ЧАСТЬ ШЕСТАЯ. СУПЕРЭГО

Глава 12. СУПЕРЭГО: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Суперэго — это психическая система, которая устанавливает и поддерживает морально-нравственные стандарты и желаемые цели и идеалы. При оптимальном функционировании она способствует внутрипсихической и межперсональной гармонии и облегчает социальную адаптацию. Временами «голос совести» становится весьма громким. Суперэго, подобно Эго и Ид, — это не определенная область мозга, а теоретическая концепция (хотя и кажется, что антропоморфный подход сулит прямую выгоду).

По поводу Суперэго, его развития и функционирования, ведется большая полемика. Споры вокруг этой концепции во многом порождены определенной двусмысленностью и несоответствиями, берущими начало в работах Фрейда. Тем не менее, данную главу открывает краткий их обзор, так как наши современные представления покоятся на фундаменте, заложенном Фрейдом. Мы обратимся к некоторым из двусмысленных и трудных мест в его концепции, после чего изложим основные предпосылки структуры Суперэго и его функций. Следующая глава посвящена развитию Суперэго. В связи с тем, что мы предполагаем сходство развития и функционирования Суперэго у мужчин и женщин, в этих двух главах дается общая теория. Различия Суперэго, связанные с полом, рассматриваются в четырнадцатой главе в контексте разнообразных точек зрения, связанных с развитием Суперэго у женщин.

РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ФРЕЙДА О СУПЕРЭГО

Впервые по поводу Суперэго, Фрейд высказался в статье «О нарциссизме» (1914).12 Сделав наблюдение, что за подавлением инстинктивных импульсов следует конфликт, в котором замешаны культурные или этические категории, он предположил, что личность формирует для себя некий идеал-стандарт, служащий мерилом собственных поступков; любовь к себе и самоуважение становятся зависимыми от успешности сопоставления себя с ним. Фрейд далее выдвигает идею о том, что опыт детских отношений с родителями в значительной мере определяет формирование такого идеала, что он впоследствии модифицируется благодаря учебе и образованию, и что неудача в его поддержании оборачивается чувством вины или комплексом неполноценности. В заключение он пишет (стр. 100), что самоуважение возникает не только в результате инфантильного нарциссизма или чьей-то любви к субъекту, но также и в результате соответствия установленному стандарту.


12 Стречи (1961) отмечает наличие у этой концепции предшественников, а Фьюрер (1972) детально изучает ее разработку Фрейдом.


Несколькими годами позже, продолжая развивать мысль о внутренней критической инстанции, «которая даже в спокойные времена принимает критическую позицию в отношении Эго» (1921, стр. 109), Фрейд точнее определил ее функции. Они включают в себя «самонаблюдение, морализацию, цензуру сновидений и ведущую роль в вытеснении» (стр. 110). Далее он отмечает, что весь предшествующий опыт отношений с людьми может повторно воспроизводиться с помощью Суперэго (стр. 130).

В 1923 году Фрейдом вводится термин «Суперэго». Фрейд в целом не был последовательным в употреблении терминов, он часто подменял «Суперэго» «Эго-идеалом» и наоборот; первое, однако, он описывает как одну из трех структур психики. В обсуждаемом очерке автор замечает, что чувство вины проистекает из двух источников. Один складывается из интернализаций родительских фигур и идентификаций с ними на основе реального переживания ребенком критики со стороны родителей, другой берет начало в эдиповой фазе, успех которой зависит от постоянной бдительности Суперэго в отношении мощных импульсов Ид и либидных превратностей. Вследствие этой бдительности, «Эго по сути является представителем внешнего мира, реальности. Суперэго же, напротив, является представителем мира внутреннего, Ид» (1923а, стр. 36). Таким образом, Суперэго олицетворяет либидные импульсы, направленные вовнутрь. Вот почему «Суперэго... может быть сверхморальным» и впоследствии стать сверхжестоким (1923а, стр. 54).

В основу теории Суперэго Фрейд заложил психологию мужчины; Фрейд полагал, что, когда мальчик видит в отце препятствие для реализации своих эдиповых желаний, у него возникает ненависть к нему и потребность вытеснять эти желания. Чтобы сохранить отцовскую любовь, мальчик идентифицируется с ним, и именно благодаря этой идентификации Суперэго приобретает запрещающий, повелевающий и наказывающий характер отца. Становясь вместе с этим выразителем отношения к родителю, Суперэго ребенка направляет на Эго всю ту нереализованную враждебность, которую он испытывал или мог бы испытывать по отношению к отцу, и мальчик относится к себе так, как к нему отнесся бы воображаемый отец. Далее Фрейд указывает на парадоксальную ситуацию: «Любопытно, что чем больше человек сдерживает свою агрессию, тем более суровым — то есть более агрессивным становится его Эго-идеал» (1923а, стр. 54). Другими словами, если даже враждебность и не выражается открыто, ее проявлением будет повышение требований Суперэго и увеличение чувства вины.

В другом очерке, представленном в том же году, «Инфантильная генитальная организация» (1923) Фрейд признает нехватку понимания ранних лет женского развития. Этот пробел в знаниях в особенности заметен в его теории формирования и функционирования Суперэго у девочек, которую он начинает развивать в упомянутой выше работе и продолжает в 1925 году работой «Некоторые психические последствия анатомического различия между полами» (1925). По мнению Фрейда, если принять во внимание, что именно согласие девочки со своей кастрацией обусловливает ее прогресс в эдиповой фазе, то у нее меньше причин для интернализации Суперэго, чем у мальчика. Фрейд также полагает, что Суперэго главным образом является результатом идентификации с отцом. Поскольку девочки чаще отождествляются с матерью, а не с отцом, он делает вывод, что их Суперэго мягче.

Далее Фрейд развивает свои мысли о внутренней критике в связи с возникновением страха наказания и о сигнальной функции тревоги. Он предполагает, что после разрешения Эдипова комплекса ребенок больше не боится наказания извне, так как теперь он боится гнева собственного Суперэго. «Отношение Эго к чему-то как к опасности и развитие сигнальной тревоги — это влияние Суперэго: его недовольство, наказание или потеря его любви» (1926, стр. 139-140).

Начиная с 1926 года Фрейд углубляет определенные аспекты концепции Суперэго и пробует расширить ее применение. К примеру, он отмечает, что функции Суперэго и Эго трудноразличимы, за исключением лишь случая психического конфликта, когда эти различия выявляются (1926, стр. 97). Он также исследует важную роль Суперэго в увековечении культуры (1927) и в связи с требованиями общества (1930).

Возвращаясь к проблеме строгости Суперэго, Фрейд (1933) поясняет, что оно может быть безжалостным, приводя к чувству вины и неполноценности, даже если родители были добры, терпимы, отзывчивы и не внушали страха. Окончательно обобщая свои идеи, Фрейд пишет: «Излишняя строгость Суперэго — это не следствие его реальной модели (родительской); она зависит от силы защитных механизмов, действующих против эдиповых искушений» (1940, стр. 206). Фрейд здесь высказывает мысль о том, что «детали взаимоотношений Суперэго и Эго становятся вполне доступными пониманию, если их рассматривать в ретроспективе отношения ребенка к родителям (1940, стр. 146, курсив наш).