ВСЕ ЭТО – О ТАЙНАХ ЛЮБВИ

О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.

Б. Пастернак

Мы находимся очень далеко от Отто Кернберга – одной из самых заметных фигур в современном психоанализе. Он стал классиком при жизни, разработал новый подход внутри психоанализа и новый взгляд на лечение пациентов с нарциссическими и пограничными личностными расстройствами, его работы вошли во все учебники. Он действующий президент IPA – самой влиятельной и уважаемой в мире психоаналитической организации, членство в которой является голубой мечтой всех российских психотерапевтов, имеющих отношение к психоанализу. Мы настолько далеко от Кернберга, что, наверное, можем позволить себе некоторые вольности в предисловии. Тем более что достаточно полный обзор вклада Отто Кернберга в психоанализ дан А. Усковым во вводных замечаниях к ранее изданной фирмой “Класс” монографии Кернберга “Агрессия при расстройствах личности и перверсиях”.

Можно пофантазировать, что после работы об агрессии Кернбергу так часто повторяли: “А о любви слабо?”, что ему захотелось показать: нет, не слабо, и настолько, что теперь вы ни слова не сможете написать о любви, не сославшись на меня.

Известно, что любовь сложнее выражать, чем агрессию. По Кернбергу, требуется много лет, чтобы человек достиг фазы зрелой сексуальной любви – может быть, отчасти поэтому он написал свою книгу почти в семьдесят лет. И как! Двести с лишним страниц о свойствах страсти... Оговорившись вначале, что поэты и философы, конечно же, лучше описали человеческую любовь, чем это можно сделать с помощью каких-либо психоаналитических изысканий, Кернберг затем как бы бросает вызов – и описывает все тайные нюансы любовных отношений. Так что в его тексте, как в хороших стихах, мы узнаем свой собственный самый интимный опыт. Становится просто не по себе и даже как-то обидно – то, что казалось драгоценным уникальным переживанием, незаслуженно дарованным тебе судьбой, когда захватывает дух и думаешь: неужели так бывает, неужели другие люди тоже когда-нибудь переживали что-то подобное? – описывается в научной книге лучше, чем ты сам смог бы это сделать, причем еще отдельно объясняется, почему оно является типическим.

И остаешься в недоумении: что же теперь делать со всем этим знанием? Да, легче понимать то, что происходит с пациентами. Но как теперь любить, а уж тем более заниматься любовью, если каждое твое душевное движение отпрепарировано, классифицировано, пронумеровано, а также имеет несколько объяснений того, откуда оно взялось?

Как будто предугадывая такую реакцию читателей, Кернберг пишет: “Активация мощного и сложного контрпереноса, удерживаемого и применяемого в работе, – уникальная особенность психоаналитической ситуации, возможная лишь благодаря защите, обеспечиваемой рамками психоаналитических отношений. Своего рода ироническим подтверждением уникальности переживания подобного опыта в контрпереносе является то, что, хотя у психоаналитиков есть необычайная возможность исследовать любовную жизнь противоположного пола, эти знания и опыт имеют тенденцию улетучиваться, едва дело доходит до понимания собственных переживаний отношений с другим полом вне психоаналитической ситуации. То есть вне аналитической ситуации любовная жизнь аналитика такая же, как у прочих смертных”.

А теперь несколько прозаических слов о фактических достоинствах книги. Кернберг подробно освещает существующую по данному вопросу литературу, причем самых разных авторов, не только близких ему по духу. Он смело и подчас оригинальнейшим образом связывает идеи, на первый взгляд, выражающие абсолютно разные подходы к описываемым феноменам.

Рассматривая отношения любви в норме и патологии, он показывает как “интерферируют” индивидуальные патологии партнеров, в ряде случаев создавая патологию пары, которая не является их простым наложением. В любовных отношениях исходная психопатология может закрепиться или разрешиться. Кроме того, существующая психопатология часто маскируется под что-то другое усилиями обоих партнеров. Кернберг уверенно и бесстрашно пишет о секрете сохранения страстной любви в длительных отношениях: в зрелой сексуальной любви человек находит форму для осуществления всех своих инфантильных сексуальных фантазий.

Очень интересен социальный аспект вопроса, рассматриваемый Кернбергом. Темы пара и группа, пара и социум, сексуальное как изначально противопоставленное конвенциональному и социальному – чаще звучат в романах, чем в психологической и психоаналитической литературе. А глава, посвященная изображению любовных отношений в современном кинематографе, безусловно, будет интересна любому читателю.

Эту книгу, без сомнения, читать непросто. Но не потому, что она сложно написана, а из-за чрезвычайной насыщенности изложения – очень много мыслей на единицу текста. Была такая старая шутка: “Знаете, Фолкнера так тяжело читать!” – “Да, но зато когда прочтешь, такое облегчение!” Так вот, облегчения отнюдь не обещаю, а что не пожалеете – это точно.

Мария Тимофеева