Пятый шаг.. «Расслабьтесь и дышите глубже». (или рассказ о естественном дыхании)

Больше всего по своей наивности меня умиляет чрезвычайно распространённый совет: «расслабьтесь и дышите глубже». От кого только не услышишь этой рекомендации! И от гипнотизёра, и от домашних, от случайных прохожих и коллег по работе. Наверное, легче перечесть тех, кто этого не советует, может быть, только патологоанатом, и то вряд ли. Но о чем они говорят и что именно имеют в виду, понять, мягко говоря, сложно. Если вы поработали над «напряжением-расслаблением», то знаете, что расслабиться далеко не так просто, как это кажется на первый взгляд. Просто рекомендация «расслабиться» равносильна предложению «выпить море». Сегодня мы поговорим о дыхании, и вы убедитесь, что предложение «дышать глубже» звучит так же забавно и по-дилетантски, как и предписание «расслабиться».

Дыхание играет в нашей психической жизни далеко не последнюю роль. Вы, наверное, догадываетесь, что древние греки были людьми неглупыми. Так вот, слово психея имело у них два значения, с одной стороны, оно обозначало «душу», а с другой – «дыхание». Дышать для древних греков значило обладать душой. Психея часто изображалась ими в виде летящей бабочки, а души умерших – как бабочки, вылетающие из погребального костра. Так что полет, дуновение, ветер и дыхание – это понятия одного «полёта», и душа также стоит в этом ряду. Впрочем, что там греки, мы ведь тоже говорим о «вдохновении», понимая под этим активную творческую и душевную работу, и употребляем выражение «испустить дух» («дух вон»), констатируя факт смерти.

Но дело не только в мифологии и языковых аналогиях, хотя они и очень убедительны.

Невозможно одновременно быть честным и невротиком.

Фредерик Пёрлз

Человек, у которого по тем или иным причинам возникает приступ удушья, испытывает панический, спонтанно возникающий страх смерти (психологи называют такой страх «витальным»).

Как вы понимаете, это не случайно. Сильное чувство стеснения за грудиной, свойственное больным с инфарктом, также вызывает страх смерти. Субъективно и тем и другим кажется, что жизнь словно бы уходит из тела, оставляет его, им кажется, выражаясь метафорически, будто бы «отлетает душа». Если же им удаётся раздышаться, то страх смерти проходит. И они чувствуют, как жизнь, а с нею и душа, возвращается обратно в свою физическую оболочку.

Есть и ещё один очень важный аспект. Дыхание всегда сопровождается звуком, хотя бы даже и очень незначительным. Поэтому, переживая страх, животное пытается, насколько это возможно, не дышать, чтобы не выдать таким образом своё местонахождение хищнику. Можно сказать, что задержка дыханияэто инстинктивная защитная реакция в ситуации грозящей опасности. Но, как мы видели на примере с приступом удушья или инфарктом, это правило работает и в обратном направлении! Подавленное, затруднённое дыхание подсознательно, автоматически вызывает в нас страх. Иными словами, если вы не дышитевы боитесь, если вы боитесьвы не дышите. Итак, оказывается, что страх спаян с дыханием точно так же, как и с физическим напряжением (о чем мы говорили выше)! Это позволяет нам сделать следующий немаловажный вывод.

Страх непосредственным образом связан с процессом дыхания. Если вы приостанавливаете дыхание или дышите поверхностно, в вас автоматически возникает страх или чувство тревоги. Если же вы дышите свободно и полно, вы будете чувствовать себя спокойно и уверенно.

Надо ли после этого говорить, что освоение своего дыхания, его механизмов – это один из путей, позволяющих справиться с психологическими проблемами и неврозом? Мне кажется это совершенно очевидным. Более того, психологи считают, что сознательный контроль дыхания является одним из древнейших способов борьбы со стрессом и другими психологическими нагрузками. В этом случае они обычно ссылаются на практику древних йогов, но об этом мы поговорим попозже.

* * *

Как это ни печально, но все мы дышим не бог весть как. Мне уже как-то приходилось отмечать, что жизненный ритм современного человека значительно превышает естественные нормативы. Эта гонка приводит к тому, что мы попусту растрачиваем все имеющиеся в нашем распоряжении резервы. Специалисты говорят, что наступающий век – это век «клипового ритма». Давайте попробуем в этом разобраться.

Что такое музыкальный клип, вы себе представляете. Он монтируется таким образом, чтобы одна картинка не демонстрировалась на экране больше 3 секунд (этим правилом пользуются теперь не только клипмейкеры, но и создатели рекламных роликов, кинофильмов, развлекательных программ и т. п.). При этом на один полный дыхательный акт в норме приходится не менее 4 секунд, а то и более! Не стыкуется! Я уже не говорю о музыкальном ритме, который у современных мелодий достигает 160-180 ударов в минуту, что в 2-3 раза превышает " частоту сердечных сокращений! Отмечу попутно, что связь между дыханием и сердечными сокращениями почти прямая, ведь в конечном счёте они обеспечивают одну функцию – доставку кислорода к тканям. И раз уж мы об этом заговорили, то в продолжении нашей мифологической экскурсии отмечу, что всем известный Пифагор считал кровь «седалищем души».

Человек спешит, конечно, не только из алчности, никакая приманка не могла бы побудить его столь энергично вредить самому себе; спешит он потому, что его что-то подгоняет, а подгонять его может только страх.

Конрад Лоренц

Итак, как мы видим, ни нормальное дыхание, ни сердечные сокращения не поспевают за «клиповым ритмом». Чувствуете, что узел затягивается? Наш организм не может не реагировать на такую стимуляцию «сверхчеловеческим» ритмом, тем более что она почти постоянна и чрезвычайно навязчива! Этот ритм бьёт нас, как плеть, заставляя двигаться, а значит, жить и дышать (в прямом и переносном смысле) все быстрее и быстрее. Мы испытываем нагрузку ритмом на работе, в городе и даже дома (!), поскольку с приходом домой человек включает телевизор с буйствующим ритмом рекламных роликов, а выключает его, только отходя ко сну. Надо ли после этого удивляться тому, что люди в нашу эпоху расцвета медицинских технологий сгорают к 40-50 годам как новогодние свечи?

Вот и получается, что все мы мчимся по жизни от понедельника до понедельника, высунув языки, подобно гончим на охоте. Только непонятно, какого зверя мы травим? Впрочем, если задуматься, становится понятно, какой это зверь, хотя вывод и неутешителен, весьма неутешителен…

Современный человекэто «запыхавшийся человек». Он дышит часто и поверхностно, а это «дыхание страха». Так что придётся признать, что мы просто разучились нормально и полноценно дышать.

Я уже как-то говорил, что современный человек не умеет отдыхать. Это утверждение имеет непосредственное отношение к настоящему разговору. Ведь отдых – понятие, произошедшее от корня «дых», «дыхание»; звучит это примерно так: «отдышаться», «отдохновение», «отдых». Мы не можем отдышаться, загнанные до полусмерти ритмом жизни, диктуемым современной цивилизацией, вот и потеряли способность отдыхать. А ведь это так важно, без полноценного отдыха не может быть и нормальной работы. Если же мы учтём, что среднестатистический современный человек трудоголик, а значит, невротично стремится к каким-то результатам, то отдых, причём настоящий и полноценный, для него просто жизненно необходим, иначе жди беды. А отдыхать-то он и не умеет. Создаётся порочный круг: если человек не умеет отдыхать, он не может набраться сил, а если он не может набраться сил, то он не может реализовать свои планы, а если он не реализует свои планы, желание реализовать их усиливается, поэтому он перестаёт отдыхать вовсе, и, как следствие, сил остаётся все меньше и меньше, так что он по прямой дорожке входит в невроз.

* * *

Но теперь мне бы хотелось вернуться к разговору о животном, которое в страхе затаилось от хищника. Как вы думаете, каково его единственное желание в этот момент? Провалиться сквозь землю или, что более реально для большинства (за исключением разве грызунов), умчаться прочь, опережая, как говорят, свой собственный визг. Наверное, так… И вот что мне интересно: как бы оно дышало в таком случае? Как паровоз! (Это минимум!) А что происходит на деле? Как раз обратное: оно подавляет своё дыхание, блокирует его! Ему бы хотелось набрать полную грудь воздуха или для того, чтобы завизжать от страха (а визжать должно хотеться), или чтобы достало сил и энергии для бегства. Но оно этого не делает, и возникает противоречие между двумя противоположными тенденциями. Почти как по Шекспиру: «Дышать или не дышать? Вот в чем вопрос». А ведь невроз – это всегда противоречие.

Впрочем, бог с ним, с несчастным зверем. В природе для всего найдётся выход, а вот с «человеком разумным» ситуация значительно сложнее. Поменяйте местами хищника и жертву на начальника и подчинённого, учителя и ученика, родителя и ребёнка, и вы получите ту же самую картину с той лишь разницей, что для человека войти в невроз пара пустяков, а у животных его просто не бывает, поскольку, как я уже сказал, для всего находится выход, а их душевная жизнь слишком лаконична. Что ему сделается? Уйдёт хищник – возобновится и дыхание, причём нормальное и полноценное. А вот начальник, учитель и родители будут присутствовать в непосредственной близости до скончания века! И ни кричать, ни убегать они не разрешают. Даже раздражённый или тоскливый выдох будут расценены ими как личное оскорбление. Но дышать же нужно! Почему они этого не понимают?

Когда мы испытываем психоэмоциональное возбуждение (не важно, положительное или отрицательное), в организме усиливается энергетический обмен. Ткани требуют больше кислорода для сжигания питательных веществ (кислород – это живой огонь, как вы знаете), поэтому рефлекторно усиливается дыхание и кровообращение. Разумеется, если вас ругают или происходит что-то в этом роде – это вас волнует, а значит, вы должны усилить своё дыхание. Но поскольку вы боитесь нападения, как тот суслик, то вы дыхание задерживаете. Иными словами, все шиворот-навыворот.

Как показывает жизнь, счастье в меньшей степени зависит от внешних вещей, чем полагает большинство.

Уорен Коупер

Если ребёнок делает тяжёлый выдох после очередной «отчитки», он не столько проявляет свой негативизм по отношению к взрослым, сколько выполняет естественный физиологический акт. И разумеется, он делает его сразу после того, как дыхание становится возможным. Как же окружающие это воспринимают? Взрослые моментально улавливают в этом выдохе раздражение. А как ему не быть? – ведь это более чем естественно. И все начинается снова: «Ах, ты ещё и недоволен?! Ты ещё и не согласен?! Ты ещё и возмущаться будешь?! Ну, ты у меня получишь!» – примерно так. Всыпать в таком случае хочется обидчику, а не обижаемому. Но ребёнок, взрослея, быстро понимает, что с дыханием в таких ситуациях надо повременить, и оно ещё более отсрочивается, подавляется. В конечном итоге в нагрузку к диплому о среднем образовании неплохо было бы сразу выдавать медицинское свидетельство о хроническом неврозе.

Задержка дыхания при таком нервно-психическом напряжениипотенциируетэто напряжение, усиливает его.

Возникает порочный круг: на вас нападают (чаще вербально, то есть с руганью или назиданием), вы от этого напрягаетесь, как следствие растёт потребность в кислороде, но вместо того, чтобы раздышаться, из-за страха усугубить атаку (причём сами атаковать или ретироваться вы тоже боитесь) вы подавляете дыхательные движения, чем ещё больше усиливаете напряжение.

Попутно замечу, что цербер в облике правил общественного поведения подавляет не только само дыхание, но и такое его естественное проявление, как крик. Ведь крик, по сути, – это просто глубокий форсированный выдох, и только определённое напряжение голосовых связок создаёт звук. А кричать неприлично – все это знают. Мамы всегда говорят своим малышам: «Не кричи! Перестань кричать! Как тебе не стыдно, замолчи!» (правда, при этом сами они орут как на пожаре, таким образом осуществляя воспитание, поэтому этот крик обществом только приветствуется). Если вы когда-нибудь случайно наступали на лапу собаке, то слышали, какой громкий и резкий визг за этим следовал. Это естественная физиологическая реакция, которая свойственна и человеку. Но так как нам, людям «приличным», кричать неудобно, то мы в ситуации испуга рефлекторно глубоко вздыхаем, но не выдыхаем, чтобы избежать крика. Хорошего в этом, как вы понимаете, мало, поскольку любое нарушение естественного функционирования ведёт организм к поломке.

Состояние подавленного крика известно многим по визитам к стоматологу. В ситуации, когда вам должны сделать больно, естественно испытывать страх. Но в кабинете у врача кричать себе позволяют только дети. А взрослые раздувают свою грудную клетку и задерживают дыхание, чтобы, не дай бог, не закричать. Если эта история про вас, то в качестве эксперимента можете проверить: когда вы в очередной раз сходите к своему стоматологу, проконтролируйте свою грудную клетку. Вы увидите, что к исходу этой процедуры она расширится до размеров воздушного шара Жюля Верна.

Там, где у некоторых людей личность, у большинства – пустота, потому что они слишком заняты тем, что проецируют себя во все стороны.

Фредерик Пёрлз

Кроме крика, этикетом также подавляется и рыдание. Плакать – это уже плохо, но рыдать запрещено совершенно категорически. Посмотрите, как рыдает малыш – это ведь почти крик. Он напрягается, набирает полную грудку воздуха и выпускает из себя воздух, крик и слезы настоящим залпом! Когда ему плохо, он рыдает (кричит). Это всем хорошо известно. Зачастую он просто не знает, чего хочет, или не может объяснить свою нужду взрослому и поэтому призывно кричит или безутешно рыдает.

Каждому из нас тоже бывает плохо, и нам тоже не всегда понятно, почему на душе скребут кошки. А иногда нам бывает плохо оттого, что мы не можем донести свои нужды, свои желания и просьбы до окружающих, даже близкие бывают к нам глухи. Нам хочется до них докричаться, а когда и это не удаётся, то хочется рыдать. Но рыдать нельзя – это неприлично! Поэтому нами придуман замечательный механизм подавления таких рыданий – это объяснение. В таких ситуациях мы начинаем все сами себе разъяснять: какова причина, кто тому виною, как это бывает и почему в жизни все не так, как хотелось бы. Объяснили и успокоились, вроде как и повод для рыданий отпал. Повод – да, а причина – нет, причина осталась. Конечно, мы плодим объяснения подобного рода из благих намерений, только вот служат они неблаговидной цели. На уровне сознания мы можем себя успокоить, но подсознание такими баснями не утешить.

Вы собрали определённые факты; и что же дальше? Разве сведения об ужасах войны предотвратили войны?

Джиджу Кришнамурти

Тем более к таким объяснениям остаются глухи наши физиологические процессы, и дыхание в первую очередь. Если мы почувствовали себя плохо (как ещё говорят, «просто плохо»), в нас возникло желание разрыдаться от захлёстывающего чувства брошенности и безысходности, прямо как у того малыша. А если мы захотели разрыдаться – значит, мы набрали полную грудь воздуха, но, не рыдая, мы не можем его выпустить. Ребра разведены, плечи напряжены, диафрагма жестоко сдавила органы брюшной полости, и дыхание парализовано! Кислорода в крови становится меньше, и организм автоматически садится на голодный паёк. А в первую очередь страдает головной мозг, он в этом смысле самый ранимый. И из-за этого возникает ноющая, ломящая головная боль, которая знакома теперь каждому.

Человеку, которому раб надевал сандалии, Диоген сказал: «Ты был бы совсем счастлив, если бы он ещё и сморкался за тебя».


Поэтому зачастую мне приходится учить пациентов рыдать, чтобы высвободить естественные дыхательные движения, убрать мышечные блоки и наладить полноценное функционирование дыхательного аппарата. Иногда только это способно избавить человека от головной боли. А все эти аспирины и тому подобная химическая отрава – это лишь полумеры, ведущие подчас к нежелательным последствиям. Цивилизация подавляет, но она же и подыскивает суррогаты защиты, но природу не обманешь, как ни старайся. Если головной мозг нуждается в кислороде, то ему нужен именно кислород, а не анальгин. А для этого нужно дышать, а не ждать, пока очередная таблетка, пшикая, растворится в вашем стакане.

* * *

Но на этом наши беды не заканчиваются…

Вдыхая и не выдыхая, боясь навлечь на себя гнев «гонителей», мы раздуваем нашу грудную клетку до определённых пределов и фиксируем её в такомнефизиологичном(ненормальном) положении. Наше дыхание приобретает патологические формы.

Вы знаете, как дышит акула? Я не биолог, но, насколько мне известно, у неё нет специальных органов, создающих отрицательное давление – наподобие нашей грудной клетки. А потому она дышит, только когда движется. Вода попадает ей в рот, самотёком проходит сквозь жабры и там отдаёт растворённый в ней кислород. Если акула остановится, то вода перестанет проходить сквозь жабры, и она погибнет от недостатка кислорода. Поэтому, как свидетельствуют специалисты, она даже спит в движении или ложась против течения. Почему я вспомнил про акулу? Дело в том, что человек с таким, по сути, парализованным дыханием уподобляется акуле. Он из-за своей хронической тревоги фиксирует свою грудную клетку в промежуточном положении между вдохом и выдохомтаким образом, чтобы воздух все делал сам: входил и выходил. А сам человек фактически уже не дышит, он лишь имитирует этот процесс, видимо, с той целью, чтобы окружающие не подумали, что он умер. Но это не дыхание, это жалкая пародия на него.

Человек оказывается неспособен ни к свободному полноценному вдоху, ни к полному выдоху. Выдох даётся особенно тяжело! Когда я прошу пациента глубоко вдохнуть, он долго тренируется, «раздыхивается», и наконец, с 5-7 захода, ему удаётся вдохнуть, да и то не до конца. А с выдохом дела обстоят ещё хуже. Иногда мне приходится просить пациента после его «полного» выдоха «додыхивать», то есть выгонять из себя оставшийся в лёгких воздух с использованием всей предназначенной для этого дыхательной мускулатуры, которая настолько застыла и огрубела, что совершенно разучилась делать то, для чего предназначена. Таких дополнительных выдохов иногда приходится делать два, три, и всякий раз со значительной порцией воздуха!

Шёл ёжик по лесу, забыл, как дышать, и умер. Потом вспомнил и дальше пошёл.

Анекдот

Что же происходит с грудной клеткой? В процессе дыхания участвуют три большие группы мышц:

– мышцы, находящиеся между рёбрами, – они расширяют грудную клетку;

– мышцы верхнего плечевого пояса – они подтягивают грудную клетку вверх;

– диафрагма, которая работает снизу, как насос, увеличивая объём грудной клетки за счёт сжатия органов брюшной полости.

Соответственно этим группам мышц выделяют три формы дыхания: грудное (за счёт межрёберных мышц), ключичное (за счёт мышц верхнего плечевого пояса) и диафрагмальное (за счёт диафрагмы).

Межрёберные мышцы у большинства людей работают еле-еле, и то если они очень постараются. Мышцы верхнего плечевого пояса застыли, как каменные, от постоянной тревоги. Мы уже говорили, что поднятые и напряжённые плечи – это плечи самообороны при возникающем чувстве тревоги. Поэтому раз тревога нам все равно что родная тётка, то и плечи у нас возвышаются, как Эверест с Араратом. О диафрагме я уже и не говорю. Вспомните о хроническом напряжении пресса, потом о том, что в порядочном обществе глубоко дышать неприлично, а теперь ещё посмотрите на свой пояс, затянутый на талии, как верёвка на шее у висельника. Немного же мы оставили шансов диафрагмальному дыханию!

* * *

Теперь я расскажу случай из жизни. Иногда поезд останавливается внутри перегона метро, не доезжая до ближайшей станции. Причины этого внешне совершенно не примечательного факта, как правило, очень прозаичны: или возникла задержка с отправлением предыдущего состава, или просто машинисту понадобилось справить нужду, мало ли что, все мы люди. Так что, в общем, ничего особенного, почему же я вдруг заговорил об этом? Многие мои пациенты испытывают выраженный страх во время таких остановок. Поэтому всякий раз, когда поезд замедляет ход, во мне просыпается психотерапевт, и я начинаю отслеживать реакции людей, находящихся со мной в одном вагоне.

Кто не испытывает ни перед чем страха и больше всего уверен в себе, как не тот, кто не знает за собой ничего дурного?

Диоген

А реакция человека, страдающего таким страхом, совершенно типична: он (вне зависимости от пола и возраста) вдруг начинает краснеть или бледнеть, его взгляд выражает крайнее беспокойство и озабоченность, плечи поднимаются, а дыхание становится поверхностным и очень частым. Такова в общих чертах картина невротической реакции, вызванной страхом сердечного приступа. Вообще говоря, люди, страдающие этим недугом, стараются не пользоваться подземным транспортом, в противном случае мы бы встречали такое поведение значительно чаще.

Дыхание невротика действительно имеет ряд характерных особенностей. Мы уже говорили с вами про мышечные блоки, которые во множестве свойственны людям, страдающим от тревоги, так что проведём теперь маленький «следственный эксперимент». Поднимите плечи, подайте их чуть-чуть вперёд и хорошенько зафиксируйте в этом положении, а теперь попытайтесь сделать глубокий вдох. Вам сразу станет понятно, что набрать полную грудь воздуха при таком положении плеч практически невозможно! А если вдобавок вы ещё и сидите, то на помощь диафрагмы вам рассчитывать также не приходится. Так что с ключичным и диафрагмальным дыханием вы можете распрощаться.

Теперь вернёмся к описанному случаю. Вспомним, что человек в такой ситуации испытывает страх (не будем углубляться в причины, они могут быть самые разные: от «страшной истории» до «исторического факта»). Его дыхание рефлекторно усиливается, он хочет дышать, ведь увеличивается его энергетический обмен! Но, как мы знаем, он не может этого сделать!

Невозможность полноценно дышать сама по себе вызывает страх, мы об этом уже говорили, поэтому человек пугается ещё больше.

Идём дальше. Я сказал, что большинство таких пациентов боятся сердечного приступа. Почему? Дело в том, что в моменты своего страха они реально ощущают сердцебиение, и это укрепляет их в мысли о возможном «сердечном приступе». Что здесь нужно сказать? Во-первых, усиление частоты сердечных сокращений в период стресса – процесс более чем естественный. Когда организму угрожает опасность, он собирается с силами, чтобы противостоять ей. Учащение сердечного ритма – лишь одно из звеньев этой достаточно разветвлённой цепи. За такую реакцию отвечает адреналин – гормон, который учащает работу сердца. Но именно этот гормон психологи называют «гормоном страха». Если ввести небольшую дозу этого вещества под кожу, то у человека возникнет настоящая паника! Так что здесь все более чем взаимосвязано.

Во-вторых, пациенты с такой проблемой фактически не позволяют себе дышать. С одной стороны, как мы видели, дыхание блокируется их позой, а с другой – они перестают дышать просто из-за самого страха, который, как мы уже знаем, парализует эту функцию. А ткани требуют кислорода, причём много кислорода, ведь организм переживает стресс! Поэтому кровь, грубо говоря, должна быстрее «прокручиваться», чтобы компенсировать недостаток поступления кислорода из внешней среды. Это чем-то напоминает денежные операции на фондовом рынке. Поэтому совершенно естественно, что сердцебиение в такой ситуации растёт, как на дрожжах.

И тут ко всему прочему присоединяется третья, роковая, причина. Человек изначально боится «сердечного приступа», поэтому он уже не «здесь и сейчас», он совершает прогноз, а все его внимание сосредоточено на ощущениях в области груди! Вы ведь знаете, что если вы внимательно прислушиваетесь к собственному телу, то можете усилить любое ощущение, мы уже неоднократно об этом говорили. Итак, роли розданы и драма разыграна.

Человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни.

Бенедикт Спиноза

Таким образом, человек (точнее, его подсознание) получает «официальное» подтверждение своей догадке: так как во время таких остановок поезда на перегоне метро возникает сердцебиение, то, значит, не за горами и «сердечный удар». Теперь вы знаете, как все это происходит. Этот случай очень показателен и почти банален, но более банальны те случаи, когда происходит нечто подобное, но мы не замечаем сердцебиения и одышки, мы просто чувствуем себя плохо: в толпе, в задымлённой комнате, в транспорте, при эмоциональных нагрузках и других ситуациях, а иными словами, где угодно и когда угодно. Виной тому все та же самая злополучная неспособность нормально дышать и контролировать этот процесс.

* * *

Что значит «контролировать»? Говорят: «Заставь дурака Богу молиться, он себе лоб разобьёт». Так что усердствовать не будем. Когда я говорю о «контроле», я не имею в виду постоянную, неусыпную «слежку» за своим дыханием, это совершенно не нужно. Но, когда вы испытываете эмоциональный дискомфорт, просто проверьте, как вы дышите. Что может быть проще? А если вы выясните, что что-то не в порядке и дыхание не налаживается, если оно частое, поверхностное и неэффективное (т. е. не удовлетворяет ваших запросов), тогда просто примите меры.

Дыхание – это физиологический процесс, который в значительной степени подчиняется сознательному регулированию. Вспомните, как доктор, прослушивая ваши лёгкие, говорит: «Дышите глубже. Дышите носом, теперь через рот. А теперь не дышите. Все, хорошо, можете дышать нормально». И вы ведь можете выполнить все эти предписания. Почему же в моменты, когда вы испытываете страх, вы опускаете руки? Почему вам начинает казаться, что вы никак не можете повлиять на характер «дыхательных экскурсий»? Это не более чем иллюзия, порождённая страхом. В эти моменты нужно просто увидеть, что дыхание стало сбиваться, оно становится неэффективным. После этого вспомнить, что вы «в доме хозяин», и наладить своё дыхание так, чтобы оно удовлетворяло вас и ваш организм.

Я не призываю вас быть своим «хвостом», «шпионом» или чем-то в этом роде, но знать, что с вами происходит, нужно, особенно в те моменты, когда творится что-то неладное. Врачи – люди серьёзные, они не суетятся без толку, но когда они видят, что что-то не в порядке, то принимают соответствующие меры. Последуйте их примеру. Впрочем, вот ещё что, они никогда не забывают о профилактике. Этот аспект я бы также не стал отбрасывать. Поверьте мне как врачу, что легче предупредить, чем потом ломать себе голову. Но, ради бога, никаких нелепых прогнозов – все в мире относительно.

Контроль не должен стать преследованием. Терапевты говорят: «Мы даём рекомендации относительно физической нагрузки всем пациентам, перенёсшим инфаркт миокарда: одни забывают об этом сразу, и это плохо. Другие так на этом фиксируются, что хуже некуда – ни шага больше, ни шага меньше. Они становятся законченными „психами“, постоянно следят за собою, и жизнью их жизнь уже не назовёшь. Остальные же, которых, к счастью, большинство, примеряют наши рекомендации по отношению к себе, и, наверное, это правильно».

Жизнь – слишком серьёзная штука, чтобы воспринимать её слишком серьёзно.

Оскар Уайльд

По моему глубокому убеждению, все, о чем говорится в этой книге, должно стать стилем жизни каждого человека, если, конечно, он хочет жить нормально, не жалеть о прожитом и не бояться будущего. Но это не программа для «бойскаутов», вас к ней никто не принуждает, и я не навязываю своего мнения. Вы имеете возможность самостоятельно принимать решения, я не хочу, чтобы ущемлялось ваше ощущение внутренней свободы. Человек должен чувствовать себя человеком – в этом правда. Просто из опыта своей работы я знаю, что человеку свойственно питать относительно себя множество иллюзий. Только кропотливый труд над самим собой позволяет ему осознать, насколько сильно он заблуждался когда-то и в своих взглядах, и в своих убеждениях, и в своих отношениях, и в своём понимании тех или иных вещей. Может быть, я и не прав, и предлагаемая мною работа кажется вам несколько неуместной или чересчур громоздкой, но не стоит делать выводов до тех пор, пока вы не проверите эффективность этих психологических механизмов на себе.

Диоген увидел какого-то человека, совершавшего омовение, и обратился к нему со словами: «Бедняжка, как же ты не понимаешь, что омовением не исправишь ни грамматических, ни жизненных ошибок!»



* * *

Что ж, я, по-моему, уже довольно пофилософствовал, так что самое время перейти к практике.

Если вы чувствуете некий психологический дискомфорт, обратите внимание на своё дыхание. Как вы дышите? Вам нравится? Вы чувствуете, что ваше дыхание спокойно, гармонично и приятно? Если так, то не нужно ничего делать. Но если вы чувствуете, что дышите неполно, не так хорошо, как хотелось бы, то ли вдох недостаточно полон, то ли выдох не приносит приятного чувства расслабления, значит, надо принять меры. В периоды тревоги, знакомые каждому, дыхание подавлено и неэффективно. Попробуйте дышать полноценно, если это не получается, если вы чувствуете ком в горле, ощущаете какое-то препятствие, тяжесть, давление, сжатие в груди – сделайте следующее.

Просто сконцентрируйтесь на своём дыхании, будьте «здесь и сейчас», чувствуйте своё дыхание и только его. Сядьте с выпрямленной спиной и считайте свои дыхания: «раз»при вдохе, «два»при выдохе, «три»при новом вдохе, «четыре»при новом выдохе и так далее. Продолжайте счёт только до «десяти», поскольку с большими числами счёт дыханий сложен. Пройдите два, три таких цикла.

Как видите, это несложно, правда, есть некоторые тонкости, которые вам следовало бы знать.

1. Считать и дышать не составит проблемы, но вы не должны ни на что больше отвлекаться – вот где собака зарыта. Нельзя ни мечтать, ни просто отдаться дыханию, т. е. дышать «на автомате». Для того чтобы достичь цели (ощутить своё дыхание и почувствовать себя его хозяином), необходимо отдавать все своё внимание именно «одному», именно «двум», именно «трём» и т. д. Ваш счёт, каждая цифра должны столкнуться с дыханием, с вдохом или выдохом, и слиться с ним воедино – сильно, почти страстно и монолитно. Станьте каждой точкой и каждым числом своего счета. Помните, что вы и ваше дыхание – все это часть настоящего момента, в этом вам поможет «здесь и сейчас». Вкладывайте себя в каждое число, следуйте за своим дыханием, за своим вдохом, выдохом, паузой. Не спешите. Вы должны ощутить, что во всей Вселенной в момент этого упражнения существует только «один», во всей Вселенной есть только «два» – только одна эта, единственная точка, остальное же пребывает во тьме. Так вы сможете стать своим дыханием.

2. Обратите внимание на те препятствия, которые не дают вам дышать в полную меру. Сначала обратите внимание последовательно на все фазы процесса дыхания: вдох, выдох, пауза. Почувствуйте, как воздух входит в нос, проходит через горло и шею в бронхи. Ощутите, как расходятся ваши ребра на вдохе, как растягивается спина, как увеличивается пространство, которое вы занимаете, когда расширяется грудь. Последите за животом, как он выпячивается на вдохе и втягивается на выдохе. Следуя за выдохом, почувствуйте, как эластично, без особого усилия ваши ребра и мышцы возвращаются в исходное состояние покоя, предшествующее следующему вдоху. Не сопротивляетесь ли вы дыханию? Попробуйте это понять.

3. Почувствуйте, какие группы мышц вас не слушаются, «не хотят» дышать. Может быть, напряжена диафрагма, возможно, в вас подавлено желание разрыдаться или выразить своё отвращение (подавлен «рвотный рефлекс»). Если вы встречаете сопротивление в горле – это, скорее всего, подавленное желание кричать. Может быть, слишком отведены назад и опущены лопатки, за счёт чего выпячена грудь, возможно, что вы пытаетесь казаться более внушительным. Нет ли здесь спрятанного от всех, в том числе от самого себя, страха? Кроме того, подавленное желание плакать непременно приводит к головной боли. Стиснутые зубы также препятствуют дыханию, а зубы мы сводим на морозе или когда подавляем агрессию. Помните об этом и не допускайте, чтобы напряжения, подавляющие ваше дыхание, брали над вами верх.

4. В процессе дыхания необходимо почувствовать те движения, которые возникают в теле под его воздействием. Если вы полноценно ощутите своё дыхание, то вам не составит труда почувствовать, как возникающая на вдохе теплота, свежесть или, напротив, тяжесть перемещается по передней брюшной стенке вниз, в таз. А на выдохе это же ощущение (может быть, более лёгкое) вы воспримите текущим по спине. Такая концентрация этих ощущений сделает вас более чувствительными. Ощутите также, как теплеют ваши руки и ноги, как появляется в теле лёгкость и расслабленность. Если дыхание не даётся вам сразу, не беда. Нужна работа, но вам также может помочь обычное наблюдение. Приглядитесь к тому, как дышат окружающие. Посмотрите за частотой, глубиной, регулярностью дыхательных движений. Понаблюдайте за остановками, паузами, зеванием. Вам будут интересны тяжёлые вздохи, покашливания, сопение, хмыканье, чиханье, пыхтенье, кряхтенье и т. п. Каждый дышит по-своему, и за каждой особенностью что-то стоит, попытайтесь угадать, что именно, и тогда вам легче будет понять самого себя.

* * *

Дышать нужно естественно, как того требует природа, – это моё глубокое убеждение, с этим просто нелепо спорить, это положение слишком очевидно. Плохо, если нам мешают какие-то напряжения и мышечные блоки. Но это не повод для уныния. Их нужно находить, и с ними нужно расправляться. Сказать по правде, я не сторонник различных дыхательных упражнений, которые так популярны сейчас в массах. Большая их часть восходит к практике древних йогов. Они действительно дают некий эффект, который подчас нравится практикующим, но…

Я отношусь с большим уважением к древним традициям и, по мере возможности, пытаюсь отыскать в них разумные зёрна, но лишь те, что способны прорасти на нашей почве и дать нужные именно нам плоды. Те, кто практикует дыхание йогов, не всегда понимают, чего они на самом деле в результате этого достигают. Практика йогов – это практика аскетизма, практика подавления желаний и влечений. Но наш век, наша цивилизация, наша культура и до того настолько подавила проявление всякой естественности и спонтанности в человеке, что делать это ещё и специально глупо и бессмысленно!

Здоровье – это оптимальный баланс всего, чем мы являемся.

Фредерик Пёрлз

Наши естественные желания и потребности до того ныне подавлены, извращены и унижены воспитанием, нормами, этикетом, что дальше просто некуда! Мы теперь сами не знаем, чего хотим. У нас появляются совершенно противоестественные и грубые желания. Мы начинаем желать того, чего нам совсем не хочется. Мы пытаемся спорить там, где хотим согласиться. Мы злимся на тех, кого любим. Мы хотим насолить, обидеть, увидеть крах, жаждем возмездия, надеемся на месть и злорадствуем в её предвкушении. Вместо желанной нашему сердцу нежности и добродушия мы мечтаем о боях и противостоянии. Все это выглядело бы по меньшей мере странным, если не знать того, что воспитание и бесконечные нравоучения, которые так «раздались» в нашей культуре, лишают ребёнка естественности, спонтанности и открытости ещё в самом раннем детстве.

Это великий парадокс: когда я спрашиваю своих пациентов о том, чего они хотят, они просто не могут мне ответить, так как не знают, чего хотят. А почему? Разве у них нет желаний?! Есть, конечно, только при вдумчивом рассмотрении они понимают, что в действительности им вовсе не хочется того, чего они «хотят». А чего им хочется, они не знают.

После очень долгой, кропотливой и вдумчивой работы становится понятно, что мы мечтаем всего о трех простых вещах: мы хотим жить в согласии с окружающим миром, быть в ладу с самим собой, любить и быть любимыми. Кажется, так немного

Но мы ведь, в принципе, не можем достичь этого, поскольку все, что мы делаем, направлено в обратную сторону! Мы злимся на других, чтобы потом злиться на себя; мы обвиняем мир в том, что он не так устроен, а потом надеемся на то, что он устроит нас; мы любим и ненавидим через дефис – но это же нонсенс!

Вся проблема в том, что в нас подавлены естественные желания. При всем уважении к древним йогам необходимо признать, что все их практики имели целью подавить всякие желания. Считалось, что аскетизмом можно достичь просветления, но это не совсем так. По легенде, великий Гаутама Будда просветлился именно в тот миг, когда понял, что нужно отказаться от аскетизма. Он провёл в глуши леса многие годы, ограничивая себя в еде, воде и воздухе – во всем, что жизненно необходимо человеку. Он надеялся таким образом найти истину, пребывая в глубокой медитации. Но когда смерть уже готова была взять его в своё царство, а он ещё не познал искомой истины, он подумал: «Если я умру, аскетствуя, так и не познав истины, тогда зачем я аскетствую?» После чего он вернулся к естественному функционированию и постиг то, что искал.

Вместе с тем йогическая практика сохранилась и по сию пору, не претерпев никаких изменений. Она, как и прежде, служит тому, чтобы подавить наши желания, расправившись с телесным и естественным. Человек должен жить по-человечески, глупо было бы думать, что духовное прозрение может быть совершено без плоти, иначе зачем душа находится в нас, тленных, а не летает под облаками? Вот по-человечески мы жить, прямо скажем, так и не научились, но ведь это уже другой вопрос.

В моей практике был такой случай. Я работал с женщиной, страдавшей от очень тяжёлой депрессии. Депрессия была настолько сильна и так долго длилась, что моя пациентка уже не испытывала никаких чувств, кроме тоски, причём безграничной и безумно глубокой. По всему было видно, что её дыхание, как говорится, никуда не годится. Я обратил её внимание на это и был наповал сражён её ответом. Пациентка возмутилась и сказала, что я не понимаю, о чем говорю. Оказывается, она уже несколько лет подряд занималась йогой, а именно – дыхательной гимнастикой. Это прозвучало для меня как гром среди ясного неба. Она никогда не упоминала об этом, и, видимо, никто, даже её родственники, про это не знали. Благо, она могла позволить себе заниматься этими упражнениями в одной из десяти комнат своей квартиры, не привлекая внимания мало бывающих дома детей и мужа.

Все, что черпает поддержку в «Я», – питательно. Все, связанное с манипулированием и принуждением, в большинстве случаев – токсично. Это фальшь, это лицемерие, это ложь.

Фредерик Пёрлз

После моих настоятельных просьб пациентка уступила и согласилась показать одно из этих дыхательных упражнений. Обычно её дыхание было каким-то «куцым», экономным и чрезвычайно поверхностным, даже когда она обречённо вздыхала, её диафрагма не сдвигалась ни на йоту. Но тут я был обескуражен. Она приняла специальную позу и задышала, как мехи в кузнице. Это дыхание казалось таким странным и неестественным, что на мгновение все во мне сжалось. Пациентка сказала, что эти упражнения позволяют ей не переживать, но именно это ей было нужно больше, чем кому бы то ни было! Что ж, она добилась того, чего хотела: все её чувства и желания были подавлены, а депрессия, заменившая их, выросла, как многовековой баобаб, укоренившись во всех уголках её прежде весёлой и беззаботной души.

Так что, если кому-то не терпится избавиться от своих желаний и чувств, он может смело освоить с десяток дыхательных упражнений йогов. Но мне кажется, что жизнь уже сделала это за нас, а в наши задачи входит скорее обратное.

* * *

Но было бы нелепо полностью отказаться от тех инструментов по поддержанию душевного благополучия, которые скрыты в дыхании. В процессе эволюционного развития сложилась чёткая взаимосвязь между глубоким и частым дыханием, с одной стороны, и активизацией организма, с другой, и это вполне естественно. Вместе с тем при урежении дыхания, что происходит, например, во время сна, центральная нервная система отдыхает, а организм тем временем восстанавливает и накапливает энергетические ресурсы.

Во время вдоха происходит активация психического состояния, а во время выдоха наступает успокоение и расслабление всего организма.

Вы, наверное, и по себе знаете, что если вам удаётся полностью расслабиться после «напряжения – расслабления», то вы делаете глубокий выдох, который только усиливает этот эффект. Для того чтобы воспользоваться этим механизмом, хорошо подходит следующая процедура. Заключается она в увеличении времени, которое вы тратите на все три фазы дыхательного процесса в следующей последовательности: вдох пауза – выдох. Начать нужно с 5 секунд. Медленный вдох в течение 5 секунд, пауза 5 секунд и выдох также на 5 секунд. Долго дышать в таком ритме не нужно. Смотрите за результатом, по нему и ориентируйтесь. Если вам несложно, постепенно можете увеличивать длительность каждой фазы, но длительность паузы не следует увеличивать более чем на 10 секунд.

Такое дыхание окажет хороший эффект при повышенной возбудимости и раздражительности. Его не следует выполнять перед работой, требующей высокой активности. Оно оказывает выраженный успокаивающий эффект, поэтому перед сном, особенно если есть сложности с засыпанием, ему самое место. От его услуг также не следует отказываться в случае сильного беспокойства.

Для того чтобы использовать дыхание в качестве средства, поднимающего общий тонус, чередование фаз должно быть иным: вдох – выдох – задержка дыхания. Временные показатели такие же, как и в предыдущем случае. Но, так как это упражнение характеризуется большей функциональной нагрузкой, длительность дыхательных фаз (каждой в отдельности) и самого упражнения не должна сильно увеличиваться, а проводить его следует осторожней.

Ну а если вы собрались штурмовать Зимний или что-то в этом роде и вам требуется собраться с силами на все сто, то дышать нужно таким образом: при обычном дыхании мы активно вдыхаем, а выдох производится более пассивно – сам собой. Сейчас же все нужно перевернуть с ног на голову. Вдох должен совершаться менее активно, а выдох – форсированно, достаточно резко, с искусственно создаваемым затруднением. Сидя с прямой спиной, подав плечи чуть-чуть вперёд, делайте спокойный вдох в течение 3 секунд и с силой выдыхайте в течение шести. Напряжение мышц языка и гортани позволит создать вам необходимое сопротивление воздуху, который следует выдыхать через нос. Одновременно с выдохом напрягайте мышцы рук, груди и живота. Более 5-6 дыханий таким образом делать не следует.

* * *

Мне остаётся надеяться, что мои предупреждения окажутся достаточными для того, чтобы вы не сделали из дыхания культа, как это подчас бывает. Вместе с тем нельзя пускать дыхание на самотёк до тех пор, пока вы не восстановили нормальное его функционирование.

Дышать нужно естественно, и дыхание должно приносить удовольствие, как приносит удовольствие любая функция организмаот глотания до оргазма, если она проходит естественно, а не с неприязнью и не через силу.

При естественном и полноценном дыхании тело принимает характерную позу. На вдохе голова скользит назад, плечи подаются вперёд и вверх, живот втягивается, таз выдвигается вперёд, а ноги раздвигаются сами собой. При выдохе все указанные части тела движутся в обратном направлении, словно бы человек готовится к тому, чтобы «сгруппироваться», но не «группируется». Все это возможно только в том случае, если вы «отдадитесь» процессу дыхания, чего я вам от всего сердца и желаю, поскольку в естественном дыхании скрыто множество ресурсов для нашего душевного и даже физического благополучия. Так что удачи!