Часть III. Примеры манипуляции и актуализации.

Глава 12. Учителя и ученики.

Школьный класс - благодатная почва для культивирования манипуляций.

Одна из основных причин этого состоит в том, что школьное руководство требует от учителей, чтобы они прежде всего поддерживали в классах дисциплину, то есть держали учеников под контролем. Но, как уже говорилось, контроль, осуществляемый даже с самыми благими намерениями, низводит людей до статуса вещей. Попадая в стены класса, Джон и Мэри сплошь и рядом превращаются из живых детей, наделенных нормальным набором человеческих чувств, в безликих "учащихся", в "галочки" журнала ежедневной посещаемости.

Когда учеников начинают загонять в общие рамки и навязывать им жесткие правила, игнорируя их индивидуальные особенности, у многих детей возникает тенденция противостоять контролю вообще. Каждый из нас наверняка помнит таких "не поддающихся дрессировке" (учителя называют их "трудными") одноклассников. Мы даже помним их имена, помним, как они выглядели и что вытворяли, сопротивляясь контролю учителя: хихикали, гримасничали, задавали неуместные вопросы, отпускали комментарии и т.д.

Чтобы справиться с многочисленными манипуляциями такого рода, учитель должен быть гением, - или прибегнуть к ним сам, что, к сожалению, большей частью и происходит. Может быть вы помните манипулятивные приемы своих учителей, как плохих, так и хороших, с помощью которых они пытались сохранять контроль над "возмутителями спокойствия": сверлили их взглядом, резко окликали по имени, оставляли после уроков, делали записи в дневниках, угрожали вызвать родителей, ставили в угол, выгоняли из класса, отправляли к директору, передразнивали и высмеивали, пересаживали на первую парту, внушали чувство вины фразами вроде: "Как тебе не стыдно, я же стараюсь тебе помочь!"

Первое, что бросается в глаза в этих приемах, - все они негативны и направлены на сохранение или усиление контроля. Они поощряют конформизм, а не творчество. Как это ни печально, но вместо декларируемого школой развития сообразительности, изобретательности, самостоятельности и ответственности манипулятивное поведение учителей производит прямо противоположный эффект. Это - парадокс современной ситуации в области образования, и для него нет простого решения.

Манипулятивное и актуализационное преподавание.

Рассматривая эту "дисциплинарную" проблему с чисто поведенческой точки зрения, мы упускаем нечто чрезвычайно важное. Давайте попробуем взглянуть на нее иначе, а именно, с точки зрения интереса к учебе. Хорошо известно, что с каждым годом интерес ученика к школе падает. О чем это говорит? Может, ему становится неинтересно учиться? Или ему интереснее заниматься чем-то другим, за пределами школы? А может, учебу делают неинтересной учителя? Многое указывает на то, что дело обстоит именно таким образом.

Рассмотрим несколько примеров диалогов в классной комнате, предложенных Ричардом Хогеном40. Решите для себя, кто из учителей актуализирует интерес учащихся, а кто ими манипулирует во имя контроля:


40 Из неопубликованного "Psychology of the Learning Process".


Тед. А где больше муравьев - внутри или снаружи?

Учитель А. Я их не спрашивал. Давайте вернемся к теме урока.

Учитель Б. Честно говоря, не знаю. Ты мог бы понаблюдать за ними и выяснить это.

Студент. Не знаю, на какую тему лучше написать реферат по этому курсу - "Школа и несовершеннолетние преступники" или "Умственное развитие преступников"?

Профессор А. Обе темы подходят. А с чем связаны ваши колебания?

Профессор Б. Мне бы хотелось, чтобы вы написали реферат на тему "Умственное развитие преступников".

Мэри. Я хочу вышить этот рисунок на юбке моей младшей сестренки.

Учитель А. Отличная идея! Выясни, можно ли будет это сделать на уроке труда.

Учитель Б. У нас сейчас урок рисования, а не кройки и шитья.

Дэн. А почему здесь двойное сочленение?

Учитель А. Мы поговорим об этом завтра. Сегодня мы изучаем мышцы.

Учитель Б. Хм, а чем тебя это удивляет?

Марджори. Наша кошка выгибает спину и шипит, когда кто-нибудь подходит к ее котятам.

Учитель А. Нас не интересует, как кошки защищают свое потомство. Мы говорим о защитной окраске насекомых и птиц.

Учитель Б. Верно подмечено, это тоже форма защиты. Защитой насекомым, как мы говорили, служит их окраска, а кошкам - когти.

В каждом примере на вопрос отвечают два учителя. И, как мы видим, актуализирующий ответ во всех случаях подчеркивает важность интереса проявленного учеником, даже если этот интерес на первый взгляд не связан с темой урока или даже изучаемым предметом. Напротив, манипулятивные ответы дают ученикам понять, что проявляемый ими интерес не важен или даже глуп. Разумеется, традиционно сложившиеся в школе отношения изменить нелегко; но актуализирующие комментарии учителя вполне могут сократить львиную долю манипуляций учащихся, обеспечив интерес и внимание класса.

Многие учителя найдут, что применяют в своей практике именно такой актуализирующий подход; я все же сформулирую здесь ряд рекомендаций для тех, кто имеет дело с ученическими вопросами41.


41 Там же.


1. Убедитесь, что поняли, о чем вас спрашивают. Во время беседы люди зачастую вместо того, чтобы слушать собеседника, обдумывают свои следующие слова. Поэтому такие "диалоги" правильнее было бы называть "параллельными монологами". В преподавании подобная тенденция приводит к тому, что учитель произносит целую лекцию на тему, о который его никто не спрашивал. (Знаю не понаслышке, так как сам имел опыт преподавания.) При этом он может быть весьма доволен своим мастерством рассказчика, но ученик остается с чувством непонятости. Перефразирование вопроса может помочь ученику и учителю понять друг друга. Просьба повторить вопрос или признание "Простите, я не понял" служат знаком уважения к учащемуся, и он это оценит.

2. Нередко вопрос заслуживает большего, чем ответ. В нашем заезженном экспертами обществе бытует мнение, что вопрос требует лишь точного ответа. То есть предполагается, что, получая ответ, задавший вопрос тотчас начинает понимать все, что понимает отвечавший. Семантики называют это ошибкой "совершенного общения". На самом деле все мы склонны воспринимать новое через призму здравого смысла - совокупности самостоятельно освоенного жизненного опыта. Это относится и к ученикам. Действительно ценным жизненным багажом для них становится лишь опыт самостоятельного разрешения проблем. Поспешный ответ нередко ограничивает тот материал, который они могли бы по-настоящему усвоить в связи с заданным вопросом.

3. Поспешные ответы могут выработать склонность полагаться на опыт других без проникновения в суть предмета. В некоторых случаях обращение к эксперту бывает просто необходимым. Но студенты в наше время так рано перестают думать прежде всего по той причине, что когда у них возникают вопросы, они без труда могут найти на них ответы у кого-то знающего. Удовлетворяясь ответами других, они не вырабатывают навыков самостоятельного поиска решения проблем. Разумеется, нам доставляет удовольствие демонстрировать свои незаурядные знания явно заинтересованному в них человеку. Тем не менее, поспешное предоставление исчерпывающей информации может серьезно ограничить возможности саморазвития студента и свести на нет его поисковую активность.

4. Вопрос задают не всегда для того, чтобы получить ответ. Однажды школьник спросил учителя: "Откуда берется гром?" После развернутого ответа учителя с объяснением динамики электрического разряда ученик уверенно заявил: "А вот и нет, мой папа говорит, что гремит трактор". В педагогическом плане это тупиковая ситуация, хотя ее можно было бы избежать, поинтересовавшись, чем вызван вопрос. По-видимому, вопрос ребенка нес скрытый подтекст: "Я слышал кое-что интересное". Если бы учитель дал ему шанс высказаться, то получил бы возможность преподать урок всему классу и, возможно, вызвать у остальных детей интерес к тракторам или к грому. Подобные вопросы часто задаются ради возможности последующего комментария, а не для получения информации.

Иногда вопросы задаются не ради ответа, а для того, чтобы прощупать почву. Ученик, испытывающий чувство вины за свое непослушание, может спросить: "Как вы думаете, ребенок всегда должен слушаться маму?" Конечно, учителю очень сложно догадаться, что стоит за этим вопросом. Скорее всего, ребенка не интересует этическая сторона проблемы, он лишь оценивает реакцию учителя, чтобы выяснить, можно ли продолжать. В зависимости от ответа последствия могут быть разными. Если учитель ответит: "Да, маму всегда нужно слушаться", обсуждение примет скорее академический характер, так как ученик почувствует, что говорить о своем проступке небезопасно. Если же учитель ответит "нет", ребенок почувствует себя оправданным и тоже не станет развивать тему. Поэтому лучшим ответом мог бы стать такой, который и заинтересует ребенка, и не напугает. Например: "А-а, ты наверное хочешь узнать, как и когда надо слушаться маму?" Тем самым создается ситуация, благоприятная для самораскрытия ребенка.

Вообще говоря, все вопросы ребенка представляют собой усилия в саморазвитии, и если мы будем внимательны к ним, то поможем ему в его росте. Самоконтроль учителя в этой связи способствует саморазвитию учащихся. Понимание, уважение и поощрение детских вопросов актуализирует пробуждающиеся интересы ребенка. Манипулятивные ответы, которые во имя контроля захлопывают перед ребенком дверь к познанию, обрывают всякую возможность для развития диалога, подавляют интересы и тормозят развитие личности.

Отношения между подростком и учителем.

Подростковый возраст - особая проблема в образовании, часто связанная с требованием обязательной школьной посещаемости. По словам Эдгара Фрайденберга, школа обязана регулировать поведение, противоречащее принятым нормам, что, в условиях принудительной школьной посещаемости, наделяет ее властными полномочиями [???]42. Так, школы уполномочены подвергать цензуре школьные газеты, запрещать сомнительные диспуты, надзирать за внутришкольными объединениями, вводить форменную одежду и требования к внешнему виду и т.д. Так в кого при этом превращаются учителя и директора, если не в дополнительных родителей? Но убедительны ли подобные суррогаты в их лице? Могут ли они выполнять роль родителей?


42 См. "A Ministry in Need of New Rights", p. 85 в "The Young Americans".


Фрайденберг указывает, что на самом деле подросток вовсе не бунтует против учителей: он либо разочаровался в них, либо совершенно к ним безразличен. Это совсем не похоже на его отношение к родителями, которым он активно противостоит. Приписывая подростку протест, мы тем самым предполагаем, что он выступает против какого-то, хотя и неприемлемого, но - с его точки зрения - авторитетного. Такой комплимент в адрес школьных властей не придет в голову даже самым недружелюбно настроенным к ним подросткам. Их отношение к школе и учителям больше напоминает состояние Алисы в Стране Чудес, когда она разочарованно восклицает, обращаясь к сумасшедшим претенциозным созданиям, ранее заставлявшим ее робеть: "Да ведь вы всего лишь колода карт!"43. Свидетельством их безразличия служит ключевая универсальная фраза: "Плевать". В подростковом возрасте молодые люди сосредотачиваются главным образом на отношениях со своими сверстниками, так что учеба более не находится в центре их интересов.


43 Там же.


Другой причиной разочарования и отстранения подростков может служить недостаточно уважительное отношение к ним со стороны учителей. Как известно, многие учителя считают подростков недорослями, которые нуждаются в постоянном надзоре, дабы уберечь их от беды. Вообще говоря, именно благодаря такому отношению молодые люди и встают на путь пассивной манипуляции.

Вероятно, некоторым учителям следовало бы прислушаться к приведенному ниже замечанию, прозвучавшему однажды на педсовете из уст подростков: "Учителя - обманщики. Они говорят, что заботятся о нас, а на самом деле всего лишь хотят хорошо выглядеть за наш счет. Они озабочены только нашим поведением, поскольку оно портит им картину отчетности, а до нас самих им дела нет".

Манипуляции учащихся.

Отплачивая учителям той же монетой, ученик начинает ловчить. Чтобы манипулировать ими, он осваивает разные обманные приемы. Вот некоторые из них, применяемые в современных школах:

1. Сталкивание учителя с родителями. "Мама говорит, что это дурацкое задание". "Я не смог сделать домашнюю работу, потому что вчера у нас были гости". "Мой папа в это не верит".

2. Беспомощность. "У меня не получается, помогите мне".

3. Болезнь. Частое посещение медкабинета, особенно в время контрольных.

4. Лесть. "Вы самая лучшая учительница из всех, что я знаю".

5. Сталкивание одного учителя с другим. "Вот на уроках мистера Эдвардса весело".

6. Перекладывание ответственности на учителя. "Я мог бы выучить английский, если бы уроки были более интересными".

Манипуляции учителей.

Учитель тоже не без греха. Чтобы держать в узде маленьких человечков, в школе издревле применяются маленькие трюки:

1. Система доносов. Воспитатели частенько приучают детей к тому, чтобы они шпионили друг за другом и докладывали учителю, кто курит, кто ругается, кто хулиганит.

2. Система любимчиков. Некоторые ученики ставятся в привилегированное положение. Их освобождают от работы "за примерное поведение" и т.д.

3. Состояние подвешенности. Трудных учеников держат в подвешенном состоянии, постоянно давая понять, что вопрос об их переводе в следующий класс не решен.

4. Унижение. Трудные дети "платят" за свои грехи тем, что их регулярно выставляют на посмешище перед одноклассниками как дураков и неучей.

5. Наказание оценками. Ребенку ставится плохая отметка, чтобы снять его имя с классной или школьной доски почета; наказание "неудовлетворительным поведением" вынуждает его оставить спортивную секцию или команду. "Тройка" вместо "четверки" переводит его из списка "хорошистов" в список "троечников"; "двойка" вместо "тройки" создает угрозу, что его оставят на второй год. (Кстати, плохие отметки держат под контролем не только детей, но и их родителей.)

6. Нелестные сравнения. Ребенку можно систематически напоминать о его старших братьях и сестрах, которые, не в пример ему, были круглыми отличниками.

Актуализационное обучение.

В самом начале нашего обсуждения мы указали, что ценности, которые пытается осуществлять с помощью манипуляций средний учитель, - это конформизм и активный контроль. И труднее всего ему приходится с творческими детьми, способности которых выше среднего. Как показывают исследования, творческие или актуализирующиеся ученики отличаются следующими признаками: они имеют репутацию шалопаев со странными, нелепыми и "сомнительными" идеями; склонны решать задачи по-своему, "не так, как все"; их работам свойственны чувство юмора, игровое отношение, отсутствие нарочитости и свобода выражения44. Такие ученики слабо поддаются "шлифовке" или контролю, и, вероятно, именно поэтому "сумасбродные дети", которых мы помним со школы, не теряют творческого отношения к жизни и в дальнейшем, оставляя в ней заметный след. Им приходится отстаивать право быть собой, но они как-то умудряются преодолеть унижающие и подавляющие манипуляции учителей-посредственностей, которые пытаются загнать их в общие рамки.


44 Ellis P. Torrance. "Guide Creative Talent", N.J., 1962.


Обучение, которое бы способствовало актуализации учащихся, должно быть основано на интересе обеих сторон, - как учеников, так и преподавателей. Оно должно поощрять первых к открытому выражению своих мыслей и чувств, и в то же время позволять делать это вторым; разумеется, оно предполагает также грамотное отношение к вопросам аудитории и умение на них отвечать.

А уставшим учителям, которые скажут, что у них и без того дел по горло, что учебные планы перегружены и нет времени вникать в теории "манипуляции" и "актуализации", я бы ответил следующее: "Грядет новое поколение учителей, и это будут хорошие учителя". Я вспоминаю 28-летнюю Джоан, которая благодаря своему директору и тренингам межличностной восприимчивости стала актуализирующим учителем. Вот как она говорит об этом:

"Я испытала огромное облегчение, когда до меня дошло, что ребенку требуется от меня нечто гораздо большее, нежели только предметный материал. О, я хорошо знаю математику и хорошо ее преподаю. Раньше я думала, что этого достаточно. Теперь я учу детей, а не математике. Я приняла тот факт, что лишь некоторые из них могут по-настоящему чего-то добиться на этом поприще. С другой стороны, оказалось, что я сама, как личность, имею для них большее развивающее значение. Скажем, признаваясь, что у меня нет ответов на все вопросы, я даю им гораздо больше, чем если бы изо всех сил пыталась удержаться в роли эксперта. А помог мне это понять мой ученик Эдди. Как-то я спросила его, почему, с его точки зрения, в этом году он учится лучше, чем в предыдущем. И он произнес фразу, которая разом раскрыла мне ценность моей новой педагогической ориентации: "Это потому, что теперь, когда я с вами, я себе нравлюсь".