем воздушного или морского базирования, дислоцируемого возможно даже за пределами этой зоны, уже находятся военные объекты, оружие, военная техника конфликтующих сторон и демилитаризованная зона и, в случае нарушения любой из них договорённости о прекращении огня, они будут немедленно подвергнуты удару высокоточным оружием и оружием на новых физических принципах. Миротворческие силы, созданные на этом принципе, не будут сами нести потери, но будут совершенно по новому и весьма эффективно выполнять свою миротворческую миссию.

Уйдёт в прошлое необходимость содержать крупные группировки войск (военные округа, объединения, соединения) для поддержания соответствующего соотношения сил и средств вдоль государственных границ, а также иметь стратегический мобилизационный резерв и ресурс, проводить стратегическое развёртывание, осуществлять стратегические перегруппировки и др. В этой связи не следует особенно надеяться на приращение эффективности применения объединенных вооруженных сил страны за счет создания единой системы войск на основе военных округов, округов внутренних войск, округов пограничных войск, округов министерства чрезвычайных ситуаций и др. Все эти многочисленные и весьма дорогостоящие войска в войне будущего могут остаться невостребованными и даже не подвергнутыми поражению со стороны противника.

Понятно, что наибольшей эффективности в вооруженной борьбе будущего можно достичь только в том случае, если уже сегодня детально согласовать действия всех ведомств, участвующих в военном строительстве и строительстве вооруженных сил, в разработке и принятии на вооружение необходимого количества высокоточных средств и оружия на новых физических принципах. Разработка этого оружия уже должна осуществляться в рамках всех нынешних и перспективных программ научно - исследовательских и опытно - конструкторских работ оборонных отраслей промышленности. Завершение большинства этих программ должно совпадать с наступлением нового века и тысячелетия.

Требуется сделать смелый шаг - от сухопутных вооруженных сил к вооруженным силам на базе высокоинтеллектуальных средств ведения вооруженной борьбы и войн будущего. Важнейшей задачей является обоснование и выбор концепции таких принципиально новых вооруженных сил. Необходимо определить рациональное соотношение видов вооруженных сил, средств поражения, средств защиты, всестороннего обеспечения, управления во всех звеньях и др. Создавая новые вооруженные силы, следует исходить из необходимости их применения для решения крупных стратегических задач макро войн, а другие задачи, например связанные с миниатюрными локальными войнами и молекулярными конфликтами, они смогут решать тем более.

В этой связи следует отметить, что замысел Совета обороны РФ на реформу Вооруженных Сил РФ и его вариант оптимизации структуры видов и родов войск на период до 2005 года явно направлен на прошлую войну. В этом замысле под видом реформы пытаются провести очередную интеграцию путем переподчинения родственных по решаемым задачам, вооружению и способам боевого применения видов и родов войск РВСН, ПРО, ПКО, ПНР. Однако эти "новые" войска, которые будут называться ракетно-космическими войсками, не будут способны вести борьбу с большим количеством высокоточного оружия противника, т.к. они не предназначены для этого.

Не поможет делу и объединение Войск ПВО и ВВС в деле борьбы с таким противником, т.к. им не придется вести борьбу с пилотируемой авиацией над своей территорией, а гарантированно оборонять даже важнейшие объекты экономики и отрасли промышленности от одновременных ударов десятков тысяч высокоточных крылатых ракет и беспилотных летательных аппаратов ни ПВО, ни ВВС не будут способны и через 15 лет.

Никакого приращения эффективности не будет получено за счет создания Оперативного командования стратегическими ядерными силами. Эти силы нельзя применять ни при каких условиях, поэтому как ими управлять не имеет значения. Просто будут затрачены большие средства на создание единой системы боевого управления ядерным оружием, но от этого безопасность государства не повысится.

Вполне очевидно, что война шестого поколения в таком виде, какой она представлена - дело будущего, но не столь и отдалённого. Когда оно наступит - зависит от многих факторов. Как уже подчеркивалось, каждое суверенное государство по этому пути идёт самостоятельно, исходя из своих возможностей. Однако следует заметить что будущее - это не то, куда мы идём, а то, что мы создаём сегодня. Пути следует не искать, а строить, т.к. сам процесс строительства меняет как самого строителя, так и его судьбу. Также вполне очевидно, что теория войн и вооруженной борьбы должна опережать практику, показывать хотя и в самых общих чертах это будущее - ближайшее и отдалённое, а они уже закладываются сегодня.

Не каждому государству дано легко и быстро реализовать на практике подобные программы. За счёт возможностей экономики и технологии создания таких вооружений в разряд государств, способных вести войны этого нового поколения, кроме наиболее экономически развитых могут войти в первую развивающиеся страны. Уже есть ряд стран, которые открыто идут по пути коренного реформирования своих вооруженных сил и вкладывают основные средства в высокотехнологичную военную электронику, высокоточные системы оружия и заметно меньше стали тратить средств на развитие ядерных и обычных вооруженных сил и средств вооруженной борьбы.

Если в прошлом и в настоящем главную опасность для ряда стран представлял вполне конкретный противник, то в будущем эти опасности могут ожидаться из нескольких регионов. Их источниками могут быть те страны, где ведётся разработка ядерного, химического оружия, баллистических и высокоточных ракет; где быстро растёт экономический и военный потенциал; где сохраняется стремление государств утвердиться на спорных территориях; где сохраняется большая численность обычных войск.

Следует ожидать, что в этой связи целый ряд государств будут вынуждены сохранять возможность ведения прошлых войн - четвёртого и пятого поколений, т.е. продолжать делать ставку на имеющиеся у них живую силу или ядерное оружие. Другие, более отсталые в экономическом и, естественно, в военном отношении государства, будут вынуждены делать ставку на живую силу и химическое оружие.

Те государства, которые уже целенаправленно делают ставку на войны будущего, сосредоточивают свои ресурсы на самых передовых, высокотехнологичных производствах, способных создать требуемый военный потенциал. Это, в первую очередь, ракетно-космическая техника, авиастроение, радиоэлектроника, системы управления и связи. Они уже резко увеличили ассигнования на фундаментальные исследования в области теории вооруженной борьбы будущего, на опытно-костркукторские работы (ОКР), поддержание высокого технологического уровня военно-технического развития. Здесь создаются условия планового производства достаточного количества новейших видов вооружений. В военных бюджетах этих стран наблюдается резкое сокращение закупок нынешних даже самых современных образцов вооружения и военной техники, но сохраняются значительные ассигнования на ОКР. В этих государствах не идут на поводу у военно-промышленного комплекса (ВПК), готового как всегда любыми путями поставлять старые образцы вооружений.

Не трудно предвидеть, что военно-промышленные круги государств, связанные с производством классических видов вооружений и боевой техники для прошлых войн, будут оказывать серьёзное сопротивление всему новому. В реализации военно-стратегических концепций войн будущего они видят прежде всего угрозу своему благополучию и всячески будут препятствовать их внедрению в практику военного строительства. Вполне очевидно, что они найдут поддержку и среди военных кругов, особенно у представителей руководства сухопутными войсками, которым трудно согласиться с необходимостью уходить со сцены и при том навсегда.

Следует также ожидать, что по крайней мере в течение ещё 15-20 лет, процесс ядерного и химического разоружения будет идти медленно и с явным противодействием со стороны целого ряда государств, не готовых и не способных вести войны будущего. Более того, вполне очевидно, что в этот период количество членов "ядерного клуба" будет ещё увеличиваться за счёт вступления в него государств тайно создавших примитивное ядерное оружие в небольших количествах.

Психология bookap

Длительное время на планете будут сохраняться условия, когда, в случае возникновения новых войн, в формах и способах вооруженной борьбы будут встречаться их разные поколения.

Высокоточное оружие, оружие на новых физических принципах, информационные средства и системы не только ставят много новых проблем, связанных с характером войн будущего, со строительством вооруженных сил, разработкой теории вооруженной борьбы будущего, но и меняют геостратегическую обстановку на нашей планете и очень скоро потребуется по новому решать многие задачи безопасности суверенных государств, задачи укрепления мира.