5. ПСИХОПАТОЛОГИЯ

Далее я привожу клинические иллюстрации того, насколько сильно психопатология влияет на развитие зрелых любовных отношений. Я сопоставлю последствия более и менее тяжелых случаев пограничной личностной организации, нарциссической и невротической психопатологии на примере типичных клинических случаев.

В некоторых наиболее тяжелых случаях пограничной личностной организации, в частности, у пациентов с выраженными самодеструктивными тенденциями и тенденциями к самоповреждению или с нарциссической патологией, антисоциальными тенденциями, эго-синтонной агрессией наблюдается отсутствие способности к чувственному удовольствию и эротизму кожи. Как мужчины, так и женщины могут переживать полное отсутствие сексуальных проявлений: удовольствия от мастурбации, сексуального желания к какому-либо объекту, неспособности достигать возбуждения, не говоря уже об оргазме при сексуальном акте. Все эти пациенты демонстрируют полную несформированность механизмов вытеснения, присутствующих у более здоровых пациентов (обычно невротиков), которые могут проявлять вторичные запреты на сексуальное возбуждение, обусловленные вытеснением.

Пациенты, о которых пойдет речь, не способны испытывать сексуальное возбуждение, несмотря на совершенно нормально функционирующий биологический аппарат. История раннего развития этих пациентов оставляет впечатление, что активация чувства удовольствия телесного (кожного) эротизма не сформировалась или была нарушена с самого раннего детства. Тяжелый травматический опыт, физическое или сексуальное насилие и полное отсутствие любви и заботы со стороны родительских объектов доминируют в их истории. Часто самоповреждения (пациенты наносят себе повреждения кожного покрова, слизистой оболочки, вырывают волосы) приносят им своего рода чувственное удовлетворение, хотя болевые ощущения пересиливают признаки эротического удовольствия. Психоаналитическое исследование раскрывает мир примитивных фантазий с доминированием садомазохистических взаимодействий, и стремление к власти является только способом найти безопасность как альтернативу полному подчинению садистическому объекту. Такие пациенты испытывают огромные трудности в достижении чувственного удовольствия. Как ни парадоксально, несмотря на то, что психоаналитическая терапия может значительно скорректировать их личностные расстройства, в то же время она может усилить дальнейшее закрепление сексуальных запретов, вводя механизмы вытеснения. Сексопатологи крайне осторожны в прогнозах относительно лечения таких пациентов.

Интеграция примитивных, расщепленных, идеализированных и преследующих интернализированных объектных отношений как часть и следствие психотерапевтического лечения может позволить таким пациентам развить способность к идеализации, стремление к идеализированным отношениям, что может содействовать развитию способности к эмоциональной включенности и обязательствам. В конце концов, такие пациенты могут установить стабильные любовные отношения, но обычно они не проявляют способности к страстной любви.

Молодая женщина примерно тридцати лет была госпитализирована по причине выраженных тенденций к самоповреждению с угрозой для собственной жизни. В прошлом она глубоко резала себе руки, жгла себя сигаретами и чудом выжила после нескольких суицидальных попыток. В первом семестре бросила университет и вела беспорядочную жизнь с мужчинами, снабжавшими ее наркотиками, в интимных отношениях с которыми она не испытывала ни сексуального желания, ни сексуального удовольствия. Живя с постоянным чувством подозрения, что ее используют, и в то же время стремясь использовать мужчин материально и эмоционально, она получала чувственное удовлетворение, только когда они оставались спать рядом с ней на всю ночь и крепко обнимали ее или когда они давали ей наркотики, не задавая никаких вопросов и не требуя ничего взамен, кроме сексуальных одолжений. Тем не менее, она была способна быть преданной мужчине до тех пор, пока он удовлетворял ее требования и пока она чувствовала, что контролирует отношения. Как только у нее рождались подозрения, что ее используют и относятся к ней несправедливо, она тут же обесценивала и бросала мужчину. История этой пациентки включает физическое насилие со стороны матери и сексуальные злоупотребления со стороны отчима. Хорошая успеваемость в начальных классах школы, связанная с высоким уровнем интеллекта, впоследствии постепенно ухудшалась из-за того, что она мало занималась в старших классах. Она принадлежала к маргинальной, несколько антисоциальной группе, но не совершала антисоциальных поступков, кроме краж в магазинах в подростковом возрасте – позже она пришла к выводу, что это слишком опасно, и прекратила это делать.

Менее нарушенные пациенты с пограничной личностной организацией могут обнаруживать способность к сексуальному возбуждению и эротическому желанию, но страдать от последствий патологических интернализованных объектных отношений. Механизмы расщепления пограничной личности раскалывают внутренний и внешний мир объектных отношений на идеализированные и преследующие фигуры. Поэтому они способны к идеализации отношений с “частичными объектами”. Однако такие отношения очень хрупкие и в любой момент могут прекратиться из-за вторжения “абсолютно плохих” аспектов, которые превращают идеальные отношения в преследующие.

В любовных отношениях таких пациентов может присутствовать эротическое желание вместе с примитивной идеализацией объекта любви. Здесь мы наблюдаем развитие сильной любовной привязанности с примитивной идеализацией и более устойчивым типом отношений по сравнению с преходящим характером отношений у нарциссических пациентов. Оборотной стороной таких идеализации является тенденция к внезапным реакциям разочарования, трансформация идеализируемого объекта в преследующий и разрушительные отношения с ранее идеализируемыми объектами. В этих случаях при разводе обычно проявляются наиболее драматичные агрессивные черты. Возможно, самый распространенный вид таких патологичных отношений можно наблюдать у инфантильных женщин с пограничной личностной организацией, которые отчаянно цепляются за мужчин, идеализируемых до такой степени, что обычно из описаний пациенток сложно составить истинный портрет этих мужчин. На первый взгляд, такой тип напоминает гораздо лучше адаптированных женщин с мазохистскими наклонностями, которые безропотно подчиняются идеализируемым садистическим мужчинам, но в этих случаях отмечается нереалистическая детская идеализация. Случай, который приводится ниже, взят из моей предыдущей работы (1976) и иллюстрирует этот тип динамики.

Пациентка, о которой пойдет речь, – тучная восемнадцатилетняя девушка. Она пристрастилась к наркотическим средствам, и ее учеба в школе постепенно ухудшалась, несмотря на высокий уровень умственных способностей. Ее непослушание послужило причиной исключения из нескольких школ и особенно проявлялось в диких сценах дома. В больнице она произвела впечатление импульсивного, гиперактивного, колючего и нечестного подростка. Она безжалостно использовала большинство людей и в то же время была полностью покорна и предана молодому человеку, которого встретила в другой больнице и которому ежедневно писала длинные и страстные любовные письма. Он лишь изредка и довольно уклончиво отвечал ей. Очевидно, молодой человек был не в ладах с законом, но никаких подробностей на эту тему не сообщал, и несмотря на усиленные попытки врачей получить о нем реалистические сведения, оставался лишь смутной тенью, хотя, по словам пациентки, был безупречным, идеальным, любящим и “красивым” парнем.

В процессе психотерапевтического лечения пациентка пылко описывала интенсивные сексуальные отношения со своим молодым человеком. Ей казалось, что их отношения безупречны, и она была убеждена в том, что будь у нее такая возможность, она убежала бы с ним далеко-далеко, отрешившись от остального мира, и была бы вполне счастлива и ни в чем больше не нуждалась. До этого она уже проходила психотерапию с несколькими специалистами и прибыла в больницу “с твердым намерением” отразить попытки персонала разлучить ее с другом.

Она могла простить или, скорее, рационализировать нечуткость по отношению к себе со стороны своего друга, в то же время оставаясь очень чувствительной, часто даже паранояльной, если чувствовала неуважение или пренебрежение со стороны других людей. И только после того, как он окончательно и недвусмысленно бросил ее и она нашла другого молодого человека в нашей больнице, с которым вновь повторилась вся история ее прошлых взаимоотношений, она смогла освободиться от первых отношений. И освободилась настолько кардинально, что спустя несколько месяцев с трудом могла вспомнить лицо своего первого возлюбленного.

Как ни парадоксально, но такой тип “влюбленности” лучше поддается прогнозу, чем эфемерные увлечения нарциссических индивидов, несмотря на то, что нарциссические индивиды оказываются намного более “реалистичными”, чем типичные пациенты с пограничной личностной организацией без нарциссической личностной структуры.

Существует несколько особенностей, отличающих интенсивные любовные взаимоотношения пациентов с пограничной личностной организацией. Во-первых, такие индивиды в полной мере проявляют способность к генитальному возбуждению и оргазму, наряду со страстной преданностью, что демонстрирует необязательность достижения эмоциональной зрелости для развития “примата гениталий”.

У таких пациентов как будто бы наблюдается некоторая интеграция полиморфной перверзивной инфантильной сексуальности и генитальной сексуальности, в которой они, кажется, способны интегрировать агрессию и любовь – то есть подчинять агрессивные, садомазохистские компоненты инфантильной сексуальности для получения либидинального эротического удовлетворения. Такая интеграция сексуального возбуждения и эротического желания происходит до того, как субъект развивает способность интегрировать агрессивно заряженные и либидинально заряженные интернализованные объектные отношения. Расщепление объектных отношений (на идеализируемые и преследующие) сохраняется, и интенсивная эротическая идеализация объектов выполняет функцию отрицания агрессивных элементов интернализованных объектных отношений и предохранения идеализируемых отношений от присутствия агрессии.

Пациенты с пограничной личностной организацией проявляют способность к своего рода примитивной влюбленности, характеризующейся нереалистичной идеализацией объекта любви, которого они совершенно не чувствуют. Подобная идеализация отличается от зрелой идеализации и иллюстрирует процессы развития, которые проходит механизм идеализации, прежде чем достичь высшей точки в нормальной идеализации в состоянии влюбленности.

Сильные сексуальные переживания, в которых идеализируются интимные отношения, могут быть использованы для отрицания невыносимой амбивалентности и сохранения расщепления. Этот процесс служит иллюстрацией того, что можно назвать преждевременной эдипизацией доэдиповых конфликтов у многих пациентов с пограничной личностной организацией: любовная связь крайне невротического свойства и очень сильная нивелирует кроющуюся за этим неспособность переносить амбивалентность. Клинические данные свидетельствуют, что у обоих полов активация генитальных модусов взаимодействия может служить попыткой избежать повергающих в ужас, фрустрирующих отношений, связанных с оральными потребностями и зависимостью, как если бы бессознательная надежда на оральное удовлетворение посредством сексуальной активности и на идеальные отношения, отличные от фрустрирующих догенитальных отношений с матерью, благоприятствовали бегству в раннюю сексуализацию всех отношений.

Многие пациенты с нарциссической личностной структурой имеют хорошо развитую способность к сексуальному возбуждению и оргазму при половом акте и широкий спектр полиморфных перверзивных инфантильных тенденций без способности к сильной включенности в объект любви. Многие из этих пациентов никогда не влюблялись или не любили. Может создаться впечатление, что пациенты, склонные к промискуитету и испытывающие интенсивные чувства фрустрации и нетерпения, когда желаемый сексуальный объект не становится немедленно доступным, испытывают любовь, но на самом деле не любят. Это обнаруживается в их безразличии к вожделенному объекту немедленно после достижения ими своей цели.

Для достижения лучших результатов в терапии и в оценке прогноза важно отличать сексуальный промискуитет пациентов с нарциссической личностной структурой от пациентов с истерическим складом и сильными мазохистскими тенденциями. У последних сексуальный промискуитет обычно является отражением бессознательной вины за стабильные зрелые удовлетворяющие отношения, поскольку это бессознательно представляло бы осуществление запретных эдиповых желаний. Такие истерические и мазохистические пациенты проявляют способность к полным и стабильным объектным отношениям в сферах, не включающих сексуальные отношения. К примеру, истерические женщины с сильными бессознательными тенденциями к конкуренции с мужчинами могут поддерживать стабильные, глубокие отношения с ними до тех пор, пока не присутствует сексуальная сторона; только при достижении сексуальной близости бессознательное негодование на фантазийное подчинение мужчине или бессознательное чувство вины за запретную сексуальность мешают отношениям.

В противоположность этому, сексуальный промискуитет нарциссических индивидов связан с сексуальным возбуждением по отношению к телу, которое “отказывает”, или к человеку, которого ценят другие люди или считают его привлекательным. Такое тело или человек пробуждают у нарциссических пациентов бессознательную зависть и алчность, потребность обладать им и бессознательное стремление обесценить и испортить то, чему они завидуют. До тех пор, пока сексуальное возбуждение возрастает на какое-то время, иллюзия желания объекта, мимолетное увлечение им может напоминать чувство влюбленности. Однако вскоре, когда сексуальные отношения удовлетворяют потребность в победе и “включают” процесс обесценивания ранее желанного объекта, это заканчивается быстрым исчезновением и сексуального возбуждения, и личного интереса.

Ситуация осложняется тем, что бессознательная жадность и зависть имеют тенденцию быть спроецированными на желаемый сексуальный объект и, как следствие, возникает боязнь превратиться в собственность и предмет использования сексуальным объектом, что усиливает потребность бегства в “свободу”. Для нарциссического пациента все люди подразделяются на эксплуататоров и эксплуатируемых, а “свобода” является просто укрытием от фантазийного всепоглощающего собственничества. В процессе психоаналитического лечения тенденция к промискуитету у нарциссических пациентов также отражает тщетную попытку поиска человеческой любви, как если бы ее можно было чудесным образом обнаружить в каких-то частях тела – грудях или пенисах, ягодицах или вагинах. Бесконечные повторяющиеся стремления нарциссических пациентов к таким частям тела могут являться, как показывает анализ, регрессивной фиксацией отщепленных ранних симбиотических переживаний, в которые были включены эрогенные зоны и идеализация поверхности тела в качестве компенсации за неспособность установить цельные объектные отношения или константность объекта (Эрлоу и др., 1968).

Бегство нарциссических пациентов от “покоренных” сексуальных объектов может также представлять попытку уберечь эти объекты от бессознательной деструктивности. Рассуждая о психологии “Дон Жуанов и Перекати-Поле”, Ривьер (1937) в качестве основных динамических факторов называет оральные источники зависти к другому полу и защитные функции отказа и пренебрежения. Фэйрберн (1954) подчеркивал функцию перверсии как замещения отношений с глубоко расщепленными, идеализируемыми и преследующими объектами, которых не может вынести “центральное” Я пациента.

Таким образом, нарциссическая патология демонстрирует способ, с помощью которого исходная способность к сексуальному возбуждению и идеализация поверхности тела может переходить в полную полиморфную инфантильную перверзивную сексуальность и, наконец, завершаться проявлением генитального интереса и способностью к достижению сексуального оргазма. Такой прогресс достигается при неудаче в развитии способности к глубоким интимным объектным отношениям, так что идеализация остается ограниченной в сексуальной сфере и в значительной степени неразвитой в сфере актуальных объектных отношений. Недолговременная идеализация нарциссическими пациентами значимых других является недостаточной для того, чтобы развить что-либо, кроме “чисто сексуального” интереса и идеализации внешней поверхности тела, которые не развиваются до идеализации человека в целом. Некоторые нарциссические личности способны достигать идеализации другого человека, которая от идеализации тела переходит к идеализации человека, даже если такой интерес носит временный характер и ограничен бессознательными механизмами защитного обесценивания. Приводимые ниже случаи, которые описывались в моих ранних работах, иллюстрируют психопатологический континуум в спектре нарциссических личностных расстройств.

Мужчина двадцати пяти лет обратился за консультацией по поводу страха импотенции. Несмотря на периодические сексуальные контакты с проститутками, при первой попытке сексуальных отношений с женщиной, с которой у него были, по его словам, платонические дружеские отношения, он не смог достичь полной эрекции. Это нанесло серьезный удар по его самооценке и вызвало сильную тревогу. Он никогда не влюблялся и не был эмоционально или сексуально привязан ни к женщинам, ни к мужчинам. Его мастурбационные фантазии отражают многочисленные перверзивные тенденции, включая гомосексуальные, гетеросексуальные, садомазохистские, эксгибиционистские и вуайеристические аспекты.

Будучи человеком образованным и интеллигентным, он успешно работал бухгалтером и поддерживал стабильные, хотя и несколько отстраненные отношения как с мужчинами, так и женщинами, основанные на общих политических и интеллектуальных интересах. Не производил впечатления человека амбициозного, был доволен своей работой. С ним обычно с удовольствием общались, поскольку он был дружелюбен, гибок и быстро адаптировался. Друзья удивлялись его периодической злой иронии и высокомерию по отношению к окружающим.

Этот пациент первоначально казался обсессивной личностью, но психоаналитическое исследование раскрыло типичную нарциссическую личностную структуру. У него была глубокая, главным образом бессознательная, убежденность в том, что он выше мелочной соревновательной борьбы, в которую вовлечены его коллеги и друзья. Он также чувствовал превосходство перед своими друзьями из-за их увлечения посредственными, хотя и физически привлекательными женщинами. И тот факт, что, милостиво снизойдя до своей платонической подруги, он оказался не способным осуществить коитус, было страшным ударом по его Я-концепции. Он считал, что мог бы иметь сексуальные отношения и с мужчинами, и с женщинами и что он выше узкой конвенциональной морали своих друзей.

Здесь мне хотелось бы обратить ваше внимание в первую очередь на то, что у этого человека отсутствовала способность к сексуальной включенности и способность испытывать даже мимолетное слепое увлечение, и прогнозы психоаналитиков были крайне осторожными. (Психоаналитическое лечение, продолжавшееся более пяти лет, в конечном счете окончилось неудачей.) Центральной динамической характеристикой в этом случае является сильная зависть к женщинам и защита от этой зависти в виде обесценивания и нарциссически детерминированной гомосексуальной ориентации, что часто встречается у нарциссических личностей.

Следующий случай является иллюстрацией наличия некоторой способности к влюбленности и ухудшения этой способности при промискуитете и бесконечных мимолетных увлечениях. Этот случай также иллюстрирует предположение о том, что продвижение от фиксации на поверхности тела до чувства влюбленности в человека связано с развитием способности испытывать чувство вины и заботы, депрессии и стремления исправиться. В противоположность предыдущему случаю, у мужчины немного старше тридцати лет существовал некоторый потенциал к способности влюбляться. В процессе психоаналитического лечения эта способность значительно развилась по мере прорабатывания ее в переносе.

Первоначально пациент обратился за помощью по поводу сильной тревоги во время публичных выступлений и приносящего все меньше удовлетворения промискуитета. По его словам, в юности он несколько раз влюблялся, но вскоре уставал от женщин, которых первоначально идеализировал и страстно желал. После нескольких сексуальных контактов с женщиной он полностью терял к ней интерес и отправлялся на поиски другой. Незадолго до начала лечения у него завязались отношения с разведенной женщиной, имевшей трех маленьких детей. Он находил ее наиболее приемлемым вариантом по сравнению с предыдущими женщинами. Несмотря на возникновение этих отношений, его промискуитет продолжался, и впервые в жизни он испытывал конфликт между желанием установить стабильные отношения с женщиной и своими бесконечными увлечениями.

Его безнадежный поиск удовлетворяющего сексуального опыта с женщинами с самого начала стал важным предметом психоаналитического лечения. Вначале он с гордостью заявил о своем успехе у женщин за счет, как он полагал, своей необыкновенной сексуальной активности и способности доставлять сексуальное наслаждение. Вскоре, однако, выяснилось, что его интерес к женщинам проявлялся исключительно по отношению к их мягкой коже, груди, ягодицам, влагалищу и, кроме того, служил для удовлетворения его фантазий о том, что женщины скрывают и не дают своих “сокровищ” (по его собственному выражению). Покоряя их, он чувствовал, что “развернет” их и “проглотит”. На более глубоком уровне (пациент осознал это только после многих месяцев работы) он боялся, что не существует способа поглотить женскую красоту и что сексуальное проникновение, коитус и оргазм – всего лишь иллюзорное поглощение того, чем он восхищается и что желает сделать своим.

Нарциссическое удовлетворение от того, что он “сделал” женщину, быстро испарялось, и осознание того, что он совершенно потерял интерес к ней после короткого периода сексуального общения значительно ухудшали самое начало и развитие этих эфемерных взаимоотношений. В последние годы во время полового акта с уже завоеванной, а поэтому почти обесцененной женщиной, он часто фантазировал о половом акте с женщинами, которых еще предстоит покорить. Замужние женщины были для него особенно привлекательны – не из-за треугольника эдиповых конфликтов, как я поначалу предполагал, а в силу того, что другие находили в них что-то привлекательное, что и подогревало его интерес к ним, как обладательницам “скрытых сокровищ”.

В итоге пациент осознал интенсивность своей зависти к женщинам, основанную на зависти и ненависти по отношению к матери. Его мать постоянно фрустрировала его. Он чувствовал, что она и физически, и психически отказывала ему во всем, что он любил и чем восхищался. Он до сих пор помнит, как в отчаянии цеплялся за ее теплое мягкое тело, а она холодно отвергала как его проявления любви, так и агрессивные требования к ней.

В юности ему приходилось вести постоянную борьбу, чтобы справиться с осознанием и проявлением своей бессознательной зависти и ненависти к женщинам. Когда он смотрел фильмы о Второй мировой войне, то приходил в ярость от вида актрис, выставляющих себя на показ перед большой толпой восторженных солдат. Он чувствовал, что это жестоко и что солдаты должны атаковать сцену и убить актрис. Он бесконечно размышлял над тем, что женщины знают, что у них есть груди и женские гениталии, и когда они на ночь снимают нижнее белье – эти удивительные мягкие одежды, обладающие привилегией прикасаться к их телу, – они сбрасывают эти недоступные для него сокровища на пол.

В процессе анализа выявились его садистические мастурбационные фантазии, когда он еще был ребенком. Он видел, что разрывает женщин, мучает их, а затем “освобождает” одну из этой группы, которая кажется ему невинной и мягкой, милой, любящей и все понимающей – идеальный, всепрощающий, прекрасный и неисчерпаемый суррогат матери. Расщепляя свои внутренние отношения с женщинами на зависимость по отношению к идеальной, абсолютно хорошей матери и мстительную деструкцию по отношению ко всем остальным плохим матерям, он оказался неспособен на установление глубоких отношений, внутри которых он мог бы вынести и интегрировать свои противоположные чувства любви и ненависти. Вместо этого он идеализирует груди, женские гениталии и другие части тела, что позволяет ему регрессивно удовлетворить примитивный фрустрированный эротизм, символически крадя у женщин то уникальное и специфичное, что принадлежит им. Посредством промискуитета он также отрицает свою пугающую зависимость от определенной женщины и бессознательно разрушает то, что отчаянно хочет получить.

Тот факт, что он может “подарить” женщинам оргазм и что им нужен его пенис, символически убеждает его в том, что он не нуждается в них – у него есть дающий орган, лучший, чем любая грудь. Но то, что женщина тогда будет пытаться быть зависимой от него, пробуждает опасение, что она может захотеть украсть у него то, что он должен отдавать. Тем не менее в процессе безуспешных поисков удовлетворения эротических желаний, заменяющих его потребность в любви, пациент чувствовал растущее недовольство и в какой-то момент осознал, что фактически ищет отношений с человеком “под кожей” женщины.

И только систематическое изучение его оральных, трудно удовлетворимых требований, продолжительной неудовлетворенности в переносе заставило пациента реорганизовать свою тенденцию бессознательно портить и разрушать то, чего он больше всего жаждал, – а именно понимание и заинтересованность со стороны психоаналитика, любовь и сексуальное удовлетворение от женщин. Полное осознание своих деструктивных тенденций по отношению к психоаналитику и женщинам привело к постепенному развитию чувства вины, депрессии и тенденции все поправить. В итоге это завершилось радикальными изменениями в его отношениях с аналитиком, с матерью и разведенной женщиной (отыгрывая вовне бессознательное чувство вины), на которой он женился в процессе анализа.

По мере постепенного осознавания той степени любви и преданности, которую он получал от своей жены, пациент начал чувствовать, что недостоин ее. Он заметил, что его начали интересовать ее мысли и чувства, что он мог получать удовольствие от моментов счастья с ней и что в нем проснулся глубокий интерес к внутренней жизни другого человеческого существа. И, наконец, он осознал, как ужасно он завидовал независимым интересам своей жены, ее друзьям, ее вещам и тысячам маленьких секретов, которыми, он чувствовал, она делится со своими подругами, а не с ним. Он осознал, что, последовательно обесценивая и унижая ее, он сделал ее пустой и скучной для себя и боялся, как бы не пришлось бросить ее, так же как он бросал других женщин.

В то же время пациент почувствовал грандиозные внутренние перемены в процессе полового акта. Он описал это как почти религиозное чувство, как ощущение безмерной благодарности, человечности и удовольствия от того, что одновременного познал ее как женщину и как личность. Теперь он был в состоянии выразить свою благодарность в форме физической близости с ней, чувствуя ее тело (теперь репрезентирующее ее целиком, а не как частичный объект) по-новому. Теперь пациент мог испытывать романтическую любовь, связанную с сексуальной страстью к женщине, на которой он был женат более двух лет. Он получал полное удовлетворение от своей сексуальной жизни, в противоположность старому ощущению быстрого разочарования и постоянного поиска другой женщины. Прежняя потребность компульсивно мастурбировать после совершения полового акта бесследно исчезла.

Сильное чувство зависти и ненависти к женщинам отличает многих пациентов мужского пола. Рассматривая клинические случаи, можно убедиться, что интенсивность мужской зависти соответствует интенсивности зависти к пенису у женщин. При мужском нарциссизме отличие не только в сильной зависти и ненависти, но также и в патологическом обесценивании женщин (что уходит корнями в обесценивание фигуры матери как первичного объекта зависимости).

Обесценивание женской сексуальности и отрицание потребности в зависимости от женщины присоединяется к неспособности поддерживать глубокую личностную и сексуальную вовлеченность при отношениях с женщинами. Мы обнаруживаем полное отсутствие сексуального интереса к женщинам (несмотря на четкую гетеросексуальную направленность) в наиболее тяжелых случаях; в менее серьезных случаях проявляется безрассудный поиск сексуального возбуждения и промискуитет, связанный с неспособностью установить более стабильные отношения. При небольших отклонениях пациенты проявляют ограниченную способность к мимолетным увлечениям.

Преходящие увлечения могут рассматриваться как начало формирования способности к влюбленности, но идеализация ограничивается лелеемыми физическими атрибутами женщин, которыми необходимо овладеть. Эти пациенты, однако, не способны достичь такого уровня идеализации, присущей чувству влюбленности, когда идеализируются женская генитальность и определенная женщина, а благодарность за ее любовь и забота о ней как о человеке перерастают в способность поддерживать более стабильные отношения. Чувство завершенности, наполненности, которое сопровождает чувство влюбленности, утрачено нарциссическими личностями. Самое большее, что может ощутить такая личность, – мимолетное чувство законченности при одержании победы над объектом.

Зависть к матери и зависимость от нее как от первичного источника любви, конечно, очень сильна и у мужчин, и у женщин. И важнейший источник зависти к пенису у женщин – поиск отношений зависимости с отцом и его пенисом, зависимости, которая является бегством от фрустрирующих отношений с матерью и освобождением от них. Оральные компоненты зависти к пенису доминируют у женщин с нарциссической личностной структурой – отсюда их мстительное обесценивание мужчин и женщин. Являются ли прогнозы психоаналитического лечения таких женщин более сдержанными, чем у мужчин, неясно: изучением этого вопроса занималась Полина Кернберг (1971) на примере женщины с нарциссической личностной структурой, демонстрирующей описанные механизмы.

Пациентка с нарциссической личностной структурой, которой немного за двадцать, отличалась холодной привлекательностью (холодность типична для нарциссических женщин, в отличие от теплой кокетливости у истерических личностей), чем она и пользовалась при частой смене партнеров, к которым относилась как к собственным рабам. Она безжалостно использовала мужчин. Когда они в конце концов бросали ее, она реагировала агрессивно и мстительно, не испытывая при этом чувства вины, печали или сожаления.

Невротическим пациентам присуще сдерживание нормальной способности к любовным отношениям как результат неразрешенных эдиповых конфликтов. Процессы идеализации, характерные для их любовных отношений, сместились от примитивной, нереалистичной идеализации в сторону интеграции “абсолютно хороших” и “абсолютно плохих” интернализованных объектных отношений, и пациент достигал константности объекта и реалистичной способности к глубокой оценке себя и любимого объекта.

Типичной патологией в любовных отношениях, связанной с доминированием эдиповых конфликтов, является полноценная способность к романтической идеализации, влюбленности и поддержанию отношений (то есть способность к серьезным обязательствам в контексте толерантности амбивалетности) в сочетании со сдерживанием непосредственных генитальных и полиморфно-инфантильных сексуальных желаний к эдипову объекту. Пациенты с преобладанием такого вида психопатологии обычно способны влюбляться и устанавливать стабильные отношения в контексте некоторого сдерживания генитальной сексуальности. Импотенция, преждевременная и запоздалая эякуляция (хотя в этих случаях догенитальная психопатология также играет важную роль) и фригидность (особенно подавление способности к сексуальному возбуждению и оргазму в процессе полового акта) – таковы преобладающие здесь симптомы.

Альтернативной защитой от бессознательного запрета на сексуальность из-за эдиповых конфликтов является разъединение нежных и эротических стремлений, так что “сексуальный” объект любви выбирается по контрасту с другим, десексуализированным и идеализируемым. Неспособность интегрировать эротическое желание и нежную любовь проявляется в получении сильного сексуального удовлетворения с одним объектом, отсоединенным от сильной негенитальной любви по отношению к другому объекту. Искупление бессознательной вины перед запретными эдиповыми желаниями происходит путем выбора фрустрирующих, недоступных или карающих любовных объектов или путем полного соединения сексуальной и нежной любви только при фрустрирующих любовных отношениях. Можно сказать, что нарциссический тип любовных отношений представляет типичную психопатологию доэдиповых конфликтов в области любовных отношений, а мазохистские любовные отношения представляют типичную патологию эдипового уровня развития. Следующий случай, приводимый мной в предыдущей работе (1976), иллюстрирует их различные аспекты.

Мужчина тридцати пяти лет обратился в консультацию по поводу навязчивых сомнений относительно привлекательности своей невесты. На первую сессию он принес портфель с огромными фотографиями своей невесты, тщательно рассортировав их на две стопки: в первой – те фотографии, на которых она казалась ему привлекательной, во второй – где она казалась непривлекательной. Он спросил, нахожу ли я какую-либо разницу между этими двумя пачками. Никакой разницы в смысле привлекательности я не увидел, а пациент позднее признался мне, что такова была реакция всех его друзей, с которыми он делился своей проблемой. Немного позже выяснилось, что невеста всегда казалась ему непривлекательной, когда у него возникали подозрения, что она сексуально возбуждена им.

Пациент представляет типичный случай обсессивной личности с ярко выраженным формированием реакции на агрессию в виде стойкой сверхвежливости и педантичности в самовыражении. Он занимал высокую должность в местном университете, но испытывал некоторые затруднения в работе из-за своей застенчивости и робости перед старшими коллегами. Кроме того, он испытывал чувство небезопасности в отношениях со студентами, которые, как ему казалось, втайне посмеивались над его “корректной и консервативной” манерой.

По словам пациента, всем в доме заправляла его деспотичная, ворчливая мать с помощью “женской армии” (нескольких старших и младших сестер). Его отец был нервным, вспыльчивым человеком, но подчиненным жене. На протяжении всего детства у пациента было чувство, что он живет в доме, наполненном женщинами, их секретами, местами, куда ему не позволялось входить, ящиками, которые не позволялось открывать, разговорами, которые ему запрещалось слушать. Он воспитывался в чрезвычайно религиозной атмосфере, где все, связанное с сексом, считалось грязным. Он вспоминает, что в детстве мать шпионила за ним во время его сексуальных игр с подругами младшей сестры, а затем сурово наказывала его.

Пациент очень гордился своей “моральной чистотой” и был совершенно ошеломлен, когда я не оценил “как моральные подвиги” тот факт, что у него за всю жизнь не было ни одного полового акта и он ни разу не чувствовал сексуального возбуждения к женщинам, в которых “влюблялся”. Позже он признал, что в юношеском возрасте некоторые женщины возбуждали его сексуально и, как правило, это были женщины более низкого социального-экономического статуса. Он идеализировал и полностью десексуализировал женщин, принадлежащих к его социальной группе. Никаких симптомов, по его словам, не наблюдалось до тех пор, пока он не стал встречаться со своей невестой (за два года до обращения в консультацию) и пока не появились навязчивые сомнения по поводу ее привлекательности или воспитанности, когда, как он считал, она склоняла его к интимным отношениям, например, целуя или лаская.

В переносе его обсессивно-компульсивный перфекционизм поначалу сильно мешал свободным ассоциациям и был основной темой работы в течение первых двух лет анализа. За его перфекционистским подчинением психоаналитику лежала бессознательная издевка над ним, якобы могущественным, а на самом деле слабым и бессильным, – бессознательная реакция, схожая с той, которую он испытывал по отношению к своим старшим коллегам и проецировал на студентов (которых он подозревал в издевательстве над собой). Реакция неповиновения и вызова отцу постепенно начала проявляться в переносе и приняла специфическую форму крайней подозрительности – пациент считал, что я хочу нанести вред его сексуальной морали (такое отношение распространялось на всех психоаналитиков).

Позже у пациента возникло подозрение, что аналитик “работает” на его невесту, желая принудить его броситься в ее объятья: он советовался со многими священниками по поводу опасности, которую может представлять психоанализ для его сексуальной морали и чистых отношений с невестой. Таким образом, пациент видел в аналитике повторение образа отца в отношениях с матерью, на первый взгляд контролирующего, а на самом же деле подчиненного (аналитик как состоящий в сговоре с невестой). Затем пациент стал все больше воспринимать аналитика как мать – то есть как шпионящего за ним и только притворяющегося терпимым к его сексуальным проявлениям лишь для того, чтобы дать ему выплеснуть сексуальные чувства, а затем наказать его. В течение второго и третьего года анализа доминирующую роль приобрел этот материнский перенос и те же конфликты прослеживались в его отношениях с невестой и в отношении к женщинам вообще – как матерям, грозящим опасностью, которые издеваются над молодыми людьми и провоцируют их сексуальные проявления, чтобы затем отомстить им.

Эта трансферентная парадигма, в свою очередь, переместилась на более глубокий уровень, и на авансцену вышло сексуальное возбуждение по отношению к сестрам и особенно к матери, с сильно подавленным чувством страха перед мстительным отцом. Восприятие матери в качестве врага выступало замещением еще более пугающего восприятия враждебного отца.

Сплетение таких черт, как аккуратность, вежливость и чрезмерная забота о чистоте, заняло центральное место в аналитической работе. Оказалось, что подобные черты представляют собой реактивное образование против сексуальных чувств любого характера; кроме того, они выражают молчаливый неотступный протест против “волнующей” и чрезмерно властной матери. И, наконец, эти черты отражают его стремление быть аккуратненьким маленьким мальчиком, который получит любовь отца за счет отказа конкурировать с ним и с мужчинами вообще.

На четвертый год психоаналитической работы пациент впервые начал проявлять чувство эротического желания по отношению к своей невесте. Раньше, когда он находил ее привлекательной, она представала перед ним в образе идеальной, невинной, недоступной женщины – как противоположная составляющая образа матери, сексуально возбуждающей, но отталкивающей. В течение пятого и последнего года анализа у пациента начались сексуальные отношения с невестой и после периода преждевременной эякуляции (что было связано со страхом повредить гениталии во влагалище и реактивизацией паранояльных страхов перед аналитиком, который предстал в собирательном мстительном образе отец-мать) его потенция нормализовалась. И только на этом этапе пациент обратил внимание на свою постоянную навязчивую потребность в частом мытье рук: лишь когда он вступил в сексуальные отношения с невестой, этот симптом исчез. И именно этот эпизод мне хотелось бы рассмотреть подробнее.

Пациент обычно встречался со своей невестой по утрам в воскресные дни, затем они шли в церковь, где собирались его родители и другие члены семьи. Позже они перестали ходить в церковь и стали встречаться и проводить воскресное утро в его офисе, а не в квартире, находившейся неподалеку от родительской. Однажды воскресным утром пациент первый раз в жизни произвел куннилинг, испытав при этом возбуждение. Он изумился, что таким способом его невеста достигла оргазма. На него произвело глубокое впечатление, что она может быть так свободна и открыта с ним. Он осознал, как мрачно все женщины (мать) относились к сексу и сколько запретов было с этим связано. Ему также было радостно осознавать, что тепло, влажность, запах, вкус тела и гениталий его невесты скорее возбуждали его, чем отталкивали, а чувства стыда и отвращения трансформировались в сексуальное возбуждение и чувство удовольствия. Он был немало удивлен, что во время коитуса не произошло преждевременной эякуляции, и связал этот факт с тем, что чувство гнева и обиды на нее как на женщину по крайней мере на какое-то время покинуло его.

В последующие недели он осознал, что, оставаясь в офисе и занимаясь сексом со своей невестой, он выражал протест против отца и матери и тех аспектов своих религиозных убеждений, которые представляли собой рационализацию давлений Супер-Эго. В подростковом возрасте у этого пациента была фантазия, что Иисус постоянно наблюдает за ним, особенно в те моменты, когда он тайком подсматривал, как раздевались подруги его сестер. Произошли разительные перемены во взглядах пациента на фигуру Иисуса: теперь он считал, что Иисус озабочен не тем, чтобы следить за “хорошим поведением” людей в сексуальных проявлениях, а поиском любви и человеческого понимания.

Пациент также понял, что восприятие тех сторон его невесты, которые порой казались ему отвратительными, пришло из детства и ассоциировалось с теми моментами, когда мать испытывала сексуальное возбуждение к отцу. Теперь это не имело значения, он открыл другие черты своей невесты, сходные с чертами матери, такие как ее культурный уровень, происхождение и социальное положение. Когда невеста напевала песенки, популярные на родине матери, он бывал глубоко тронут: они как бы возвращали его в детство, давали ему возможность прикоснуться не к матери как к человеку, а к тому, откуда она произошла. У него было чувство, что, достигнув такой полноты отношений со своей невестой, он достиг также новой связи со своим прошлым – прошлым, которое он всегда отвергал, что было частью подавленного протеста против родителей.

Зависть к пенису всегда может быть прослежена до первоначальной зависти к матери (в основном к груди матери как олицетворению способности давать жизнь и вскармливать, символизирующей первый хороший объект). Этот важнейший источник – бессознательная зависть к матери – постепенно сменяется завистью к отцовскому пенису, а затем подкрепляется агрессивными компонентами эдиповых конфликтов (особенно смещение агрессии с матери на отца). За завистью к пенису мы часто обнаруживаем обесценивание женщиной своих собственных гениталий, представляющее собой сочетание первичного подавления вагинальной гениальности в бессознательных отношениях между матерью и дочерью, культурно одобряемых и закрепляемых инфантильных фантазий мужского превосходства и косвенного влияния бессознательной вины за позитивное отношение к отцовскому пенису.

Женщина с сильно выраженными мазохистскими тенденциями обратилась ко мне за консультацией по поводу сексуальных запретов, которые она могла преодолеть только при сексуальных контактах с мужчинами, унижающими ее. В течение первых двух лет анализ сконцентрировался вокруг ее потребности в самозащите в отношениях с мужчинами и с аналитиком, связанной с чувством глубокой бессознательной вины относительно своих сексуальных проявлений и желаний, представляющих эдиповы стремления.

На третий год работы ее желание заставить аналитика – и мужчин вообще – испытывать необходимость в ней подверглось постепенному изменению: на поверхность всплыли ее детские мечты о доверительных отношениях с мачехой, женщиной холодной и отвергающей ее. Она сосредоточила свое внимание на отце в поисках сексуальной любви, которая была бы заменой недополученного орального удовлетворения от матери. Идеализация родной матери, умершей в то время, когда пациентка находилась в середине эдипова периода развития, теперь оказалась реакцией защиты не только против эдиповой вины, но и против ранней орально детерминированной ненависти к ней.

Аналитик теперь виделся материнской фигурой, холодной и отталкивающей ее. У пациентки появилась сильная потребность в том, чтобы он защищал, обнимал и любил ее как хорошая мать, которая отгонит прочь все ее страхи, связанные с плохой матерью. У нее были сексуальные фантазии о том, что она совершает фелляцию (это имело отношение к чувству, что мужской оргазм символически представляет одаривание любовью и молоком, защитой и питанием). Теперь в фокус лечения попало ее отчаянное цепляние за мужчин и ее фригидность как выражение этих оральных стремлений к мужчинам, ее мстительное желание контролировать и поглотить их и страх перед возможностью ощутить полное сексуальное удовлетворение, поскольку это означало бы полную зависимость, а потому полную фрустрацию жестокими “материнскими” мужчинами.

Именно на этом этапе анализа пациентка в первый раз обрела способность установить отношения с мужчиной, который казался наиболее подходящим объектом любви по сравнению с теми, кого она выбирала раньше. (Спустя некоторое время после завершения анализа она вышла за него замуж.) Поскольку то, что она оказалась способной достичь полноценного сексуального удовлетворения с этим человеком, обозначило существенные изменения в отношениях с ним, с аналитиком, с ее семьей и с общими представлениями о жизни, я хотел бы более подробно остановиться на этом эпизоде.

В процессе психоаналитической работы у пациентки раскрылись способности регулярного достижения оргазма с этим мужчиной. К ее удивлению, после достижения полного оргазма первое время она плакала, испытывая смущение и одновременно облегчение. Она чувствовала бесконечную благодарность за то, что он подарил ей свою любовь и свой пенис: она была благодарна ему за то, что могла так полноценно наслаждаться его пенисом, и однажды во время копуляции представила, что она обнимает пенис огромных размеров, обвиваясь вокруг него с чувством опьянения и ощущением, что кружится вокруг центра вселенной. Она чувствовала, что его пенис принадлежит ей, что она действительно могла доверять тому, что он и его пенис принадлежат ей.

В то же время она больше не испытывала зависти, что у него есть пенис, а у нее нет. Когда он разлучался с ней, она могла спокойно перенести это, так как то, что он давал ей, стало частью ее внутренней жизни. Этот новый опыт – нечто такое, что принадлежало только ей и что никто не мог отобрать. Она одновременно ощущала чувство благодарности и вины за любовь, которую ей подарил этот человек, в то время как она была такой завистливой и подозрительной к нему и такой упрямой, не позволяя себе полностью принадлежать ему, боясь его воображаемой “победы” над ней как женщиной. Она чувствовала, что могла открыться, чтобы получать удовольствие от того, что давало ей ее тело, гениталии, несмотря на внутренние запреты, происходящие от ее матери и мачехи. Она освободилась от страха возбудиться от прикосновения взрослого мужчины, который обращался с ней как со взрослой женщиной (таким образом было преодолено эдипово табу).

Психология bookap

Ей также было радостно ощущать, что она может свободно обнажить свое тело перед этим человеком и не опасаться, что ее гениталии покажутся ему безобразными и неприятными на вкус. Она, например, могла смело сказать ему: “Если существует неземное наслаждение, то не могу представить себе, что может быть более неземным”, – имея в виду их сексуальные отношения. Она была способна наслаждаться его телом, возбуждаться, играя с его пенисом, который больше не был ненавидимым инструментом мужского превосходства над женщинами. Теперь она могла чувствовать себя не хуже других женщин. Не было больше необходимости завидовать интимной жизни других, потому что у нее были собственные интимные отношения с мужчиной, которого она любила. И, кроме того, осознание своей способности получать совместное наслаждение от секса и уверенность, что она получает его любовь и отдает взамен свою – испытывая при этом благодарность и не боясь открыто выражать свою потребность в нем – проявлялись в слезах после ощущения оргазма.

Ключевым аспектом в этом случае является преодоление зависти к пенису: ее оральные корни (зависть к дающей матери и дающему пенису и страх невыносимой зависимости от них) и генитальные корни (детская убежденность в превосходстве мужской сексуальности и мужчин) – были проработаны в контексте цельных объектных отношений, в которых чувство вины за агрессию по отношению к объекту, чувство благодарности за получаемую любовь и потребность искупить вину, давая любовь, испытывались и выражались вместе.