Часть 3. Ода флирту


...

Глава 2. Секс – новый взгляд

Если сексуальная функция заложена Создателем в каждый животный организм, значит секс есть обязательная составляющая жизни. И по логике получается, что жизнь без секса – не жизнь, а существование. Жизнь без секса есть коротание своих оставшихся дней, годов, доживание своей жизни. Даже, не жизнь без секса, а жизнь без желания секса.

И, в таком случае, что же, в общем своём понятии, включает в себя слово «секс»?

Это сегодня непростая задача, так как её сложность обязана коммунистической идеологии, когда в течение семидесяти лет во всей стране «секса не было». Происходили смены поколений, и всё «без секса». Наши лексические нормы как вчера, так и сегодня не имеют слов и выражений, отображающих содержание и полноту действий. А то, что ранее имелось, всё относилось к сленгу. И было за границей морали.

Что такое любовь, мы уже выяснили. Что такое счастье мы тоже выяснили. Черёд пришёл за сексом. Настало время выяснить, что это такое, и показать свой результат обществу, прожившему без секса почти четыре поколения.

И очень интересен вопрос, а что имеет нынешнее молодое племя? В смысле как называется это то, что имеется ныне?

Ещё нам совершенно ясно, что литература стопятидесятилетней давности не даст нам ответов – суждения и лексика нынче совсем не те.

Но знаем ли мы фразы, одновременно отражающие смысл и физического контакта, и духовной близости? И, в то же время, «покрытые» вуалью эстетики. Что бы нам на это ответили лингвистика вкупе со своей семансеологией?

Но наука молчит, и на сцену вышла американская культура. Появились видеоматериалы с пиратскими переводами. А за ними в нашу речь вошли выражения вроде «заниматься любовью», и даже «заниматься сексом», что очень созвучно со словом «совокупляться». Скажите теперь, что режиссёры и актеры, как голливудские, так и наши не произошли от обезьяны? Интересно, видит ли современное постперестроечное поколение в нынешних фразах красоту любовных отношений? Чувствует ли эмоциональный взрыв? Осязает ли счастливые мгновения?

Давайте не будем склоняться перед американской культурой. Точнее – североамериканской. Точнее – перед теми эпизодами, которые мы видим в «кассовых» фильмах Голливуда.

Давайте сами для себя решим, как мы назовём те действа, на основе которых создаются семьи, появляются новые жизни, рушатся судьбы, совершаются подвиги, происходят подлости, возвеличиваются люди и их качества. Как это бывает в жизни. Или как в книге. Или как в фильме. Как в мечтах. Как в сказке. Но обязательно так, чтобы эти названия отражали нашу жизнь. Наши действия. Наши чувства. Наши радости. Наши желания, надежды. Наши помыслы…

Нелишне сначала всё-таки обозначить, что секс, само понятие, само действо основано на прикосновениях, переходящих в проникновение. Но если сами по себе прикосновения и проникновение есть цель, результат и не более того, то это не секс, а чистая физиология. Этого достаточно американцам А русским? А славянам? А восточным народностям, давшим нам свои учения не столько о сексе, сколько о красоте взаимоотношений?

Но всякая палка о двух концах. Любая медаль двусторонняя. И в сексе обязана присутствовать вторая сторона. Не в смысле – второй человек. Мы рассматриваем именно вариант секса вдвоём. Вторая сторона, это вторая составляющая действа – эмоции. Что нам даёт современный фразеологизм? Ведь современные американизмы «заниматься любовью» и «заниматься сексом» никаких чувств и эмоций не предусматривают.

А мы, современные живые люди – мы хотим именно так?

О чём же мы говорим, что подразумеваем, когда слышим или произносим фразу «заниматься сексом»? Или когда произносим фразу «заниматься любовью»? Давайте определим для себя, что это – физические упражнения? Или духовная близость? Как бы мы не упрощались, но нам хочется высказаться как-то красивее, романтичнее, благозвучнее. А как? И надо это распознать скорей, иначе мы привыкнем не только «заниматься…», но ведь даже стали уже и «трахаться». Кстати, а кто знает, что такое «трахаться»? И чем оказался плох прежний дворовый термин «перепихнуться». Оказывается, спрягается он плохо. Но ничего другого наша научная интеллигенция не предложила. И потому к нам в обиход пришли американские переводы.

Американский народ – великий народ. Но это другой народ. С другого континента. С другой культурой. С другой, ни на кого не похожей историей. И языковые обороты американцев просто не могут отразить всю полноту чувств, что может гореть-сиять между женщиной и мужчиной. Потому что это деловой народ.

Для нас же сначала важна подготовка внешних атрибутов. Затем «игра», под названием флирт, ухаживание.

Но если же вернуться к пиратскому американизму, то логически получается, что флирт – само собой, а секс – само собой. Точнее, у них и флирта не показано. В показанных видеосценах действия «заниматься любовью» или «заниматься сексом» начинаются сразу же с физического контакта.

Секс без флирта? Секс без флирта есть физиологическое удовлетворение инстинктов. Секс без флирта есть отправление естественных надобностей.

* * *

Итак, как же нам сказать? Как обозначить комплекс действий, начинающийся с ласкового слова, лукавого взгляда, недвусмысленного жеста? Если начальные действия к сближению двух людей предполагались даже ранее – в подготовке помещения для встречи, и подготовке своей одежды и своего внешнего вида? И в подготовке запахов и звуков? И в подготовке подарков? Как обозначить всю эту подготовительную композицию, от первого её действия и до первого эротического прикосновения? И далее – весь комплекс подготовительных эротических прикосновений. И лишь затем – само действо, само соитие, обмен гормонами (если контрацепция не предусматривает презерватива). И это ещё не всё. Завершение действий, «точка в повести», выраженное в том – кто кому говорит комплимент или спасибо, кто кому несёт кофе, или делает нечто подобное, но ласковое, нежное и приятное.

Может, всё это вкупе и есть секс? Или секс это только физические упражнения? Вот вам – как вам больше нравится? Что импонирует? Что больше хочется – контакт? Или весь комплекс действий, чувств, эмоций?

Ведь даже если долгую подготовку, красивый флирт, страстное соитие закончить суетливым одеванием и быстрым уходом, то всё это назвать сексом как-то и не хочется.


Конечно, кому как нравится. Но нелишне и определить для себя: кто же и что должен делать, чтобы секс оказался полным комплексом действий, наполненный ухаживанием, флиртом, эмоциями, нежностью, подарками, вихрем чувств, признаниями? А не просто совокуплением?

Итак. Собрались и уединились двое. Для чего? Чтобы «заняться…»? Или чтобы – смотри на выбор:

– любить друг друга,

– исполнить танец,

– войти в близкий контакт,

– познать глубину,

– раствориться друг в друге,

– соединиться в один организм,

– сойти с ума,

– взорваться счастьем,

– исполнить дуэт,

– сделать дело,

– предложить деликатес,

– дарить счастливые мгновения,

– …?

– …?


Как назвать ещё?

А если так, как в стихотворении?