БЕСЕДА ВОСЬМАЯ

ЧТЕНИЕ И ПАМЯТЬ

Механизмы памяти


...

Параметры памяти

Тип памяти. Различают обычно четыре типа памяти: зрительный, слуховой, моторный (двигательный) и смешанный.

Как установить свой тип памяти? Допустим, работая с книгой по специальности, вы замечаете, что лучше всего запоминаете прочитанное, когда читаете молча, про себя. Стремясь вспомнить какую-либо мысль, формулу или цифру из только что прочитанного, вы предварительно должны представить, в каком месте страницы книги и каким шрифтом эта формула отпечатана. Побывав один раз в незнакомой комнате, вы сразу запоминаете находящиеся в ней предметы и подробности обстановки, и если потом, закрыв глаза, вы ясно представляете то или иное место — надо полагать, что у вас лучше всего развита зрительная память. Ярким примером людей со зрительным типом памяти служат те шахматисты, которые, не глядя на доску, одновременно играют с несколькими партнерами. Человек, обладающий зрительной памятью, особенно хорошо запоминает то, что схватывает его взор (иллюстрации книги, чертежи, схемы, диаграммы, формулы, картины и т. п.), то, что сам читает и подчеркивает, особенно цветным карандашом.

Если же вы легче запоминаете то, что слушаете (лекцию, доклад, объяснения), когда читаете вслух, значит, у вас развита слуховая память.

Если же ваша память лучше усваивает материал, когда вы совершаете те или иные движения: записываете, зарисовываете, читаете, — то у вас моторный тип памяти. Этот тип памяти довольно распространен.

У большинства же людей развита смешанная память, т. е. у них в той или иной степени есть элементы всех трех типов памяти. В этом случае полезно более или менее равномерно пользоваться всеми приемами: чтением про себя, записью, слушанием, собственным пересказом.

По данным психологии восприятия, человек с любым типом памяти усваивает материал значительно лучше тогда, когда он гибко использует все три основных способа запоминания (и зрительный, и слуховой, и двигательный), чем при использовании только одного, доминирующего (скажем, зрительного).

Емкость памяти. Потенциальные возможности информационной емкости мозга поистине безграничны. По оценкам ученых, общая информационная емкость мозга составляет 2,8Х 1020 бит информации. Как известно, бит — двоичная единица информации, используемая в вычислительной технике. Ясно, что при таких возможностях повышение скорости чтения в 2–3 раза, т. е. соответствующее повышение оперативной способности принимать и перерабатывать текстовую информацию, не приводит к информационным перегрузкам мозга, поскольку здесь есть резервы.

Количество информации, фиксируемой в системе памяти человека при одномоментном ее предъявлении. Впервые экспериментальный количественный тест для оценки человеческой способности к одномоментному восприятию предметов внешнего мира предложил Уильям Гамильтон, шотландский философ XIX в. Он писал: «Если вы бросите на пол горсть шариков то обнаружите, что трудно сразу охватить взглядом больше шести, максимум семи шариков без ошибки». В 1871 г. английский экономист и логик Уильям Стэнли Джевонс сообщил, что, бросая бобы в ящик, он никогда не ошибался в счете, когда бобов было три или четыре, редко ошибался, когда их было пять верно определял их число только в половине случаев, когда их было десять и почти всегда ошибался, если их число достигало пятнадцати. В дальнейшем эксперимент Гамильтона психофизики повторяли много раз с помощью совершенной аппаратуры и тонких методов контроля, которые подтвердили предположения Гамильтона; человек одновременно способен, не считая, воспринять взором без ошибки до семи предметов, при повышении этого числа ошибки становятся регулярными.

Таким образом, к концу XIX в. возникли интуитивные догадки об ограниченных способностях объема человеческого восприятия. Научное обоснование этому явлению дал американский психолог Дж. Миллер в статье «Магическое число семь плюс или минус два. О некоторых пределах нашей способности перерабатывать информацию» (1945). Статья начинается так:

«Повсюду меня преследует один знак. В течение семи лет это число буквально следует за мной по пятам, я непременно сталкиваюсь с ним в своих частных делах, оно встает передо мной на страницах самых распространенных наших журналов. Это число принимает множество обличий, иногда оно несколько больше, а иногда несколько меньше, чем бывает обычно, но никогда не изменяется настолько, чтобы его нельзя было узнать. Та настойчивость, с которой это число преследует меня, объясняется чем-то большим, нежели простым совпадением. Здесь чувствуется какая-то преднамеренность, все это подчинено какой-то определенной закономерности».

Логика психофизических исследований привела к материалистическому объяснению «магии» числа семь. И недаром это число часто встречается в народных пословицах и поговорках: Один с сошкой, семеро с ложкой; Семь раз примерь, один раз отрежь и т. д., в русских народных сказках и сказках народов мира. В сказке «Репка» семь персонажей: репка, бабка, дедка, внучка, Жучка, кошка, мышка.

Исследования советского ученого В. Я. Проппа, изучившего 100 русских сказок, показали, что, различаясь по сюжету, все они однотипны по количественному и качественному составу участников: их всегда не более семи: вредитель, даритель, помощник, царевна (или ее отец), отравитель, герой, ложный герой. Видимо, фольклорное искусство также подчинялось общим законам человеческого восприятия.

Исследователи, изучающие закономерности развития языка и мышления, отмечают, что все языки мира имеют тенденцию к оптимизации объема словаря, исходя из конкретных возможностей механизмов мозга, а не из фактического многообразия структуры окружающего мира. «По-видимому, — пишет Дж. Миллер, — наш организм имеет какой-то предел, ограничивающий наши способности воспринимать информацию и обусловленный, в свою очередь, либо процессом научения, либо самим строением нашей нервной системы».

Как было установлено Дж. Миллером в последующих экспериментах, при восприятии имеет значение именно общее число элементарных блоков информации, а не их содержание. Иначе говоря, объем оперативного восприятия зависит по существу не от количества суммарной информации, а от числа группировок блоков символов, или «кусков» информации. Это число постоянно и равно 7 ±2. Данное правило имеет большое значение и для быстрого чтения. В самом деле, если число одномоментно воспринимаемых «кусков» информации структурно постоянно, то для повышения эффективности чтения нужно сделать их содержание более емким.

Кодировать информацию можно цифрами, словами, предложениями и даже текстами и идеями. Очевидно, наибольшее количество информации передается кодом идей, который является самым емким и экономичным.

Следовательно, для повышения эффективности восприятия и запоминания текста при чтении необходимо объединять считываемую информацию в крупные информативно-смысловые блоки (словосочетания, предложения). Значит, быстрое чтение, повышая скорость, вместе с тем обеспечивает и высокое качество ее усвоения при правильной организации этого процесса.

Изложенное позволяет предложить методические приемы для обучения быстрому чтению. Суть их в том, чтобы выработать рациональные способы перекодирования исходного текста с учетом указанной закономерности Миллера. Здесь нужно вспомнить, что уже одно из первых упражнений методики быстрого чтения помогает решить эту задачу. В самом деле: семь блоков интегрального алгоритма чтения есть не что иное, как надежное средство укрупнения считываемой информации, основанное на рассмотренной закономерности 7+2.

Перейдем теперь непосредственно к характеристике запоминания — процессу памяти, в результате которого закрепляется новое и существенное для нас знание, связываясь с ранее приобретенным. Запоминание — активный, созидательный процесс, во время которого сравнением нового и старого создается прибавка знаний, «укладывающаяся» в памяти. Запоминание всегда избирательно: в памяти сохраняется далеко не все то, что мы прочитываем.

Запоминание может быть произвольным и непроизвольным, механическим и смысловым. Рассмотрим эти разновидности запоминания подробно, поскольку они имеют большое значение для процесса чтения.

Произвольное запоминание — особый вид психической деятельности, цель которой в самом запоминании, осуществляемом с помощью специальных средств и приемов: установка на запоминание, повторение прочитанного, составление плана, генерация зрительного образа и т. д.

Непроизвольное запоминание — вид деятельности, при котором обеспечиваются активные познавательные и практические действия. Однако само запоминание не является целью. В таких случаях обо всем, что запомнилось, говорят: «Запомнилось само собой».

Как показывают исследования, непроизвольное запоминание имеет две разновидности.

Запоминается непроизвольно, само собой что-то необычное, занимательное, то, что вызвало сильные переживания. Однако для процесса чтения наиболее интересна вторая разновидность непроизвольного запоминания. Как показали эксперименты психологов, запоминаем мы полно, связанно и прочно не только тогда, когда хотим запомнить, но и тогда, когда такого намерения нет, но выполняемая работа носит активный, эмоционально приподнятый, творческий характер. Для чтения это означает, что, если, например, специалист увлечен изучением важной научно-технической проблемы и читает литературу, чтобы найти пути ее решения, ему не надо запоминать найденный материал. Нужное запоминается само собой.

Таким образом, когда непроизвольное запоминание происходит с помощью активных и содержательных способов деятельности, оно оказывается продуктивнее произвольного. В условиях быстрого чтения, когда основные мыслительные процессы носят свернутый характер, роль непроизвольного запоминания особенно велика и состоит в том, что в начале проработки текста часто только при помощи непроизвольного запоминания можно впоследствии сознательно и продуктивно запомнить весь текст. В этих случаях оно не только желательно, но и обязательно, так как преждевременное обращение к произвольному запоминанию отрицательно сказывается на понимании и запоминании материала.

Отсюда следует, что при обучении быстрому чтению основное внимание должно быть обращено на создание эмоционально благоприятных условий, при которых непроизвольное запоминание активизируется.

Механическое запоминание происходит без осознания связи между его элементами, например путем многократных повторений. Продуктивность его невысока.

Осмысленное запоминание основывается на сокращении количества информации в результате ее фильтрации. Смысловое запоминание более экономично, емко, продуктивно. По данным профессора Н. А. Рыбникова, продуктивность осмысленного запоминания в 20 раз выше механического.

Изложенное позволяет в значительной степени идентифицировать процессы понимания и запоминания. Можно считать, что материал, понятый в процессе чтения, будет более эффективно усвоен памятью. Вместе с тем это свидетельствует о том, что оптимальное перекодирование играет ведущую роль в чтении. При воспроизведении осмысленных текстов слова и грамматические конструкции, особенно сложные, заменяются более легкими и привычными, но смысл сохраняется. При чтении текста запоминаются не столько слова и предложения, сколько мысли, которыми они только обозначаются.

Из этого следует четвертый вывод: перевод содержания запоминаемого материала при чтении на язык собственных мыслей, т. е. на материал, уже ранее усвоенный в результате жизненного опыта, улучшает запоминание.

Какие же процессы сопутствуют хранению информации в мозге человека? Оказывается, воспринятый материал не просто покоится в мозге, он продолжает все время преобразовываться. Хранение информации, кроме того, связано и с некоторой ее потерей.

Забывание — довольно сложный и неравномерный процесс. Немецкий психолог Г. Эббингауз в 1885 г. на основе проведенных экспериментов вычертил кривую забывания, которая показана на рис. 39.

В первые же часы после запоминания свежего материала кривая стремительно падает вниз. Оказывается, что объем усвоенной информации катастрофически уменьшается в течение первых 10 часов со 100 до 35 %. Таким образом, повторять значимый материал наиболее полезно сразу же после его прочтения. По этому поводу К. Д. Ушинский писал, что надо укреплять здание, когда оно еще стоит, а не пытаться чинить его, когда оно уже в развалинах.


ris49.jpg