ЧАСТЬ 2. ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ


...

Глава 7. КРУТЫЕ ВИРАЖИ СЕКСА

Страсти в человеке постоянно бодрствуют, высматривая себе добычу; рассудок же спит, пока его не разбудят.

Гердер

Частная жизнь

Там, где желание, там и его территория.

Каждому человеку хочется испытать острые ощущения в сексе.

Может ли этому способствовать экстремальная ситуация?

Существует ли и какая она – связь между опасностью и сексом? Там, где желание, там и его территория. Но, как известно, на больших территориях всегда бывают заповедники, где вообще запрещена охота. Может, потому браконьеры так любят рассказывать о том, какую добычу им удалось добыть в заповедной зоне…

Валерий, летчик, 27 лет:

– И взлет и посадка – всегда напряжение, всегда – риск. Может, поэтому со взлетной полосой у меня связаны самые острые ощущения. Никогда не забуду ту ночь, когда из-за неисправности в двигателе мы совершили вынужденную посадку в Павлодаре. Пассажиры нервничали, мы тоже. Стюардесса у нас была новенькая и уже выбилась из сил, уговаривая самых скандальных и самых трусливых согласиться с неожиданными обстоятельствами. Отчаявшись, она подошла ко мне: «Все. Больше не могу – достали!» Напряжение усиливалось тем, что взлетная полоса дрожала от мощного гула взлетающих и прибывающих самолетов. Девчонка дрожала не меньше. Я терпеть не могу истерик, и тут меня будто бес в ребро толкнул. Я молча сгреб ее в охапку, и через минуту мы оказались на обочине взлетной полосы. Степной ветер дышал на нас таким жаром, будто мы очутились в сауне под открытым небом. Я сорвал с нее форму. В свете полной луны тело ее отливало мраморным свечением. Я помню, как она застонала, когда под моей тяжестью в ее голую спину вонзились степные колючки и мелкие камешки. Аэропорт вибрировал, и мы вписались в эти вибрации, слившись с ним в единое целое. Вспышки бортовых огней над нами только усиливали остроту ощущений. Больше я ничего подобного в жизни не испытывал.


Леонид, менеджер, 32 года:

– В городе Сочи темные ночи… Остановился я как-то в «Жемчужине». Поужинал в ресторане, вернулся к себе в номер. Душно. Вышел покурить на балкон. Смотрю – на балконе внизу барышня сидит, черешню уплетает. И так мне этой черешни захотелось! Я потихоньку привязал к перилам простыню и заорал не своим голосом: «Пожар!» Не успела она опомниться, как я уже спустился к ней на балкон и схватил ее за плечи: «Чего стоишь? Спасаться надо!» Тут она совсем голову потеряла. Черешневый сок так и брызнул между пальцами. Я его слизнул и уже шепотом добавил: «Так перед смертью черешен хочется!» Она расхохоталась. В гостинице захлопали двери, народ переполошился. Мы стали целоваться, чтобы не быть заподозренными в провокаторстве. А потом я сел в кресло-качалку, она ко мне на колени. Ее длинная белая юбка скрыла то, что вовсе не было предназначено для чужих глаз. А то, что мы были под пристрелом десятков глаз, только добавило остроты и пикантности. Мы занимались сексом, качаясь в кресле до тех пор, пока не рассвело. Утром я посмотрел на ее белую юбку в пятнах от бордового черешневого сока и почувствовал себя первопроходцем…


Ирина, художница, 25 лет:

– Каждая женщина мечтает о том, чтобы любовники с вожделением вспоминали о ней всю свою жизнь. И я не исключение. Одно время я долго ломала голову – как же этого добиться? Наряды, слова, добрые дела, экстравагантные выходки – все это, конечно, производит впечатление. Но и только. Расставаясь с очередным любовником, я решалась у него спросить прямо: что ему запомнилось больше всего? Ответ меня ошеломил: «Секс на Останкинской башне».

Да, однажды с нами случилась пикантная история. Мы ужинали в ресторане «Седьмое небо» и перед тем, как выпить кофе, вышли на смотровую площадку. Был чудесный летний вечер. Над Москвой уже отгорел закат, зажигались первые звезды. Мы парили высоко в небе над затихающим городом и ощущали себя птицами, которым нет дела до земных забот. Олег обнял меня сзади, и его руки показались мне крыльями, укрывшими меня от мира. Я сладострастно шепнула: «Здесь никого нет…».

Он яростно атаковал меня. В таком темпе мы еще никогда не занимались с ним сексом. Через несколько минут, когда все было кончено, мы решили вернуться за столик, и тут обнаружили, что какая-то пара последовала нашему примеру. Мы с затаенным дыханием наблюдали за ними – они ведь тоже оказались свидетелями нашей бурной любовной сцены! Потом мы долго молча пили кофе, и никогда позже не вспоминали об этом вслух. Как жаль! Я бы гораздо раньше поняла, как это важно – выбирать необычные места для занятий любовью. Когда это случается, мужчина начинает оценивать вас по-настоящему. И уж, будьте уверены – никогда вас не забудет!


Павел, курсант, 19 лет:

– Мы как-то отдыхали на озере, и я сподобился рассказать своей подруге анекдот.

«Едут на лошадях поручик Ржевский и Наташа Ростова. Наташа увидела купающихся нагишом гусаров и попросила бинокль. Глядя в бинокль с обратной стороны, она сказала удивленно:

– Ой, какие маленькие!

Поручик, покраснев, ответил:

– Так вода холодная…»

Подружка моя посмеялась и предложила попробовать воду. Вода оказалась теплой. В шутку она стянула с меня плавки. Я как бы в отместку стянул с нее купальник, и мы тут же, в воде, занялись сексом. Оказалось, в воде можно принимать самые замысловатые позы! На берегу стояли ребята, но нам и в голову не могло прийти, что им все было видно – вода оказалась настолько прозрачной! Нас это открытие, конечно, немного шокировало. Но зато запомнилось все до мельчайших подробностей…


Елена, спортсменка, 21 год:

– Экстремальная ситуация всегда обостряет чувства до предела. Это я хорошо знала по спортивным соревнованиям. Но заниматься сексом предпочитала в уютной домашней обстановке, на белоснежных простынях.

И вот как-то летом мы приехали на сборы в Абхазию. График жесткий, никаких вольностей. Поэтому я даже не поглядывала по сторонам, хотя море всегда располагает к романтическим встречам. Но мы уже свыклись с тем, что такая жизнь не про нас. Профессионалы знают, что бессонная ночь накануне соревнований – это обусловленное поражение. Нет той агрессивности, того острого желания выиграть, которое граничит со злостью голодного волка. Короче, я как обычно, делала вечернюю пробежку по набережной и ни о чем таком романтичном не думала. Скорее всего, я вообще ни о чем не думала, пребывала в состоянии спортивного транса, хорошо известного марафонцам. Вдруг рядом со мной резко завизжали тормоза, дверца машины распахнулась, и меня кто-то сильной рукой легко забросил на сиденье. И тут же дали по газам. «Будэш кричат – зарэжу», – спокойно, но зловеще, сказал сидевший рядом мужчина. Какой там кричать – я вообще онемела с перепугу. А он вытащил из обычного полиэтиленового пакета здоровенный кинжал и свирепо добавил: «Зарэжу, как апэлсин». И тут же расхохотался, обращаясь к остальным, сидевшим в машине: «Маладэц дэвушка! Нэ испугался! Жить будэш. Чача пить будэм». Чача так чача – не пропадать же! Все же живой лучше остаться, чем очередную медаль выиграть.

Мы остановились в небольшой бухте. Тут же был накрыт импровизированный стол: фрукты, вино. Мои похитители – трое братьев – сразу же преобразились в галантных кавалеров. Странное дело, я одновременно чувствовала себя и жертвой, и королевой. И страшно было, и радостно от того, что они наперебой ухаживали за мной и зазывно заглядывали в глаза. Я никогда не считала себя красоткой, но казалось, они все ослепли от желания. А дальше произошло то, что называется свальным грехом. Таких страстных любовников ни до того, ни после у меня не было! И дело даже не в кавказском темпераменте. Видимо, причиной тому – экстремальная ситуация, в которой я тогда оказалась. Я сказала себе: будь что будет!