Глава 10. «Резать! Не дожидаясь перитонитов!»

Предположим, ты уже нашла работу или находишься в процессе поиска. В любом случае тебя тревожит нечто, а именно: время от времени на тебя накатывает волна отрицательных эмоций. И что уж совершенно невыносимо, тебя, несмотря на нагрузки, терзает скука. Просто нет сил терпеть! Каждый день поход на предыдущий. «Заболеть ли, что ли, тифом? Учинить ли, что ль, дебош?» – словом, в голову лезут дурацкие мысли. Как ни странно это состояние ругательски ругать… не стоит. Сейчас объясним, почему. Есть польза и от скуки, и от стресса – нужно только хорошенько присмотреться: а что я с этого буду иметь?

Мы ведь живем в эпоху повальной занятости – если не напрягаемся, то расслабляемся, а лучшим отдыхом от игры считаем новую игру. События мелькают где-то на заднем плане, и ты сама, летя сквозь эту круговерть, ничуть не меняешься – не человек, а свой собственный виртуальный двойник. Иногда возникает мысль: и как наши предки жили без компьютера? – и тут же пропадает. Вопрос не новый, его задавало себе человечество еще в первой половине века, привыкая к телефонам, железным дорогам, синематографу, дансингу и прочим играм прогресса – «пожирателям времени». Жизнь спрессовывалась в ослепительно яркую вспышку, почти ничего не оставляя на долю скуки. А жаль!

Еще враг рода человеческого – Мефистофель, беседуя с Фаустом, объяснял тому, что «размышленье – скуки семя». И тут он сильно ошибся! Это скука – семя размышленья. Чтобы выдумать что-нибудь стоящее, надо сперва ощутить в себе некое томленье духа, некую неудовлетворенность, желание изменить себя, а может, вселенную… «Мне скучно, бес. – Что делать, Фауст, такой вам положен предел!» Чувствуешь протест: что значит «предел»? А я не хочу сидеть у этого самого «предела», как пингвин на полюсе! Обыкновенный негативизм плюс желание перемен порождают внутреннее движение, иногда довольно бестолковое, броуновское, так сказать.

Начинается преодоление «предела» – то есть поиск новой забавы. Иная забава может оказаться делом всей жизни – надо только правильно распознать, где любовь на минутку, а где судьба навеки. Но даже кратковременные озарения могут быть плодотворны, если детище выносить как положено и родить в срок. В фильме «Весна» персонаж Ростислава Плятта без затей объяснял, как происходит рождение идеи: «Сел, задумался – открыл! Главное сесть и задуматься». И ведь прав был… в основном.

Увы, можно обладать огромным умственным потенциалом и потрясающими задатками лидера – и все свое богатство растратить на игру в компьютерный покер. Или на реальный. А почему? Да потому, что сесть и задуматься не то, чтобы времени не было – просто было страшно поскучать хоть немножко, казалось, что скука – пустая трата времени и ничего больше. Другое дело игра: приятные ощущения, а если ты везунок или вообще профессиональный шулер – то и вполне материальный профит. Как говорится, знал бы прикуп – жил бы в Сочи! Оказывается, игра – не единственный путь в райские кущи. Если скучать с умом, талантливо, тоже можно себя соблюсти и капитал приобрести.

Мадам Скуку, разумеется, могут сопровождать Их унылое превосходительство господин Стресс. Кстати, тоже отличная штука! Зачем он вообще нужен, спрашиваете? Затем же, зачем и закалка для меча. Без закалки клинок мягкий, гнется, вместо того, чтобы рубить, и человек без стресса – мягкий, податливый, нежизнеспособный. Испытания что хочешь сделают крепче – и сталь, и душу. Но так велик страх перед самим стрессом и его последствиями, что все человечество только и занимается снятием стрессов и депрессий: глотает таблетки, бегает к психоаналитикам, собирается в общественные организации и клубы взаимопомощи ушибленным жизнью. На таком фоне тоже с пользой не поскучаешь и не потоскуешь с философским уклоном. Ну какое может быть единение с вселенной во время публичной исповеди в клубе анонимных каннибалов?

Вообще, человечество так активно увеличивает количество развлечений на душу населения, что через пару веков от понятий «скука», «стресс», «депрессия» останется только страшная легенда об эпидемиях, поражавших всю планету, вроде легенд средневековья о чуме и оспе. Дескать, ужасные вещи с людьми происходили – заболевшие запирались в своих домах, шли словно зомби к холодильникам, засовывали в их ледяные пасти свои больные головушки и… Что там творилось, в утробах кошмарных агрегатов, никому не ведомо. Только звук двигающихся челюстей мерным эхом отдавался от замерших во тьме шкафов… Так длилось неделями, пока не переставали сходиться брюки, не лопались кофты на груди, не начинали хихикать соседи. И вот, заклейменный презрением всего света печальный изгой входил в дом позора – в магазин «Три толстяка». Отныне он считался погибшим для мира.

В далекой снежной России болезнь принимала еще более уродливые формы: больные сбивались в банды по трое, принимали на свой страх и риск опасное мучительно-горькое лекарство и, гонимые тоской и гадким привкусом во рту, бродили по городам и весям дикой северной страны. Их крики и стоны разносились по безжизненным улицам, нигде не встречая сочувствия. В собственном доме к беднягам относились с отчуждением и руки им не протягивали – наверное, боялись инфекцию подхватить.

Коллеги по работе снова заставляли несчастных стрессоносителей пить отвратительный лекарственный состав – видимо, из злобного удовольствия, и передозировка вызывала коматозное, обездвиженное и бессознательное состояние. Тем не менее, несмотря на изобилие лекарства, эпидемия бушевала и свирепствовала на просторах России, как нигде в мире. Народ почти вымер, а кто не вымер – стали членами фанатически-садистического общества трезвенников, с упорством охотничьих псов преследовавших последних зараженных. Вот какие изуверские дела творились в старину, в пучине мракобесия! Не то что сегодня, в XXIII столетии: везде царит комфорт – и на Востоке, и на Западе, и в головах, и в жилищах. И все человечество резвится и играет, играет и резвится – везде, от дурдома до Госдумы.

Как ни странно, но именно игра представляет собой большую опасность для человека, чем скука, стресс и депрессия. Она – всемогущий наркотик, от которого отказаться не трудно – невозможно. Хочется, чтобы удобств и развлечений становилось все больше, нагрузки возникали бы только в тренажерном зале, а критические ситуации – только в компьютерных играх. И пусть климат будет ровным, мягким, умеренно-теплым, атмосфера свежей и прохладной, с легким запахом лимона и мяты. В таких условиях мы все готовы жить, работать и активно отдыхать под неусыпным взором личного врача и личного адвоката, чтобы не дай бог чего не вышло. Это и есть единственно приемлемый образ жизни для наркомана, пристрастившегося к комфортабельно-игровому образу жизни.

Наверное, дорогой читатель уже не раз подумал об авторах: «Слушайте, может, вам в Южную Африку съездить? С миссией Красного Креста – деток полечить, малярией поболеть, поспать на земле, поесть из котелка?» «Ну зачем же так далеко?» – отвечаем мы ему. Ведь речь вообще шла не об абстрактном желании подвига: героизм – самая жестокая и самая упоительная из всех игр, несовместимая со скукой, долгими размышлениями и рутиной повседневности. За что и любим мы героев – уж с ними-то не соскучишься! Но, мечтая в будни о воскресных развлечениях, мы рискуем выплеснуть вместе с водой и младенца.

И пусть не всякий соскучившийся бездельник рождает глубокие идеи, а большинство усиленно скучающих на благо всего человечества – просто графоманы и прожектеры. Но все-таки, несмотря на «негативные эффекты», не бойся собственного порыва, так и зовущего сесть, задуматься, открыть. И на вопрос: «Чем бы таким заняться?» необязательно сразу кидаться в омут наслаждений. Вполне вероятно, твоя натура не бесшабашного веселья требует, а совсем наоборот – самоуглубленной и плодотворной… скуки. В общем, отнесись к кризису как к точке роста. И принимайся за размышленье, благо оно хорошо произрастает на соответствующей почве: а помогает ему недовольство существующим положением дел. Тема для размышлений номер один: откуда оно взялось, это недовольство? Я ведь хотела найти работу!

Вполне вероятно, что ты совершила ошибку: восприняла первый этап своей карьеры как единственный. Поверь, никакое поприще и никакая сфера деятельности не могут оказаться единственно возможными для человеческой личности. Слишком многогранна наша индивидуальность. Из-за той путаницы, которая постоянно присутствует в нашей «сигнальной системе», мы нередко принимаем опрометчивые решения: то нам кажется, что лучше было бы получить такую или эдакую профессию, а то, чем мы действительно любим заниматься, оставить в качестве хобби – хотя гораздо успешнее наша карьера шла бы, коли поменять местами основное и неосновное занятия; то мы заводим собственное дело, не понимая, что административная работа – отнюдь не наше кредо, что отвечать мы можем за себя, а вовсе не за целый коллектив, за которым глаз да глаз нужен…

Попробуй не попадаться на крючки, повсюду раскиданные благодаря человеческой любви к стереотипам. Мы страдаем из-за собственной податливости гораздо больше, чем от враждебных замыслов нашего противника. Как только купишься на стандартное убеждение типа «Руководство – хорошо, а президентство – лучше. В президенты б я пошел – пусть меня научат!» Не бери на себя ответственность, которая тебе… нет, не по силам. Не по сердцу! Можно весело шутить, что руководство – это всего лишь искусство записать на свой счет тяжелую работу, сделанную другими. Но чтобы владеть столь сомнительным искусством, надо, чтобы к подобной тактике душа лежала. Мы полагаем, что вряд ли ты ощущаешь в себе позыв к жульничеству, саботажу и припискам. Обычно желание перейти на более высокую должность не является результатом планомерного уменьшения дозы порядочности в отдельно взятой натуре. Скорее всего, человеку хочется от исполнения перейти к самостоятельным решениям. Выросла квалификация, появились собственные идеи, полученный опыт потребовал применения. Такое состояние – оптимальное для карьерного роста. Но бывает и другое…

Настя всегда мечтала быть начальницей. На вопрос: «Начальницей чего?» пожимала плечами или крутила пальцем у виска: какая, мол, разница? Руководству везде хорошо. Честно говоря, тогда это казалось резонным. Шел конец 70-х годов, расцвет загнивания эпохи застоя. Только чиновники среднего и высшего эшелонов власти могли похвастаться допуском к кормушкам. Только их государство снабжало едой и одежей, позволяло жить не в коробке из-под холодильника, а в более ли менее приличной квартире, выпускало периодически мир посмотреть и самим опозориться… А люди, которые ничем не руководили, терпели поистине адские муки, о которых сегодня можно только вспоминать с ужасом, когда по телевизору старые номера Жванецкого показывают. Словом, Настя была нормальный ребенок трудных времен. Годы, как полагается говорить, пролетели – наступила совсем другая эпоха. Никаких тебе талончиков, распределителей, очередей и прочих кошмаров социалистической действительности. Вроде можно было поискать работу не по формально-административным признакам, а по душе – но Настя, единожды настроившись, ничего в своей радужной мечте перекрашивать не стала. В общем, все сбылось: Настя – главный редактор тонкого (вернее сказать, тонюсенького) журнала настолько странного направления, что его и определить нельзя – то ли журнал профессиональный, то ли популярный… Хотя для популярности журналу не хватает интересных публикаций, а для профессионализма – специальных материалов. Настя всегда делает номер в последние дни перед сдачей – а до того тянет сколько может. Работа не доставляет ей удовольствия. Вдобавок журнал не приносит ни денег, ни славы, ни ощущения хорошо выполненного дела. На вопрос «Слушай, Настька, зачем это тебе?» Настя отвечает, деланно улыбаясь: «Я здесь не Настька. Я Анастасия Владимировна!» Надо признать, в самых солидных периодических изданиях ни один редактор, хоть бы и главный, не добивается столь рьяно формальных признаков почитания. Когда фирма солидная, а ты ее босс, то набивать себе цену, играя «в начальника» – дурацкое занятие. К сожалению, Насте, продукту заблуждений отнюдь не золотого детства, этого не объяснишь.

Поверь, игры в духе Хлестакова – «тридцать пять тысяч одних курьеров» – нисколько не повысят тебя ни в собственных глазах, ни в общественном мнении. Дутый авторитет лопается при первом же прикосновении. Босс, требующий «обрядов чинопочитания», но не внушающий уважения и не имеющий авторитета, – вечный предмет насмешек. Чтобы не ощущать никакого «эффекта пересмешника» со стороны коллектива, такие начальники создают собственную, более комфортабельную виртуальную реальность, а это и подавно усугубляет их непригодность к руководящей работе. Не нравится? А раз не нравится, определись: нужна тебе должность или не нужна? Можешь ты управлять людьми или нет?

Об этом ты сможешь прочитать в нашей следующей книге «Стерва на капитанском мостике, или наука обижать». А пока займись насущными проблемами. Если нынешняя деятельность перестала тебя удовлетворять, необходимо вычислить, каков будет твой следующий шаг. Для начала хорошенько обдумай свои перспективы и дальнейшие действия. Может быть, ты и в самом деле засиделась на… мягкой офисной мебели. Мечтаешь ли ты о продвижении по службе? Или просто хочешь сменить работу?

Объективный факт: ты почему-то заскучала и увяла – он может стать свидетельством, например, «полосы рутины». Самая увлекательная и живая работа содержит примерно 10 % ярких, бурных моментов – побед и приключения – и 90 % рядового, будничного «функционирования». В эти периоды твое сознание отдыхает от штормов и борьбы, готовится к новым поискам и свершениям. Не пытайся избавить себя от так называемой рутины. Она – неизбежное условие нормального существования. Иначе твоя жизнь превратится в бесконечную «крысиную гонку». И ты загнешься от напряжения, так ничего и не достигнув. Поэтому вместо сказок про «интересную новую работу» приглядись к действительности. Есть у тебя перспективы? Есть планы, которые необходимо воплотить? Есть взаимопонимание с коллегами?

Вполне может так случиться, что на все вопросы ответ один: «Нет!» Что ж… Это повод для перемен в жизни. Перемен бояться не нужно. Мы часто увязаем в «коматозном состоянии», по инерции выполняя свои обязанности и ничего не ожидая в грядущем, только из-за своего страха перед новым этапом роста. Нас беспокоит мнение окружающих: ну вот, едва все устаканилось, как она опять мельтешит, рыщет, всех нервирует… Да когда ж ты утихомиришься! А ну сидеть! Сидеть!!! Вот стерва! И эта неодобрительная реакция выбивает у нас почву из-под ног.

Точно так же мы зачастую бросаемся в омут головой вперед только потому, что общественное осуждение умаляет наши успехи: и зарплата у тебя пустячная, и должность несолидная, и фигура нескладная. Зачем ты вообще на это подписалась? Вот Маня (Аня, Таня, Саня, Ваня) – весь день сидит в кожаном кресле в отдельном кабинете, мрамором отделанном. Ногти полирует. А как получит в конце месяца свой хабар – в любом бутике ей рады-радешеньки. Уж она и навороченная, и продвинутая, и успешная. Пример бы брала! Ориентация на обивку кресла, на отделку кабинета и на сумму в конвертике – словом, на формальные признаки – сбивает с толку. Вроде бы вполне материальные факторы. Может, и мне…

Не стоит. Есть вещи поважнее. В частности, интерес к тому, что делаешь, удовлетворение от сделанного, желание продолжать в том же духе. Карьерный рост проходит с минимальными сбоями (без сбоев, как ты понимаешь, в этом мире вообще ничего не бывает) лишь тогда, когда ты совершаешь очередной шаг в нужный момент, а не под влиянием чьей-то деконструктивной критики. Иначе адаптироваться в новой обстановке ты либо не сможешь вовсе, либо намучаешься так, что никаким креслам-кабинетам не рада будешь. Впадешь в ступор – и конец. Поэтому самое главное – спросить себя, каких перемен в жизни тебе надобно. И ответить совершенно честно, не подделываясь под брюзгливый голос «за кадром», вещающий по Маню-Таню, не боясь ничьих попреков. Жан Кокто правильно советовал: «Культивируй то, в чем тебя упрекают – это твоя индивидуальность».

В общем, слушай себя. И если совершенно отчетливо проявят себя новые амбиции – пора, мол, пора и мне на повышение – то собирайся. Будем покорять новую вершину.