Невроз – духовная болезнь.


...

Основные формы неврозов.

***

В медицине обычно выделяют три основные классические формы неврозов: неврастению, невроз навязчивых состояний и истерию. Рассмотрим их в той последовательности, в какой они обычно описываются в специальной литературе.

Неврастения.

Ее принято считать самой частой формой неврозов. В качестве самостоятельной нозологической единицы она была выделена в восьмидесятых годах прошлого столетия. Впервые этот невроз описали в 1869 году, независимо друг от друга, американские врачи Бирд и Ван-Дьюсен. С тех пор диагностика неврастении получила широкое распространение. Профессор Б. Д. Карвасарский приводит любопытный пример: в британской армии во время первой мировой войны была создана специальная программа обучения, по окончании которой врач получал звание “эксперт по неврастении.”

Данное заболевание, как видно из самого названия, проявляется нервной слабостью вплоть до глубокого истощения жизненных сил человека. При нем обостряются дремлющие очаги инфекции, напоминают о себе холецистит, гастрит, язвенная болезнь желудка или двенадцатиперстной кишки. Недуг этот является как бы катализатором, высвечивающим соматическую патологию.

Портрет неврастеника типичен – это человек вспыльчивый, раздражительный, быстро заводящийся, как говорится “с полуоборота,” у которого явно сдают нервы (гиперстеническая форма неврастении), или, напротив, вялый, плаксивый, ощущающий утомление и истощение всех своих жизненных сил (гипостеническая форма). Но вот что интересно: повышенная раздражительность и вспыльчивость неврастеника направлены не на себя, а на окружающих! Все и всё раздражает его, нередко он капризен, легко впадает в гнев и ярость, но почти никогда не поднимается до духовной высоты постижения собственных несовершенств, ошибок и грехов. Таким образом, в большей или меньшей степени неврастения есть эгоистический невроз, питаемый страстью, в святоотеческой литературе именуемой гордостью или гордыней.

Священник Александр Ельчанинов писал: “Нервность и т.д. – это виды греха, и именно гордости. Самый главный неврастеник – диавол. Можно ли представить себе неврастеником человека смиренного, доброго, терпеливого?” “Раздражительность нрава происходит от непознания себя, от гордости и от того еще, что мы не сознаем глубину повреждения своей природы и не познали кроткого и смиренного Иисуса” (святой праведный Иоанн Кронштадтский). “Никто не должен оправдывать раздражительность какою-нибудь болезнью” (старец Амвросий Оптинский).

О причинах раздражительности и потери душевного мира архиепископ Арсений (Жадановский) говорил: “Иногда вдруг у тебя появляется раздраженное состояние, недовольство окружающими тебя людьми, а то и просто дурное, угнетенное состояние духа, тоска, разочарование. Малейший повод – и твое настроение испорчено. Отчего это? Очевидно, твоя душевная почва была раньше подготовлена к такому настроению. Раздражительность, недовольство людьми вызываются завистью, недоброжелательством к ним…”

Итак, можно сделать вывод, что неврастения в большей или меньшей степени является следствием отдаления от Христа, уходом в нео-язычество. Она – проявление страстей. Неврастению можно считать своего рода противоположностью кротости, смирению, терпению и мирному устроению духа.

Пастыри Церкви обращали особенное внимание на сохранение мира в душе при любых жизненных обстоятельствах. “Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного. Это самое главное. Если у вас будет мир – вы будете счастливы” (преподобный Алексий Зосимовский). Отсюда напрашивается логический вывод: лучшее лекарство от неврастении – глубокое покаяние, христианский образ жизни с терпеливым и смиренным несением своего креста.

Невроз навязчивых состояний (обсессивный невроз).

Навязчивыми, то есть существующими помимо воли и желания человека, могут быть как определенные мысли, воспоминания, представления, сомнения, так и действия. К неврозу навязчивых состояний относят обычно и навязчивые страхи. Если человек испытывает безотчетный страх неведомо чего, то говорят о синдроме страха; если он боится конкретно темноты, высоты, острых предметов, замкнутых пространств, подобные навязчивые состояния определяют как фобии, уточняя в названии их вид, или направленность. Например, канцерофобия – боязнь заболеть раком, клаустрофобия – боязнь замкнутых пространств, гипсофобия – высоты, мизофобия – загрязнения, пантофобия – всего окружающего.

Иногда фобии появляются при соответствующей ситуации: боязнь высоты только при подъеме на высоту, боязнь мышей при виде мыши (Петр I, например, панически боялся тараканов); но иногда они возникают и при одной лишь мысли о чем-либо.

Страх присущ природе падшего человека (“Страх есть лишение твердой надежды,” – говорит святой Иоанн Дамаскин) и глубоко биологичен, ибо человек несет в себе и животное начало, которое инстинктивно боится угрозы извне: темноты, нападений и пр. Во многих случаях именно он выполняет роль своего рода защитного механизма, оберегая нас от всего угрожающего нашему благополучию. Страшась, человек становится более бдительным, способным предохранить себя, спастись от надвигающейся угрозы. Страх закреплен природой в памяти предшествующих поколений, как говорят психоаналитики, в “коллективном бессознательном” (Карл Юнг).

Однако невротические страхи тем и характерны, что не обусловлены никакой реальной угрозой, или угроза эта иллюзорна и маловероятна. Например, некий человек страдает кардиофобическим неврозом, то есть боится, что сердце его в один неожиданный момент может остановиться. С одной стороны, теоретически это возможно, ведь бывает же внезапная смерть и у молодых, до того считавшихся здоровыми людьми, но объективная вероятность такой внезапной остановки сердца именно у этого человека ничтожно мала, а имеет место надуманная, мнимая, нафантазированная опасность для жизни, обусловленная ложными мыслями и необоснованными страхами.

А вот другой пример: мать, горячо любящая своего малыша, вдруг ловит себя на мысли, что может его задушить. Мысль эта ужасает ее, она не соответствует ее нравственным представлениям, не продиктована никакими реальными внешними обстоятельствами – напротив, абсурдна, лишена всякого здравого смысла. Но словно заноза, цепко укоренившись в сознании, начинает причинять ей боль, в которой ей стыдно кому-то признаться.

Навязчивые мысли часто начинаются с вопроса: “А вдруг?” Далее они автоматизируются, укореняются в сознании и, неоднократно повторяясь, создают существенные затруднения в жизни. И чем больше человек борется с ними, тем сильнее они овладевают им.

Важной причиной развития и самого существования невротического страха является раздутое чувственное воображение, мимо чего обычно проходит посвященная этой тематике специальная литература. Ведь человек, к примеру, не просто боится упасть с высоты, но и всячески “распаляет” вымышленную ситуацию, представляя свои похороны, себя лежащим в гробу и прочее.

Кроме того, в подобных состояниях имеет место слабость психической защиты (цензуры) из-за природных особенностей данной личности или в результате ее греховного состояния. Хорошо известен факт повышенной внушаемости у алкоголиков. Существенно ослабляют душевную крепость блудные грехи. Сказывается также и отсутствие постоянной внутренней работы по самоконтролю, духовному трезвению и осознанному управлению своими мыслями (эти занятия описаны в святоотеческой литературе).

Следует также признать, что некоторые помыслы в действительности чужды для данного человека, являясь демоническими. К сожалению человек часто не способен определить подлинный источник своих помыслов, и в душу его без труда проникает демоническое внушение. Лишь опытные подвижники и святые люди, уже очищенные молитвенным подвигом и постом, в состоянии обнаруживать приближение духов тьмы. Покрытые же греховным мраком души обычных смертных зачастую не ощущают и не видят этого, ибо темное на темном плохо различается.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) объясняет: “Духи злобы с такой хитростью ведут войну против человека, что внушаемые ими помыслы и мечтания душе представляются собственными.”

Преосвященный Варнава (Беляев) пишет: “Ошибка нынешних людей заключается в том, что они думают, что страдают только “от мыслей,” а на самом деле они страдают еще больше от бесов… Так, когда пытаются победить мысль мыслью, то видят, что противные мысли – не просто мысли, но мысли “навязчивые,” то есть с которыми сладу нет и перед которыми человек бессилен, которые не связаны никакой логикой и для него чужды, посторонни и ненавистны… Но если человек не признает Церкви, благодати, святых таинств и драгоценности добродетелей, то чем ему защищаться? Конечно, нечем. И тогда, раз сердце пусто от смирения и других добродетелей, приходят демоны и делают с умом и телом человека всё, что хотят” (Мф. 12:43-45).

Эти слова владыки Варнавы в точности подтверждаются клинически. Неврозы навязчивых состояний лечатся значительно труднее всех остальных невротических форм. Зачастую они совершенно не поддаются никакой терапии, изнуряя своих обладателей тяжелейшими страданиями. В случае упорных навязчивостей человек стойко лишается трудоспособности и попросту становится инвалидом. “Страх причиняет большой вред, – пишет Оптинский старец Макарий, – тело расслабляется от упадка духа и лишения спокойствия, и без болезни приходит болезнь.” Опыт показывает, что подлинное исцеление может наступить только по благодати Божией.

Каждому человеку необходим страх Божий (благоговение перед своим Творцом), но этот великий дар нередко извращается и подменяется животной трусостью. Страх Божий имеет несколько ступеней, первая из которых заключается в боязни нарушить Божественные заповеди – согрешить, сделать что-либо мерзкое, недостойное, оскорбительное в глазах Бога. Вторая его степень присуща уже более совершенным подвижникам благочестия и заключает в себе боязнь отпасть от Бога, лишиться Его благодати, святого мира, ибо это отпадение означает духовную смерть.

“Страх Господень есть истинная премудрость,” – говорится в Священном Писании (Иов. 28:28). “Живя без страха Божьего, нельзя совершать ничего благородного и удивительного,” – пишет вселенский учитель Церкви святой Иоанн Златоуст.

На основании святоотеческой литературы следует заключить, что именно страх Божий способен исцелить человека от его неврозов: когда человек приобретает сей духовный дар, то этим благородным страхом потопляются прочие мелкие, житейские боязни. Как большая волна на море вбирает мелкую рябь, так и истинный страх Божий поглощает невротические страхи – фобии.

И наконец, последний аспект, касающийся причин возникновения страха, который также не рассматривается в научной литературе. Указание на него мы находим в Священном Писании: “В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение” (1 Ин. 4:18). Оказывается, наличие страха в душе и сердце человека означает отсутствие или недостаток любви к Богу.

Теперь поговорим кратко о навязчивых (компульсивных) действиях. Характер их может быть очень разнообразным. Нередко они принимает форму какого-то привычного ритуала и повторяются вопреки логике и необходимости. Например, навязчивое мытье рук; ритуалы при раздевании и одевании; бессмысленные переставления мебели; частое пересчитывание денег; постукивания, покачивания; избегание определенных предметов; повторение при встрече с кажущимся злом каких-то определенных слов и действий. Характерным является чувство облегчения после исполнения навязчивого действия. Однако облегчение это временное и вскоре вновь возникает потребность повторения данного ритуала.

Важным моментом для уяснения природы навязчивых действий является упомянутая выше чужеродность и их принудительность к совершению бессмысленного поступка. Вот что пишет на сей счет епископ Варнава (Беляев): “Откуда же насильственность, если человек всеми силами души отгоняет и не хочет, считает элементом чуждым и болезненным? Ясное дело, от иной духовной сущности – злой и нечистой. Понятна эта нелогичность в мыслях, понятна эта тирания, о которых говорят сами же ученые, понятно это облегчение после совершенного… (то есть диавол на время отходит, довольный, что заставил человека что-то сделать против его желания), понятно и мучительное недовольство собой, ибо совесть мучит человека, что он послушался дьявола."

В особо тяжелых случаях человек уже не владеет собой и становится своего рода “биороботом.” Вспомните, к примеру, ритуальное убийство трех монахов Оптиной пустыни, произведенное преступником, признавшимся потом, что какая-то чужеродная сила влекла его к этому преступлению и он не мог противостоять ей. О подобной силе, завладевающей волей и сознанием, нередко упоминают и другие преступники. Это, впрочем, обычно не приводит к освобождению их от судебной ответственности. О насильственном чужеродном непреодолимом влечении упоминают также больные наркоманией и алкоголизмом. Что за сила стоит за всем этим, думается, понятно.

Ипохондрический и депрессивный неврозы.

Нередко выделяют еще две формы неврозов – ипохондрический и депрессивный. Ипохондрия есть чрезмерный уход в болезнь, это синдром “мнимого больного.” Здесь налицо такие проявления, как постоянное копание в собственных ощущениях, устремленность мыслей и представлений преимущественно к проблемам своего “драгоценного” здоровья, иногда полная убежденность в наличии у себя какого-либо опасного заболевания, которого не находят врачи, или значительное преувеличение имеющихся недомоганий.

Со временем такие пациенты становятся совершенно непереносимыми для окружающих, “притчей во языцех” для медиков. Они постоянно щупают пульс, измеряют давление, бесконечно сдают анализы, делают ЭКГ, носятся с лекарствами и медицинскими рекомендациями.

Обычно это люди маловерующие или совсем неверующие, ибо ипохондрия есть не что иное, как нарушение второй заповеди: “Не сотвори себе кумира…” (идола Исх. 20:4). “Кумиром” в данном случае человек делает собственное здоровье.

Многие исследователи отмечают, что при этом неврозе так же, как и при истерии, происходит “желательное бегство в болезнь” от житейских трудностей. Ипохондрикам в высокой степени присущ эгоизм, который привносит в жизнь человека серьезные проблемы и нередко приводит к болезням, причем не только душевным, но и телесным. Живя собой, человек себя же обрекает на страдания – тогда как, жертвуя собой ради ближних, он обретает счастье, ибо истинное счастье приход от любви к Богу и ближним.

И наконец, депрессивный невроз. В клинической психиатрии выделяют две принципиальные разновидности депрессивных состояний. Одна из них связана с внутренними (эндогенными) причинами и менее зависит от психологических факторов и обстоятельств (эндогенная депрессия), а другая, напротив, развивается в силу различных переживаний, неприятностей, которые наслаиваются на личностно-психологические особенности человека, шкалу его ценностей (невротическая депрессия).

Проявления депрессивных расстройств замечается при разных психических заболеваниях. Это самый распространенный синдром душевных расстройств; ими страдает около 5% населения Земли, и до 60% всей психической патологии составляют депрессивные состояния. Депрессия “помолодела”: жертвами ее становятся не только люди преклонного или “бальзаковского” возраста, но также молодежь и даже дети.

Уныние, безрадостность, тоска – так свойственны нашим современникам. Сегодня многие считают, что депрессия – это болезнь цивилизации. Науке многое известно о возникновении депрессивных расстройств, но в среде ученых не принято говорить о грехе, тогда как причиной многих форм болезненного уныния является именно греховность человека.

Депрессия – своего рода сигнал души о ее неблагополучии, бедственном положении. Но это не “плач о грехах,” а мучение нераскаянной души, которой демоны нашептывают: “Все плохо, надеяться не на что… кроме смерти не жди ничего…” Увы, как часто приходится слышать подобные жалобы от больных.

Депрессивный невроз иногда начинается из-за жизненных сложностей. При этом у человека снижается настроение, его ничто не радует, все раздражает, он впадает в уныние, окружающее предстает в мрачном свете. Очень часто подобные состояния возникают из-за того, что жизнь пошла “не по тому сценарию,” как хотелось бы; не осуществилось желаемое, произошел какой-то конфликт, cрыв, была нанесена обида…

Депрессия имеет различные маски: иногда она проявляется в форме телесных недомоганий, таких, как боли в животе, головная боль, стойкая бессонница. Этот вид расстройств называется маскированной депрессией.

Преосвященный Варнава (Беляев) в одном из своих трудов приводит высказывание преподобной Синклитикии Александрийской: “Есть печаль на пользу и печаль на вред. Печаль на пользу состоит в том, чтобы сокрушаться о своих грехах, о страданиях ближнего и вообще о зле, которое происходит вокруг нас… Это есть печаль ради Бога (2Кор. 7:10). Но наш враг наводит на нас мирскую печаль, которая приводит к унынию. Это состояние надо изгонять преимущественно молитвой и псалмопением.” И далее пишет: “Есть одно делание в науке о спасении, которое приводит человека к Богу кратчайшим путем. Это – печаль о грехах… Духовный опыт и веяние благодати в сердце убеждают, что молитва с теплыми слезами раскаяния в одиночестве есть сильнейшее средство утешения. Правда, вначале слезы горькие льются, едкие, но после чувствуется облегчение, отрада, просвет. Чем дальше человек продвигается по пути спасения, тем легче становится на душе… Это дивное действие благодати!”

Но есть иная печаль, которую апостол Павел именует мирской (2Кор 7:10). Модница плачет о том, что у нее нет новой весенней шляпки и вышли из моды ее ботинки, что “такой-то” стал ухаживать за “такой-то,” а “та” более красива или счастлива, чем она; молодой человек печалится о недостатке карманных денег, которые он хотел бы потратить на удовольствия; супруги недовольны друг другом, усматривая каждый в своем партнере только недостатки. Рабочий, врач, инженер, адвокат – все недовольны малым заработком, всё им мало; коммерсант приходит в отчаяние от понесенного убытка, и так далее, и тому подобное. Все плачут и печалятся, даже живя в роскоши и богатстве. Они сокрушаются о тленных вещах. Эта печаль бесовская… Мучится, стонет человек, пытается сделать жизнь беспечальной, забывая о Боге и о спасении своей души.

Человек идет к врачу, который выписывает ему успокаивающие и улучшающие настроение лекарства. Ясно, что здесь лечится не душевная болезнь, а притупляется сознание человека… Однако необходимо сказать, что здесь имеем ввиду невротическую депрессию. В случае же когда депрессивное состояние продолжается более 2-3 недель, имеет суточные (утром – хуже, вечером – лучше) и сезонные (весеннее и осеннее) колебания, больному необходима врачебная помощь.

При невротической форме депрессивных расстройств определяется ее самая непосредственная связь с морально-нравственным состоянием человека. Как врачи, мы, конечно, облегчаем страдания пациентов медикаментами, беседами, да и просто человеческим участием, но удовлетворение при приеме больного наступает лишь тогда, когда заходит разговор о душе, о вере, о покаянии. С согласия пациента и по его желанию мы пытаемся оценивать симптомы болезни с духовных позиций.

Духовные корни этого невроза уходят в эгоизм, гордыню, страсти… Великую радость христианину приносят добрые дела, забота о ближних, отказ от личной выгоды.

Грех самоубийства.

В заключении главы о депрессиях уместно упомянуть о самоубийстве (суициде), поскольку именно отчаяние являются предвестниками этого страшного поступка.

Суицид есть добровольное лишение себя жизни. Печальная статистика самоубийств в России долгое время была закрытой. В начале 1989 года впервые за последние 60 лет были обнародованы ошеломляющие цифры, за каждой из которых – безысходное отчаяние, утрата смысла жизни. Ежегодно накладывают на себя руки более 60 тысяч россиян – это целый город самоубийц. И что особенно трагично, более всего, в 2,9 раза, выросли самоубийства среди молодых людей в возрасте 20-24 лет. В остальных возрастных группах взрослого населения этот прирост составил 1,6-1,8 раза.

Вот еще один красноречивый факт: уровень самоубийств в России в 1915 году равнялся 3,4 человека на 100 000 населения, в 1985 году он составлял 24,5, в 1991-м – 31, а в 1993 году уже 38,7 человека. 1998 год отмечен еще более высокими суицидальными показателями.

20% от общего числа всех самоубийств совершают дети и юноши до 19 лет. Приведем статистику за 1996 год: возраст 5-14 лет – 2756 самоубийств; 14-19 лет – 2358, и это только учтенные случаи. В 92% случаев самоубийства совершались детьми из неблагополучных семей.

В чем причины самоубийств? Точка зрения врачей такова: подавляющее число самоубийц психически здоровы. Суицид – это личностный кризис. Социальные факторы не имеют здесь решающего значения, это проблема духовная.

Архиепископ Иоанн (Шаховской) пишет: “Бедные страдальцы самоубийцы! Вы не приняли искупления, кратких земных очищающих страданий – сладких для принявшего, – о, гораздо более сладких, чем те призрачные наслаждения, в тоске по которым вы умерли. Да, в вашей власти было сделать это, как подсказала, шепнула вам сила зла, не имевшая над вами тогда никакой власти, но в вашей же власти было не делать этого. В вашей власти было знать, что есть Бог, что Он есть не только высшее Выражение Правды и Справедливости, недоступных нашему пониманию, но даже гораздо более всех этих слабых человеческих понятий. В вашей власти было понять, что не может Бог дать Крест и не дать сил, – что в вашей власти было обратиться к Богу, спастись призыванием (не ложным) Его Имени…

Психология bookap

Самоубийцы пред самоубийством своим совсем не знают, что за их спиной стоит гадкий, невыразимо злой дух, понуждая их убить тело, разбить драгоценный “глиняный сосуд,” хранящий душу до сроков Божьих. И советует этот дух, и убеждает, и настаивает, и понуждает, и запугивает всякими страхами: только чтобы человек нажал гашетку или перескочил через подоконник, убегая от жизни, от своего нестерпимого томления… Человек и не догадывается, что “нестерпимое томление” – не от жизни, а от падшего духа, который все представляет в черном свете. Человек думает, что это он сам рассуждает, и приходит к самоубийственному заключению. Но на самом деле это не он, а его мыслями говорит тот, кого Господь назвал “человекоубийцей от начала”…

Человек только безвольно соглашается, невидимо для себя берет грех диавола на себя, сочетается с грехом и с диаволом… Одно покаянное молитвенное слово, одно мысленное хотя бы начертание спасительного Креста и с верою воззрение на него – и паутина зла расторгнута, человек спасен силой Божией… Только малая искра живой веры и преданности Богу – и человек спасен!