ЧАСТЬ ШЕСТАЯ. СУПЕРЭГО

Глава 12. СУПЕРЭГО: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОЧЕРК


...

КОМПОНЕНТЫ СУПЕРЭГО

Терапевтический опыт привел Фрейда к постулату, что психика устанавливает некий идеал—стандарт, с которым личность себя сопоставляет. Эта идея получила широкое распространение. Рассмотрим подробнее природу данного стандарта.13


13 Мы считаем полезным обсудить Суперэго в терминах его функций и составляющих, чтобы облегчить понимание его истоков и поступательного развития различных его аспектов. Мы признаем, что идея составляющих может повлечь за собой конкретизацию идей о системе таким образом, что будет подразумевать Суперэго контейнером с содержимым. Так же мы признаем тенденцию к антропоморфизации Ид, Эго, Суперэго некорректной, нельзя рассматривать любую систему как контейнер с содержимым.


Объяснения Фрейда создают впечатление, что императивы, моральные стандарты и желаемые идеалы являются результатом деятельности Суперэго. Они происходят из восприятия ребенком ухода за ним, поощрений и наказаний, суждений и требований, похвалы и критики родителями, учителями, сверстниками и другими значимыми людьми. Так как эти элементы происходят из различных источников и возникают на разных этапах развития, между ними может не быть заметной логической зависимости. Хорошо развитое, работоспособное Суперэго взрослого должно поэтому рассматриваться как однородная уравновешенная система разнонаправленных стремлений. Любая классификация компонентов Суперэго будет обязательно сопровождаться некоторым произволом, но, поставив своей целью проследить источники и пути развития различных частей этой системы, мы вслед за Сандлером (1960а, 1981) отличаем интроекты (под ними мы подразумеваем интернализованные директивы, наставления и запреты) от идеалов (или желаемых целей и стандартов). Конечно же, в действительности они функционируют как единое целое.

Интроекты

Когда психическая репрезентация объектов и себя уже сложилось, некоторая часть психического содержания отделена от основной — в действительности оно, возможно, никогда не будет полностью интегрированным. В качестве этой части выступают представления, воплощающие императивы родительские наставления и запреты, их «можно» и «нельзя», «должен» и «не должен». Данные представления также претендуют на особый статус в их связи с родительскими и другими авторитетными фигурами, и в итоге они функционируют, как будто у них есть родительские авторитет и власть. Тогда ими «выполняется функция, которая до сих пор выполнялась представителями внешнего мира» (Freud, 1940, стр. 205). Таким образом, Суперэго продолжает отражать взаимоотношение ребенка и родителя, поскольку оно «продолжает выполнять для Эго роль внешнего мира, несмотря на то, что стало частью мира внутреннего» (стр. 206). Эмди (1988а) сообщает о недавнем исследовании процесса развития, которое подтверждает точку зрения Фрейда. У детей трехлетнего возраста исследователи находят свидетельства того, что интернализованные наставления внушают детям чувство присутствия «другого» и связи с ним, когда родителя рядом нет.