ЧАСТЬ 1. ЗАКОНЫ И БЕЗЗАКОНИЯ ЛЮБВИ

Глава 1. ЗНАКОМСТВО. СИМПАТИЯ. ДОВЕРИЕ


...

Глава 14. КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Дьявол столь же необходим святым, как и Бог; ибо без искушений и соблазнов их жизнь была бы лишена всякой заслуги.

А. Франс

Частная жизнь

Совершенно безгрешным может быть только младенец. Это очевидно. Так почему же многие люди обычно не желают признаваться в том, что они в чем-то виновны?

Кто чаще испытывает чувство вины – мужчины или женщины?

Почему те, кто нами манипулируют, постоянно заставляют нас чувствовать себя виноватыми?

Можно ли и нужно ли избавляться от вины?

Георгий, предприниматель, 43 года:

– Жена вменяет мне в вину, что я плохой муж, плохой отец и, наконец, что я трус, предатель, подлец, негодяй… В ход идет главное оружие: «Я потратила на тебя свои лучшие годы, а ты теперь гуляешь на стороне!»

Любовница «наезжает» с другой стороны: «Разберись, наконец, со своей женой. Реши, кого именно из нас ты любишь на самом деле. Я из-за тебя бросила мужа, а ты, подлец, этого не ценишь…»

И вот я мечусь между ними все двадцать четыре часа в сутки, думая, как бы выскочить из этой западни. А в это время рушится мой бизнес, ухудшается здоровье, и в конечном итоге я прихожу к мысли, что лучший выход – беспробудное пьянство или самоубийство. А может, и убийство кого-то из двух: жены или любовницы.


Вера, медработник, 38 лет:

– Моей сестре муж подарил на день рождения кольцо с бриллиантом. Я его как увидела, мне такое же захотелось. Но от моего-то таких подарков не дождешься! Да и денег у нас таких отродясь не водилось. А Зойке повезло, живут в достатке! И решилась я на крайнюю меру – под Новый Год много гостей они собирали, я под шумок кольцо у Зойки из шкатулки и вытащила. Поди разберись, кто его уволок, когда народу был полон дом и всю ночь до утра гуляли!

Зойка шум поднимать не стала. Хитрая женщина, рассудила, что человеческие отношения дороже любого кольца. Даже и афишировать это происшествие не стала. А мне с тех пор покоя нет. Носить я это кольцо не могу, продать боюсь, а подкинуть уже поздно. И никакой мне от него радости, только два черных пятна на совести!