Глава 1. «Если хочешь быть майором, то в Сенате не служи!»

Итак, ты решила, чем займешься. Вернее, определила, что именно тебя, высокопарно выражаясь, влечет. А куда? Если уж мы начали цитировать Алексея Константиновича Толстого, то припомним вдобавок: «Конь несет меня лихой, – А куда? Не знаю!». Дабы не оказаться в сходном положении, ты должна правильно оценить нагрузки, перспективы, доходы, возможности самовыражения в выбираемой сфере деятельности. Что, нелегка задачка? Попробуем разбить на действия и решать поэтапно.

Главное, как ты уже поняла, нагрузки, перспективы и доходы. Поставить что-то на первое место сложно – это можешь сделать только ты, ориентируясь на собственную шкалу потребностей. Что тебе сейчас важнее: иметь побольше времени, денег или возможностей роста? В зависимости от ответа ты выбираешь будущее место работы. При этом у тебя есть немалый шанс попасть в многочисленные ловушки, словно ты шарик для гольфа. Какие бывают ловушки?

Контора имени броуновского движения. Когда молодой специалист начинает искать работу, то риск попасть в заведение этого типа очень большой. Именно эти конторы чаще всего дают объявления в газеты о том, что им нужны специалисты. Им постоянно «требуется». Чаще всего «могучая кучка» (в количественном смысле) сотрудников в самые разные отделы – бухгалтеры, администраторы, менеджеры и пр. Они спокойно набирают сотрудников без стажа работы, их не очень интересуют «университеты» своих служащих. Для них диплом с отличием Академии управления и бухгалтерские курсы какого-то невнятного общества будут совершенно равноценны. Хотя, конечно, кадровик будет набивать цену учреждению и понижать цену тебе. Чтобы не обольщалась по-пустому. Работодателей не волнует, что новичок обучается в процессе работы. Зарплата у молодого специалиста будет настолько низкой, а условия труда настолько ужасными, что как бы он ни напортачил в ходе бурной деятельности, своим неквалифицированным, но и практически неоплачиваемым трудом он окупит все затраты. Сторицей.

Со временем новичок замечает, что в этой фирме если кто и работает постоянно, так это заведующие отделами. А остальной народ в подразделениях постоянно меняется. Очень большая текучка кадров получается. Хроническое «утекание мозгов и рук» происходит потому, что нормальный человек просто не способен ни физически, ни психологически вынести гигантского объема труда, который приходится выполнять за мизерные, смешные деньги. И люди уходят при первой же возможности. Да их никто и не держит. «А живы будем, будут и другие», как обещал Лепорелло Дону Гуану.

А если в подобной конторе тебе споют про перспективы роста, то лучше отнестись к этим заверениям с должным скепсисом. За свои места здесь держатся только сотрудники высшего звена, потому что их немного и только им перепадают от начальства какие-то льготы, денежные вознаграждения и кондиционер. Остальные, все кто ниже в должности, – мусор. На них не обращают внимания. Поэтому тот, кто рассчитывает зацепиться в такой фирме и пробиться наверх, тот просто сам себя обманывает. Чем скорее сбежишь из этого учреждения, тем лучше для тебя. А если задерживаешься долго, выходит неприглядная картина: и в собственных глазах, и в глазах своего начальства ты выглядишь глупой и беспомощной, а значит, лучшего места ты недостойна. Не обращая внимания на призывы сохранять верность «родному учреждению», делай ноги. Поверь афоризму Александра Фюрстенберга, который считал, что «капитан знает все, но крысы знают больше».

Одна моя знакомая, Мила, устроилась в такую фирму на работу по объявлению в газете. Через месяц, получив свою смехотворную зарплату, она поняла: надо отсюда уходить. Стала снова объявления в газетах просматривать. И очень удивилась, когда среди прочих увидела объявление фирмы, в которой работала. Объявление было в точности такое же, как то, по которому Мила устраивалась на работу месяц назад. Но все предлагаемые в объявлении вакансии в самой фирме были уже заняты. «Сначала я подумала, – рассказывала Мила, – что в газете еще срок на «объяву» не закончился. Но пока я искала новое место работы (а на это ушло ни много, ни мало три месяца), все это время объявление «висело» на месте. Правда, потом я уже ничему не удивлялась. За то время, пока я в этой конторе работала, ушли несколько ребят из других отделов. А потом и я уволилась и освободила место. Так что, конечно, моим бывшим при постоянной текучке имеет смысл держать постоянное объявление о найме новых сотрудников во все отделы: не один – так другой, не сегодня – так завтра».

«Маленький, но очень гордый фирма». Как правило, это семейное предприятие: ресторан, магазин, мастерская. Работает по принципу «Отец, слышишь, рубит, а я отвожу» или «Дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку, жучка за внучку, кошка за жучку…». Таким заведениям часто требуются мышки, которые поднатужатся и вытащат все и вся на себе. Мышек как раз берут со стороны. Если попадаешь на работу в такую фирму, в которой почти все сотрудники носят одну фамилию, то стоит хорошенько задуматься: оно мне надо, вытаскивать ихнюю застрявшую репку кажный огородный сезон?

Сермяжная правда заключается в следующем. Семья работает на себя, на свое собственное драгоценное и обожаемое благосостояние. Все истово преданы делу и от тебя того же требуют. Они на себя пашут до седьмого пота, и ты на них должна, как на себя, – минимум пота до тринадцатого. Кстати: если и начнешь вкалывать без продыху, то весь семейно-производственный круг примет твою инициативу как нечто само собой разумеющееся. Только доход твой будет… Ага. Мягко говоря, несоразмерен усилиям и несоизмерим с заработками остальных… коллег.

И еще. Если ты не член семьи, а приблудная мышка, то всегда окажешься крайней – совсем как в сказке. В любой конфликтной ситуации виновата будешь ты. Неприятности будут происходить по твоему недосмотру, по твоей лени, по твоей глупости и по прочим твоим грехам – смертным или простительным, но все равно ужасным. И руководство, вполне отчетливо понимая, что ты не виновата, все равно будет прикладывать мышку мордой об стол – для профилактики, чтобы не расслаблялась, впредь помнила и знала свое место. Но если уж всем ясно как божий день – невиноватая ты, а проштрафился все-таки «родной человечек» – претензии все равно полетят исключительно в твой адрес: «Ну, а ты куда смотрела? Ты что, не знаешь, что он (она, они, оно) всегда такой рассеянный?! Тебе что, проследить трудно?!» И далее монолог в духе «свекровь и невестка на поле брани».

Конечно, может показаться, что авторы рисуют картину «Золушка среди чайников» маслом и сгущают явно краски. Прием у них такой, художественный. Как будто предприниматели неспособны оценить хорошего работника. Конечно, способны. Только выражаться это будет своеобразно. В том смысле, что будут поручать вести самые ответственные дела и доверять, но вознаграждение окажется практически никаким.

Кира работала в таком вот семейном предприятии. Взяли ее бухгалтером, но на деле приходилось заниматься всем. Получалось: и швец, и жнец, и на дуде игрец. Кира – дама энергичная, деловитая, честная. Работала много. Ее хвалили. Объясняли, что без нее как без рук. Так оно и было. Только на Кириной зарплате это никак не отражалось. Платили минимум с периодическими вознаграждениями. Вознаграждения вселяли Кире надежду, что со временем станут платить больше. В гостях она хвалилась отношением своих «хозяев»: «Они доверяют только мне. Все время идут ко мне за советом. Я у них первый человек. Мне директор тут сказал, что если я захочу сделать свой объект, то он мне деньги выделит тут же» – «А под какие проценты?» – спрашиваем. «Ни под какие, – отвечает Кира, – объект-то все равно его. Правда, если дело не пойдет, то деньги мне возвращать придется свои». Было совершенно непонятно, в чем же состоит Кирина выгода, если деньги она все равно будет зарабатывать своим «хозяевам», а за неудачи расплачиваться своим собственным кошельком. Но до всего, как говорится, надо созреть. В том числе и до самостоятельности.

И последнее. Семейные фирмы жутко годятся своим замечательным бизнесом. Причем размеры и масштаб дела находятся в обратной пропорции к гордости. Чем меньше заведеньице, тем больше им гордятся. Тем агрессивнее и громче хвалят себя. И от тебя непременно потребуют пения дифирамбов. Любая критика – даже осторожная и продуктивная – вызовет шквал возмущения: «Пришла со стороны и еще хамит!».

«Небо в алмазах» или трест, который лопнет. С первого взгляда такие учреждения «разъяснить» довольно сложно. У них нет общей структуры или какой-то определенной сферы деятельности. И с виду выглядит все довольно прилично. Но есть некоторые особенности… Словом, разглядев определенные детали, стоит сильно насторожиться или сделать соответствующие выводы.

Например, ты устраиваешься на работу в недавно открывшуюся фирму и поражаешься размаху начинаний – с одной стороны, и определенной бестолковости действий – с другой. Стремительно растет количество персонала в фирме. Причем на участке работы, где, по идее, может и должен справляться один человек, будут сидеть сразу два или три «работничка». При этом все они страшно заняты и бурно функционируют. Ты на своем месте так же страшно занята, как и все остальные, и работы у тебя невпроворот.

Только на твои основные обязанности времени уходит совсем немного, да и выполняешь ты их в последнюю очередь. А в первую, во вторую и в третью ты тратишь силы и время на какие-то ужасно важные и срочные поручения, совершенно не относящиеся к твоей непосредственной работе. И вот что удивительно: никто из начальства внимания на это не обращает, тебя безразлично хвалят и благодарят за уже сделанное, а потом подсовывают новую работенку – еще и еще. На невинный вопрос про всякие там должностные обязанности как-то неопределенно взмахивают рукой, возводят очи горе и бубнят, что все нормально, просто ты займешься своими делами, как только освободишься. И конца-края этой «несвободе» нет…

Если подобные симптомы налицо – увы! Приготовься к жизни на вулкане, который может в любой момент взорваться, и тогда тебе снова придется искать работу. Сходные ситуации складываются в фирмах, если, скажем, владельцы сети предприятий «отделяют» одного из родственников в самостоятельный бизнес. У новоиспеченного босса есть большой опыт работы в хорошо отлаженном механизме, то есть дело – в общих чертах – он себе представляет. А вот как наново собрать и наладить весь механизм целиком, чтобы не просто блестел боками и поскрипывал, а работал без перебоев – ничего такого шеф-неофит не умеет.

Более того, у босса-неумехи в подсознании присутствует устойчивое ощущение, что вся система работы и складывается, и пашет сама по себе. Поэтому набор действий неопытного руководителя чаще всего носит формальный характер, что-то вроде «так надо, надо так!» Организационные недостатки и отсутствие прибыли шеф подсознательно старается компенсировать бурной деятельностью: он, бедняга, просто-напросто старается избежать хотя бы упреков в бездействии. Но если на что и пенять, то на несовершенство мироздания вообще. Не склалось – и все! А как старался, как старался… Закрываются такие конторы довольно быстро, едва родные и близкие неудачливого «начальничка» решают: все! Более и далее выбрасывать деньги на ветер невозможно.

Аналогичная ситуация возникает, когда на месте «родного человечка» во главе конторы или проекта становится личность, которую можно охарактеризовать как «социального Дона Жуана». Только сфера его деятельности – не Прекрасная Дама с ее многочисленными обидчиками, и не злобные ветряные мельницы, а всякие-разные бизнес-проекты. Такие личности вертятся вокруг конкурсов, фондов и прочих заведений, на которые – или от которых – есть маза «деньгу по-легкому срубить». Задача такого Дон Жуана – охмурить учредителей и выбить из них деньги под свой проект. Он очень красноречив, уверен в себе, напорист, легко сходится с людьми и обещает «небо в алмазах».

Если ты подрядилась в таком проекте работать, то у тебя вскоре возникнет ощущение, будто попала в водоем с пираньями. Только на куски, слава богу, рвут не тебя, а денежные суммы. Вокруг крутятся люди, озабоченные мнимой, «виртуальной» деятельностью, какие-то ошметки хватают набежавшие со стороны. Короче, этот дурдом и круговерть длятся, как правило, не более сезона, оставляя после себя вместо воплощения проекта в жизнь много чего. В частности, израсходованные сметы и дырку от бублика учредителям.

Село Кидалово и его обитатели. Кидалово – место, а вернее положение, в котором никто не хочет оказаться. И в то же время это довольно распространенная практика ведения бизнеса в нашем юном государстве. Стопроцентной возможности защититься от «кидалова» не существует. Причин тут много, перечислять их не имеет смысла. А лучше сосредоточиться на отличительных чертах, свойственных «кидальщикам». На особенностях ведения дел, когда «кидалово» является не из ряда вон выходящим действием при форс-мажорных обстоятельствах, а обычной практикой.

Многие подпадают под заблуждение, что чем больше и солидней фирма, тем честнее она ведет свои дела. С государством, может быть. Налоги платит вовремя. А вот со своими служащими – вопрос. Когда хозяйство большое, тогда и расход большой – на всех не напасешься. Вот и приходится экономить на рабочей силе. Приемов масса. К примеру, в Москве просто притчей во языцех стала некая торговая фирма, в магазинах самообслуживания которой была не просто плохо – невозможно плохо организована торговля и охрана помещения: каждую смену там непременно обнаруживалось хищение товара на крупную сумму. Однако руководство фирмы нисколько не унывало и не чесалось – в смысле, ничего не делало. Им гораздо проще было вычитать недостачу из зарплаты персонала, чем модернизировать торговлю и охрану.

Ну, хорошо, подумаешь ты. Сотрудники низового звена, такие, как продавцы или кассиры, всегда под угрозой. Для того, собственно, люди и учатся, и приобретают престижные профессии, чтобы стать, как на Западе говорится, «золотыми воротничками», быть востребованными и уважаемыми людьми. Советуем не спешить с выводами. Специалист знает себе цену, и стоит недешево. Этим он и плох. В том смысле, что большинство фирм не могут себе позволить платить кому-то такие деньги постоянно. И выкручиваются следующим образом. Приглашают специалиста на работу, платят ему высокую зарплату, пока он налаживает производственный процесс. Когда же механизм начинает работать без пробуксовки, от специалиста избавляются, а на его место набираются исполнители, которым цена «три копейки пол-оркестра». И они уже за мизерные деньги кочумают по налаженным связям и проторенным тропам, пока в свою очередь, не забуксуют. Тогда – их с позором долой и снова приглашаем специалиста. Может быть, работодатель воспринимает произвол по отношению к собственным сотрудникам как «свои люди, дело житейское», а на стороне старается выглядеть «комильфо». Увы, совсем не факт.

Психология bookap

«Кидалово» по отношению к сотрудникам, которые не в штате работают, а на партнерской «почве», распространено еще больше. Особенно удобно кидать людей не на суммы вселенского масштаба, а на небольшие: тогда каждый скажет себе, что легче заработать новые деньги, чем тратить время и силы на выбивание долгов. В общем, чтобы человек поморщился, плюнул, но в суд не пошел.

Еще можно помотать специалиста как следует. Ведь какую-то работу он уже сделал, значит, вложился, а тут мы ему: «Слушай, голуба, щас мы тебе заплатить не можем, но у нас для тебя есть еще работа. Ты ее сделай, а уж мы тебе запла-а-атим! За все разом». А потом вместо платы за труд снова предложить поработать еще, и еще… И ждать последствий: либо человек сам устанет ишачить задарма, либо через изрядный срок, вздохнув, заплатить ему десятую часть от заработанного. По принципу «Все, что выцарапано у работодателя в поте лица своего, создает у человека иллюзию одержанной победы, вот он и удовольствуется малым».