6. ЗАСТЕНЧИВОСТЬ


...

История про Энни

Энни была маленькой девочкой, которая жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой1.

Энни ходила в школу, которая находилась недалеко от ее дома. Каждое утро она садилась в большой автобус, который довозил ее до школы. Школа нравилась и одновременно не нравилась Энни. Нравилась тем, что там можно что-то узнать, научиться делать разные вещи, а то, что не нравилось, было связано с другими ребятами. Не то чтобы она их не любила. Нет, она их любила, но она сама себе не нравилась, когда находилась с ними. Когда Энни была в обществе других ребят, она чувствовала себя глупой. Она не знала, что сказать или что делать. Все, что она говорила, было невпопад, как-то не звучало. Все другие ребята, казалось, точно знали, что сказать друг другу. Они легко присоединялись к любой итрающей компании. Они смеялись и рассказывали друг другу забавные шутки. Энни очень хотелось бы научиться этому. Она хотела бы быть смелой, чтобы подключаться к их компании, к их играм или даже разговаривать с ними так же свободно и непринужденно, как они разговаривают друг с другом. Но она не знала, как это сделать.

Каждый раз, когда она попадала в окружение ребятишек, она была абсолютно уверена, что все они ненавидят ее и считают дурой. Она думала, что они никогда не захотят играть или разговаривать с ней. Ей казалось, что она – просто никто. И даже хуже, чем никто. «Никто» невидимы по той простой причине, что их нет вообще. Энни же чувствовала себя очень даже видимой. Ей казалось, что люди все время смотрят на нее и думают: вот страхолюдина-то, да еще в придачу занудлива и неуклюжа; лучше бы она здесь не появлялась".

Всякий раз, когда Энни входила в комнату, она старалась быть менее заметной. Она как-то вся сжималась, сутулилась, чтобы казаться ниже ростом. Она никогда не смотрела людям в глаза, и если была вынуждена отвечать, то говорила тишайшим, еле слышным голосом, как будто ее здесь не было вовсе.

Как-то Энни пришла из школы и спросила свою маму: «Что означает слово „застенчивый“?»

«А почему ты об этом спрашиваешь?» – поинтересовалась мама.

«Моя учительница сказала, что я застенчива».

«А что это, по-твоему, значит?» – спросила мама.

Энни подумала с минуту. «Я думаю, – сказала она, – это значит быть тихой и никогда ничего не говорить в классе».

Мама кивнула головой.

«Я думаю, – продолжала Энни, – что это также означает боязнь присоединиться к другим ребятам и разговаривать с ними. Я думаю, что это относится к тем, кто хочет, но не знает, как это сделать, думая, что это страшно».

Мама посмотрела на Энни. «А ты, доченька, за собой этого не замечаешь?»

Энни кивнула головой.

Мама ласково прижала ее к себе. «Похоже, ты от этого не в восторге».

«Я недовольна собой, – сказала Энни. – Я чувствую себя какой-то несчастной, когда вижу, как играют другие ребята, а я боюсь к ним присоединиться».

«А что тебя пугает и мешает играть вместе с ними?» – спросила мама.

«Я боюсь, что они подумают, будто я тупица, – сказала Энни. – Боюсь, что они не захотят играть со мной, что я буду выглядеть идиоткой, ведь я не знаю, что нужно говорить или делать».

«Ну-ну… Не слишком ли много всяких страшилок? – сказала мама. – А ведь многие дети чувствуют то же самое, что и ты, между прочим».

«Правда?» – очень удивилась Энни.

«Да, правда. Очень и очень многие…» – ответила мама.

«А ведь я думала, что я одна…» На душе стало как-то легче, когда Энни узнала, что на свете есть еще другие дети, которые испытывают то же самое.

«А ты не знала, – успокоила ее мама, – что существует множество средств, которые могут помочь тебе общаться с другими ребятишками и смело говорить в классе?»

Широко раскрытые глаза девочки выражали удивление: «Неужели что-то может помочь мне чувствовать себя свободнее?»

«Можешь не сомневаться, – ответила мама. – – Если хочешь, я расскажу тебе об этом».

«Ты еще спрашиваешь? Конечно!»

«Может быть, тогда, как говорится, начать с самого начала? Скажи мне, что происходит, когда ты находишься в школе, ребята во что-нибудь играют, и ты хочешь присоединиться к ним, но боишься?»

«Да ничего не происходит, – ответила Энни. – Я просто стою и смотрю на них. Ничего не делаю. И ничего не происходит».

"Покажи мне, как ты стоишь. Представь, что ты сейчас это делаешь в школе ".

"Ладно, – сказала Энни. Она сгорбилась, опустила голову, вообразив, что находится в школе и смотрит, как другие дети играют.

«Видишь, – обратилась она к своей маме. – Я ничего не делаю. Ничего не происходит».

Мама покачала головой. «Нет, Энни, – сказала она, – на самом деле происходит очень многое».

Энни удивилась: «Не понимаю, как это так?»

«Голубушка моя, ты думаешь, что если ты не сказала ни слова, значит ничего не произошло. А знаешь ли ты, что люди могут сказать очень много, не пользуясь голосом?»

«Это странно», – удивилась Энни.

«Ну хорошо, следи за мной, – сказала мама, – и посмотри, можешь ли ты понять, что я буду говорить».

«Хорошо», – сказала Энни. Ей было любопытно увидеть, что произойдет.

«Я не произнесу ни слова, – продолжала мама, – но я думаю, что смогу передать то, что хочу сказать».

После этого мама Энни изобразила гримасу вредности на лице. Она прищурилась и уставилась на Энни. Ее сжатые губы стали тонкими, как ниточка. Она подбоченилась и продолжала смотреть на Энни в упор.

«Хм! Ты говоришь, что сердита», – сказала Энни.

«Верно! – ответила ее мама. – Но я не произнесла ни слова».

«А это здорово, – оживилась Энни. – Давай попробуем что-нибудь еще!»

«Хорошо. А что я говорю теперь?» И она широко раскрыла глаза. Брови ее изогнулись крутыми дугами, а рот широко открылся и стал как большая буква "О".

«Ты удивлена! – с живостью прокомментировала Энни. – Ты говоришь, что тебя чем-то удивили? Да?»

«Верно, – ответила мама. – А сейчас?» Она посмотрела на Энни и радостно улыбнулась ей. Ее глаза блестели, а из уголков разбежались тонкие лучики морщинок от улыбки. Она смотрела прямо в глаза Энни и, казалось, была действительно очень рада ее видеть.

«Я знаю, что это, – сказала Энни. – Ты говоришь, что ты счастлива и рада меня видеть».

«Значит, ты это поняла, – сказала мама. – А вот это?»

Мама сгорбилась и опустила голову. Вид у нее был несчастный, глаза смотрели вниз, на ступни.

«А теперь ты говоришь, что чувствуешь себя несчастной, и у тебя нет желания с кем-нибудь разговаривать», – объяснила Энни.

«Правильно, – сказала мама. – А теперь ответь мне на такой вопрос: если бы к тебе подошли два мальчика и один из них выглядел бы так (мама Энни улыбнулась и посмотрела ей в глаза), а другой – вот так (и она сгорбилась и опустила глаза) – с каким из них ты предпочла бы играть?»

«Конечно, с первым, – сказала Энни. – С тем, который улыбался и которому, кажется, я понравилась».

«Да, – сказала мама. – Я думаю, что большинство людей согласились бы с тобой». Она помолчала с минуту. «Теперь, – продолжала она, – я собираюсь задать тебе очень важный вопрос и я уверена, что ты сможешь на него ответить». Она сделала грустное лицо, сгорбилась; ее глаза были опущены и смотрели на туфельки.

«Ты такое видела?»

Энни подумала немного, потом вдруг воскликнула: «О! Так выгляжу я, когда кручусь возле других ребят». Она посмотрела на свою маму. «Ты считаешь, что я что-то им говорю, не произнося ни слова?»

«Похоже, что так, – ответила мама. – И получается, что ты передаешь им сообщение, которое ты на самом деле не собираешься передавать».

"Да, – согласилась Энни с ноткой удивления. – Я им говорю, что я несчастна и не хочу играть, тогда как на самом деле я хотела бы сказать: «Я люблю вас, ребята, и я бы хотела поиграть вместе с вами».

«Вот именно, – сказала мама. – А теперь вспомни ребят в школе, как они передают своим видом просьбу, чтобы их приняли поиграть. Кто из них передает сообщение или просьбу, которые совпадают с твоим желанием?»

Энни подумала немного. «Джанет», – сказала она.

«Ну, и как выглядит Джанет, когда она хочет поиграть с другими ребятами? Представь, что ты Джанет и ты хочешь, чтобы мы поиграли с тобой вместе!» '

«Хорошо», – сказала Энни. Это ей казалось забавным. Она подняла голову, выпрямила плечи, посмотрела маме прямо в глаза и улыбнулась. «Поиграем?» – сказала она.

Мама утвердительно кивнула головой. «Это было великолепно, Энни, – сказала она. – А ты заметила, что, когда ты говорила, твой голос был громче, чем обычно?»

«Да», – ответила Энни. Она это заметила. Она говорила более громким голосом, потому что так говорила Джанет, а не шепотом, как обычно.

«Ты заметила, что когда ты попросила меня поиграть вместе с тобой, твой голос был уверенным и счастливым?»

Энни ответила согласным кивком.

«Все было легче, чем я думала, – сказала она. – Я просто представила, что я актриса и играю роль Джанет».

"Выходит, ты – очень хорошая актриса, – сказала мама2. -

Это было просто великолепно! Актерская игра – хороший способ научиться выглядеть уверенной и счастливой. И если ты попрактикуешься в этом, то очень скоро почувствуешь себя уверенной и счастливой в общении с людьми".

«Правда?» – удивилась Энни.

«У меня есть предложение, – сказала мама. – Давай выделим самое важное, что придало тебе уверенность и отчего ты стала выглядеть счастливой, а не застенчивой и несчастной, как прежде».

«Я бы начала с голоса, – сказала Энни. – Мой голос звучал громко, когда я чувствовала себя уверенной, и очень тихо, когда я была застенчивой».

«Правильно», – согласилась мама.

«Мои плечи также были другими, – продолжала Энни. – Когда я чувствовала себя уверенной, они были прямыми, а когда была застенчивой – опущенными».

«Молодец!», – похвалила ее мама.

«И есть еще кое-что, – оживилась Энни, поощренная похвалой. Ей нравилась эта маленькая затея. – Когда я чувствовала себя уверенной, я держала голову прямо и даже немножко кверху, а когда была застенчивой, я ее опускала».

«Так, – снова согласилась мама. – И еще, когда ты чувствовала себя уверенной, ты смотрела мне в глаза, а когда была застенчивой, ты отводила свои глаза и смотрела куда-то в сторону».

«Да, правильно», – сказала Энни.

«Значит, – продолжала мама, – теперь ты уже знаешь многое о том, что нужно, чтобы чувствовать себя уверенной при общении с людьми. Совсем неплохо для начала».

«А что же мне говорить, когда я подойду к ним? – спросила Энни. – Мне все время кажется, что я не найду, что сказать, или что я буду выглядеть глупой».

«А о чем говорят между собой Джанет и другие девочки?» – спросила мама.

Энни подумала немного. «Они говорят о телепередачах, о поп-звездах и всяких других вещах. Иногда также об учителях, домашних заданиях и о том, что идет в кино».

«Так ведь и ты могла бы поддержать любую из этих тем…», – сказала мама.

«Да, пожалуй», – согласилась Энни с удивлением для себя.

Она почему-то так не думала раньше.

«Подумай, что бы тебе хотелось сообщить?» – спросила мама.

«Я могла бы сказать, что, по моему мнению, задания по математике, которые дает мистер Грин, неправильны, что мне действительно нравится новая афиша с Самантой Стар и что ее новая прическа просто блеск! Я могла бы еще сказать, что ужасно хочу посмотреть новый фильм Стива Джея».

«Вот видишь, оказывается,есть немало тем, на которые ты могла бы поговорить», – сказала мама.

Энни была удивлена. «Да, получается, что так», – согласилась она.

«Надо также не забывать, – продолжала мама, – что обычно людям нравится, когда спрашивают их мнение о ком-нибудь или о чем-нибудь. В этом случае они считают, что вы проявляете к ним интерес. Поэтому можно также спросить их о чем-нибудь, чтобы их растормошить, помочь им разговориться».

«И, по-твоему, можно спросить, например, что они думают о задании по математике?» – спросила Энни.

«Да, конечно. После этого ты можешь высказать свое мнение, а потом спросить, что они думают о мистере Грине. Ты даже и не заметишь, как быстро завяжется разговор».

«Когда ты говоришь, то все начинает казаться гораздо легче», – сказала Энни с искоркой надежды в душе.

«Следует также помнить, – продолжила мама, – что если ты находишься в компании девочек, тебе совсем не обязательно говорить много. Просто послушай, что говорят другие. Если у тебя появились какие-то идеи, ты можешь их высказать, а если нет, можно отвечать немногословно: „да“, „нет“ или „вот здорово!“ – точно так, как говорят другие».

«Интересно, – сказала Энни. – А я всегда думала, что, если я не буду много говорить, люди подумают, что я – бессловесная кукла».

«Я бы так не сказала, – ответила мама. – В каждом коллективе есть ребята, которые болтают без умолку, а также такие, которые говорят немного. Это вполне нормально. Люди просто решат, что ты принадлежишь ко второй категории, то есть к более молчаливым. Они не подумают, что ты бессловесная кукла».

«Правда? – усомнилась Энни. – Но я чувствую себя бессловесной, глупой и безобразной куклой».

«Боже мой! – воскликнула мама, и обняла ее. – С чего ты взяла, что ты нема, глупа и безобразна?»

«Не знаю. Просто мне так кажется».

«Знаешь, мне пришла в голову интересная идея, – сказала мама, – давай возьмем карандаш и бумагу и составим особый список».

«Какой список?» – заинтересовалась Энни.

«Список твоих качеств, которые тебе нравятся и которые не нравятся».

«Хорошо», – сказала Энни. Она не сомневалась, что ей не хватит целой страницы, чтобы перечислить то, что ей самой в себе не нравится.

Ее мама взяла лист бумаги и провела линию сверху вниз посередине листа. Слева от линии она написала: «Хорошее», а справа – «Плохое».

«Итак, – сказала Энни, – номер один: я – глупа».

В плохой колонке мама написала слово «глупая». Потом сказала: "А с другой стороны, ты получаешь очень высокие оценки по английскому языку, обществоведению, естествознанию и искусствознанию. Так что, я думаю, в хорошей колонке мы можем написать «способная».

Энни посмотрела на свою маму. «Странно как-то: как же я могу быть способной и в то же время глупой?»

«А может быть, ты на самом деле вовсе не глупышка?»

«Но я думаю, что я глупая», – ответила Энни.

«А что ты понимаешь под словом „глупая“?» – спросила ее мама.

«Ну, например, то, что я никогда не знаю, что сказать людям», – ответила Энни.

"Как же так никогда! Мне приходится иногда слышать, как ты вполне свободно разговаривала с людьми".

«Ну.скажем так, – поправилась Энни. – Я обычно не знаю, что сказать людям».

«Хорошо, – сказала мама. – Давай вычеркнем слово „глупая“ и вместо этого напишем '»Часто не знает, что сказать людям". Кроме того, я бы хотела включить еще кое-что в хорошую колонку". И она написала слово «добрая».

«Да, это так, я человек добрый». – Энни было приятно это сказать.

«И еще», – сказала мама и написала слово «надежная».

Энни подтвердила свое согласие кивком головы.

Спустя полчаса Энни и ее мама закончили составление списка. К удивлению Энни, хороший список оказался гораздо длиннее плохого.

«Странно, – сказала она маме. – Я никогда и не подозревала, что за мной водятся такие хорошие качества, да еще в таком количестве».

«А почему бы нам не поместить твой список в рамку? – сказала мама. – Мы бы повесили его в твоей комнате, чтобы он напоминал тебе о том, как много у тебя хороших качеств».

«Согласна, – сказала Энни. – Мне нравится эта идея».

«Помнишь, я тебе говорила, что чем больше ты упражняешься в развитии уверенности, тем увереннее ты становишься?» – спросила мама.

«Конечно, помню».

«Ну, так вот: упражняться в уверенности можно разными способами. Первый – нужно научиться расслабляться. Когда ты расслабишься, тебе гораздо легче почувствовать себя уверенной».

«Конечно, я хотела бы научиться расслабляться», – сказала Энни.

«Хорошо, – сказала мама. – Я думаю, что тебе это понравится». И она показала Энни, как надо расслабляться.

«Теперь, когда ты расслабилась, – продолжала мама, – ты можешь поупражняться в уверенности в своем воображении. Это поможет тебе обрести уверенность в действительности».

«Хорошо, – согласилась Энни. – Что я должна делать?»

Мама задумалась на минутку, потом сказала: «Представь, что ты чувствуешь себя уверенной и спрашиваешь ребят, нельзя ли тебе присоединиться к их игре».

«И что я должна им сказать?» – спросила Энни.

«А что в таких случаях говорят другие дети?» – ответила мама вопросом на вопрос.

Энни помедлила с ответом. "Я думаю, они говорят что-то вроде: «Привет! Можно присоединиться к вашей игре?» Или: «Похоже, это интересная игра. Можно я поиграю вместе с вами?»

«По-моему, это звучит неплохо, – сказала мама. – Почему бы тебе не попробовать сказать что-то вроде этого?»

И Энни попробовала. Она представила себе, как, спокойная и уверенная, она подходит к играющим ребятам и говорит: «Привет! Можно к вам присоединиться?»

«Удивительно, – сказала она, обращаясь к маме. – Это гораздо проще, чем я думала. Ты была права: когда расслабишься, это получается легче».

«А ты попробуй представить себе все это с разными группами ребят».

«Хорошо», – согласилась Энни.

«Мне это нравится, – сказала она. – Мне хорошо, когда я чувствую себя уверенной».

«А теперь представь, что ты чувствуешь себя уверенной и подходишь к девочке, которая тебе почти не знакома, чтобы поприветствовать ее», – сказала мама.

Энни охотно согласилась. Она представила себе, как подходит к Джоси, новенькой в их классе, улыбается ей и говорит: «Привет!»

«Получилось неплохо, – сказала Энни. – Я могла бы ее также спросить, сделала ли она домашнее задание по математике».

«Хорошая идея, – сказала мама. – Ты в этом здорово наловчилась».

Энни буквально с головой ушла в игру, представляя себе, как она становится увереннее и увереннее.

«Теперь, когда ты так хорошо научилась становиться уверенной в любой воображаемой ситуации, может быть, попробовать сделать это на самом деле?» – предложила мама.

"Давай попробуем, – согласилась Энни, – но только если можно, я хотела бы начать с чего-нибудь попроще, чтобы потом легче было перейти к более серьезным вещам1".

«В этом есть смысл, – сказала мама. – Давай тогда составим список, что за чем тебе следует делать в ситуации знакомства с ребятами».

«Может быть, начнем с того, что я кому-нибудь улыбнусь, – предложила Энни. – И это будет значиться в нашем списке под номером 1».

«Хорошая идея», – согласилась мама и занесла это в список.

"Потом я скажу: «Привет!», – сказала Энни. – Это будет номер ".

«Неплохо», – согласилась мама.

«После этого я спрошу, сделали ли они домашние задания по математике».

«Хорошо», – сказала мама и записала это в список под номером .

Скоро их список стал очень внушительным.

«Послушай, – сказала мама. – А не составить ли нам таблицу с обозначением всех дней недели? Начнем с номера 1 нашего списка, с подаренной кому-то улыбки, и отметим это здесь сбоку. Теперь, когда ты кому-нибудь улыбнешься, ты можешь поставить звездочку напротив соответствующего дня недели. Когда у тебя будет четыре звездочки, ты можешь получить особый приз».

«Вот здорово!» – обрадовалась Энни и добавила: «Я уже знаю, каким будет мой приз – волшебная шкатулка с фокусами, которую я недавно видела в магазине. Я хочу стать волшебницей».

«Согласна, – сказала мама. – Когда ты наулыбаешься на четыре звездочки, ты получишь свою шкатулку с фокусами».

«А вдруг я буду волноваться и нервничать?» – спросила Энни.

«В этом случае, – посоветовала мама, – полезно сделать три медленных вдоха. Это поможет тебе расслабиться. Можно также напомнить себе, что улыбаться людям – дело хорошее, большинству нравится, когда им улыбаются, и что ты – нормальный ребенок. Что ты ничуть не хуже других. Можно еще припомнить, что, если тебе не улыбнутся в ответ, это не конец света. Это не означает, что тебя презирают; у них просто неулыбчивое настроение».

«Наверное, ты права, – сказала Энни. – Когда такое слышишь, становится как-то легче. А мне всегда казалось, что ничего нет хуже на свете, если я кому-то улыбнулась, а мне улыбкой не ответят. Я думала, что я идиотка и тупица».

«Ну, здесь я с тобой не соглашусь, – сказала мама. – Не заметили улыбку – это не самое страшное. На свете бывают вещи и похуже».

«Какие, например?» – спросила Энни с явным любопытством.

«Давай посмотрим», – ответила мама.

"Допустим, на школьном сборе директор вызывает тебя вперед и говорит: «Дети, перед вами – наитупейшая из всех тупиц на свете». – Мама Энни сделал паузу. – Потом эту сенсацию подхватывают газеты и на первых страницах помещают целую статью с большой твоей фотографией и под ней – подпись: «Энни – самая тупая из всех девиц в мире!» или «Мисс тупица всей вселенной».

Энни заулыбалась. «А потом очередь доходит до телевидения, – дополнила она, – и местное телевидение посвящает тупейшей девице мира целую программу».

"Да, – сказала мама, – и ты просто не сможешь выйти на улицу, потому что вокруг тебя будут собираться толпы, желая поглазеть на величайшую тулицу земного шара. Бьюсь об заклад, что так ты попадешь в передачу «Донахью-шоу!»

«Ив „Доброе утро, Америка“ тоже, – поспешила добавить Энни. Теперь она уже смеялась от души. – Я думаю, это забавно – быть самой балбесистой из всех тупиц мира».

«А я думаю, – сказала мама, – что самым трудным делом будет убедить всех, что ты действительно самая тупая девица на свете».

Энни посмотрела на маму и засмеялась. «Ты считаешь, что улыбаться незнакомым будет не вполне достаточно для того, чтобы убедить этих людей в том, что я самая глупая девица на свете?»

Мама посмотрела на Энни и тоже рассмеялась. «Я почему-то очень сомневаюсь в этом», – сказала она.

Неделю спустя Энни рассматривала свою таблицу вместе с мамой.

«Смотри-ка, пять звездочек! – удивилась мама. – Ты улыбалась пятерым в разные дни. Фантастика!»

"Было совсем не так страшно, как я думала, – сказала Энни. – Иногда мне хотелось даже смеяться, потому что я часто вспоминала телепередачу «Доброе утро, Америка» и вечерние новости.

Мама обняла Энни. «Вечером ты получишь свою волшебную шкатулку, – сказала она. – Но прежде я бы посоветовала завести еще одну таблицу на следующую неделю. А звездочки будем ставить за слова приветствия».

«Вот здорово! – обрадовалась Энни. – Можно, я сделаю ее сама?» Эта забава доставляла ей явное удовольствие.

«Конечно, можно, – сказала мама. Она улыбнулась дочери широкой и теплой улыбкой. – Я очень горжусь тобой».

Несколько недель спустя Энни прибежала из школы очень возбужденная.

«Мама, мама, случилось самое хорошее, что только могло случиться! – взволнованно докладывала она. – Нам нужно было рассказывать перед всем классом о своем хобби. Я принесла свою волшебную шкатулку и показала несколько фокусов, и всем это очень понравилось. Ребята просили меня показать, как я делаю фокусы. Все они хотят со мной поговорить. Все сказали, что я показываю свои фокусы так умело и красиво, как настоящая волшебница. Это было так здорово!» :

«Да?! – сказала мама. В ее голосе удивление было смешано с радостью. – Я в самом деле очень горжусь тобой», – сказала она, обнимая дочь.

«Я тоже», – ответила Энни, и ее лицо расплылось в радостной улыбке.