Девятый шаг.. «Уходя, закрывайте двери». (или о том, как завершать незаконченные ситуации)

Мы уже успели между делом поговорить с вами о психологии животных, а также о психологии рекламы и шоу-бизнеса и даже о психологических механизмах, нашедших применение в церковных традициях! Но о психологии искусства нами почти ещё ничего не сказано. Досадно. Так что будем считать, что теперь самое время обратиться именно к ней.

Все фильмы, литературные произведения и даже художественные полотна можно разделить на две большие группы по признаку «законченности». Если мы будем рассматривать их под этим углом зрения, то увидим, что часть носит, если так можно выразиться, завершённый характер, они как бы совершенно закончены и самодостаточны. А относящиеся к другой группе представляются нам не законченными, они словно бы недоделаны, брошены на полпути, в них нет так называемой логической точки.

Мы знаем, что есть фильмы с happy end. Они всегда завершены, поскольку зрителю совершенно ясно, чем все закончилось. Все точки над «i» поставлены, все сюжетные линии приведены к логическому концу и т. д. Причём кинокартин, конец которых совершенно понятен, большинство. Но есть и другие фильмы, и в них не все так гладко. Сюжет словно бы обрывается на середине, на полуслове. Автор фильма словно бы ставит многоточие вместо жирной и желанной нам точки. Он заставляет каждого из нас задуматься о фильме, ещё раз мысленно прокрутить его в голове с самого начала. Самим представить дальнейшие судьбы героев, а подчас и движение всей сюжетной линии. Мы должны сами придумать развязку, нам предстоит самим догадаться, каким должен быть конец.

Такие фильмы всегда производят на нас сильное впечатление, и зачастую даже не тем, что роли сыграны гениально или постановка картины обошлась создателям в годовой российский бюджет, а просто потому, что они не завершены. Авторы как бы ставят нас перед загадкой, которую мы сами должны разгадать. И мы фактически вынуждены это сделать, поскольку они нас заинтриговали! Эти фильмы обрекают нас на раздумья, они заставляют нас решать головоломку, не имеющую правильного решения. Если все закончилось и все понятно, что над этим думать? Но если сюжет не завершён и непонятен, мы вынуждены искать решение. Мы всегда стремимся к завершённости, ведь завершённость – это определённость, а мы боимся неопределённости, но авторы оставили нас с носом. Они словно бы говорят: «Понравилось? Теперь решайте сами, что и как будет дальше. Чем все закончится?»

Один болтун сильно докучал Аристотелю. В конце своей длинной речи он спросил философа: «Я тебя не очень утомил?» «Нет, – ответил Аристотель, – я тебя не слушал».


Нас словно взяли за грудки, вынули из кресла, в котором мы так уютно расположились в наивной надежде позабавиться очередной телеэкранной историей, подняли над ним и оставили в таком вот положении «проветриваться». Теперь делай что знаешь. Это не только неприятно, а иногда даже бесит. Поэтому некоторые зрители нередко сердятся на авторов и режиссёров за подобные выходки. Кто из нас не ломал голову, размышляя над тем, как же должен был бы закончиться такой фильм? Кто из нас не думал потом о судьбах его героев, на чьей стороне окажется Фортуна и «что, вообще, все это значит»? Конечно, все думали, и все ломали головы. И как ваше самочувствие после такой «ломки»? Спокойным не назовёшь, правда? Что-то подтачивает нас изнутри, заставляет ещё и ещё раз возвращаться к сюжету фильма, вновь и вновь продумывать финал, страдать и мучиться от неизвестности и незаконченности. Причём подчас мы занимаемся этим на протяжении очень длительного времени, этот фильм словно бы врезается нам в память, а потом часто и навязчиво напоминает о себе.

Но этого никогда не случится, если мы смотрим фильм с добротно выстроенной развязкой. Если она выписана со всеми подробностями и в лицах, то нам больше просто не о чем беспокоиться: все случилось, все понятно и завершено. Эти фильмы мы, как правило, моментально забываем. В лучшем случае запоминаются какие-то небольшие отрывки, игра любимых актёров, яркие картинки и спецэффекты, музыка или что-то в этом роде. В то же время сюжеты незавершённых фильмов, «остановленных в полёте», мы помним чуть ли не целиком, навязчиво вспоминая какие-то моменты, сцены и события. Подчас даже те, которые сначала не произвели на нас никакого впечатления! Что все это значит? Что происходит? Что не даёт нам покоя? Почему это так? Ответ прозвучал уже с десяток раз: все дело в незавершённости ситуации.

Всякая незавершённая ситуация притягивает наше внимание и остаётся актуальной до тех пор, пока нам не удастся её завершить.

* * *

Вот представьте себе… Начался какой-то процесс, потихонечку так, спокойно. Стал он развиваться, расти, «потолстел», «массу набрал». Должен же он как-то завершиться? Должен. Ну, возьмём простой, абстрактный и несколько идеализированный пример (нас здесь интересует не «правда жизни», а модель, формула): мальчик познакомился с девочкой, стал он за ней ухаживать, цветы дарить, на танцы приглашать, ночевать она у него оставалась. Хочется ли родителям девочки, чтобы эта ситуация каким-нибудь образом разрешилась? Хочется. И разве не естественно их желание? Вполне естественно, вот они и начинают кружить как коршуны над головами молодого голубя и его голубки. А тут ещё и «стервятники» со стороны мальчика присоединяются. Им ведь тоже интересно, чем дело кончится. Кто свадьбы ждёт, а кто крови. Впрочем, и это не так важно, главное, чтобы все стало понятно: да – так да, нет – так нет. Информация нам нужна, конкретность, ясность, внятность, если так можно выразиться.

Тут и сама парочка начинает беспокоиться: процесс пошёл, а куда приведёт, неведомо, непонятно. Тревога возникает, взаимопонимание утрачивается, взаимные обвинения появляются, и ответственность «никак не делится». В молодой, ещё не родившейся толком семье возникает кризис. «Титаник», иными словами, повреждает днище. В такой ситуации, как вы понимаете, возможны самые разные исходы. Но их-то все и ждут! А какие? – это уже дело десятое, главное определённость. «Должно же все это когда-нибудь каким-нибудь образом кончиться?!» Все внимание приковано теперь только к этой ситуации; работа, дача, машина, младшие дети – все отходит на второй план. Все ждут корриды! Все ждут финала – намекают, давят, настаивают, увещевают…

В конце концов напряжение оказывается нестерпимым (во взорвавшейся термоядерной бомбе меньше температура!), и все естественным образом взлетает на воздух. Или молодые, «психанув», разойдутся, либо силы притяжения преодолеют все-таки силы отталкивания и случится то, что красочно именуется «свадьбой». Итак, ситуация завершена, и все довольны. Знаете выражение: «Нет ничего хуже неопределённости»? Теперь есть определённость. Может быть, все сложилось не так, как хотелось бы? Не важно! Главное, есть определённость.

Эта ситуация просто обязана была как-то завершиться – это её долг. Иначе она доставит людям массу беспокойств, они будут переживать и нервничать. А куда это годится? Силы, внимание, средства и интересы – все оказывается сосредоточенным на такой ситуации перед самым её завершением. И хорошо, если она завершится! А что, если нет? Если она зависнет, что тогда? В этом случае она будет без конца отвлекать нас, приковывать наше внимание, требовать оплаты, как «Электросбыт» за прибор в 100 000 ватт. А если таких незавершённых ситуаций окажется не одна, а две, три, десять?! Как вы думаете, может ли нормальный человек это выдержать? Тут и легендарный Фигаро руки опустит.

Если, как говорится, процесс пошёл, должна наступить и развязка. Причём она не процессу нужна, он, может быть, и подождал бы, это теперь нужно нам! Иначе дом покроется пылью, дачу забросят, о младших детях позабудут вовсе, а машину сломают и чинить не станут. Есть актуальная проблема – незавершённая ситуация, а все остальное гори синим пламенем. Завершится ситуация, и все будет нормально, а не завершится, мы ведь нервничать будем, переживать. Прогнозы разрастутся до неприличия (незавершённость всегда порождает прогнозы), а это, как известно, вещь болезненная. Мы хоть и прогнозируем, но прогнозы не любим. Поэтому, если началось дело, надо знать, чем кончится. Вот все мы и начинаем давить, нажимать, торопить, хотя, может быть, и не следовало бы.

* * *

Но я отвлёкся от наших рассуждений относительно психологии искусства. Исправляюсь. Если художественное произведение, будь то фильм или картина, окончены, это производит на нас самое благотворное, самое успокаивающее действие. Взгляд спокойно скользит по добротно выполненному полотну с незатейливым пейзажем. Фильм с happy end вызывает томную улыбку и способствует хорошему засыпанию. Прочитанная книга с понятным финалом беззаботно откидывается в сторону. А её сюжет моментально меркнет в кружевах нашей умиротворённой фантазии, постепенно растворяясь меж прочих забав и реалий жизни.

Но, как мы уже знаем, есть произведения и другого рода. Фильм завершился, оставив нас в полном неведении относительно финала. В книге нет не только эпилога, но даже элементарной точки, сплошные загадочные символы и полунамёки. На картине изображено бог знает что, сразу и не поймёшь, да и после детального рассмотрения сюжет не проясняется: какие-то контуры, блики, полутона… Каково ваше впечатление от художественного произведения такого рода? Надо думать, вы не в восторге, если, конечно, не относите себя к андеграунду или матёрому авангарду.

Возникнет ли у вас после этого желание взять с полки следующую книгу, посмотреть ещё один фильм или, например, заняться чем-то важным и ответственным? По всей видимости, вы не сделаете ни того, ни другого, ни третьего. А если и решитесь на поступок такого рода, то лишь для того, чтобы поскорее позабыть о том странном художественном произведении, которое так беззастенчиво принесло в наши души беспокойство и смуту. Из всего вышесказанного напрашивается следующий вывод:

Всякая ситуация должна быть завершена. Она должна дойти до своего логического конца. В противном случае возникнет эмоциональный дискомфорт, а может быть, и невроз и у нас недостанет сил полноценно включиться в новое действие (событие, процесс).

Я не зря упомянул невроз, поскольку именно незаконченные ситуации очень часто являются его причиной. Можно было бы без труда привести сейчас тысячу примеров, начиная с очень трагичной истории о том, почему один из моих пациентов впал в тяжелейшую депрессию оттого, что его пытались убить и не убили, и заканчивая почти смехотворным (при таком-то сопоставлении) случаем, который произошёл с другой моей пациенткой, тяжелейшая тревога которой возникла после того, как ей пытались вылечить зубы, но так и не вылечили! Но я лучше, с вашего позволения, расскажу другой эпизод.

Ко мне обратился пациент с жалобами на все. Бывает в нашем деле и такое. Он уже ничего не мог и не хотел делать, всего боялся и ни во что не верил. В его слегка прищуренных зелёных глазах, казалось, постоянно и обречённо читалась одна-единственная фраза: «Подите все прочь». Вот такой вот любезный взгляд. Из нашей беседы выяснилось, что уже полтора года он находится в состоянии «зависшего» развода со своей ненавистной супругой (первое). В семье его удерживала только нежно любимая дочь, а гнали его прочь жена, тёща, тесть и ещё, видимо, кто-то на метле, не иначе. Дела с финансовым предприятием, в которое он вложил все свои сбережения, шли из рук вон плохо, а его дальнейшие перспективы выглядели весьма туманно (второе). Его прежняя профессия не прижилась в новых социально-экономических условиях, так что работать ему было некем и негде, по крайней мере так ему казалось (третье). Ситуация осложнялась тем, что и желания заниматься чем-то определённым у него тоже не было (четвёртое). Ко всему прочему, ему предстоял серьёзный ремонт любимого автомобиля (пятое), который он нечаянно стукнул о пузатую иномарку стоимостью в десятки тысяч долларов, что поставило его в крайне тяжёлое положение, так как восстановление испорченной им машины ложилось на его слабеющие плечи (шестое).

Так что, к чему бы мы ни прикоснулись, все болело и ныло. Все эти и ещё десяток других менее важных дел, которые я сейчас и не упомню, повисли в воздухе, словно туман над осенним болотом. Ни семьи, ни работы, ни единственной в жизни отрады – автомобиля. Вот такие пироги. Если проанализировать положение дел, то мы увидим, что мой пациент оказался в ситуации, когда буквально все его жизненные процессы оказались незавершёнными и требующими своего разрешения. Одно только поддержание этих незавершённых ситуаций в подвешенном состоянии требовало от него колоссальных физических и душевных затрат.

Незаконченные ситуации задерживают работу, блокируя созревание.

Фредерик Пёрлз

Вы только представьте себе: семейная жизнь пошла под откос, тебе должны и не возвращают, ты должен и не имеешь возможности вернуть, тебе негде работать, и даже твоя любимая машина неизвестно когда вернётся в строй! С такими мыслями только в петлю. Но это ведь не просто мысли, как у господина Паскаля или Козьмы Пруткова, это императивы, это требования, это ситуации, требующие безотлагательного решения! «Но откуда взяться силам?» – позволю вас спросить. Все силы ушли на поддержание этих проблем на плаву, так чтобы они нечаянно не потопили своего обладателя. В аналогичной ситуации, кстати, находятся все страны так называемого «третьего мира»: все, что они зарабатывают, уходит на оплату внешних долгов и процентов по ним, а на внутренние нужды, на развитие собственной экономики не остаётся ни гроша! Как говорится: нос вынули, так хвост увяз.

Какие выходы вы видите из создавшейся ситуации? Может быть, ему нужно с чем-то разобраться? Но как? На это нужны силы, а сил нет, поиздержался он. Есть ещё версии? Если нет, то слушайте правильное решение. Когда одновременно много проблем настойчиво требуют своего решения, не нужно судорожно бегать от одной к другой: то тут поделал, то там. Из этого все равно ничего не выйдет. Нужно определиться с главным приоритетом. Нужно понять, какая из проблем должна быть решена в первую очередь, от которой зависит, грубо говоря, вопрос жизни и смерти. В случае с моим пациентом, как выяснилось, первым делом надо было уладить вопрос с владельцем иномарки, а вопрос о разводе при таком подходе сразу оказался в числе безнадёжных аутсайдеров. Определившись с главным приоритетом, мой подопечный сразу отобрал те вопросы, которые необходимо решать в скором порядке, и те, что могут подождать, и от этого они никуда не денутся, а может быть, даже решатся сами собой, если на время о них позабыть и не тормошить почём зря.

Запомните, как любая машина рассчитана на определённые мощности, так и человек не может сделать больше того, что может. Нельзя делать пять дел сразу, а если вы и решитесь на столь отчаянный шаг, то результат в каждом отдельно взятом случае не будет так хорош, как если бы вы отдали ему все свои силы и таланты одномоментно.

Конечно, некоторые скажут, что им и на двух стульях усидеть удаётся, и за двумя зайцами они также поспевают, но подчас это только так кажется. Часто мы, сами того не подозревая, сосредотачиваем все свои силы на чем-то одном, решаем его, а потом быстро переключаемся на другое. В такой ситуации действительно может показаться, что вы делаете несколько дел сразу. Но это «сразу» подразумевает последовательность, а не одновременность. А это большая разница! Если делать, то только что-то одно, а не все сразу. Разве вы детей своих этому не учите?

Это психология, а не фантастика. Юлий Цезарь – идеал, но он скорее исключение, чем правило. И хотя дети получают от нас наставления заниматься чем-то одним, сами мы не считаем нужным пользоваться этим правилом. Впрочем, так в большинстве случаев дело обстоит с любого рода наставлениями.

Последовательность и полноценностьвот что нам нужно. Мы должны отдаваться одному делу, и на все сто процентов, тогда будет и результат, и максимальная эффективность.

И если человек с идеальным психическим здоровьем может ещё уподоблять себя Цезарю и прочим великим уникумам, то человек, оказавшийся в плену невроза, не только не может сделать этого, он вообще не может ничего толком сделать. От этого и страдает. Поэтому ему обязательно нужно определиться с главным приоритетом. Определиться и бросить на него все оставшиеся в запасе силы. И огромную помощь вам окажет отказ от прогнозов с заменой их на планирование. В противном случае прогнозы вас окончательно парализуют.

И ещё: нельзя думать о деле, которое вы не можете сейчас выполнить. Тем более бессмысленно в такой ситуации пытаться претворить его в жизнь. Ведь, кроме всего прочего, это лишает вас возможности заняться тем, что вы можете сделать сейчас. Поэтому ещё одно уточнение: определяться с главным приоритетом нужно из «здесь и сейчас», а не из «завтра и не с той стороны земного шара». Представьте, что у вас две проблемы: одна очень важная, другая не такая важная. Но та, что поважнее, не может быть решена вами сейчас по ряду не зависящих от вас обстоятельств. А та, что не отличается особой важностью, может быть без труда решена именно сейчас. Чему в таком случае вы отдадите предпочтение, что будет для вас в «здесь и сейчас» главным приоритетом? Какую проблему вы выберете: ту, что более важная, но не решаемая в данных условиях, или ту, что не так важна, но решаема, причём прямо сейчас? Надеюсь, мы не разойдёмся во мнениях. Нужно делать то, что можно, а не то, что хотелось бы, но никак нельзя.

Идём дальше. Следующее правило: не запускайте свои дела. Не нужно позволять проблемам накапливаться, это не только не придаст вам сил, это будет вас тревожить, усилит мнительность, а в конечном итоге все это крайне неблагоприятно скажется на вашей работоспособности. Вы не будете знать, с чего начать, и долго мучиться, прежде чем за что-то взяться. Не думаю, что это вам нужно. Наверное, нет. Значит, не запускайте. Как гласит народная мудрость: «Не откладывай на завтра то, что можешь (а я бы даже сказал „должен“) сделать сегодня».

Итак, главный приоритетэто, как ни странно, не всегда основная проблема. Но это всегда задача на данный момент.

И кроме того, есть и другой главный приоритет. Для нас это может быть и истинная ценность или основной интерес, если так можно выразиться. Дело жизни – это ведь тоже главный приоритет. Не важно, решаете вы его именно сейчас или нет, но если вы о нем помните, если вы с ним определились, то, что бы вы ни делали, – это хорошо. Великий Станиславский называл это сверхзадачей.

Сверхзадача – это тот основной внутренний стимул, который и движет нами, делает нашу жизнь осмысленной, а потому интересной и полнокровной. Такой главный приоритет, как мне кажется, следует отыскать каждому. Это, конечно, дело не пяти минут, хотя на это не грех потратиться. Впрочем, не надо забывать и о временном, ситуативном главном приоритете, тогда и основной окажется куда более достижимым.

Если человек всегда помнит об основной своей цели, о своём главном деле в жизни, а им может быть и любовь, и дети, и работа, и творчество – это делает его сильнее. Он не так беспокоится из-за временных неудач и всегда стремится вперёд. Это, кстати, ещё один способ подпитывать себя силой будущего и верой в него. А вера всегда даёт нам силы, здесь я действительно не открываю Америки. Так что определитесь с главным приоритетом, который Станиславский назвал сверхзадачей, а наши отечественные психологи иногда называют «сверхцелью».

После того как вы определитесь с главным жизненным приоритетом всей своей жизни, обещаю вам, что все сразу станет на свои места: важное станет важным, а сиюминутноесиюминутным.

Поэтому есть у главного приоритета и ещё одна примечательная особенность. Он так же, как и положение третьего, позволяет нам в значительной степени изменять наше отношение к жизни с болезненного и непродуктивного на более целесообразное и весомое. Судите сами. Один мой хороший знакомый был чрезвычайно подавлен своими проблемами, он уже перестал надеяться, что когда-нибудь со всем этим справится, ему казалось, что силы скоро совсем оставят его. И когда он уже был готов совсем опустить руки и, грешным делом, подумывал о самоубийстве, ему в голову пришла странная, на первый взгляд, мысль, он сказал себе: «Главная задача сейчас – несмотря ни на что, выжить». Как только эта мысль была осознана им во всей своей полноте, он почувствовал, что действительных, «взаправдашних» проблем у него значительно меньше, чем это ему казалось прежде.

Определитесь с главным приоритетом, и вы решите самую сложную свою проблему: с чего начать и что делать.

Перво-наперво нам необходимо завершить самую сложную и самую двусмысленную из незаконченных ситуаций: выбрать следующий шаг. Как вы помните, именно эту проблему решает всадник Васнецова перед легендарным придорожным камнем. Символично, что ни одна из начертанных на нем надписей не предвещает герою ничего хорошего, и это ещё раз доказывает, что необходимо просто решиться. Если вам совсем плохо, решите для себя, что ваша «главная задача – выжить». И сами увидите, насколько мелочны и суетны были многие ваши проблемы. Это проблемы периферии, они всегда есть, и это естественно, а переживать из-за них вряд ли стоит. Большое, как мы уже говорили, видится на расстоянии.

* * *

В предыдущем примере я описал достаточно типичный случай, в таком тупике не раз оказывался каждый из нас. Что ж, теперь усложним ситуацию. Определиться с главным приоритетом нужно и полезно, но для этого нам необходимы силы, а они есть не всегда. Они потребуются нам для двух целей: во-первых, для того, чтобы удержать этот «приоритет» в центре нашего самосознания, на ролях именно главного приоритета; а во-вторых, для того, чтобы достичь поставленной цели, завершить не законченную ещё ситуацию.

Но бывает, что мы порядком «поиздержались», растратили свои силы, случился, так сказать, «перерасход горючего». И теперь сил просто нет, нет и все. Человек в таком состоянии начинает суетиться, бегать, хвататься за малейшую надежду, пробовать все варианты и ничего не доводит до конца. Он не может осознать своей слабости, а если осознает, что бессилен, в нем возникает панический страх, и он снова начинает судорожно перебирать варианты, причём даже не проглядывая их. Так что он оказывается до краёв полон каких-то призрачных планов, но ни один из них не может быть доведён до ума по той простой причине, что силы его на исходе. Главный приоритет так и не определён, а потому ни одна цель не кажется ему важнее другой. Казалось бы, нет ничего хуже ситуации, в которой приходится выбирать между двумя, по сути, равнозначными целями. Буриданов осел от этого, как известно, даже умер. Но, оказывается, может быть и хуже, и это бывает в тех случаях, когда силы уже на исходе. Равнозначные цели, два незавершённых процесса и полное отсутствие жизненных сил – вот что может подкосить любого человека.

Существует тенденция оценивать свою собственную группу позитивно, для того чтобы позитивно оценивать себя.

Джон К. Тернер

Ко мне обратился мужчина 45 лет, отставной военнослужащий, ныне вольный коммерсант. Волею судеб он оказался между двух огней. С одной стороны, его жена, ребёнок, эмоционально тягостный брак, а с другой – любовница и райские кущи (знаю, что 95% женщин моего подопечного осудят). Впрочем, не спешите с выводами, я бы мог подыскать в своём психотерапевтическом багаже ещё более неприглядный случай, но уже с женщиной в главной роли. Так что, милые женщины, попридержите своё благородное негодование и пресловутую половую солидарность для другого раза. Сейчас моя задача – рассказать вам о том, как бороться с проблемой, и я не собираюсь выяснять, кто прав, а кто виноват. Как известно, обычно оба хороши. Так что оставим это и вернёмся к нашему разговору. Итак, мой подопечный оказался между двух огней: с одной стороны, жена, с другой – любовница.

Жена – человек, мягко говоря, тяжёлый. Скандальная, претенциозная и обидчивая женщина, которую, по всей видимости, несмотря на это, он все ещё любит. Надо заметить, что мой пациент, при внешней грузности и представительности, человек очень мягкий и ранимый, впрочем, эти свои качества он привык скрывать, в чем не последнюю роль сыграла именно его жена. Любовница значительно моложе, красива, сексуальна (не в пример супруге) и готова на все, только бы ублажить его тело и душу. Когда он с ней познакомился, брак был уже на волоске, постоянные скандалы и претензии не могли придать ему стабильности. Хотелось отдушины, отдыха. И вот это случилось. Полюбил ли он? Сказать сложно, но эта женщина стала для него воплощением многих ещё юношеских надежд, которые так и не осуществились с годами. За одно это можно быть благодарным, но, ко всему прочему, он наконец стал ощущать свою необходимость, желанность, чего прежде, в браке, никогда не испытывал.

Он должен был выбрать, но сразу не решился, а чем дольше тянулось, тем больше оттягивалось. И вот уже пять лет он живёт в двух мирах. Супруге он признался сразу и предоставил полное право поступать, как она считает нужным. Она же разводиться наотрез отказалась, первый год мучилась, после чего смирилась и успокоилась, впрочем, не потеряв при этом своей гордой и самостоятельной позиции в его жизни. С течением времени любовница перестала казаться ему столь желанной, как прежде. Так что постепенно ценности и той и другой ситуации сравнялись. А силы в этой пятилетней войне были растрачены окончательно. В постоянных обещаниях (одной остаться, другой уйти), ссорах и нешуточных скандалах пролито столько невинной крови, что не под силу и сосчитать. Он принимает то одно решение, то сразу вслед за ним прямо противоположное. И ни одно не реализует. Он мучается, переживает. Как быть? Что делать? Извечные вопросы. И вот он начинает судорожно метаться, делать ошибки, причём одну за другой, ощущение собственного бессилия усугубляется действительной растратой всех жизненных ресурсов. Он впадает в панику, а потом в депрессию…

Мы не изменяемся до тех пор, пока безоговорочно не принимаем себя такими, каковы мы на самом деле. А затем перемена происходит как бы незаметно.

Карл Роджерс

Теперь подведём очередные итоги. Во-первых, если мы поддерживаем на плаву сразу несколько целей, мы растрачиваем себя впустую. Во-вторых, если мы способны определиться с главным приоритетом, но у нас нет сил и духу сделать решение решимостью, также не о чем и говорить. И в-третьих, это, конечно, моё субъективное мнение, но, может быть, вы со мной согласитесь: нельзя делать выбор в состоянии полного душевного истощения, он не будет, просто не может быть верным! Скорее всего, поднабравшись сил, вы бы приняли совсем другое решение. И оно заслуживало бы значительно большего доверия, чем то, которое вы принимаете в состоянии отчаяния и тоски. Поэтому я не думаю, что мой пациент со своей депрессией и в ситуации «хронического развода» способен принять правильное решение.

Итак, можно смело делать вывод: сначала силы, а затем выбор своего главного приоритета. Но до тех пор об этом не стоит и думать! Если вы истощены, то выбор главного приоритета выглядит или как профанация, или как самоубийство. Теперь о главном: как набраться сил? Надеюсь, мне удалось доказать актуальность этой проблемы. Душевные силы, к сожалению, нельзя взять в аренду, но они есть в вас, даже в том случае, если вы лежите пластом и вам кажется, что жизнь подошла к своему концу и пора причащаться.

* * *

В нас с вами поразительно много сил, только мы не сознаём этого и не умеем правильно и рационально их использовать. Мы без конца делаем ошибки, тратимся на пустяки и при этом умудряемся выкручиваться из любых злоключений. О чем все это говорит? Все о том же: сил в нас предостаточно! Для тех, кто все ещё сомневается, я предлагаю следующий психологический ребус. Алкоголик жалуется мне на отсутствие воли и неспособность бросить пить. Мы лишаем его алкоголя и денег. Смотрим, что происходит дальше. Он переворачивает весь город вверх дном в поиске средств, с большим трудом наконец достаёт деньги и все-таки покупает заветную бутылку, чего бы ему это ни стоило. Есть ли у него силы? А как у него обстоят дела с волей? Кажется, все на месте, да не там, где нужно, но это уже другой разговор.

Все наши нужды, за изъятием тех, что мы сможем справить и при самых скромных доходах, – пустая игра воображения.

Генри Cm. Джон

То же самое и с моими пациентами, которые избегают ездить в метро. Они уверяют, что у них нет ни сил, ни возможностей – ничего! И при этом для них не составляет никакого труда каждый день добираться на работу и с работы наземным транспортом из одного конца города в другой. Мне бы через неделю такой экзекуции захотелось бы на больничную койку. А они справляются с такими нагрузками годами, для них это дело само собой разумеющееся! Так что уж я и не знаю, у кого сил поболе, у меня или у моих несгибаемых пациентов, считающих себя абсолютно обессилевшими.

Поэтому я вас заверяю: силы есть, это точно. Только мы не знаем, где они и как собрать их воедино. Сейчас об этом и поговорим. Как уже было сказано, много сил тратится просто на то, чтобы удержать незавершённые ситуации на плаву и чтобы они нас окончательно не потопили. Причём, когда силы нас оставляют, наши незавершённые ситуации почему-то начинают с бешеной скоростью размножаться. Кажется, что надо сделать то, другое и третье, надо поспеть там и там, быть здесь послезавтра, завтра и вчера в это же время. Возникает вдруг парадоксальное желание сделать то и это, заняться третьим и четвёртым.

Казалось бы, все прекрасно, ведь вроде бы инициатива проснулась. Но беда в том, что, когда целей становится очень много, мы перестаём отличать действительно важное от пустого и ненужного, так сказать, «наших» от «ненаших». Мы путаемся и не знаем, где можно отказать или отложить, а где ни в коем случае нельзя. И поэтому-то незаконченные ситуации и берут над нами верх, пользуясь нашим замешательством и слабостью, которую, впрочем, они же и спровоцировали. Все как в детской сказке про осьминожек: детки из двух осьминожьих семей стали менять цвета и перепутались. А родители не знают теперь, каких малышей наказывать, а каких защищать. «Девятнадцать пополам, кажется, не делится». После того как цели перепутаны, а зёрна неотличимы от плевел, мы оказываемся парализованными.

Короче говоря, после того как теряется главный ориентир, приоритет, на его место сразу начинают претендовать все кому не лень. Глаза разбегаются, а силы опять-таки преступно растрачиваются. Как вы знаете, это извечная проблема всех сказочных принцев и принцесс – выбрать одного из тысячи кандидатов. Этот странный, противоестественный и навязанный нам нашей же собственной дезориентацией выбор – погоня за всеми зайцами сразу. Как с этим справиться? Когда выбор становится невозможным, мы должны просто отказаться от выбора как такового.

Нужно чётко понять, что, когда вы в таком состоянии, толку от вас ровным счётом никакого. Так зачем же усердствовать? Оставьте все это, лягте и лежите. Но не просто так! Начинайте отслеживать все появляющиеся перед вами цели (то, что привлекает ваше внимание или «предлагает себя сделать»): то вам хочется попить чая, то вы вдруг тянетесь за книгой, а вот вам просто захотелось пройтись по комнате, включить телевизор, посмотреть в окно и т. д. Мысли и раздумья относятся к этой же категории совершенно не нужных вам сейчас задач. Причём, что характерно, за что бы вы ни взялись, вам это скоро наскучит и вы будете искать для себя другое занятие, так и недоделав (или недодумав) предыдущее. Итак, учитывая все сказанное, приходится констатировать: ваша задача сейчас в том, чтобы не следовать ни одной из этих целей. В данный момент вы экономите силы, собираетесь в кучку, так что все эти позывы должны остаться без ответа.

В таком состоянии эти, по сути «бесцельные» цели слетаются к нам, как ведьмы на свой зловещий шабаш. Обычно мы не понимаем, какой злой умысел таится в этих визитах, и безропотно следуем их предложениям: то перевернуться с боку на бок, то посмотреть куда-то, то проверить что-то и т. д. А задача у этих бесполезных целей одна – выпить последние соки. Ваша же задача – им эти соки не отдать. Так что лежите, отслеживайте их появление и отпускайте их с миром. Захотелось вам пойти на кухню или включить телевизор, осознайте это и скажите себе: «Пожалуйста, только без меня».

Расходы всегда стремятся догнать доходы.

Второй закон Паркинсона

Я называю это: «отпустить своих зомби». Посудите сами, сил у вас нет, но вас занимают мелкие и бесцельные дела, вы фактически уподобляетесь зомби, то есть встаёте и подчиняетесь этим странным и бессмысленным целям, как безвольный робот. Появилась цель, вы, как это говорят, «подорвались» и давай выполнять приказание. Задумайтесь над тем, надо ли вам это? Нужно ли вам идти на кухню или включать телевизор? Может быть, у вас есть более важные цели? По-моему, должны быть, но на них у вас пока нет сил. Тогда лежите и собирайте. Но не стоит бросаться в драку, пока нет шансов на победу. Поэтому, если появляются у вас какие-то цели, желание что-то сделать, отпускайте их с богом, не следуйте им. Пока они только израсходуют вас по мелочам, поэтому пусть идут своей дорогой, а вы лежите себе и лежите. Отпустите своих зомби, куда их так тянет, а сами оставайтесь на месте и прочувствуйте себя. Зомби отдельно, вы отдельно!

Помните, как Иванушка в русских сказках должен был преодолевать дремучую чащу с лешими и прочими болотными нечистями? «Не оглядывайся! Что бы ни случилось, не оглядывайся! Иди своей дорогой. Обернёшься – пропадёшь!» – наказывала ему Василиса Премудрая. Поэтому, что бы вас ни подмывало сдвинуться с места, когда вы лежите и приводите себя в порядок, не реагируйте. Не поддавайтесь на провокации: захотите кофе, скажите себе «Нет!»; журнал полистать – тоже «Нет!»; яичницу приготовить – «Никаких яичниц!» Ничего вам сейчас нельзя, лежите и не двигайтесь, вам сейчас ни на что не следует отвлекаться. Сохраняйте спокойствие и берегите силы. Поддадитесь на сладостные трели сирен – погибнете, вы просто израсходуете, промотаете все свои силы в один момент! Пока вы не собрались в комочек, не приобрели утраченную целостность и устойчивость, любое, даже самое невинное, действие способно пустить весь ваш «капитал» по ветру. Поэтому неуклонно держитесь своей дороги, дороги к собственным силам, через лесные чащи и высокие горы к заветному замку, где за высокими стенами растут ваши «молодильные яблоки».

Все человеческие ошибки суть нетерпение, преждевременный отказ от методичности, мнимая сосредоточенность на мнимом деле.

Франц Кафка

Каждая цель, появившаяся на периферии вашего сознания, на небосклоне действия, – это вампир, жаждущий вашей крови. Если бы вы были в хорошей форме, это бы не ударило по вашему «бюджету», но сейчас вы на мели, так что гоните прочь всех заёмщиков. У вас «экономический кризис», поймите это и отпустите все и вся восвояси. Отойдёте, оклемаетесь, тогда за дело, а пока придите в себя в прямом и переносном смысле этого слова. Когда нет возможности отличить главное от второстепенного, второстепенное садится на голову, это почти закон. Поэтому не будьте безвольным зомби, отпустите их туда, куда им хочется, но сами никуда не двигайтесь! Ни шагу назад, позади только вы!

Человек набирается сил, когда их не тратит. Хотя, как вы понимаете, все хорошо в разумных пределах, а много хорошотоже плохо.

Лежите и отпускайте своих зомби. Вот появилась цель: встать и выкурить сигарету. Скажите себе: «Нет!» Пусть ваш зомби ходит курить, а вы лежите, вам не до этого, вы на экономичном режиме: ничего лишнего. Вот возникло желание пройтись по квартире, пусть зомби ходит, а вы лежите, вам не до этого. Захотелось просто перевернуться со спины на живот – ни за что! Если зомби снова и снова поднимают свои головы, снова и снова смущают вашу душу, прокрадываются незаметно и исподволь, будьте начеку и отправляйте всех, от первого до последнего, по одному-единственному адресу (по какому именно, я по понятным причинам не уточняю – звучит слишком нелитературно). Лежите смирно, что бы ни происходило, поскольку вы экономите силы, ваш «аккумулятор» на подзарядке, а «машина» в гараже, и никаких инсинуаций по этому поводу, никаких компромиссов и полумер!

Все это, конечно, не так просто, как кажется. И самая большая сложность – это постоянно удерживать себя в состоянии зоркого «пограничника». Вам достаточно на одну секунду отвлечься, и вы уже поймаете себя на том, что встали или встаёте, что-то делаете и думаете о чем-то совершенно бессмысленном. Какая-то мысль предательски прокралась с чёрного хода и завладела вашим сознанием, а потом и телом. Это вовсе не редкость и скорее случится, чем не произойдёт. И вот, повинуясь ей, вы встали и послушно куда-то собрались. Если это случилось, непременно рассердитесь на себя. Скажите: «Здрасьте пожалуйста! И куда это я, интересно знать?! А ну-ка на место – в койку!» И мигом возвращайтесь в исходное положение. Соберётесь в целое, как детский конструктор, тогда делайте что угодно, а пока не собрались – что вам неймётся?! – лежите и отдыхайте. Все!

Будьте безучастным свидетелем своих порывов. Спокойно следите и не включайтесь. Отсылайте все свои переживания на периферию, причём в полном составе: и желания, и чувства, и активность.Сосредотачивайтесьв своём центре, помните о третьем.

Пройдёт какое-то время, и вы или уснёте, или вдруг внезапно почувствуете необычайный прилив сил и решимость сделать что-то действительно важное. И то и другое хорошо, так что вы добились желаемого результата. Вы собрались с силами, и они сами заявили о себе. Вы сосредоточились в собственном центре и обрели целостность. Первый исход отличается от второго только степенью физической усталости. Если вы уснули, значит, не только ваша душа, но и ваш организм нуждается в полноценном отдыхе, а отдых для него – это прежде всего сон.

Запомните, нельзя встать и решаться на что-то прежде, чем вы ощутите действительный прилив сил, своеобразное второе дыхание. Отпускайте на волю все свои желания и проблемы, не удерживайте их при себе, останьтесь один на один с собой, и ваши силы вернутся к вам. Они войдут в своё прежнее русло, как река возвращается в него после весеннего половодья. Не надо думать: «Сейчас я отлежусь, а потом встану, буду пить чай, смотреть телевизор, ходить по квартире, звонить по телефону и листать журналы». Не удерживайте таким образом свои желания и порывы, отпустите их. Отпуская их на волю, вы позволяете себе расслабиться и отдохнуть. Пусть они побродят, пока вы отдыхаете, без вашего участия, это их проблемы. Ваша задача лежать и набираться сил, а все, что будет пытаться вклиниться в вашу жизнь, надо отсекать.

* * *

Если с «зомби» все понятно, мы идём дальше.

Теперь я хочу открыть вам небольшую тайну. Если ситуация долго оказывается не разрешённой вами или, как мы ещё говорим, открытой, то с течением времени она попытается закрыться сама, самостоятельно. Произойдёт это, конечно, не от хорошей жизни, и хорошего в этом мало, поскольку такая «прикрытая» проблема (ситуация) сама способна порождать новых психологических монстров. И вот вам показательный пример.

Ко мне обратилась немного полноватая, улыбчивая, весьма эмоциональная и чрезвычайно болтливая женщина тридцати двух лет. Она жаловалась на свою «фригидность». Поначалу я долго выслушивал множество её объяснений, почему, как ей кажется, она не испытывает к мужчинам сексуального влечения, но ни один из доводов не показался мне достаточно убедительным, я не поверил в её фригидность. Мы стали прояснять ситуацию поэтапно.

Кто-то бранил Диогена за то, что он посещает подозрительные места. «И солнце туда заглядывает, но не оскверняется», – ответил Диоген.


Во-первых, выяснилось, что к мужчинам она далеко не так равнодушна, как говорит. Впрочем, я ощутил это и на себе, поскольку так фригидные женщины не смотрят на губы и руки своего собеседника. Затем резонно встал вопрос: на каком же этапе пропадает этот интерес? И постепенно картина стала проясняться. Типичная механика состояла в следующем: она знакомится с очередным молодым человеком, он за ней ухаживает, начинает нравиться. Потом, через какое-то время (неделю или полторы), они встречаются в пустой квартире. Пока он ей все ещё интересен, они садятся за стол, пьют, закусывают, разговаривают о том о сём, и через 15-20 минут она вдруг понимает, что желание рассеялось как дым. И ей начинает казаться, что сейчас он её изнасилует. Она хватает плащ и сумочку и в панике покидает место их «интимной» встречи.

Её чрезмерная болтливость меня смущает, поэтому я задаю ей вопрос: «А как вы с ним разговариваете до того, как чувствуете, что желание оставляет вас?» – «В каком смысле?» – уточняет она. «Примерно так же быстро и бойко, как со мной, в том же темпе или медленнее?» – разъясняю я свой вопрос. «Конечно, нет! С вами я ещё медленно разговариваю!» – рапортует она, а я в душе морщусь. Если сейчас она произносит все 250 слов в минуту, то с какой же скоростью она разговаривает на любовном свидании! Какой немыслимый словесный водопад обрушивается на потенциального любовника!

Итак, она тараторит без умолку, а потом – бац! – желание пропадает. А ведь оно было, в этом нет никаких сомнений. Во-первых, ей, безусловно, не чужд интерес к мужчинам, во-вторых, уже на второй неделе знакомства она норовит прыгнуть к молодому человеку в постель, что, согласитесь, слишком резво для фригидной женщины. И наконец, этот её парализующий взгляд, страстно прикованный к моим губам и пальцам. Получается, что желание было, потом она тараторила, как на пожаре, и оно пропало, словно бы его и не было вовсе.

Я называю невротиком любого, кто использует свои возможности, чтобы манипулировать другими, вместо того чтобы совершенствовать себя.

Фредерик Пёрлз

И я прошу её замолчать. Она удивляется и начинает расспрашивать, какой «психотерапевтический метод» я применяю, зачем ей молчать и почему я не хочу её слушать. Темп речи увеличивается, она вновь возвращается к своему рассказу, потом начинает оправдываться. Но я опять повторяю свою просьбу. Она недовольна, замолкает буквально на несколько секунд и снова пытается говорить, после чего снова следует моя просьба. Эти препирательства в той или иной форме продолжаются около пяти минут, и наконец она сдаётся. Теперь она больше не пытается говорить, и мы сидим в полной тишине.

Но она перестала на меня смотреть. Она крутит головой по сторонам, смотрит в окно, разглядывает собственные ногти, иными словами, делает все возможное, чтобы я, не дай бог, случайно не попал в поле её зрения. Так что я прошу её снова, но теперь не только молчать, но ещё и сидеть ровно и при этом смотреть на меня. Видно, что это простое задание требует от неё колоссальных усилий. Она пытается что-то делать руками, постоянно перекидывает ногу на ногу. Мне приходится педантично прерывать все её движения, я пытаюсь вынудить её не выплёскивать внутреннее возбуждение в бесцельные двигательные акты.

В конце концов это ей все-таки удаётся, она смотрит на меня, смущается, краснеет и говорит: «У вас очень красивые руки, доктор». – «Я, кажется, просил вас хранить молчание?» – невозмутимо отвечаю я. «Больше не нужно. Я все поняла», – говорит она после небольшой паузы, а на её чуть-чуть испуганном лице появляется нежная улыбка. Потом она рассказала, что при первой же нашей встрече отметила для себя, что я в её вкусе, но в процессе беседы это чувство пропало. Когда я спросил о темпе её речи при встрече с мужчинами, она очень удивилась, потому что осознала, что в компании с женщинами она почти молчалива. Когда же я заставил её замолчать, она вдруг почувствовала сильное внутреннее напряжение, которое постепенно приобретало характер беспредметного возбуждения. Ей хотелось что-то делать, чем-то занять руки, найти удобное положение для ног, но напряжение не уходило, а только увеличивалось. Если же она начинала смотреть на меня, то напряжение моментально многократно усиливалось. А в тот момент, когда я вынудил её смотреть на меня, она ощутила, как изнутри её «обдало жаром», причём это было желание! Так что она мгновенно осознала, что все её напряжение исключительно сексуальной природы. Это и стало концом её мнимой фригидности.

Тот, кто не удовлетворён собой, постоянно готов к реваншу.

Фридрих Ницше

Фактически прежде она забалтывала своё возбуждение. Чем больше было это возбуждение, тем быстрее и громче она начинала говорить. Можно сказать, что тем самым она как бы ставила свою «машину» на «холостой ход». «Бензином» в этой «машине» было сексуальное возбуждение. На «холостом ходу», через свою болтовню, она растрачивала все своё возбуждение, и её «машина» глохла, что вызывало в ней ощущение утраты или даже отсутствия сексуального влечения. Теперь я заставил её «машину» поехать, и влечение было ею осознано. Ей стало понятно, каким образом она его практически умерщвляла. При встрече со своим новым поклонником она строго следовала моей рекомендации: подавлять желание без умолку говорить, что позволило её сексуальному влечению пробиться сквозь толщу словесной шелухи, стремлением спрятаться за которую она в значительной степени была обязана своему воспитанию.

Вот таким забавным способом, через банальную болтовню, подсознание моей пациентки завершало ситуацию с подавленным сексуальным возбуждением. Перед сексом был страх, каковы его причины, в данном случае не так важно, с этим мы разбирались отдельно, но способ компенсации был нетривиальным. Болтовнёй она подавляла своё влечение, и ситуация оказывалась завершена, точнее «прикрыта». Решить её естественным образом ей никак не удавалось, а разрешить противоречие между сексуальным возбуждением и возникающим страхом помогала речь. Но это не только не снимало проблемы, а порождало новые и не давало решить прежние.

«Прикрыть» проблему можно, но от этого ситуация не завершится, а вот слабых звеньев в вашей душевной жизни появится больше.

* * *

Припомнился в этой связи ещё один интересный случай. Ко мне обратился молодой человек, страдавший от тиков. После тщательного неврологического обследования органические причины его недуга были исключены. Дело было в его психике, а не в повреждении мозга, поэтому мы и начали терапию. Поначалу наша работа не давала желаемого результата. Я пытался искать результативные ходы, но все без особого успеха. Только на пятой или даже на шестой встрече я вдруг разглядел, что он делает. Оказалось, что все его разрозненные движения (а он хаотично двигал почти всеми частями тела) составляли одно, весьма определённое действие. Но отдельные его элементы происходили в разное время, это движение было как бы растянуто во времени. В противном случае картина прояснилась бы быстро, а так пришлось поломать голову.

Что же это было за движение? Его голова двигалась в сторону, словно бы он хотел спрятать своё лицо от смотрящего на него человека. Брови его становились домиком, как бывает у маленьких детей, когда они ощущают себя брошенными. Глаза по очереди жмурились. А губы вытягивались в какую-то странную улыбку с опущенными углами рта. Руки двигались снизу вверх, полусогнутые, с обращёнными вовнутрь ладонями. Но лица при сокращениях они не доставали, поэтому сначала он производил впечатление лыжника, стремящегося отталкиваться одновременно двумя руками. Ноги он тоже пытался подсогнуть, а спина чуть-чуть сгибалась вперёд, словно бы он что-то уронил и намеревался таким образом нагнуться и поднять. Если соединить все эти двигательные акты воедино, доведя каждый из них до логического конца, то мы увидим плачущего человека, сидящего на корточках и закрывшего руками лицо!

Я попросил его усиливать каждое движение, концентрировать на них все своё внимание и сознательно добавлять недостающую амплитуду. Пока движения были разрозненны, ничто не подтверждало мою догадку, а мой пациент уже начинал сомневаться в эффективности дальнейшей работы. Но я продолжал мягко настаивать, поскольку с каждой минутой искомое было все ближе и ближе. Когда наконец все получилось и он освоил все движения в полном объёме, я попросил его прилечь на кушетку и попробовать сделать все эти движения одновременно. Он делал это без всякого энтузиазма – раз, два, три… И вдруг я услышал долгожданные всхлипывания! Теперь он принял то положение, которое я так искал, естественным образом, а не сознательно и через силу. Процесс пошёл. И только я обрадовался, как мой пациент вскочил с кушетки и стал на меня кричать: «Как вы смеете!» и т. п. «Стоп, стоп, стоп», – сказал я в ответ на его более чем неадекватные протесты. Я попросил его рассказать, что случилось. Какое-то время он ещё продолжал упорствовать, правда, уже без прежних тиков. А потом рассказал. Выяснилось, что когда он согнул ноги, закрыл лицо руками, собрал домиком брови, зажмурил глаза и растянул рот, то моментально вспомнил себя в пятилетнем возрасте. Этот случай произошёл с ним летом на даче. Его жестоко наказали, избив ремнём за какую-то провинность. Тогда он забился в угол и начал плакать. К нему подошёл отец, приказал встать и стал кричать на него, чтобы он не смел своим плачем расстраивать родителей, и что-то ещё в этом роде. Иными словами, его давешний крик на меня был лишь воспроизведением роли отца в описанном инциденте.

Надо только осознать свои и чужие манипуляции, и тогда бороться с ними станет легко и просто.

Эверетт Шостром

Теперь все встало на свои места. Мальчиком он пережил сильный стресс, но ему не дали полноценно разрыдаться, более того, ему приказали выйти из той позы, которую он принял в надежде выплакать своё горе. Ситуация оказалась незавершённой, и с тех пор он всю дальнейшую жизнь пытался доделать недоделанное: вновь собраться в комочек, сесть на корточки и разрыдаться. Со временем эта история позабылась, да и тик появился лишь к моменту полового созревания (к 11 годам), то есть в период максимальной подверженности как внешним влияниям, так и внутренним толчкам. Так что связь между тиком и тем наказанием рассыпалась, впрочем, и само движение перестало быть прежним, оно развалилось на несколько самостоятельных и неполных двигательных актов.

Цель, которую более всего хочет достигнуть человек, та цель, которую он сознательно или неосознанно преследует, состоит в том, чтобы стать самим собой».

Карл Роджерс

Итак, история позабылась, но возник «тик плача». Его-то мы и расшифровали, но когда это произошло, он подсознательно отождествил себя со своим отцом, отчего и напал на меня. В этом, как вы понимаете, также проглядывается незаконченная ситуация. Впрочем, это вполне закономерно, ведь он до сих пор не выяснил свои отношения с отцом, храня в сердце обиду. Отец уже умер, и разрешить ситуацию естественным образом у него не было никакой возможности. Теперь он подсознательно пытался закрыть её, унизив меня. Но даже если бы я позволил ему это сделать, то эта проблема все равно вряд ли бы разрешилась, а только в очередной раз «прикрылась», что бы вновь скрыло её от глаз сознания, и возникла бы новая череда психологических поломок.

Поэтому мы опять вернулись к найденной позе. Он вновь повторил эти движения и наконец смог полноценно расплакаться, выплакать слезы, отложенные им 20 лет назад до лучших времён. Потом, когда он освободился от этого груза, я узнал у него, что бы он хотел сказать своему отцу. Ему потребовалась моя помощь, и вскоре он смог освободиться от обиды и простить. Так завершилась эта ситуация, его сердце очистилось от боли и обиды, а тело избавилось от тика.

Оба описанных случая – типичные примеры завершения незаконченных ситуаций «в обход», они не были завершены моими подопечными, они были «прикрыты» ими в первом случае повышенной болтливостью, во втором – движениями, подобными тику. Как мы видели, подобного рода «прикрытие» ничуть не лучше вовсе не завершённой ситуации. Но оно непременно последует, если мы пустим дело на самотёк. Проблему можно прикрыть с помощью подсознания болтливостью, тиком или чем-нибудь ещё. Возможно, это снизит субъективное переживание душевной боли, но не избавит человека от её причины и создаст новые проблемы.

* * *

Любая ситуация должна быть завершена. Это абсолютное правило, но это утверждение вовсе не означает, что для выздоровления непременно должно произойти какое-то событие, которое не произошло или даже не может теперь произойти. Отец моего последнего пациента уже, к сожалению, умер, и теперь они не могут поговорить друг с другом по душам, но это не значит, что нет возможности завершить эту ситуацию. Все не так безвыходно, хотя и непросто. Когда я говорю, что любая ситуация должна быть завершена, это означает, что мы должны пережить (перечувствовать) и закончить это событие внутри себя. Вы должны принять его, а не пытаться вернуться и переиначить прошлое. Это невозможно, в прошлое нельзя вернуться, ведь его нет, поэтому мы вынуждены принять его, каким бы тягостным оно ни было. Но прощение невозможно до тех пор, пока мы не согласимся его осмыслить и осознать, что изменить его уже никому не под силу.

Прошлоеэто наша опора. Если же оно соткано из одних только незаконченных ситуаций и душевных мук, наша опора будет неустойчивой и вязкой. Если мы примем своё прошлое, то окажемся свободны для будущего.

О прошлом нельзя жалеть, это бессмысленно и является проявлением слабости. Жалея о прошлом, вы стремитесь вернуться в него, что-то изменить в нем. Но разве прошлое можно переделать? Нет, а такие реминисценции принесут только много боли, лишат нас настоящего и, соответственно, рождающегося из него будущего. С другой стороны, осознанное и принятое нами прошлое даст нам силу и уверенность в себе.

Незаконченная проблемаэто психологическое явление, поэтому мы нуждаемся не в том, чтобы изменить реальность, а в том, чтобы решить проблему психологическими средствами.

Вы не сможете попросить прощения у того, кого уже нет, но вы должны иметь мужество простить себя сами и не ждать, что кто-то любезно сделает это за вас. Вы должны иметь мужество осознать свою вину и принять её. Если вы простите себя, то сможете извлечь уроки из своего прошлого и будете свободны для будущего, в котором не сделаете прежних ошибок. Но до тех пор, пока вы не взяли на себя ответственность за содеянное, не простили себя, вы, по сути, готовы к тому, чтобы ошибаться и дальше.

Психологическая проблема – это всегда незавершённая ситуация, и решена она может быть только психологическими средствами. Даже если все сложится в реальности, но не сложится внутри вас, ситуация все равно останется незавершённой. В ряде случаев вам может помочь только психотерапевт, поскольку человек зачастую не может самостоятельно распознать сигналы своего подсознания. Иногда на это требуется много времени. Поэтому я не могу порекомендовать вам искать внутри себя глобальные конфликты. Но вы должны стараться отслеживать те незавершённые ситуации, которые повисают в вас каждый день, и пытаться разрешать их, не оставляя на завтра. Завтра вчера не исправишь.

Вы должны научиться видеть, где бросаете проблему на полпути, где по тем или иным психологическим причинам не завершаете ситуацию, где избегаете её решения. Если эти болезненные стратегии так и не будут осознаны вами, то вы постоянно будете сами создавать себе новые и новые психологические проблемы, а к психотерапевту придётся ходить через день. Наблюдайте за собой, осознавайте собственную жизнь. Когда вы затаили за пазухой камень? Где вы решили подождать до лучших времён? В чем боитесь поставить точку? Какую проблему вы решили не замечать? Что и почему вы не хотите доделывать? Что вам мешает? Что не даёт вам покоя? Что удерживает вас от искренности? Что мешает быть открытым и честным? Эти и многие другие вопросы вы должны задавать себе сами, чтобы завершать свои незавершённые ситуации. Не ищите обходных путей, встречайтесь с проблемами лицом к лицу, принимайте их и перестаньте от них бегать. От себя все равно не убежишь.

Запомните: незавершённые ситуации – это всегда проблема, это ваш психологический вампир. Незавершённая ситуация так же глупа, как неоконченная пьеса, и так же несчастна, как неразделённая любовь. Мы должны, просто обязаны найти мир внутри себя, свой мир, и жить с миром. Мы должны завершить все незавершённые ситуации, приняв их, простив тех, кто их инициировал, ощутив ответственность и перестав избегать собственной вины. Мой пациент, о котором я только что рассказывал, не смог поначалу принять эту боль, он пытался жить в ненависти, притупляющей боль, прикрываясь ликом беспристрастности. И это ему удавалось в какой-то мере. Но какой ценой?! Его отец умер, но он так и не простил его, так и не принял своего прошлого. А потому снова и снова воскрешал в своём воображении отца, чтобы снова обвинить и снова разгневаться.

Незавершённые ситуации делают прошлое актуальным, разворачивают время и приносят нам много страдания. Они не позволяют нам жить настоящим. Они втягивают нас в прошлое и заставляют заново проигрывать те роли, которые и без того доставили нам в своё время немало бед, снова и снова. До тех пор пока мы не осознаем эти свои веерообразные движения из настоящего в прошлое, в мир незавершённых ситуаций, недосказанных слов, недоделанных дел, мы обречены на страдание. Прошлое нельзя изменить, но ему нельзя позволить отравлять наше настоящее.

Прошлое уже закончилось, эту мысль надо принять. Есть только настоящее и ещё будущее, которое мы создаём сейчас. Поэтому прошлое нужно понять, принять и простить. Отпустите своё прошлое из настоящего обратно в прошлое, там его место.

Если вы чувствуете необходимость повиниться – повинитесь, если вы испытываете к кому-то ненависть – простите его. А если вы любите кого-то, но не нашли взаимности – пожелайте ему счастья. Все эти ситуации необходимо завершить, ведь от этого зависит ваше счастье и ваше будущее. Вы больше будете мучиться от того, что постоянно пытаетесь вернуть прошлое. Прошлое нельзя пережить заново, его можно принять, понять и простить, а жить нужно будущим, исходящим из настоящего. Вспомните, как блестяще Пушкин завершает ситуацию неразделённой любви, используя все указанные выше правила:

Я вас любил: любовь ещё, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадёжно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам Бог любимой быть другим.


Сначала мы видим, что ситуация не завершена: «Я вас любил: любовь ещё, быть может, в душе моей угасла не совсем». Далее: «Я вас любил безмолвно, безнадёжно». И наконец: «Как дай вам Бог любимой быть другим». В серьёзной литературе попытки вернуться в прошлое встречаются значительно чаще, чем желание забежать вперёд. Это звучит трагический и призывный голос незаконченных ситуаций, которые фактически требуют от нас вернуться в прошлое, тянут назад, в психологические бездны. Но прошлого не вернуть, мы можем только изменить к нему своё отношение.

Всегда помните «завершающий треугольник»: мы должны Понять, Принять и Простить. Три «П».

Может быть, нужно сначала принять и простить своё прошлое, и тогда придёт понимание? А может быть, начать с понимания или с прощения? С понимания и принятия? У каждого свой путь, но так или иначе прошлое должно быть нами активизировано, ассимилировано и возвращено обратно. Все это нужно сделать для того, чтобы оно не застилало нам будущее и не лишало настоящего. Возвращайте прошлое в прошлое и живите настоящим. Завершайте незавершённые ситуации, или, как я ещё говорю: «Уходя, закрывайте двери».