Дельфин и русалка – не пара?


...
...

Как показывают исследования, идеальный союз возникает в парах, где половая конституция обоих партнеров равная: или слабая, или средняя, или сильная. Тогда никаких проблем. Если разница в одну позицию – сильная и средняя, средняя и cлабая – проблемы возникают, но они могут быть скорректированы. Если же разница в две позиции, то есть у одного из партнеров сильная половая конституция, а у другого – слабая, то ужиться им практически невозможно. Сначала будет мучение, потом – неизбежные измены, а затем и расставание.



И проблема в том, что партнеры, зачастую, не сразу понимают, что они по своим сексуальным темпераментам серьезно не совпадают. Тут несколько причин. Во-первых, в фазу влюбленности организм человека способен совершать сексуальные подвиги, а любовь, как обезболивающее психологическое переживание, скрадывает неудовольствие того из партнеров, для которого такие объемы сексуальной близости избыточны. А то и вовсе – для партнеров происходящее в новинку и кажется, что возникающий дискомфорт – это временно. Как говорится, стерпится – слюбится. Но не тут-то было. Природу не обманешь. И со временем возникает напряжение. Причем о нем, понятное дело, не говорят, партнер со слабой половой конституцией пытается просто «отбояриться» от предложений – мол, у меня голова болит, устал очень на работе и так далее. Почему не говорят? А чтобы кто чего себе не подумал, чтобы, не дай бог, не обидеть, чтобы не попасть в неловкое положение, чтобы… Поводов масса – итог один: чем дольше терпим, тем больше накапливаем напряжения, чем больше накапливаем, тем потом больнее будем бить. Ну, и ударяться, а как же иначе.

Тут-то и возникает значительная часть мнимых сексуальных расстройств. Представим себе ситуацию, что один из партнеров в паре обладает сильной половой конституцией, а другой – слабой. Оба они не слишком искушены в науке сексологии и не понимают, что стали заложниками своеобразной «разности потенциалов». В результате один из партнеров может решить, что у него проблемы с сексуальностью, поскольку ему обычно ничего не хочется, а другой – что у него проблемы с гиперсексуальностью и он болен – нимфоманией или чем-то еще в этом духе.

Если дело зайдет слишком далеко и будет такая возможность, они придут с этими «проблемами» к сексологу. Но есть ли у них реальные сексуальные расстройства? У каждого из них по отдельности – нет, есть проблема сексуальной несовместимости в паре. Усилить или ослабить «сексуальный потенциал», изменить половую конституцию невозможно. Рекомендовать одному из партнеров согласиться на требования и ожидания другого в такой ситуации – это, мягко говоря, неправильно и насилие над личностью, я уж не говорю про насилие над организмом. Как же быть?..

В данном случае сексолог может провести диагностику и определить, насколько сильна эта «разница потенциалов». Если проблема, действительно, в ней, в этой разнице, а пара не собирается расставаться и жаждет продолжить совместную жизнь, то рекомендации сводятся к следующему… Собственно половые сношения должны быть снижены до того уровня, который является оптимальным для партнера со слабой половой конституцией, а более высокая сексуальная потребность другого должна удовлетворяться в паре за счет «альтернативных форм половой жизни», то есть за счет так называемого «заместительного петтинга». Речь в данном случае идет об интимных ласках, взаимной мастурбации, оральном сексе и т. д.

Разумеется, все это оказывается возможным только в том случае, когда партнеры по-настоящему здраво оценивают ситуацию, понимают, в чем проблема, и действительно искренне хотят наладить отношения в паре. К сожалению, такое встречается не часто. Мы ведь привыкли все мерить по себе, поэтому избыточная или недостаточная для нас сексуальная готовность нашего партнера воспринимается нами как сердечная, а то и кровная обида: «Ах вот как! Значит, я тебя не возбуждаю?! Значит, ты меня не хочешь?!!» – и пошло-поехало. Или другой вариант: «Я для тебя просто сексуальная игрушка! На меня тебе наплевать – что я чувствую, что со мной происходит! У тебя только одно на уме! А я человек, между прочим!» – в общем, пошли выводы… Неправильно все это. Но что поделаешь?..

И приходится подключать психотерапевта, который поможет с этим справиться. Что, опять же, возможно лишь при наличии хотя бы некоторой адекватности в голове каждого из участников этого, извините, банкета. Но секс, к сожалению, слишком непростая штука и та часть нашей жизни, где, как говорится, чересчур много личного, а потому адекватность – редкий гость в этих стенах. С другой стороны, психотерапевт психотерапевтом, но частенько проблема сексуальной несовместимости в паре имеет настолько застарелый характер, что к моменту обращения за психотерапевтической помощью на фундаменте этой сексуальной несовместимости уже высится гигантское здание общей взаимной неудовлетворенности – претензии, недоверие, разочарование и обиды.

Не исключительны и не единичны случаи, когда секс превращается в инструмент междоусобной войны в рамках отдельно взятой ячейки общества.

То муж называет жену «фригидной», то жена мужа – «импотентом». То жена «не дает», используя сие действие (бездействие), чтобы отвратить мужа от какой-то вредной привычки или пытаясь таким образом заставить его любить «маму» (в смысле – тещу). То муж требует от жены, чтобы она была от него в постоянном сексуальном восторге, подозревая ее, в противном случае, в супружеской неверности. И жене, оказавшейся в такой ситуации, ничего не остается, как регулярно имитировать оргазм, хотя ей не то что не до оргазма, а уже далеко и не до секса, в таких-то обстоятельствах. Дальше желание отбивается у всех по кругу, и возникают те самые мнимые сексуальные расстройства. То есть, по факту все с сексуальностью нормально (в пределах конституционной нормы, разумеется), а по ощущению – полный завал и катастрофа.

Впрочем, если уж на то пошло, то для того, чтобы начать «военные действия», даже нет необходимости в биологически предопределенной разности сексуальных потенциалов партнеров…

...

Сама по себе сексуальная сфера очень чувствительна: если мы чем-то обижаем партнера, если мы недостаточно внимательны к нему, если мы не проявляем к нему любви в достаточной для него степени, его сексуальное желание может благополучно приказать долго жить. Казалось бы, ничего не случилось, «живем нормально», «как все», а желания нет. Почему нет? Куда делось? А вот девается… Нужно ему постоянное подкрепление. Если же желания нет, то возникает «нажитая» разность сексуальных потенциалов. То есть, физиологически партнеры подходят друг другу, а травмирующий опыт сексуальных, да и не только сексуальных отношений в паре приводит к тому, что желание у одного из партнеров, а то и у обоих, как говорится, ретируется по-английски. Не прощаясь…



Формулировка «мнимые сексуальные расстройства» в целом настраивает на благодушный лад. Мол, раз мнимые, то ничего серьезного, все пройдет, как с белых яблонь дым. Но все не так просто. Если у человека сформировались мнимые сексуальные расстройства, то мы уже имеем дело, по сути, с невротической фиксацией. Человек теряет адекватность в оценке своего состояния и своих возможностей, он переживает, постоянно сам себя контролирует, боясь неудачи, сам себя «накручивает» и как результат – оказывается заложником сексуального невроза, который способен реально лишить его «половой силы».