ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПСИХОСЕКСУАЛЬНОСТЬ

Глава 3. ПСИХОСЕКСУАЛЬНОСТЬ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОБЗОР

В те времена, когда господствующие социальные, научные и психологические взгляды подразумевали, что детство свободно от любых проявлений сексуальности, высказанная Фрейдом противоположная точка зрения не могла не вызвать шока и не спровоцировать целую бурю сопротивления. Тем не менее, Фрейд продолжал разрабатывать теорию либидо, в которой подчеркивал влияние сексуальности на психическую жизнь. Его клинический опыт и опыт самоанализа, фантазии и ассоциации пациентов, их воспоминания о детстве — все это позволяло сделать вывод о том, что сексуальные побуждения обеспечивают мотивацию для психического функционирования. Он предположил, что в основе сексуального поведения лежит особый вид силы или психической энергии и предложил назвать эту энергию «либидо». «Либидо», по его мнению, являлось важнейшим фактором для развития личности. Именно благодаря «либидо» сексуальные стремления начинаются в гораздо более раннем возрасте, чем предполагалось до этого. Более того, Фрейд убедился, что многие отклонения в функционировании взрослых являются последствиями превратностей развития ранней детской сексуальности. Из-за своей болезненно-конфликтной природы ранние сексуальные опыты и фантазии, по большей части, недоступны сознательным воспоминаниям и являются жертвой детской амнезии. Отсюда следует главная цель психоаналитика: открыть и интерпретировать пациенту это, в большей части сексуальное, содержание его Бессознательного.

На протяжении почти сорока лет концепции, заключенные в теории либидо, обеспечивали основу для развития психоаналитической мысли и технических процедур психоанализа. С введением структурной гипотезы и теории двойственных влечений, в которой агрессивный и сексуальный влечения наделялись одинаковым статусом, «инстинктивные влечения» (название, обозначающее сексуальные и агрессивные стремления) были локализированы в пределах области Ид, которая, по большей части, хотя и не полностью, заключает в себе бессознательную систему топографической модели.

С выходом работ Анны Фрейд (1936) и Хайнца Хартманна (1939), в которых подчеркивалась важность функционирования Эго, начали расширяться теоретические основы психоанализа, а теория Ид и либидо отступила с позиции единственной меры психоаналитического понимания. Тем не менее, большинство психоаналитиков продолжали ее учитывать при теоретических и терапевтических изысканиях. Даже сегодня, после вполне убедительной критики теории либидо, концепция психосексуального развития и инстинктивных влечений в полной мере используется в клинической практике.3


3 В этой ранней работе Фрейдом была предпринята попытка подвести биологическую базу под используемые им формулировки и терминологию таким образом, чтобы они согласовывались с современными достижениями в других науках. Он был сильно подвержен влиянию своего учителя Эрнста Брюке, который в свое время учился у Гельмгольтца, верившего, как и другие ученые девятнадцатого века, что принципы современной физики могли бы окончательно объяснить любые природные явления, включая психические.


Существует много прекрасных изложений теории либидо (Sterba, 1942, Fenichel, 1945, стр. 33-113). Мы выделим, главным образом, те аспекты, на которые уже оказали воздействие недавние исследования и которые тесно связаны с другими системами развития.

Фрейд использовал термины энергии — сохранение, размещение, разрядка — как метафоры для психического функционирования. Психическая энергия, или либидо, была атрибутом эмоций и активизировала сознание; главная функция ментального аппарата заключалась в использовании, разблокировании и регулировании этой энергии или «возбуждения». Георг Кляйн (1976b) отмечал, что фрейдовская теория либидо, в сущности, включает в себя две теории. Первая возникла в результате клинического опыта, а вторая, более абстрактная, представляет собой квазифизиологическую модель энергетических сил, ищущих разрядки. Кляйн соглашался, что основанная на клинике теория вполне полезна и сейчас, так как она в результате непрерывной эмпирической проверки постоянно получает все большее обоснование. Более абстрактная теория со временем теряет свою актуальность, так как она и появилась скорее из необходимости теоретически согласовать эту модель с другими дисциплинами. Идеи Кляйна увеличили ряды аналитиков, сомневающихся в теории психической энергии. Мы тоже склонны отказаться от концепции психической энергии в физическом смысле. Но идея инстинктивного влечения, как аффекта, импульса, желания, мотивационного толчка, активизирующего сознание — остается клинически полезной. Поэтому мы будем использовать термин «либидный вклад» в смысле любовной привязанности, а не в смысле гипотетического качества психической энергии.

ТЕОРИИ ЛИБИДО

Работа Фрейда «Три очерка по теории сексуальности» (1906), которая была существенно дополнена в 1915 году, содержит все основные элементы теории либидо и психосексуального развития. В этой работе он использует термин «сексуальность» для обозначения сексуального удовольствия, полученного от какого-либо участка тела или органа, а не только гениталий. «Либидо» же обозначает гипотетическую психическую энергию, лежащую в основе сексуального удовольствия. Ошибочно полагалось, что Фрейд полностью уравнивал либидо и сексуальность (особенно генитальную сексуальность), но сам он позднее неоднократно уточнял, что либидо следовало бы понимать более широко, чем любовь или «любовная сила» сексуальности, которая является лишь одним из проявлений либидо. Фрейд подчеркивал: «Мы не разделяем... что в различных случаях заключается в понятии «любовь» с одной стороны, это любовь к самому себе, с другой стороны, любовь к родителям, к детям, дружбу и любовь к человечеству вообще, а так же сильную привязанность к конкретным объектам и абстрактным идеям. Мы придерживаемся точки зрения, что раз в языке существуют стандартизированные значения слова «любовь», лучшее, что можно предпринять — принять это за основу в наших научных дискуссиях и толкованиях так, как есть». (1921, стр. 90)

Относительно же более широкого трактования основополагающих фрейдовских концепций либидо, мы хотим пояснить, что, хотя на протяжении этой книги и используют термины «либидо», «сексуальность» и «сексуальное влечение» более или менее взаимозаменяемо, но предполагается более широкое значение. Фрейд подчеркивал, что инстинктивное влечение всегда бессознательно. Только ассоциативные фантазии или безусловные импульсы, полученные от него, могут достигать сознания. Он концептуализировал влечение либидо в терминах его источника, цели, объекта и силы. По его предположению, источник, который дает начало положительной стимуляции должен быть соматическим или даже гормональным. Однако влечение само по себе — явление чисто психологическое, то есть «психологический представитель эндосоматического, постоянно текущего источника стимуляций» (1905b, стр.168).4


4 Фрейд не всегда последователен относительно того, считает ли он инстинктом нечто психическое — в этом случае инстинкт и его психическое представление идентичны — или как нечто непсихическое, что проникает в сознание в виде ассоциативной мысли или эмоции в последствии становится психическим представлением. Психологическая концепция становится основой психоаналитической теории мотивации.


Хотя Фрейд не был уверен в источнике инстинкта, он, тем не менее, описал некоторые «эрогенные» зоны тела — рот, анус и гениталии — которые, когда их стимулируют, приносят удовольствие и служат для удовлетворения. Хотя все эти зоны потенциально активны от рождения, Фрейд рассматривал последовательность созревания, согласно которому каждая из зон оказывается в центре внимания и является источником самого большого удовольствия, таким образом, она является «доминантой фазы» в различные периоды раннего детства. Следовательно, его теория психосексуального развития с оральной, анальной и детской генитальной (которая известна как фаллическая) фазами была основана на продвижении концентрации на эрогенных зонах. Целью инстинктивного влечения является удовлетворение.

Фрейд утверждал (1915а), что, хотя конечная цель остается неизменной, могут существовать различные пути, ведущие к этой цели. Поэтому удовлетворение можно искать посредством разнообразных действий, стимулирующих эрогенные зоны тела. Это может быть и сосание, и дефекация, и генитальная мастурбация. Когда кульминационный оргазм уже физиологически возможен, то достижение оргазма, согласно теории либидо, является целью для консолидации в себе всех более ранних форм удовлетворения. Фрейд характеризовал детскую сексуальность как «полиморфное извращение», в которой, так же как и во взрослых извращениях, каждый вид возбуждения в любой эрогенной зоне потенциально может стать источником максимального удовольствия.

Личность, используя которую или по отношению к которой влечение способно достичь своей цели, называется объектом влечения. Считается, что в раннем детстве ребенок привязан скорее к доставляющим удовольствие функциям, предоставляемым матерью, чем к матери как «целостному объекту». Поэтому иногда мать или ухаживающий человек рассматривается как частичный объект или Я-объект, в зависимости от которого используется теоретическая система.

Из-за безусловного импульсивного качества инстинктивных влечений Фрейд рассматривал их как главные мотивационные факторы сознания. По его мнению, вся психическая деятельность связана с влечениями. Сила инстинктивных влечений относилась к количеству или «мере потребности работы, которую они представляют» (1915а, стр. 122). В соответствии с научными мыслями девятнадцатого века Фрейд относил изменяющуюся интенсивность сексуальных импульсов к изменяющимся количествам метафорической энергии или либидо. Для Фрейда все мотивации вытекали из инстинктивных влечений, но современные теоретические работы расширяют происхождение и диапазон мотиваций, а, следовательно, ослабляют обязательность этой концептуальной связи (см. Lichtenberg, 1989; для обзора и обсуждения). Эмоции, потребности, связанные с объектом и нарциссические потребности рассматриваются как имеющие тот же самый вид мотивационной силы, как и у потребностей, имеющих соматическую основу, и, считается, что они заслуживают одинакового статуса. Однако расширение определения мотивации ни в коей мере не исключает сексуальное влечение.

Дополнительной характеристикой инстинктивных влечений является их необычная «пластичность» или «подвижность». Некоторые действия, служащие для достижения удовлетворения, могут быть подавлены, отодвинуты или изменены, а удовлетворение, по необходимости, может достигаться в замаскированных формах. Зоны в ходе развития изменяются, так же как изменяются и объекты, служащие для удовлетворения в фантазиях или в реальности.

После разрешения Эдипова комплекса и завершения подростковых процессов достигается и окончательный выбор объекта. Теперь личность обычно достигает максимального либидного удовлетворения при генитальных половых отношениях. Тем не менее, давление потребностей на любом уровне развития может привести к сдвигу или изменению целей и объектов в поисках удовлетворения, что сопровождается изменениями и в жизни фантазии.

Сексуальные фантазии могут быть направленны на объект, но сексуальное удовлетворение часто аутоэротично. В младенчестве и детстве аутоэротичность является обязательным признаком сексуальности, поскольку собственное тело ребенка — это единственное средство, с помощью которого возможно удовлетворение при нормальных обстоятельствах. Ребенок свободен в использовании собственного тела и может испытывать сексуальное удовольствие от всех его областей.

Фрейд отметил, что специфические характеристики и симптомы ряда взрослых эмоциональных расстройств сходны с определенными типами поведений в детстве. Для объяснения своих наблюдений он и его коллеги, особенно Абрахам и Ференци, разработали теорию либидного развития. Они пришли к выводу, что, хотя обычно окружение ребенка изменяется в зависимости от того, какой отклик необходим ему сейчас в ответ на возникшую потребность, но либо чрезмерное удовлетворение, либо чрезмерная фрустрация могут нарушить спокойный процесс развития. Как следствие, некоторое количество либидной и/или агрессивной энергии «остается позади» и прикрепляется к особым психическим представлениям этого периода. Эти пункты на пути развития называются «точками фиксации». Они никак не проявляют своего присутствия до тех пор, пока человек не столкнется с особенным стрессом или сложностью, с которой он не сможет справиться при помощи обычного механизма защиты. Тогда он прибегает к регрессии, вследствие чего изменение в поведении обнаруживает сдвиг к некоторому поведенческому стереотипу, характерному для более раннего уровня развития. Если эта точка фиксации не является «молчащей», то предполагается, что личность задержалась на этой стадии и ее дальнейшее развитие не происходит.

Это объяснение было вполне удовлетворительным в свете знаний, которые имелись в то время. Однако сегодня оно выглядит слишком конкретным и механистичным в своей попытке объяснить превратности эмоционального конфликта и характерных поведенческих паттернов. Анна Фрейд (1965) позднее пояснила, что прогресс и регресс являются наблюдаемыми, интегральными частями нормального развития. Регрессия теперь более не ограничивается концептуально одними влечениями; например, она может отразиться также и на функционировании Эго и Суперэго. Более того, регрессию не следует понимать как временное возвращение; скорее, это некий поворот назад к более надежным источникам получения удовольствия или некое использование ранее полученных образцов поведения или способов отношения. Гораздо полезней рассматривать точку фиксации как некую мысль, некое желание или некое поведение, связанное с удовольствием или с болью, которые остаются эмоционально значимыми для личности, а не воспринимать ее как точку на континууме, в которой размещена энергия, и к которой душа должна возвращаться, чтобы собрать свою ранее оставленную энергию. Можно увидеть, особенно во время стрессов, продолжительное влияние особенной мысли, поведения или средств удовлетворения.

Психология bookap

Всеобщая ошибка в психоаналитическом теоретизировании — автоматическое восприятие появления более ранних желаний или способов функционирования как индикации значительных расстройств в самых ранних месяцах жизни. Классическая критика этой проблемы Сандлером и Дэйром (Sandier and Dare, 1970) использует в качестве иллюстрации концепцию оральности. Ребенка в первый год жизни можно рассматривать как орально зависимого, но сильное желание зависимости не всегда может рассматриваться как возникающее только на первом году жизни. Как подчеркивают Сандлер и Дэйр вероятно такие сильные желания случаются в любой фазе во время стрессов, когда ребенок желает, чтобы то, о чем он фантазирует, стало истинным как можно скорее.

Считается, что Эриксон (Erikson, 1950) был первым, кто отметил важное различие между выражением влечений в поведении, направленном на удовлетворение влечения, и способом функционирования. Последнее относится к некому характерному способу получения удовлетворения или отношения к объектам. Человек может найти способ удовлетворения, первоначально связанный с какой-либо фазой или с эрогенной зоной, который будет пригоден для выражения желаний и конфликтов в соответствующее время. Этот способ будет сохраняться, но без своих предыдущих связей с зоной и фазой происхождения; таким образом оно достигает вторичной самостоятельности (Hartmann, 1939). Например, младенческие укусы в течение оральной фазы могут быть неким способом получения удовольствия, но, в то же время, маловероятно, чтобы они сопровождались фантазиями, желаниями, направленными на другую личность, поскольку когнитивная дифференциация еще не продвинулась так далеко (даже если тот, кого кусают, думает иначе). Однако, ребенок может использовать этот оральный способ, чтобы выразить свою враждебность по отношению к объекту, и у него вполне могут быть разнообразные деструктивные фантазии. И, хотя оральный способ остается, это не означает, что дальнейшее развитие не происходит, то есть личность не «задерживается» и не «фиксируется» на оральном уровне развития влечений — и нет причин полагать, что отсутствуют другие средства для удовлетворения. Теперь в основном признано, что сложности в развитии таковы, что более поздняя психопатология не может быть предсказана или объяснена лишь на основании так называемых точек фиксации либидо.