Услышь меня сердцем

– Мой муж хочет отнять у меня сына, – произнесла молодая женщина.

– Почему? – спросила я, внимательно разглядывая молодое лицо и не находя в нем решительно ничего плохого, никаких следов злоупотреблений хоть чем-либо.

– Ему не нравятся мои родственники, – ответила женщина, – он запрещает мне водить сына к бабушке и дедушке. Запрещает сыну общаться с тетями и двоюродными братом и сестрой.

– Но это не значит, что он хочет отнять сына у вас! – сказала я.

– Вот именно значит. Он хочет развестись со мной и доказать в суде, что я и мои родственники плохо влияем на Олежку.

– А чего вы ждете от психологической консультации? – решила уточнить я.

– Не хочется, чтобы муж через суд отнимал у меня сына. Может быть, вы мне подскажете, как повлиять на мужа, чтобы он оставил нас с Олежкой в покое?

– Сколько лет вашему сыну?

– Восемь.

– Как вас зовут?

– Ольга Сиротина.

– Мне кажется, что я уже где-то слышала это имя, – сказала я.

Ольга грустно улыбнулась.

– Я работаю на радио.


Нина Ивановна взволнованно ходила по квартире. Она с нетерпением ждала мужа с работы. А он почему-то задерживался. Она уже несколько раз выглядывала в окно. Потом не выдержала и выбежала на улицу. Постояла. Вернулась домой.

Ждать не было больше сил. Ну где же он?

Когда Степан Петрович вошел в квартиру, он увидел необычайно взволнованное лицо жены и спросил ее взглядом: «Что случилось?» Жена быстро зажестикулировала.

Хотя в свое время ее учили в школе глухих громкой речи, и она умела читать с губ, с мужем Нина объяснялась жестами.


Муж тоже был глухим. В семье Сиротиных все были глухими. Мать, отец и две дочки Лиза и Галя.

Семья у них была очень дружная, ссорились редко. Да и то только по пустякам.

Отец работал наладчиком аппаратуры, мама вязала на дому. Девочки учились в школе.

Год назад у них родилась третья дочка Оля. Нина со Степаном очень хотели мальчика, но родилась третья девчонка. Степан только развел руками. Хорошо еще, что жена рукодельница. Вяжет на специальной машине. И зарабатывает хорошо, и девчонки всегда одеты. Ну, да Степан и сам никогда работы не боялся.

– Ничего, я рад, – написал он жене в записке в роддом, хотя рад особенно не был. Заводить четвертого ребенка он не собирался. А парень-то был нужен! Степан был отличным мастером, и ему хотелось передать свое мастерство сыну. Девчонки техникой не интересовались.

Однако семья быстро привыкла к тому, что в семье три дочки. Да и что же в этом плохого? Друзья сначала немного подшучивали над Степаном, но потом перестали. Все уважали его и как человека, и как специалиста.

Старшие девочки Лиза и Галя были рады появлению маленькой сестрички. Лизе – самой старшей – было уже десять лет. Она опекала Галю и помогала ей с уроками. Галя училась в первом классе.

Старшая сестра обращалась с первоклассницей довольно строго, и Галя была довольна, что теперь она не самая младшая в семье. И Лиза, и Галя учились в школе для глухих детей.

В тот день, когда Нина с таким нетерпением ждала мужа с работы, произошло вот что. Нина гуляла с младшей дочкой на улице. Какая-то женщина остановилась рядом с коляской и поставила на землю тяжелую сумку. Она приветливо посмотрела на маленькую Олю и ласково сказала: «Какая красавица!» И вдруг Нина увидела, как ее дочка повернула головку на звук голоса этой женщины, заулыбалась и что-то залепетала в ответ!

– Она что же, слышит? – изумилась Нина.

Женщина наклонилась за сумкой и, уходя, еще что-то сказала малышке. А та от восторга задрыгала ручками и ножками и издала какие-то звуки.

Нина была сама не своя.

– Показалось, – решила она сначала. – Нет, я это видела, ничего мне не показалось, – взволнованно думала она потом. Нина еще немного погуляла, озабоченно посматривая по сторонам, а потом побежала домой. Ей было просто необходимо проверить свою догадку!


Степан, глядя на жену, тоже разволновался.

– Успокойся, – приказал он жене. – Объясни, что произошло.

Но Нина махнула рукой и, заплакав, опустилась на диван.

– Оля слышит!!! – сказала она мужу.

Потом она долго рассказывала мужу все подробности. Степан взволнованно ходил по комнате и чесал в затылке.

– Допустим, Оля слышит, – думал он, – но насколько хорошо? Возможно, что Оля не глухая, а слабослышащая. Надо срочно обратиться к специалистам. Только они смогут определить точно состояние слуха девочки.

Родители заснули только под утро. Несколько раз они подходили к Олиной кроватке и всматривались в ее миловидное личико. Им было трудно разобраться в своих чувствах. Они были уверены только в одном: в своей безмерной любви к дочери.


Нина собиралась с Олей на проверку слуха. Процедура была ей хорошо известна, но все равно Нина сильно нервничала. Степан решил ехать вместе с женой.

Специалисты дали письменное заключение, очень короткое: «Сиротина Оля прошла объективную проверку слуха. Слух – N».

Родители смотрели на это N, понимали и не понимали, что оно означает.

– Да, да, – улыбались им специалисты. – Ваша девочка слышит абсолютно нормально!!!


Было решено собрать семейный совет. Предстояло сообщить новость старшим девочкам и бабушке.

Нина была очень озабочена. Она смотрела на свою маленькую дочку и не знала: радоваться ей или огорчаться! Нет, конечно, не огорчаться! То, что Оленька слышит, было замечательно, волшебно! Но как ее растить в семье глухих? Потом важно правильно все объяснить старшим дочкам. А это не так уж просто, как кажется на первый взгляд.

Господи, ведь с Олей надо постоянно говорить! А кто будет с ней говорить?

Ведь наверняка ребенок должен слушать правильную речь, а мама Нина говорила неважно. Так получилось, что в ближайшем окружении семьи Сиротиных все были глухие…

Старшие сестренки были удивлены и обрадованы известием о том, что Оля слышит. Бабушка прослезилась и сказала, что дедушка тоже слышал в молодости, а оглох позже. Вся семья склонилась над Олиной кроваткой. Ее и так все очень любили, а теперь и вовсе разглядывали как маленькое чудо!

Но всех поразил папа Степа, который вдруг сильно покраснел и сообщил, что нашел «говорящую» женщину, которая будет гулять с Олей и, соответственно, разговаривать.

– Мы обязаны создать дочке все условия для того, чтобы она развивалась нормально, – сказал отец. – Уж если так получилось, – подумал он и посмотрел на жену.

Оле взяли няню, а потом отдали в детский сад, в ясельную группу. Нина очень скучала по дочке. Ей посоветовали отдать Олю на пятидневку, чтобы она «была в говорящей среде», как сказал логопед. Но Нина не хотела. Она уже поняла, что ей придется многим пожертвовать для того, чтобы девочка росла среди слышащих взрослых и детей. Поэтому она стала стараться говорить громко сама, когда Оля бывала дома. Лиза и Галя учились громкой речи в школе, и мама требовала, чтобы они говорили дома с Олей. Но сестры ленились. Чуть мать отворачивалась или выходила в другую комнату, как они принимались весело жестикулировать.


В детском саду Оля услышала разговор двух воспитательниц.

– Бедный ребенок, – вздохнула одна, глазами показывая на Олю, – представляешь, у нее в семье – все глухие!

– Да, я слышала, – вздохнула другая, – кошмар какой-то, лучше бы ее отдали в детский дом. Может быть, ее удочерила бы какая-нибудь бездетная семья. Как она, бедняжка, со своими изъясняется? Да и скучно ей с ними, наверное!


Оле уже было четыре года, и она почувствовала в этом разговоре какую-то угрозу для себя. Она не хотела, чтобы ее куда-то отдавали. Дома Оля долго не могла уснуть, и пошла к маме. Она залезла к ней на кровать под одеяло и прижалась к ее теплому мягкому животу.

– Как хорошо, тепло, – успела подумать девочка – и тут же заснула.


Оля рано поняла свою уникальность. В семье, среди родственников и знакомых в основном ее окружали глухие люди. Она умела с ними общаться, но ее тянуло к звукам, громкой речи, музыке и пению. Ей было шесть лет, когда после довольно длительного заболевания Оля вернулась в свою группу в детский сад. Она очень соскучилась по своим подружкам, по воспитательнице, и непрерывно болтала и смеялась. Вдруг Оля явственно почувствовала во рту очень приятный вкус и внезапно осознала, что он появился оттого, что ей удалось так много и с удовольствием поболтать со слышащими людьми: детьми и взрослыми. Так сказать, наговориться всласть!

Но Олю тяготило любопытство слышащих людей, которое те проявляли, едва узнав, что девочка растет в семье глухих. На празднике в детском саду родители и дети постоянно оглядывались на ее маму и сестер, которые разговаривали между собой жестами.

Родители ее подруг в школе неохотно разрешали своим дочерям приходить к Оле в гости. Учителя никогда не вызывали в школу Олиных родителей.

Мама отпускала Олю во все поездки и походы, какие только ни организовывались в школе. Шила ей маскарадные костюмы и бальные платья для выступлений на школьных балах и праздниках. Разрешала посещать любые кружки и секции, в которые Ольга стремилась попасть.

Учась в старших классах, Оля мало бывала дома. Она занималась на подготовительных курсах, училась в школе бальных танцев, часто делала уроки дома у подруг. Домашних обязанностей у нее не было. Единственное, что она делала, это помогала своим родственникам общаться со слышащим миром в сложных житейских ситуациях.


Ольга Сиротина поступила учиться на филологический факультет университета. Учеба давалась ей легко. Оля была веселой и очень общительной девушкой. Однажды, на дне рождения подруги, она познакомилась с Игорем, студентом другого факультета этого же университета. Игорь пел под гитару и очаровал Ольгу. А Оля очень хорошо танцевала. Она станцевала по просьбе подруги импровизацию и посмотрела на Игоря. Потом они спели дуэтом. Подруга на следующий день сказала Ольге, что все это случилось неспроста!


Оля не рассказывала своим однокурсникам, что живет в семье глухих. Не потому, что стеснялась, а потому, что часто встречала непонимание и любопытство, которые были ей неприятны.

Она уже давно осознала всю сложность своего положения. С одной стороны, она еще в детстве освоила дактилологию и легко общалась с глухими. Помогала родителям, сестрам, родственникам и знакомым, когда им было необходимо решить какой-то вопрос в различных учреждениях, магазинах и больницах.

С другой стороны, Ольга легко и комфортно общалась со слышащими людьми, училась в обычной школе, увлекалась литературой, любила музыку.

Еще в детстве ей предрекали, что она станет сурдопереводчиком. Но мама, уловив выражение Олиного лица, ласково сказала ей: «Ты станешь, кем захочешь». И папа кивнул в ответ.

Старшие сестры вышли замуж. Их мужья были глухими.


Игорь назначил Ольге свидание. Они встретились у метро, и оба растерялись. А потом долго смеялись своей растерянности. Оба были влюблены без памяти, это было ясно.

Ольга пришла домой поздно, она чувствовала себя самой счастливой. Прошла на кухню выпить чаю. Тихо вошла мама и посмотрела на дочь. Взгляд мамы Нины был нежным и грустным. И Ольге стало не по себе от этого взгляда.


Игорь пригласил Ольгу к себе домой. Он хотел познакомить ее со своими родителями. Оля немного стеснялась, но пошла.

Родители Игоря оказались симпатичными и молодыми. Они поженились студентами, и Игорь был их единственным ребенком.

Сели ужинать. Оля была прекрасной рассказчицей и быстро всех развеселила. Игорь спел песню собственного сочинения.

– Какая талантливая у нас молодежь, – сказал отец Игоря, откинувшись на диване. Мама Игоря согласно кивнула.

– А где вы, Ольга, хотите работать после окончания университета? – спросил отец Игоря.

– Мечтаю работать на радио, – ответила Ольга и заметила, как родители переглянулись и одобрительно, в такт, кивнули головами.

– Ты очень понравилась моим родителям, – сказал ей позже Игорь.


– Ольга, а как вы относитесь к разводу? Вы хотели бы сохранить ваш брак? – спросила я у своей клиентки.

– Не знаю, – ответила она. – Я очень устала. Для меня самое главное – это работа и мой сын Олег. А с мужем мы находимся в постоянной борьбе.

– По какому поводу? – решила я уточнить.

– Он считает, что Олегу вредно находиться с моими родителями.

– Простите, Ольга, за вопрос, но как у Олега обстоят дела со слухом?

– Я разве не сказала? У Олега – нормальный слух. Но дело не в этом.

– По-моему, мы с вами немного запутались, – сказала я. – Давайте отвлечемся от нашего разговора и выполним небольшой психологический тест. Вы оцените себя по нескольким шкалам: ум, красота, здоровье и другим. Хорошо?

Ольга с легкостью согласилась. Мне даже показалось, что она вздохнула с облегчением. Она быстро справилась с заданием и попросила меня расшифровать ее результат. Да что там было расшифровывать! Ольга дала себе самые высокие оценки по уму, силе характера, обаянию! Довольно высокие оценки были и по шкалам красоты и доброты. Мне было о чем подумать!

– Ольга, а теперь оцените, пожалуйста, по тем же шкалам своего мужа, – попросила я, смутно предвидя результат. И он не замедлил подтвердить мои опасения. Оценка характера мужа оказалась весьма скромной. Мне представился неказистый, неумный и слабый мужчина, который сильно проигрывал рядом со своей супругой!


Оля не хотела знакомить Игоря со своей семьей. Она не была уверена, что Игорь правильно все поймет. Да и куда торопиться?

Она часто бывала дома у родителей Игоря и видела их доброе к себе отношение. Отец часто при Ольге в шутку называл Игоря балбесом, намекая на то, что Оля более нацелена на карьеру и успех. Она действительно много занималась, подрабатывала переводами и, казалось, все время была занята. А Игорь любил футбол и песни под гитару. Еще он, конечно, очень любил Ольгу!

В тот день, когда Игорь сделал Ольге предложение, она сообщила ему, что ее родители и сестры глухие. Нельзя сказать, что такая информация обрадовала Игоря. Он понял, почему Оля никогда не приглашала его к себе. Игорь растерялся. Он сказал, что должен подумать.

Это была их первая размолвка.

– Почему ты не говорила об этом раньше? – спросил Игорь любимую девушку.

– Не хотела и не говорила, – резко ответила та.

Дома мама не советовала Оле рассказывать своему молодому человеку о родственниках, страдающих глухотой. Она считала, что молодой человек в этом случае может бросить Ольгу, и она будет сильно страдать. Отец придерживался противоположной точки зрения, но его не слушали. И мать, и сестры, и отец очень гордились Олей. Они были готовы во всем помогать ей и тотчас бросались выполнять любое ее поручение.


Игорь пришел домой растерянным. Он рассказал родителям о том, что в семье Ольги все родственники – глухие. Родители были поражены.

– Бедная девочка, – сказала мама Игоря, – как же она росла среди глухих? Ей, видно, пришлось очень нелегко, оттого у нее и сложился такой сильный характер.

– Характер-то, характер, – ответил Игорь, – но я сделал ей предложение выйти за меня замуж. А вдруг у нас будут глухие дети?

Мать выглядела очень расстроенной и спросила:

– А ты сильно ее любишь?

Игорь кивнул.

– Ну что же, сын, – отозвался отец, – есть некоторые вопросы в жизни, которые человек должен решать только сам. Так что ты и решай.

Он посмотрел на жену, и она кивнула в знак согласия головой.

Через четыре месяца состоялась свадьба. Через год родился мальчик. Игорь решил назвать сына Олегом в честь жены. Ему нравилось говорить, что у него теперь Олег и Ольга. В том, что у мальчика нормальный слух, родители убедились очень быстро.


– Ольга, как вы посмотрите на то, что я побеседую с вашим мужем? – спросила я.

– Да это совершенно не нужно, – ответила Ольга. – Научите меня, пожалуйста, как мне сделать, чтобы Игорь поменьше вмешивался в воспитание сына.

– Это зачем же? – удивилась я. – Он что – преступник или психически неуравновешенный человек?

– Нет, ну зачем так, – сказала Ольга. – Просто он мешает мне нормально работать. Да и сам мог бы заняться чем-нибудь полезным. Карьерой, например.


Игорь приехал на консультацию на следующий день после моего приглашения. В отличие от уверенной в себе Ольги он выглядел понурым.

Тем не менее, это был вполне симпатичный молодой мужчина.

– Вы решили развестись с женой? – спросила я.

– Только после того, как она этого захотела, – ответил Игорь. – Оля – вся в работе. Олежка постоянно находится у ее глухих родителей или у сестры, тоже глухой. У Ольги много командировок, и мальчик живет там по две-три недели. Бабушка с дедушкой разрешают Олегу делать все, что угодно. Их обожание Ольги и внука доходит до безрассудства. А со мной – со мной никто не считается! Как, кстати, и с моими родителями. И я решил после развода забрать сына себе, доказав, что ему вредно постоянно находиться в обществе глухих детей и взрослых. Да Ольга и дома-то не бывает! У нас на ужин в лучшем случае пельмени или сосиски!

Я предложила Игорю выполнить тот же тест, который предлагала Ольге. «Самооценку». Самооценка Игоря оказалась вполне адекватной, вот только по шкале «счастье» он дал себе низкую оценку.

– Понимаете, – прокомментировал он свой тест, – вроде бы все есть для счастья, а счастья нет!

Свою жену Игорь оценил очень высоко: и умница, и красавица. Вот только по шкале доброты он дал ей низкую оценку.


– Оля! – позвал Игорь Ольгу, которая сидела вечером дома за письменным столом и работала. – Зачем ты отправила Олежку спать? Еще только семь часов вечера!

Ольга промолчала и перевернула страницу.

– Оля! Ты меня слышишь? Зачем ты… – снова начал Игорь.

– Слышу, слышу, я не глухая! – раздраженно отозвалась Ольга. – Отстань от меня. Мне некогда. У меня срочная работа.

– Но ты не слышишь меня! – с досадой произнес Игорь. – И своего сына не слышишь! Да, ты не глухая! А что толку!!!


Мы вновь беседовали с Ольгой в моем кабинете. Я рассказывала ей о «самооценке» Игоря и о том, как высоко он оценил Олю. Потом сказала, что он считает ее недоброй.

Оля подняла на меня глаза.

– А вы думаете, мне легко было расти в семье глухих? Получить образование, сделать карьеру? Сколько ненужного мне внимания я видела со всех сторон! Вы знаете, сколько вокруг глупых и любопытных людей?

– Но вокруг вас всегда было много и добрых людей, – сказала я, – ваши родители, Игорь, его родители. Наверное, и еще кто-то. На кого же вы так обижены?

Ольга молчала.

– Скажите, – наугад попросила я, – а в вашей жизни не появился новый человек, который стал для вас очень важен?

Ольга молча кивнула.

– Это ваше дело, – сказала я, – но подумайте о сыне. Игорь – хороший отец, внимательный, любящий. Даже если вы разведетесь, зачем лишать мальчика общения с отцом? Тем более, вы так поглощены работой. Вы с сыном-то говорили? Может быть, отец ему ближе, чем вы?

– Да, я поглощена работой, – ответила Ольга. – Игорь тоже мог бы заняться чем-то серьезным. Я не понимаю, почему Игорь не хочет сделать карьеру, заработать много денег? Ему родители дали все! А вот мне, между прочим, пришлось очень нелегко! Мужчина должен заниматься серьезным делом, а не сопли ребенку вытирать! – неожиданно закончила она.

– Более серьезным, чем воспитание вашего сына? – на всякий случай уточнила я.

– Да, у Олега все есть, – ответила талантливая журналистка, – тем более по сравнению с тем, какие у меня были условия для развития в детстве!

– Но у вас прежде всего были любящие родители – мама и папа, – возразила я. – Родители, которые сделали для вас, слышащей девочки, все. У вашего сына – другая ситуация. Он слышит, и у него слышащие родители. Конечно, он может общаться с вашими родственниками. Но зачем ему так часто у них жить, имея мать и отца?

– Как мне все это надоело, – рассердилась Ольга. – Слышащие родители – неслышащие родители! Поверьте мне, все зависит от самого человека.

И вы мне поверьте, – отозвалась я, – если бы ваши родители были слышащими, то я сформулировала бы свой вопрос к вам точно так же: зачем вашему сыну так часто жить вне дома?


– Да я люблю своего сына! – воскликнула Ольга. – И он меня любит, – добавила она не очень уверенно. Просто у меня работа такая.

– Конечно, сын вас любит, – заверила я клиентку, – но, если вы его любите, исходите, пожалуйста, из его интересов.

– Мне даже не с кем посоветоваться! – вызывающе сказала моя клиентка. – Думаете, я пришла к вам от хорошей жизни?

– Почему же не с кем, – спокойно возразила я, – посоветуйтесь со своими родителями.

– Вы что, не поняли? – снова вызывающе ответила клиентка. – Мои родители – глухие!!!


По моему совету Ольга поговорила с Олежкой. Она спросила, с кем бы Олег хотел жить, если родители на время разъедутся? Мать предложила сыну четыре варианта: жить с мамой, с папой, с бабушкой и дедушкой с маминой стороны или с бабушкой и дедушкой с папиной стороны. Ольга со страхом ждала ответа. Олежка, не задумываясь, выбрал отца.


Уже по собственной инициативе Ольга поговорила со своим другом и коллегой, рядом с которым так сильно проигрывал в ее глазах Игорь. Коллега удивился тому, что Ольга Сиротина собирается разводиться.

– Это отчего же? – спросил мужчина, ставший самым важным в последнее время для Ольги человеком, почти кумиром. Журналист, который делал стремительную и блестящую карьеру. Журналист, которым Ольга так восхищалась. Человек, которого Ольга считала своим самым близким другом. И чего там скрывать, которого она мечтала видеть рядом с собой и в другом качестве.

– А ты не догадываешься? – не удержалась Ольга от вопроса.

– Дорогая моя, – ответил близкий друг, – у меня было уже три брака и три развода, и во всех браках – дети. Все работа моя, карьера! Так что жених из меня никакой! И вообще я думал, что ты умнее. Мы просто друзья.


Это был сильный удар по самолюбию. Ольга шла по улице, как пьяная. Ей никогда и никто ни в чем не отказывал! Она была уникальна в своем роде! Обычно все восхищались ею, такой необычной, талантливой девочкой, выросшей среди глухих людей. Ее родители и сестры, родители Игоря и сам Игорь, ее подруги…

Так, минуточку, вот подруг-то у Ольги как раз и не было. Они постепенно исчезли…

Она вспомнила свою школьную подругу Свету и мальчика Витю, сына маминой подруги. Им тогда всем было лет по четырнадцать. Витя обожал Ольгу, он был готов для нее на все! Оля им буквально помыкала. Светка пристыдила Олю, но та только смеялась. Оля знала, что Светка сама влюблена в Витю и страдает! Витя был глухой, а Света – слышащая.

Ольге были неприятны эти воспоминания, и она отмахнулась от них. Ольга отправилась домой. Дома она застала Игоря, говорившего по телефону. Олежка уже спал.

Она пила на кухне чай, когда вошел Игорь. Вид у него был взволнованный.

– Мне надо с тобой серьезно поговорить, – обратился он к жене.

– Ну, начинается! – ответила жена. – Что на этот раз?

– Оля, – просто сказал Игорь, – мне предлагают работу в другом городе, и я решил уехать. Ты отпустишь Олежку со мной?

Ольга остолбенела.

– Да ты с ума сошел! Конечно, нет! И потом, ты что, забыл, что мы разводимся?

– Нет, Оля, я не забыл. Поэтому и хочу уехать. Видимо, я тебе не пара.

– И ты бежишь, как слабый человек, – не удержалась Ольга.

– Не слабый, а несчастный, – тихо ответил Игорь. – Но я стану счастливым. Только уже без тебя. Это рядом с тобой мне тяжело, я все время чувствую свою никчемность. Но, ты знаешь, у меня есть друзья. Они меня уважают и поддерживают. Прошу только, отдай мне сына. А сама делай свою карьеру, на здоровье!

– А если не отдам? – зло спросила Ольга.

– Суд, Оля, – устало ответил Игорь, – это может повредить твоей карьере. Как ты думаешь?


На следующий день Ольга заболела. У нее поднялась температура, заболело горло. Утром Игорь ушел на работу, Олежка – в школу. Сквозь дрему Ольга слышала, как они смеялись за завтраком, как торопили друг друга, как строили планы на вечер. Им было хорошо вдвоем!

Потом Ольга лежала одна и представляла, как она останется одна в квартире, как будет свободна и сможет делать, что захочет. Да что она захочет? Будет еще больше работать! И что же? Ольга заплакала.

Оставаться дома больше не было сил. Ольга проглотила пару таблеток и поехала к родителям.


– Впервые в жизни я растерялась, – спустя месяц, рассказывала мне Ольга, – я привыкла, что все вокруг подчиняются мне. Я очень плохо себя чувствовала, когда приехала к родителям. Обычное самообладание покинуло меня.


– Лучше бы я родилась глухой! – крикнула Ольга с порога маме и залилась слезами. – И слепой! – крикнула она вышедшему в прихожую папе.

Лица у родителей стали непривычно строгими.

– Как тебе не стыдно? – строго сказал папа, и Ольга вдруг испугалась. Он никогда так на нее не смотрел.

– Я заболела, – пролепетала молодая женщина, невольно желая смягчить реакцию родителей.

– Ерунда, – махнула рукой мама, – поправишься!

Ольга буквально не узнавала своих родителей.

– Нам жалко твоего мужа, – неожиданно сказал папа Степа, – ты плохая жена.

Ольга повернулась к маме. Мама Нина смотрела на дочь осуждающе и кивала папе головой.

– И плохая мать, – добавила мама, а папа кивнул.

– Вы что, сговорились? – закричала Ольга.

– Мы ведь не слепые! – жестом показал отец, – мы все с мамой видим! Зря мы тебя никогда не ругали, вот ты и выросла глухой. Да еще кричишь на всех!

– Я – не глухая, – плакала Ольга уже навзрыд.

– Ты сердцем глухая, это очень плохо! Надо уметь слышать сердцем, – сказал отец.

– Тебе придется учиться слышать сердцем, – жестами показала Ольге мама.

Психология bookap

– Почему, почему вы никогда раньше не говорили со мной об этом? – громко плача, спросила Ольга.

– Мы думали, что ты умная, много училась, хорошо слышишь – сама должна понимать, – объясняли родители известной и талантливой журналистке, а мама погладила ее по голове, как маленькую…