Часть 1. Теоретические предпосылки для осознания болезни и методов ее лечения


...

Аналогия и символика симптома

Теперь мы подошли к основной технике толкования, которую очень сложно описать словами и тем более изучить. Прежде всего, необходимо развить в себе внимательное отношение к языку и научиться осознанно слушать. Язык - это великолепное средство для исследования глубинных взаимосвязей. Язык обладает собственной мудростью, которая доступна только тем, кто умеет прислушиваться. Для нашего времени характерно небрежное отношение к языку, из-за которого теряется доступность истинного значения тех или иных понятий. Поскольку язык тоже является частью полярности мира, почти все понятия двузначны и двусмысленны. Нужно вернуть себе способность воспринимать слово на всех уровнях одновременно.

 Практически каждое предложение во второй части нашей книги относится, по крайней мере, к двум уровням - если некоторые из высказываний покажутся вам банальными, значит, вы не заметили второго уровня, двузначность прошла мимо вас. Мы попытаемся кавычками, тире и курсивом обратить ваше внимание на особенно важные места. Но это только попытка открыть другое измерение в языке. Лингвистический слух развить так же трудно, как и слух музыкальный.

 Наш язык психосоматичен изначально. Почти все формулировки, которыми выражается психическое состояние, связаны с телесным опытом. Это тема, на которую следовало бы говорить очень долго, но мы попробуем сформулировать просто: для приобретения опыта и развития сознания человеку нужна физическая основа. Это приводит к некоторой связанности, по отношению к которой мы испытываем страх. Но без нее мы никогда не доберемся до уровня взаимосвязей.

 Давайте вернемся к вопросу о значении языка. Если вы научитесь воспринимать психосоматическую двузначность языка, то с удивлением обнаружите, что больной рассказывает все о своей психической проблеме, говоря о симптомах соматических. Один видит настолько плохо, что не может ничего разглядеть; другой простыл и уже дышать не может; третий не в состоянии прогнуться, потому что у него болит спина. Кто-то не может ничего проглотить; кто-то не способен ничего сохранить в собственной памяти; еще один ничего не слышит; некто испытывает такой сильный зуд, что готов выпрыгнуть из кожи. Здесь все так просто, что и толковать практически нечего. Вам достаточно только кивать головой, понимая, что «болезнь делает человека честным». (Называя болезни латинскими наименованиями, официальная медицина пытается завуалировать истинное значение болезни!) Во всех этих случаях тело переживает то, что мы боимся признать в собственной душе. Человек не осмеливается признаться самому себе, что мечтает «выпрыгнуть из кожи», то есть переступить привычные границы, - таким образом, неосознанное желание проявляется у него на уровне организма, используя в качестве симптома экзему. Имея в качестве официальной причины экзему, человек, наконец, решается громко высказать свое желание: «Иногда мне хочется выпрыгнуть из собственной кожи!» Ведь у него имеется физическое алиби, а к этому сегодня все относятся достаточно серьезно. Сотрудница фирмы не решается признаться ни самой себе, ни своему начальнику, что она уже просто дышать не может от всего, что там творится, и ей хотелось бы на пару дней взять отгул. Но на физическом уровне это принимается во внимание, воплощается в насморк и приводит к желательному исходу.

 Наряду со способностью воспринимать второй смысл важно научиться мыслить аналогиями. Даже двусмысленность языка основана на аналогиях. Говоря о бессердечном человеке, никому не придет в голову представить некоего гражданина, у которого отсутствует этот орган. И желание выпрыгнуть из собственной кожи ни один человек не воспринимает буквально. В подобных случаях мы используем понятия на уровне аналогий, при которых нечто конкретное замещает абстрактный принцип. Под словом «бессердечный» подразумевается отсутствие способности к состраданию, которая на основе символики изначальных образов находится в отношениях аналогии с сердцем. Тот же принцип используется, когда говорят о солнце или золоте.

 Мышление аналогиями развивает способность абстрагироваться, потому что приходится узнавать в конкретном явлении выраженный в нем принцип и переносить его на другой уровень. Так, например, человеческая кожа берет на себя функцию отграничения от внешнего мира. Если кто-нибудь хочет «выскочить из собственной кожи», это означает, что он хочет разрушить и преодолеть некие границы. Возникает аналогия между кожей и, скажем, моральными нормами, выполняющими на психическом уровне ту же функцию, что на соматическом - кожа. Появится аналогия принципа. Мы еще будем говорить о том, что накопленные в теле токсины (яды) соответствуют загнанным в глубину сознания конфликтам. Эта аналогия не подразумевает, что токсины вызывают конфликты или, наоборот, конфликты приводят к накоплению токсинов. Но и то, и другое - суть аналогия на разных уровнях.

 Любое содержание нашего сознания имеет соматическое соответствие и наоборот. В этом смысле симптомом является все. Любовь к прогулкам и тонкие губы - такие же симптомы, как и воспаленные миндалины. Обычный симптом превращается в симптом болезни при сопротивлении ему. Сопротивление и дает понять, что человек столкнулся с неким участком тени — потому что те симптомы, которые соответствуют «проявленным» участкам души, мы холим и лелеем, принимая их за проявление нашей личности.

 Старый спор о границе между болезнью и здоровьем, между нормальным и ненормальным может быть закончен только на уровне субъективной оценки - или совсем не может быть закончен. Если мы, рассматривая соматические симптомы, будем толковать их на психическом уровне, взгляд наш сфокусируется на том, чему до сих пор уделялось слишком мало внимания: на соматическом уровне проявляется то, что происходит на уровне психическом, — «как внизу, так и наверху». Речь не идет о том, что необходимо немедленно что-то менять или устранять. Наоборот, словом «нет» вы снова отправите какое-то явление в тень.

 Осознать что-либо можно, только обратив на это внимание. Осознание само по себе вызывает какое-то изменение. А вот любое намерение что-нибудь изменить приводит к обратному эффекту. Например, намерение быстро заснуть - гарантированное средство познакомиться с бессонницей. Но вас всенепременно потянет в сон там, где нужно проявить повышенное внимание.

 Отсутствие намерения - это точная середина между желанием предотвратить и создать. Это покой золотой середины, которая дает возможность происходить новому. Тот, кто все время борется, никогда не достигнет цели. Если, интерпретируя картину болезни, вы воспринимаете ее толкование как негативное и, более того, опасное, значит, вы являетесь пленником своих ощущений. Слова, события и явления не могут быть хорошими или плохими, их оценка возникает только в нашем сознании.

 В симптомах болезни проявляется все то, что индивидуальным и коллективным сознанием воспринимается как резко негативное, а потому сознательно отвергается или не рассматривается вообще. Чаще всего мы сталкиваемся с негативной оценкой обществом агрессивности и сексуальности, поэтому реализация этих областей связана с поиском обходных путей. Указание на то, что за неким симптомом стоит чистая агрессия, ни в коем случае не должно восприниматься как оправдание, это лишь попытка помочь ее обнаружить. В ответ на испуганный вопрос о том, что произойдет, если мы признаем наличие агрессии, можно сказать, что она не станет от этого больше и ужаснее, и уж точно не исчезнет от наших попыток ее не замечать. Пока агрессия (как и любой другой импульс) находится в тени, она неподвластна нашему сознанию и поэтому еще более опасна.

 Правило № 3: абстрагируйтесь от симптоматических проявлений, выявите скрывающийся за ними принцип и перенесите его на психический уровень. Ключом для этого могут служить словесные формулировки, потому что, как мы уже говорили, наш язык психосоматичен.