Глава 2. «Поздравляю вас, гражданин, соврамши!»

Так на что при трудоустройстве нужно обращать внимание в первый момент? Скорее всего, ты ответишь на этот вопрос неверно. Скажешь, что необходимо отслеживать все шансы и среди всех выделять наиболее перспективные. А вот и нет! Это уже второй момент. Для начала приглядись к более важным вещам – а именно, к тому, что может нести опасность. К тому, что вредит тебе и разрушает твои планы. И потому сперва необходимо выстроить качественную защитную систему, которая не связывала бы тебя по рукам и ногам, но и лишнего не дозволяла. Опасности, как известно, бывают разные, так что одним и тем же приемом от всех не отобьешься. И надобно, согласно советам психологов, учиться дифференцировать конфликтогены, то есть различать, кто и как тебя обидел.

Предупрежден – значит, вооружен. Начнем пополнение нашего арсенала с… вранья. Причем обоюдного – когда и ты обманываешь, и тебя обманывают. К вранью, то есть, вежливо формулируя, к дезинформации прибегают все и всегда. И потому советуем в ответ не выказывать стандартной реакции максималиста – глупого человека, который малым не удовлетворится, а много ему никто не предлагает. Не нужно демонстрировать взрывов возмущения, заверять всех в собственной абсолютной правдивости и наотрез отказываться от сотрудничества с «презренным лжецом». Лжецы, вообще-то, бывают разные. К тому же, как верно говаривал Франсуа Ларошфуко: «Мы потому возмущаемся людьми, которые с нами лукавят, что они считают себя умнее нас».

Предположим, приходишь ты в офис на собеседование и явственно ощущаешь, что тебя норовят надуть. Первая реакция – растерянность. Ты не знаешь, насколько твои ощущения верны, можно ли вообще доверять такой эфемерной вещи, как предчувствия и впечатления. И пусть тебе не хочется упускать выгодных предложений из-за пустой мнительности, но и тратить время, силы, а главное, деньги на фуфло также неохота. В голове вертятся описания различных симптомов «искренности» и «лживости», проявляющихся в мимике и жестикуляции. Например, что-то в этом духе: «У людей, придумывающих свои истории, вместо того, чтобы рассказывать о действительно произошедших событиях, существует специальная траектория движения глаз – они чаще всего движутся по диагонали: из правого верхнего угла в левый нижний и обратно. Перемещение глазных яблок вправо-вверх означает, что человек «конструирует» зрительные образы, а не вспоминает их»; или «когда человек начинает с вами откровенничать, он обычно раскрывает перед собеседником ладони полностью или частично. Как и другие жесты языка телодвижений, это полностью бессознательный жест, он показывает вам, что собеседник говорит в данный момент правду. Когда ребенок обманывает или что-то скрывает, он прячет ладони за спиной. Аналогично, если жена хочет скрыть от мужа, что всю ночь прогуляла с подругами, она во время объяснений будет прятать руки в карманы или держать их скрещенными». И хотя первое высказывание принадлежит выдающемуся психотерапевту Милтону Эриксону, а второе – не менее выдающемуся психологу Аллану Пизу, осмелимся возразить: во-первых, все жесты, свойственные правшам, у левшей отражаются зеркально, а у блефующих картежников вообще отсутствуют; во-вторых, будучи опытным обманщиком, можно приучить себя так и ходить, развернув беззащитные ладошки к доверчивой толпе; в-третьих, жена, гулявшая всю ночь с подругами, держит руки скрещенными на груди потому, что пытается выяснить у мужа, с кем он тем временем «домоседничал»? Словом, мало помощи оказывают отвлеченные теории про усредненные реакции абстрактных лиц. Придется отказаться от «готовых приемов» и думать самостоятельно, ориентируясь на конкретные обстоятельства.

В описанной ситуации, возможно, присутствуют сразу два компонента: дезинформировать хотели тебя или дезинформировать хотела ты. Из-за последней «составляющей» ты можешь переносить свою проблему на все тебя окружающее – из соображений самооправдания. Профессиональный карточный игрок Анатолий Барбакару в своих автобиографических «Записках шулера» писал: «Профессионал всегда ждет подвоха, потому что сам горазд на подвох. И похоже, генетические жулики не мыслят себя, да и других без подвоха». Юрий Щербатых, автор пособия «Как защититься от обмана» считает, что «способность к обману сугубо индивидуальна и варьируется у разных людей в пределах от полной искренности до неисправимой лживости. Она зависит от воспитания и жизненного опыта, влияния родителей, школы, ближайшего окружения и случайных знакомых».

К этому можно добавить, что способность к обману совершенствуется по мере роста напряжения, вызванного внутренними проблемами. Преодолевая возникающие трудности, некоторые люди прибегают к самообману, другие – к манипуляции объектами, вызывающими беспокойство. Стремление овладеть событиями и изменить их в нужном направлении заставляет каждого из нас «пересоздавать реальность». Иногда в эту «усовершенствованную реальность» ненароком залетают посторонние личности. Они, как правило, обвиняют тебя в глупости или в неискренности. Это еще более раздражает. И мы нередко предпринимаем попытки разубедить окружающих – и себя – в том, что просто-напросто не воспринимаем мир таким, каков он есть. Н-да, не самый действенный прием психологической защиты. Отрицание называется. Чтобы достичь успеха и повысить самооценку, человек нещадно эксплуатирует этот механизм, но редко вовремя замечает опасность: например, когда в защите образовалась брешь и скоро здесь появится огромный пролом, куда хлынут волны депрессии, и бедолагу накроет с головой. Что, собственно, такое психологическая защита? Она действительно помогает, или все больше мешает? Как она работает?

У психологической защиты есть целый набор приемов: отрицание, о котором мы уже упоминали, вытеснение, проекция и рационализация и др. Раскроем содержание четырех основных методов самозащиты без рук.

Отрицание сводится к тому, что информация, вызывающая в человеке тревожность, не воспринимается. Человек обманывает – частью сознательно, частью бессознательно – уверяя всех в невозможных вещах и отметая возражения. Например, писатель, создавший вторичное, подражательное произведение, может утверждать, что не читал «первичное» и потому, естественно, никак не мог скопировать чужой образец. Конечно, глупо. Умнее было бы припомнить, что Шекспир тоже использовал для собственных произведений сюжеты средневековых новелл, отчего сюжеты только выигрывали. И мировое искусство, кстати, тоже. Но такой контраргумент – для людей более образованных и менее спонтанных. А запираться и все отрицать – прием психологической защиты, встречающийся у детей, а также прием юридической защиты, встречающийся у находящихся под следствием. Если ты уже не ребенок и под следствием (тьфу-тьфу-тьфу, сгинь, рассыпься!) не состоишь – избегай голого отрицания.

Вытеснение-наиболее универсальный способ избавления от внутреннего конфликта путем активного выключения из сознания неприемлемого мотива или неприятной информации. На практике выражается в том, что человек не делает вид, а действительно забывает травмирующие его события или ощущения. При этом из памяти на самом деле вытесняются моменты, настолько болезненные, что с ними просто нельзя сосуществовать без риска для здоровья. Этот механизм – сущее благо для тех, кто пережил, скажем, тяжелые потери и страшные опасности. Но для тех, кто пытается этим методом «спрятать» от самого себя вполне поправимые ошибки и вполне исправимые недостатки, подобная тактика – лечение опасней болезни.

Рационализация старается дать псевдоразумное объяснение желаний и поступков человека, в действительности вызванных причинами, признание которых грозит потерей самоуважения. Хотя речь пойдет не совсем о человеке, стоит вспомнить известную басню «Лиса и виноград»: если ты исполняешь роль лисы, которая не может дотянуться до желанной грозди, остается фыркнуть хрестоматийное «Зелен виноград!» – и удалиться, гордо махнув хвостом. Тактика неплохая, эффективная. Не дает самооценке упасть до отрицательных величин. Но, как и с другими приемами, с этим методом нужно быть поосторожнее. Рационализация с успехом воздействует и на окружающих, и на тебя саму: вдруг возьмет да выстроит в твоем сознании непробиваемую стену между тем, чего ты хочешь и твоими возможностями. Ты, вместо того, чтобы предпринять хоть какие-то усилия для достижения цели, начнешь выдумывать все новые и новые причины, отчего не стоит глупостями заниматься. И все. Сначала тебе сочувствуют, потом глядишь – уже иронизируют, а напоследок махнут на тебя рукой и оставят медитировать на обломках твоей мечты.

Проекция – приписывание собственных подсознательных чувств и желаний другим людям. Раз мне этого хочется, то и другим наверняка хочется того же. Вот и все дела. Ханжа обвиняет людей в безнравственности, в глубине души мечтая предаться «порочным деяниям», мошенник подозревает весь мир в изощренном обмане, глупец считает, что «вокруг, в конце концов, слишком много дураков». Другая сторона проекции состоит в том, что человек приписывает себе высокие мотивы, совершая низменные поступки. Блез Паскаль писал: «С какой легкостью и самодовольством злодействует человек, когда он верит, что творит благое дело!» – знакомая ситуация, не правда ли? А все эти сомнительные достижения нужны тому, кто пытается заглушить голос критики – и самокритики.

Вот почему необходимо в случае появления подозрений проверить собственные намерения: нет ли у тебя желания что-то скрыть, запутать собеседника, напустить туману и т. п. Вполне возможно, и ты не без греха. Прежде чем заклеймить себя как наглую мошенницу, определи, зачем ты прибегаешь к обману. А вдруг цели не требуют сомнительных поступков и постыдного вранья? Предположим, ты не слишком уверена в себе и просто пытаешься создать у окружающих более выгодное впечатление? Или не желаешь подпускать собеседника слишком близко и раскрываться перед ним до самого донышка? Это нормальное поведение – особенно на первом этапе знакомства. Кстати, это нормальное поведение для тех, кто не собирается при первой же встрече грузить тебя собственными проблемами. Что значит всего-навсего – перед тобой не зануда и не нытик, а человек хорошо воспитанный и оптимист к тому же. Но, конечно, не все так уж приятны в общении и удобны в обращении. Как распознать среди вежливых оптимистов замаскированных аферистов?

В ходе взаимоотношений ты замечаешь какую-то неадекватность: явно на тебе пытаются опробовать методы искажения действительности. Их довольно много – целый набор, сродни набору методов психологической защиты. Это стратегии взлома и разрушения. Осадные орудия, если хочешь. Чтобы продержаться, надо их хорошенько изучить. Итак, слушай сюда, дорогая.

Мир можно изменить, ничего в нем не меняя. Достаточно изменить представление о нем смотрящего. Манипуляция с информационным потоком формирует у противоположной стороны ложную модель реальности. В качестве приемов применяются:

1) умолчание – утаивание информации от ее получателя;

2) селекция – избирательный пропуск к получателю только информации, выгодной для «отправителя»;

3) передергивание – в сознательном выпячивании и подчеркивании только одних, с виду полезных, сторон;

4) искажение – преуменьшение или преувеличение пропорций явления;

5) переворачивание – замена «минусов» на «плюсы»;

6) конструирование – выдумывание данных, не существующих в реальности.

Думаю, все эти приемчики тебе хорошо знакомы. Обобщенные описания ничего не дают, поскольку все проблемы заключены в поведении конкретных людей. Можно ли узнать, врут они или рубят правду-матку? Нет. Но тебе, кстати, ничего такого и не требуется. Ты что, следствие ведешь? Выясняешь, где кто находился в момент, когда потерпевший упал и забился в конвульсиях? В принципе, тебе нужно совсем другое: уяснить обстановку, причем не всю, а лишь ту ее часть, которая так или иначе касается тебя. Как правило, откровенная ложь (Заметила? Откровенная!) – штука более удобная для разоблачения, чем хорошо видоизмененная правда. «Отредактированная» действительность иной раз и выглядит более правдоподобно, нежели «неотредактированная» – вот мы и покупаемся. Ростан говорил: «Ложь может быть менее лживой, чем искусно подобранная правда».

Описанные выше приемы, по разному комбинируясь, складываются в метод, который получил название «эффекта рамки» – происходит психологическая обработка собеседника, настраивающая на определенную точку зрения, меняющая угол зрения. Тебя прямо-таки накрывает цунами информации – чаще всего совершенно ненужной, но вселяющей некую светлую надежду. Поневоле начинаешь испытывать прилив энтузиазма, слушая всякие там «Через год у нас в руках будет весь российский рынок!», пропуская мимо ушей тихое «Сейчас, конечно, мы не можем платить вам больше…» – и уж совсем неслышно называется сумма, которую и слышать не хочется. Поэтому, обнаружив, что тебя грузят слишком уж настойчиво, начинай задавать наводящие вопросы: «Сколько именно вы будете мне платить? А премии будут? А вычеты? За что и как часто? Каков мой круг обязанностей?» – и напирайте на конкретику, не стесняйтесь. Мечтателей и энтузиастов легко облапошивать и объегоривать, но с человеком здравомыслящим и знающим, чего он хочет, дело все-таки иметь легче. С ним хоть можно открыто поговорить, можно предугадать реакцию на неприятные новости – а идеалист-романтик обязательно забьется в истерике: «Оби-и-идели юродива-ва-ва!!! Отняли копе-е-е-ечку-у-у!!!». Выходит, если тебе отказали потому, что ты старалась узнать условия своей работы, то скорее всего им никакие работники не нужны. Им нужны объекты эксплуатации с перспективой превращения оных в жертвы махинации.

Надеемся, ты понимаешь: не стоит всуе бранить несовершенство мироздания и жестокость рода человеческого. Это слишком большие величины, чтобы мы мечтали их исправить негативными высказываниями в их адрес. К тому же мы и сами нередко прибегаем… «Не следует беззастенчиво лгать, но иногда необходима уклончивость», как советует Маргарет Тэтчер. Вот взгляд деловой женщины. А как же взгляд неделовой? Здесь уместнее привести высказывание Андре Моруа: «Ложь чаще проистекает от безразличия, чем от притворства». Неважно, чей подход вам ближе – английского премьер-министра или французского писателя. Будем практичны и приглядимся повнимательнее к нашим нанимателям-работодателям. При устройстве на работу придется разговаривать с будущим начальством и с кадровиком. О начальстве мы поговорим в следующей главе, но кадровик – продолжатель дела своего босса. Как он тебя примет?

Психология bookap

Обычно карт своих они не открывают. И кадровик в приемной будет пристально разглядывать твои бумаги взглядом, таращась осмысленно, «как в афишу коза». И хмыкнет недоверчиво. И о знании иностранных языков спросит. А услышав про один-единственный английский просто руками разведет: «Дескать, не знаю как без пяти-шести языков вы с нашим бухучетом справитесь, просто ума не приложу. Ну, ладно, попробуйте, может, зацепитесь, если уж совсем не безнадежны. Хотя в вашем случае-е-е…» Пообщавшись таким образом, ты понимаешь, что ничего особенного тебе здесь не обломится. И, что самое интересное, так оно все и бывает.

Потому что если предприятие упорно завышает планку, не удовольствуясь качественным средним уровнем, а намекая на необходимость чего-то супер-супер… Это, скорее всего, мираж, фата-моргана. И фирма не испытывает никакой потребности в выдающихся профессионалах, а всего лишь делает попытку оказать моральное давление на тебя. Играя на понижение, они заставляют тебя забыть про собственные потребности. Чем «дороже» их фирменная репутация, тем дешевле твои услуги. Как, спрашивается, в таком положении не продешевить? В первую очередь необходимо распознать, кто он такой – «матерый человечище», с которым ты сейчас беседуешь и под руководством которого намереваешься работать.