Глава 1. Добро пожаловать в канализацию

Я не вполне уверен, стоит ли писать это письмо. С одной стороны, я убежден, что в наше время совершенно необходимо рассказать вам об игре в борьбу за власть, которая идет в организациях. С другой стороны, не хочу, чтобы ко мне относились как к жестокому консультанту, мстительному наблюдателю или циничному прагматику. В конце концов, я просто человек и хотел бы, чтобы меня считали не менее этичным, чем остальных. Но, тем не менее, собираюсь обсуждать поступки (поведение), которые люди называют «сумасбродными», «оскорбительными», «убийственными» и «издевательскими».

Мы будем применять на практике искусство тайно вредить боссу, оказывать сопротивление всем этим менеджерам-соглядатаям с неправомерно высокой зарплатой, которые следят за каждым вашим движением, а также рассмотрим способы «обойти» коллег и сотрудниние, чем простое «разве это не ужасно?» деревенских сплетен.

Таким образом, как бы ни были соблазнительны слухи, я не собираюсь участвовать в этом. Если вы ищете грязные истории о крупных компаниях со злобными и нечистоплотными руководителями, должен вас разочаровать: я не могу предложить вам ничего подобного. Возможно, вам стоит подписаться на какой-нибудь глянцевый журнал о бизнесе или купить одну из дешевых бульварных книжонок, в которых подъем и падение крупной корпорации описываются на манер греческой трагедии. В подобных книгах полно драматизма и напряжения. Все и вся смакуется в мельчайших деталях. Общий тон задают обязательные ингредиенты: нож в спину и предательство. Увлекательно, не так ли?

В моем письме нет скандалов и известных имен, нет откровений и expose[2]. Это сделано намеренно, потому что меня больше интересовали правила окольных путей, азбука порочности, структура вероломства. Сенсационность слишком сильно отвлекала бы от рассматриваемых проблем.

Второй причиной, для того чтобы пристально взглянуть на гадство, могло быть глубокое и доставляющее удовлетворение ощущение самобичевания. Только представьте книгу, в которой страница за страницей корпоративная интрига раскрывается во всем ее коварстве и, с регулярностью метронома, факты перемежаются обвинениями: вина, люди, вина, поступок, вина. Я этого не вынесу!

По какой причине? Самобичеватель тщательно отслеживает, что является правильным, а что нет. И что еще хуже, он точно знает, где проходит граница между хорошим и плохим, где кончается корпоративное единство и начинается гадство. Такие люди презирают «приемы», «смертельные удары» и «мальчиков для битья» – не важно, пользуются они этим сами или кто-то другой. Само-бичеватели не хотят пачкать руки, что иногда бывает неизбежно в царстве менеджмента. А так как у них фобия на грязь, они хотят очистить всех и вся вокруг себя.

Самобичеватели не обвиняют других людей, они винят себя. Они одиноко стоят в собственноручно устроенной заводи лицом к выдвинутым самим себе обвинениям и тайно восхищаются грязными приемами, свержениями с трона, шантажом и жестокостью. Будем честными: в действительности никому не удается всегда оставаться с чистыми руками. Самобичеватель постоянно уличает себя.

Если бы мне пришлось писать письмо о гадстве в таком ключе, то получился бы скучный, субъективный документ. Так что здесь вы не найдете обвинений. Никого не судят, никто не устанавливает стандарты.

Теперь рассмотрим третью возможную причину. О ней меня спрашивают многие слушатели, как только я начинаю читать мой курс «Как стать крысой». Да. Это так. Я уже читаю лекции на эту тему. Так вот, они часто говорят: «Я здесь, потому что хочу научиться распознавать то, что происходит, и предпринимать шаги, чтобы избежать этого».

Идиоты! Их извиняющиеся лица все еще стоят перед моим взором. Красные пылающие щеки, потеющие подмышки и нервное хихиканье – все это точно указывает на то, о чем они хотели спросить в действительности. Вы надеетесь на чудо, которое направит их слова в другое русло и они произнесут что-то вроде: «Я действительно хочу сделать моего босса», «Я действительно домогаюсь именно этого» или «Я сделаю все, да, все, чтобы сорвать планы той команды». Вы надеетесь на чудо Господне, на одурманивающий аромат злобы, вкус мщения, жажду унижения, но с их уст срываются такие правильные слова: «Я хочу быть способным распознать это и предпринять шаги, чтобы избежать этого». И они всегда так счастливы! Счастливы! Редко можно увидеть таких испуганных людей настолько счастливыми, когда они получают желаемый ответ. Потому что такой ответ ставит их вне подозрений. Они вне огневого рубежа.

На самом деле они пытаются сказать, что не желают иметь ничего общего со всей этой грязью, а хотят выучить как можно больше приемов для укрепления линии обороны. Они полагают, что, сделав это, сохранят свою честность и уменьшат вероятность надувательства.

Если вы ищете подобную книгу, ищите ее в другом месте. Могу порекомендовать массу книг из серии «Помоги себе сам», в которых рассказывается, как поладить с боссом. В них приводятся характеристики руководителей и советы, как держаться от них на расстоянии вытянутой руки. Часто это лишь плохо замаскированные учебники по выработке уверенности в себе.

В моем письме я намерен пойти гораздо дальше. Я не хочу, чтобы вы продолжали оставаться жертвой, а убеждаю вас опуститься в грязь по доброй воле. Почему бы вам не стать боссом из Преисподней? Таким, который постоянно все просчитывает, оценивает шансы и возможности и изящно обходит любые ловушки? Таким, который готов оттолкнуть нижестоящих и присосаться к вышестоящим при первой возможности?

Научное исследование – вот веская причина, чтобы долго и пристально вглядываться в грубость, жестокость и притворство. Наш интерес может быть чисто научным. Мы лишь восхищаемся темной стороной человека и человечества и страстно желаем понять, объяснить и предсказать эту темную сторону. Разве не так?

Нам бы хотелось создать нейтральный словарь для описания и упорядочения характерных черт, которые мы раскроем. Нейтральный, потому что, будучи научными наблюдателями и беспристрастными зрителями, мы хотим обозначить поведение homo sapiens, и наши предпочтения или порицания не играют никакой роли. Мы держимся на определенной дистанции от повседневного языка, так как он обременен эмоциями, опытом и критикой. Так мы сможем наблюдать порочных менеджеров и их работников в привычной среде обитания – в их организациях, – чтобы выяснить, при каких обстоятельствах, какая форма грубости, каким человеком воспринимается и до какой степени.

Мы пытаемся определить закономерности их политического поведения. Назовем эти закономерности «законами». Пример? Все менеджеры, даже самые милые и симпатичные, в конечном счете, ведут себя как придурки. Причина такого поведения является частью «неписаного» правила поведения, которого придерживается менеджер. Естественно, мы выбираем нейтральные или научные термины и описываем законы следующим образом: «Менеджеры отдают приоритет интересам организации в тех ситуациях, когда возникает конфликт интересов. Причина такой расстановки приоритетов кроется в самой роли тех, кто осознает свою функцию лидера».

На самом деле в данном научном подходе нет ничего плохого. Совсем наоборот. Нейтрализация языка и усиление строгого контроля над субъективностью и личными предпочтениями обнажают вещи, которые в противном случае остались бы скрытыми. Нет, все идет наперекосяк, когда люди – профессионалы – используют такой научный язык в их повседневном окружении. Тогда возникает интеллектуальный бред.

Интеллектуальный бред

Именно интеллектуальный бред является истинной причиной того, что нам следует заняться гадством так, как мы это делаем. И это требует некоторых объяснений.

Как я уже говорил, одна из самых больших наших ошибок – это использование научного жаргона для описания того, как мы устраиваем «веселую жизнь» боссу и избавляемся от коллег. В этом случае мы попадаем в ту же самую яму, в которую угодили многие профессионалы, когда они наслаждались обучением в высшей школе, в университете или на бесчисленных курсах, где интенсивно учат использовать нейтральный словарь научных дисциплин.

Большая часть современного профессионального тренинга в основном заключается в языковом обучении. Профессионалы неожиданно начинают пользоваться такими терминами, как «модели», «поэтапные планы», «сходные характеристики», «планы действий», «исполнители», «проверки», «управленческие модели» и т.д. Подобное использование специального языка может быть благом и украшением для ученого, но часто становится проклятьем и выражением скудости языка для неспециалиста.

Объективный язык лишает действия этих людей всех эмоций и оттенков. Я хочу сказать, что они пользуются языком как наблюдатели для описания их действий в качестве участников. Они не мухи на стене, но активные участники социального сношения – о, простите, – люди с их противоречиями, страстями, горестями и страхами. И вам не следует пользоваться научным словарем при таких обстоятельствах. Вам надлежит применять язык заводских курилок, язык забегаловок, язык сплетен. Другими словами, язык, который вы используете дома, когда работа вас достала. Именно этот язык.

Профессиональная и квазинаучная терминология вызвала дискуссии о том, что она придает респектабельный вид профессиональной деятельности, покрывает ее глянцем невинности, стирает кровь со стены, отмывает грязь с крыльца, сглаживает неровности изгибов. Профессиональное обучение есть не что иное, как обучение благопристойному словарю, обучение говорить вежливо и пользоваться вилкой и ножом.

Но означает ли это, что наши организации стали невероятно приличными? Избавились ли мы от всех следов гнусных и жестоких махинаций? Вбили ли в нас, наконец, Великий Процесс Очеловечивания?

Нет. На определенном этапе карьеры профессионалы понимают, что их охватил интеллектуальный бред. С одной стороны, у них имеется арсенал отработанных, вежливых профессиональных моделей; с другой – каждый день они сталкиваются с диаметрально противоположным. Раздаются скрежет и стенания, ничто ничему больше не соответствует. Это весьма болезненное положение, из которого многие пытаются вывернуться. Получается ли у них? Могут ли они действительно измениться? Нет, не могут.

Большинство профессионалов просто превращаются в шизофреников, ведущих двойную жизнь. Они используют милые словечки, которые хочет слышать компания. Они говорят об «открытости и честности», «преданности» и «синергии», зная, что руководство постоянно замалчивает важнейшую информацию, в забегаловках персонал произносит совсем иные слова, чем на собраниях, судачит о том, что все отгородились в своем маленьком мирке.

А дома они всем досаждают и всех достают. Они говорят то, что чувствуют в действительности: что их босс – свинья, менеджер отдела слишком самонадеян, служащие думают только о себе, а их отделяют годы и годы от требуемой финансовой надежности. Действительно, не хотел бы я поменяться местами с профессионалами, выбравшими такой путь.

Другая группа профессионалов превращается в жизнерадостных придурков, которые ищут интеллектуальное спасение в кипах книг из серии «Помоги себе сам», а также на дорогостоящих семинарах и конференциях. Они узнают все об исцеляющих приемах, которые при правильном применении способны сотворить чудо в их организациях. Учатся ставить цели, создавать планы действий и выполнять их, не вредя другим Или изучают новые типы людей с соответствующими характеристиками: «Если вы смиритесь с причудами другого человека, то увидите, как гладко пойдут дела». Или они выясняют, что у людей есть темные стороны, и начинают называть их «ловушками».

Поговорим о ханжестве: «Ваша оппортунистическая и садомазохистская жестокость – настоящая ловушка для вас». Только представьте всех этих менеджеров, несущих ответственность за миллионы евро, которые говорят: «У вас ловушка». Ха! Как же! Потом они узнают, что нужно помогать другим выбираться из ловушки и, чтобы сделать это, требуется сначала разобраться в собственных ловушках.

В конце концов, они прибегают к гуру, которые знают все о счастье: счастливые рабочие, счастливые боссы, счастливые клиенты, счастливые акционеры, счастливые банкиры. Нет больше недоверия, ударов в спину и манипуляций, стоит только пройти двенадцать, двадцать или пятьдесят ступеней. Вам и всем остальным.

М-да. Я не понимаю одного: если счастье так доступно и его можно методично добиться (по крайней мере, если мы поверим в предсказания), то почему я не вижу всего этого вокруг себя? Почему не встречал счастливого служащего? Честного менеджера? Улыбающегося коллегу, которым движет внутреннее убеждение? Нет, единственные счастливые люди – это Пророки, распространяющие Послание. Кто не был бы счастлив с таким количеством учеников и последователей?

Все было бы нормально, не зайди это так далеко. Если бы Пророки были просто шарлатанами. Но ситуация гораздо серьезнее, чем мы можем представить. Их методы не только не эффективны, они приносят вред. Они увеличивают боль. Пропасть становится шире. И все заканчивается хуже некуда.

Есть только один способ – сделать бред приемлемым. Потому что мы никогда не сможем полностью выбраться из того болезненного состояния, в котором оказались. А решение простое, очень простое. Начиная с сегодняшнего дня, мы перестаем пропускать повседневную действительность через жернова приличий. Эти жернова не помогают, они ведут в никуда. В тупик. Нет, с этого момента мы будем использовать только нормальный язык. Язык зависти, жестокости и ненависти. Язык злобы, холодности и власти. Язык, который пленяет, унижает и растлевает. Язык негодяев, язык крыс!

Культурный язык – Нейтральный язык – Крысиный язык

Работающий руководитель – Менеджер – Босс

Наставничество лидерства – Демонстрация – Стоять за спиною

Воодушевлять – Мотивировать – Манипулировать

Коллега – Исполнитель – Ублюдок

Ловушка – Слабость – Грубость

Мотивация – Интерес – Наживаться на чужом кармане

Ориентированный на результат – Действенный – Доминирующий

Преданный идее – Выполняющий свою работу – Низкопоклонство

Методики – Действия – Грязные приемы

Поставленная задача – Бизнес-план – Чушь

Сила – Влияние – Власть

Вопрос – Проблема – Гадюшник

В этой книге мы попытаемся использовать язык негодяев, которых мы называем «оппортунистами», потому что они высчитывают, составляют планы и наносят удары. Это вызывает неприятные эмоции, сопротивление и неверие в то, что действительно существуют такие испорченные и оппортунистически настроенные люди. Да, и их множество.

Тогда объясните, почему именно это решение – именно оно, а не те два, которые вы отвергли, – делает менее болезненным разрыв между опытом и оздоровленным взглядом на нашу профессиональную деятельность, если результатом является такая смесь эмоций и реакций? Нет ли здесь противоречия?

Психология bookap

Есть. Но только для тех, кто любит книги со счастливым концом и обман. Только они будут возражать, смущаться и бессознательно искать спасения в знакомых, милых словечках. Однако для тех, у кого хватит мужества счистить разросшуюся коросту и заглянуть демону компании прямо в глаза, кто осмелится сделать следующий шаг и вступить в ряды считающих себя крысами, – для них начнется новая игра, которая поднимет их на новый уровень восприятия. Они обретут успокаивающее снадобье, которое вытянет гной интеллектуального бреда. В моем письме я предлагаю вам холодные компрессы, повязки и теплые одеяла.

Обсудив вопрос «как быть крысой?», мы преодолеем разрыв между милыми словечками и каждодневной деятельностью. Это является главной причиной написания данной книги. Однако появление крысы – это совершенно другая история.