Часть вторая. Слава наших отцов.


. . .

Глава 4.

1956-й: новая фаза третьей мировой. Фронты - от Египта до "страны гуннов". В ожидании атак "снарков" и "навахо". "Звездные войны" - первая серия. "Черные призраки" В стратосфере. "Виртуальная война" начала 1960-х: русские побеждают. Ракетный поход 1962-го: Плиев высаживается на Кубе. Гибель майора Андерсона. "Юпитеры" уходят из Турции. На пороге "ревущих шестидесятых".

1.

В 1956 году произошло много событий. Из американской армии, кажется, "дембельнулся" Элвис Аарон Пресли - суперзвезда рок-н-ролла. Мир был еще не изгажен дьявольской заразой, и даже поп-кумиры тогда считали за честь служить своей стране, а не барахтаться в потных простынях с гомосексуальными партнерами, гнусавя пацифистские лозунги. Армейская верхушка в Союзе заходилась в яростных спорах по поводу принятия на вооружение зенитно-ракетных комплексов, а США произвели первое испытание боевого термоядерного заряда. Хрущев разоблачал культ личности Сталина, а в семье Бориса Матвеевича Чубайса и Раисы Хаимовны Сагал делал первые шаги их гордость - годовалый Толя. Будущий организатор самого большого ограбления в истории - раздачи за медный пятак достояния огромной державы. Потом его назовут одним из самых прозападных деятелей в компании так называемого "российского правительства", тесным партнером Международного валютного фонда.

В Империи наступала так называемая "оттепель", и в ее жидкой грязи зашевелились первые черви, первые личинки будущей мрази-разрушителей. Прорабов грядущей горбостройки и "правозащитников", евтушенок и яковлевых, ахмадулиных и вознесенских...

На самом же деле продолжалась война. Можно назвать ее Третьей мировой воина против нас, против даже зачаточной, скрытой под марксистско-ленинским спудом. Православной цивилизации. Война была особой - как бы растянутой во времени, как бы раздробленной на локальные войны и операции. Но логика ее оставалась весьма и весьма стройной - разгром Империи, выбивание ее с занятых позиций. Запад хотел пустить насмарку плоды тяжелейшей войны русских с Гитлером, сделать бессмысленными многомиллионные жертвы русского народа. Словом, сделать то, что потом сотворят собственными руками Горбачев и Ельцин.

Воздушный натиск, "виртуальные" небесные войны шли на фоне войн настоящих. На фоне жаркого октября 1956 в Венгрии. Там готовился первый разгром Империи на европейском театре боевых действий.

2.

Католическая Венгрия далась нам ценой 140 тысяч жизней. Обломок Австро-Венгерской империи, населенная потомками финно-угорских народностей, эта страна считала себя потомком племенного союза гуннов, пришедших из Азии и потрясших Европу в четвертом веке нашей эры. Ведь Венгрия, Hungary - в переводе означает "страна гуннов".

В 1930-х Венгрия, ведомая рукой диктатора, адмирала Хорти, становится верной союзницей Гитлера. Здесь располагаются лагери усташей - хорватских нацистов, которые после падения Югославии в 1941 вырежут 600 тысяч православных сербов. Венгры (мадьяры) - смелые солдаты, и они тоже топтали нашу землю вместе с гитлеровцами. Именно мадьярские части проводили наиболее жестокие операции против партизан в Белоруссии. Нефтепромыслы Венгрии служили топливной базой Третьего Рейха. Осенью 1944 наши армии, громя и обращая в бегство гитлеровские дивизии, подходят к рубежам "страны гуннов". Хорти колеблется, пытается заключить сепаратный мир с США и Англией. Немцы с помощью знаменитого эсэсмана и диверсанта Отто Скорцени смещают адмирала и устанавливают в Венгрии режим лидера венгерских нацистов - жесткого и решительного Ференца Салаши, сторонники которого носят эмблему - скрещенные стрелы на нарукавных повязках.

Наци и салашисты до последнего бьются за Венгрию с нашими армиями. Ибо Венгрия - географический центр Европы, ключевая стратегическая позиция. Обладание ею - это контроль над сухопутными дорогами, над Дунаем. Она - не столько нефть, сколько удобная точка для нанесения авиационных ударов по всем азимутам. Венгрия - ключ к Восточной Германии, к Пражскому промышленному району.

Поэтому Третий Рейх до последнего дрался за Венгрию. Поэтому она манила и Североатлантиду, Америку и Англию, которые хотели после победы над Гитлером установить свое господство и в Европе, и на планете. Хотя Запад вроде бы непримиримо бился с фашизмом, Англия объявила войну режиму Хорти лишь в 1941, а Штаты - вообще только в 1945!

Запад Венгрию не получил - ее захватили мы. Немцы стянули в Венгрию свои части из Югославии, перебросили их с Западного фронта, ослабив сопротивление англо-американцам. Они с Салаши превратили Будапешт в неприступную крепость со 190-тысячным гарнизоном. В феврале-марте 1945, за два с половиной месяца до падения Берлина, тысячи русских 3-го Украинского фронта полегли у озера Балатон. Как в 1941 в боях за Москву. Отбивая яростный натиск почти полумиллионной группировки немцев, рвавшейся деблокировать Будапешт. Против 400 наших танков и 700 самолетов эсэсовцы Зеппа Дитриха бросили 900 бронированных машин и 850 самолетов! Удара такой силы англо-американцы не знали за всю войну с Гитлером: они побежали под натиском 250 тысяч немцев в Арденнах.

Мы выстояли. Венгрия стала нашей законной добычей. И Сталин поставил во главе ее верные себе кадры. Но именно Венгрию Запад решил отбить после смерти Сталина.

В 1956 лысый идиот Хрущев, которому надо было в первую очередь думать о защите имперского неба, кинулся "разоблачать сталинизм" на XX съезде компартии СССР. Он стал сигналом для мятежа в Венгрии. Толпы народа требовали сместить Сталинистское руководство в Будапеште, вывести русские войска из страны, ввести демократию и превратить Венгрию в подобие нейтральной Австрии.

Америка потирала руки. Венгрия служила важным элементом подчиненного Москве военного блока, Варшавского договора - в него входили занятые нами в войне с Гитлером Польша, Восточная Германия, Венгрия, Болгария, Румыния и Чехословакия. Успех мятежа в Венгрии означал, что подобное может с успехом повториться и в других странах-вассалах нашей Империи.

23 октября 1956 произошли первые столкновения венгров с нашими солдатами. Под давлением бунтующих толп премьером Венгрии был сделан либерал Имре Надь. Хрущев, желавший прослыть в глазах Запада тоже либералом и приверженцем "общечеловеческих" ценностей, вывел войска из Будапешта в конце октября. Надь заявил о том, что Венгрия требует вывода русских дивизий из страны вообще и выхода Венгрии из Варшавского блока. Надю подчинялась венгерская армия, оружие вовсю раздавалось мятежникам. Хрущев приказал вывести войска из Будапешта...

Ох, как Запад готовил этот мятеж! Радио "Свободная Европа" интенсивно внушало мысль повстанцам: в случае чего НАТО придет вам на помощь. (Не решилось - русских убоялось). Еще 18 июля законом ј 726 США ассигновали на подготовку путча сотню миллионов долларов - еще тех. полновесных. В Верхней Баварии, близ местечка Траунштейн, готовились венгерские диверсанты бежавшие на Запад в 1945 и чуть позже хортисты и салашисты. В октябре 1956 туда прибыла группа венгерских немцев, многие из которых служили в СС. Из них формировали группы-ядра мятежных отрядов, перебрасывая самолетами в Австрию, а оттуда, на санитарных самолетах и машинах - уже в Венгрию.

В Мюнхене, на Локерштрассе, в помещении радио "Свободная Европа" работал вербовочный пункт, возглавляемый капитаном американской армии. Бывшие хортисты направлялись оттуда к месту событий. Одна из групп в 30 диверсантов была переброшена в Венгрию 27 октября - с помощью пограничников "нейтральной" Австрии. Из Англии перебросили отряд в 500 венгерских эмигрантов. Из французского Фонтенбло, в котором тогда располагалась штаб-квартира НАТО, в Венгрию ушло несколько десятков групп.

События шли угрожающе для нас. 23 октября гигантский митинг в Будапеште среди других требований выдвинул лозунг создания из Венгрии, Австрии и Югославии Центральноевропейской конфедерации. В тот же день началось массовое осквернение могил русских воинов, павших во время боев за Венгрию в 1944-1945 годах.

23-го же наши войска начали стягиваться в Венгрию. 24 октября произошли первые бои имперских войск с мятежниками в Будапеште. Сначала в них были брошены только две наших дивизии, чего было явно мало. Тем временем в Будапешт стекались группы мятежников со всей Венгрии. Они разоружали части венгерской армии. Уже 28 октября фактическая власть в Венгрии оказалась у Революционного военного совета во главе с генералами Кана, Ковачем и полковником Малетера. 30 октября наши войска вышли из Будапешта. Тогда же правительство Имре Надя заявило о начале переговоров по выводу Венгрии из Варшавского договора. 1 ноября на сторону мятежников перешел гарнизон города Веспрем. Наши разведчики доносили о попытках создания венгерской задунайской армии с центром в Веспреме.

Мятеж оказался отлично подготовлен и снабжен оружием. Именно диверсанты в ночь на 24 октября захватили радиостанции, оружейные заводы "Данувия" и "Лампадьяр". С 29 октября по 4 ноября через границу под видом "гуманитарной помощи" в Венгрию шли по 10-12 вагонов груза ежесуточно. А якобы госпиталь Международного Красного креста в Будапеште возглавлял эсэсовец Отто Франк ("Коммандос", ј9, 1997 г.).

В те дни страну объял ад. Казалось, вдруг снова началась Вторая мировая ведь с "той" стороны выступали все те же люди. Да так оно и было: битву за Будапешт-56 с равным успехом можно назвать и одним из последних сражений Великой Отечественной, и одним из первых боев Третьей мировой. Она - на том уникальном "пограничье", когда Североатлантида-Америка бросала в бой против Империи остатки боевых сил гитлеровского Рейха и его союзников. Сидя в Португалии, 87-летний адмирал Хорти предложил себя в качестве правителя Венгрии. А в канадском Монреале проходит демонстрация венгерских эмигрантов, оравших: "Гитлер возвращается! Мы - борцы свободы!"

В октябре 1956 озверевшие борцы за демократию и свободу вешали, затаптывали жертвы ногами. Выкалывали им глаза и отрезали уши ножницами. На площади Москвы в Будапеште они повесили за ноги тридцать человек, облили бензином и сожгли заживо. Венгры захватывали наших офицеров и солдат, выкалывая им глаза, отрубая головы, сажая их на кол. Я, будучи еще мальчишкой, слышал страшную историю о том, как мятежники расправились с женами русских офицеров в одном из роддомов. Впрочем, 37 лет спустя и тоже в октябре другие "защитники свободы" будут ножами вырезать на плечах моих товарищей звезды, пытать и расстреливать. Уже в Москве. Но то - в 1993, а в 1956 Империя торжествовала.

Мы задавили все это быстро и решительно, не дав Западу сделать напрасными наши жертвы 1944-1945 годов. Энергично и беспощадно. Так что венгры, обладая 37-ю реактивными бомбардировщиками Ил-28, успели нанести всего несколько одиночных ударов по переправам имперских войск на реке Тисе, вылетая с авиабазы Кунмандарас. Вскоре все аэродромы венгров захватили русские десантники. Имперские Ил-28 Прикарпатского военного округа прочесывали небо над мятежной землей, ведя разведку. Спутников разведки еще не было, и экипажам приходилось смертельно рисковать.

Для подавления мятежа имперский Генштаб разработал план операции "Вихрь". К 4 ноября 1956 года в Венгрии сосредоточились наши силы под командой выдающегося сталинского военачальника, маршала Конева - в 60 тысяч штыков и 6 тысяч танков. В 7 часов утра мы начали захват Будапешта. Упорнейшие бои вспыхнули у Центральной телефонной станции, у кинотеатра "Корвин". Королевской крепости, у вокзала Келети и площади Москвы. Мы натолкнулись на крепкую противотанковую оборону и хорошо организованную систему огня. Как и в Грозном 1995 года, наши противники превратили здания в опорные пункты обороны.

... Одним из первых в Будапешт ворвался взвод разведчиков лейтенанта Карпова. Попав в засаду, он погиб. Тяжелораненого офицера венгры захватили в плен, вырезали ему глаза, переломали руки...

Мы били мятежников решительно, беспощадно. Истребители МиГ-17 летали над самыми крышами домов, срывая их ударной волной вместе с засевшими снайперами. Куда там "прэзиденту Элтсину" с его чеченским позором! 5 ноября имперские войска двухчасовым пушечным огнем подавили опорный пункт и штаб мятежников в кинотеатре "Корвин" и в три часа пополудни бросились на штурм, горящего здания. Вместе с частями 33-й гвардейской механизированной дивизии действовал специальный отряд воздушнодесантников под командой майора А. Шалухина. Одновременно наши атаковали позиции венгров у площади Москвы. В плен был взят один из главарей мятежников, Иштван Ковач. В тот же день отряд десантников майора Л. Донченко без единого выстрела захватил здание венгерского Минобороны, парализовав возможный центр сопротивления.

Взяв "Корвин", наши войска очистили и казармы 20-го саперного батальона по соседству, к вечеру полностью подавив сопротивление в этом квартале. 128-я гвардии стрелковая дивизия дралась в Буде, и особенно ожесточенно - в районе площадей Москвы и Сены.

5 ноября подразделения 21 гвардейской мехдивизии дрались с отрядами мятежников в северной части города. 381-й полк 31-й гвардейской дивизии ВДВ вели бои на подступах к университетскому городку.

Бои шли и 6 ноября. Седьмого числа части 33-й мехдивизии Империи бились в центре Будапешта, двигались на юг от улицы Ракоци, взяли радиостанцию "Кошут". 2-я мехдивизия овладела пристанями на Дунае, захватив бронекатера военной флотилии.

Упорные бои шли за Королевскую крепость и за бывший дворец диктатора Хорти. Более тысячи мятежников умело использовали инженерные коммуникации и подземные ходыпотерны крепости. Пришлось действовать тяжелыми танками и бетонобойными снарядами. 7 ноября наши взяли еще один узел обороны венгров гору Геллерт.

8 ноября венгры над островом Чепель сбили Ил-28 из 880-го гвардейского полка 177-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии. Погиб весь экипаж самолета-разведчика - комэск капитан А. Бобровский, штурман эскадрильи капитан Д. Кармишин, начальник связи эскадрильи старший лейтенант В. Ярцев. Весь экипаж посмертно стал Героями Советского Союза...

В отличие от ельцинского позора в Чечне 1994-1996 годов, потери нашего Особого корпуса с 24 октября по 7 ноября 1956 года составили только 293 человека, 28 танков и САУ, 40 броневиков. (Только в новогоднюю ночь 1995 года в Грозном погибло в несколько раз больше.) Оно и неудивительно: тогда в Венгрию вошла еще сталинская, имперская армия, имевшая богатейший боевой опыт. Ее вели пропахшие порохом офицеры-фронтовики, которые чувствовали себя элитой общества, а не нищие командиры ельцинской армии, превращенные в изгоев. И солдаты этой армии еще не были тронуты никакой дедовщиной. Людей берегли - зато боеприпасов не жалели. И никакая телевизионно-газетная сволочь нашим войскам в спину не била!

Подавление мятежа шло и вне Будапешта. Наша 8-я механизированная армия 4-6 ноября захватила и разоружила 32 венгерских гарнизона, подавив вооруженное сопротивление в Дербрецене, Мишкольце, Мезекевешде, Сольноке, Кечкемете, Бекешчабе... 31-я гвардейская воздушно-десантная дивизия Империи с боем завладела городом Веспрем... Армии генералов Бабаджаняна и Мамсурова взяли под контроль аэродромы и основные дороги. Была надежно блокирована венгеро-австрийская граница...

8-9 ноября все еще гремели выстрелы. В полусотне километров южнее Будапешта наши войска разгромили отряды мятежников, поддержанные зенитно-артиллерийским полком венгерской армии. 9 ноября были подавлены последние очаги сопротивления в Будапеште - на острове Чепель и в Буде. На Чепеле - несколько военных заводов. Там венгры наладили производство танкобойных "фаустпатронов"... У Чепеля мы потеряли три танка. А уже 11 ноября операция "Вихрь" закончилась. Наши потеряли убитыми 640 бойцов...

Когда в 1996 шли бои в Чечне, мне довелось побеседовать с ветераном Венгерского похода 1956, генералом-воздушнодесантником. Тот с презрением говорил мне: знаете, как ельцинская армия входила в Чечню? Движется колонна по дороге, дозоры засекают впереди чеченскую установку "град" и докладывают начальству. Что, мол, делать? Начальство отвечает: дождитесь, когда она начнет стрелять, и только после этого - уничтожайте. "Град" бьет по колонне, убивая и калеча десятка два русских солдат. И только после этого начальство вызывает авиацию, которая прилетает слишком поздно: чеченцы успели смыться и замаскировать систему.

А как было в Венгрии? Дозор докладывает: впереди - пулеметная точка, замаскированная в стогу сена у обочины. Что мы делаем? Правильно, уничтожаем ее до того, как она откроет огонь по колонне. Наверх же докладываем: уничтожена группа мятежников, пытавшаяся напасть на колонну. Сверху звучит: молодцы! Никакие угрызения совести нас не мучили: пулемет - не хлеб-соль, он явно для обстрела нас там стоял. Вот так в армии тоталитарного режима людей берегли, а при демократии - жгли, словно солому...

Я пишу эти строки тогда, когда по телевизору идет передача "Старая квартира", посвященная 1956 году. Ее ведет грузный, толстый еврей. Он обильно потеет в ярком свете юпитеров, остатки мелкокурчавой шевелюры, кажется, слиплись от соленом влаги. Одутловатое лицо постоянно дергается нервными тиками. (Господи, почему они там все на телевидении - дергающиеся, кривые и косые? Я устал от патологии, мне хочется видеть милые русские лица нормальных, сильных людей!)

Голос толстяка дрожит от плохо скрываемой ненависти. Ах, какой жестокий режим, он так бесчеловечно давил славных венгров! Нам демонстрируют еще одного еврея: тот в 1956 вышел на улицу Москвы, протестуя против действий русской армии в Будапеште.

Может быть, венгры, мстя за сталинские репрессии, были и правы - со своей колокольни. Но у Империи - своя правда. Мятеж в Венгрии мог закончиться только одним - присоединением Венгрии к Западу. По логике курчавого толстяка, мы должны были отпустить мадьяров на волю, смирившись с появлением на ее земле воздушно-ядерных сил маньяка Ле Мея? Отказаться от такого плацдарма для наших танковых групп, которые в те годы грозно нависали над позициями НАГО и удерживали его от нападения на СССР? У Империи - своя логика и своя справедливость, которая имеет мало общего с банальным представлением о счастье "маленькою человека". И даже маленького народа, который всегда будет ненавидеть народ имперский.

Горько сознавать, но сейчас, в 1999, когда мы пишем эти строки, Венгрия вошла в НАТО. 140 тысяч русских жизней, положенных нами в Отечественную, и усилия 1956 оказались напрасными - благодаря Горби и Эльцину.

Венгры, чехи, румыны... Маленькие народы, час величия которых давно минул. Всегда и при любых режимах они будут ненавидеть соседнюю Империю - хоть русскую, хоть китайскую. Они всегда хотят отдаться более далекому, враждебному нам покровителю. И если прежде то была Британия, то после войны с Гитлером - Америка. И если для спасения моего народа нужно применить силу - ее надо пускать в ход решительно и без слюнявого самобичевания!

Толстый еврей пытается доказать, что венгерские события порождены нашим коммунизмом. Чушь! Представим себе, что Будапешт в 1945 взяла не сталинская Рабоче-крестьянская Красная Армия, а войска Его Величества Императора Алексея Первого, сына Николая Второго. Что, мы ушли бы оттуда, отдав страну мадьяров Западу? Да ни в жисть - и тоже оставили бы там свои дивизии. И венгры бы тоже восстали при первой же возможности.

Мы давили венгров второй раз. Первый - случился в 1849, когда русские дивизии пришли на помощь разваливающейся Австрийской империи, где венгры отложились и уже ожесточенно резались с хорватами, которые вздумали отделиться от венгров - события шли почти как в Югославии или СССР 1991-1992 годов. Основоположники интернационал-коммунизма Маркс-Мордехай и Энгельс с визгом восторга наблюдали за этой революцией. В Европе мог образоваться очаг ожесточенной межнациональной резни. И русские войска, огнем и штыком растерзав венгерских революционеров, тогда спасли континент от кровавого месива. За это Маркс и Энгельс люто возненавидели Российскую Империю, окрестили ее "жандармом Европы" и с пеной у рта стояли за ее расчленение И спустя полтора века ту же ненависть я вижу в образе толстого ведущего "Старой квартиры" с дергающимся в тике лицом. Именно такие, как он, и помогли Горбачу да Ельцину выполнить программу чистого марксизма в отношении нашей Империи.

3.

Еще не смолкли выстрелы в Венгрии, как начались события в Египте. Там победила националистическая революция под предводительством Гамаля Абдель Насера. Она сбросила продажный прозападный режим короля Фарука. Насер искал средства для развития страны. И потому отобрал у западных владельцев Суэцкий канал.

Запад стал врагом Египта. Мы - его другом. Открывался великий шанс для Империи: закрепиться в стране пирамид, в Восточном Средиземноморье. Что это значило для Запада? В 1960 французский адмирал Р. Бело выпустил книгу "Роль моря в будущей войне". Он доказывал, что по Средиземному морю будет идти снабжение Греции, Турции и Италии, оно становится перевалочной базой для ближневосточной нефти, идущей на Запад, средством сообщения между Атлантикой и Индийским океаном. А еще - плацдармом для агрессии Запада в Черное море, откуда можно бить по важнейшим центрам нашей Империи. Еще Бело считал Средиземное море плацдармом для захода во фланг русским армиям, которые могут оккупировать Европу. Поскольку Англия в возможной войне НАТО и нашей Империи уже не могла служить базой для высадки десанта на континент, теперь эта роль отводилась Северной Африке. Оттуда западные части могли высаживаться в Италии и на Балканах.

И вот Насер начал союзничать с русскими. Увы, при старом и неумном Брежневе мы упустим Египет. А тогда Запад просто содрогнулся от перспективы появления в той стране русского присутствия. Мы заходили Европе в тыл, и наше острое железо грозило ее мягкому подбрюшью! Мы начали поставлять Насеру реактивные боевые самолеты.

И Запад нанес удар. 29 октября его верный союзник, Израиль, вторгся на Синайский полуостров, продвигаясь к Суэцкому каналу. Египетские Ил-28 (нашей поставки) наносят удары по еврейским позициям. 30 октября "возмущенные войной" Англия и Франция предъявляют ультиматум евреям и египтянам: отвести войска от канала, зону которого должны занять франко-британские части. Это означало, что канал отбирается у Египта, что Израиль был вплетен в довольно нехитрую интригу. 5 ноября агрессоры заняли Порт-Саид и Порт-Фуад, нанеся тяжелые воздушные удары по авиабазам египтян.

И все-таки Запад струхнул. Англичане не решились топить или принудительно заставлять сменить курс наши суда, шедшие в Египет. Да и Москва предупредила, что не остановится перед решительными мерами. Мы посулили отправить Насеру добровольцев-пилотов и современные истребители. А русских летчиков после войны 1950-1953 годов в Корее на Западе боялись! Да и США, где шли президентские выборы, колебались, и напор англо-французов осудили.

То была славная операция Третьей мировой, где мы достигли хорошего успеха!

Таков был 1956, опасный и тревожный год, в который и начинается нашествие "неопознанных летающих объектов" в нашу стратосферу. Начнется та самая "виртуальная" война, которая грозила перерасти в настоящую, атомную.

4.

В тот 1956 год в США продолжит работу секретный комитет по внезапному нападению на Советский Союз. И престарелый генерал-президент Эйзенхауэр с удовольствием станет рассматривать фотографию мяча для гольфа крупным планом, сделанную аппаратурой U-2 с высоты в двадцать один километр. Он будет подсчитывать силы НАТО, скоростные бомбардировщики, способные летать на высоте 19-21 версты, вне досягаемости зенитных средств русских. Русские не контролируют свое небо! И начнется нашествие на нас самолетов-призраков, тех самых U-2. Пауэрс подпишет первый контракт на работу в ЦРУ. А самолеты станут покрывать специальным черным лаком, уменьшающим заметность их для радаров. Позже сбитого Пауэрса на открытом судебном процессе в Москве спросят:

- Какова была основная задача вашего полета?

- Я должен был следовать по указанному маршруту, включать и выключать приборы на определенных участках пути.

- Значит, если бы на борту вашего самолета была атомная бомба. вы также нажали бы на рычаг?

- ЭТО МОГЛО БЫТЬ СДЕЛАНО...

Да, дороговато обошлись нам годы проволочек и "разоблачений ставленников Берии". Только в 1957 году на боевое дежурство в Московском округе ПВО станет С-25, и только тогда Жуков решит принять С-75 на вооружение. А ведь понадобится еще несколько лет, чтобы произвести эти машины в достаточном количестве, чтобы обучить офицеров и службы управления ПВО, чтобы подготовить персонал и обкатать комплексы в различных условиях.

Нас спасли только нерешительность Запада да незаконченность его авиапрограмм. Но они постоянно пробовали глубоко проникать в наши просторы. Кроме U-2, они использовали облегченный ширококрылый бомбардировщик "канберра", детище фирмы "Инглиш Электрик". И американский вариант этой машины, RB-57. Они готовились напасть!

Как сообщает Анатолий Докучаев, первый полет U-2 над нашей Империей произошел 4 июля 1956, когда самолет стартовал из германского Висбадена. Он прошел над районами Москвы, Питера и Балтийского побережья. В США ликовали: русская ПВО огня не открывала! И это - над самыми защищенными районами в мире! Фоторазведка вскрыла систему огневых позиций и аэродромов, на снимках можно было разглядеть даже бортовые номера русских бомбардировщиков. Всего в июле произведено пять шпионских полетов, и неприятельские воздушные шпионы вторгались в наше небо на 150-350 километров по маршрутам "Гродно-Минск-Вильнюс-Каунас-Калининград". "Брест-Пинск-Барановичи-Каунас-Калининград" ("Мир авиации", ј1, 1996 г.).

В 1957 году "канберра" беспрепятственно долетела до еще одного узла мощной ПВО - до Баку. Самолеты этого типа терроризовали небо над Украиной. Венцом же всего был прорыв трех бомбардировщиков типа "стратоджет" 29 апреля 1959 года по маршруту Новгород- Смоленск - Киев.

Такого больше никогда не будет. Ракетные комплексы и высотные русские перехватчики на десятилетия пресекут такие полеты. Уничтожение машины Пауэрса стало эпохальной победой. Американцы даже не сразу подумали, что Пауэрса сбили на высоте двадцати километров. Сначала они надеялись, что мотор его "локхида" забарахлил, и самолет потерял высоту, сделавшись легкой добычей. Но потом наступил шок. Гибель черного самолета означала - над Империей поднимается настоящий хрустальный купол, незримое силовое поле, которое по прочности своей не уступит самой толстой и тяжелой броне. С 1 мая I960 года начинается почти тридцатилетняя война в небесах, которая тогда положит конец еще одной мечте Запада: подчинить угрозой с воздуха остальной мир. И старые государства, и еще множество стран, обретших независимость после Второй мировой войны. Отныне с помощью русского оружия экспансия Америки и насаждение ею марионеточных правительств натолкнется на огромные трудности.

После удачной стрельбы по Пауэрсу Империя грозно предупреждает Пакистан: если такие полеты будут повторяться, мы нанесем удар по вашим аэродромам. И Пакистан, трусливо поджав хвост, поспешно закивал: да-да, к-к-конечно!

Ответ Русской цивилизации на угрозу с воздуха получился сокрушительным. В годы Второй мировой самым большим кошмаром американских летчиков были бомбовые рейды на территорию Германии. Потери от каждого вылета составляли примерно пять процентов, и после двадцати пяти миссии пилотов отправляли обратно, в Соединенные Штаты. После войны их психологи стали считать: потери в районе 4 процентов сбитых в одном вылете подрывают моральный дух и боеспособность летного состава.

Русские зенитные ракеты в начале 1960-х обеспечивали потери в 40-50 процентов! А в некоторых случаях - и полную гибель атакующих эскадрилий когда они шли к цели на больших высотах. И когда тяжело нагруженные бомбардировщики просто не могли выполнять маневров ухода от ракет.

5.

В 1962 году мир вплотную приблизился к ядерной войне, и мы знаем эти события под именем Карибского кризиса. Тогда на Кубе в ходе операции "Анадырь" высадилась сорокатысячная группировка наших войск под командованием героя битвы за Будапешт и гобийско-хинганского броска 1945, генерала Иссы Плиева. Лихой рубака, этот конно-механизированный алан все норовил назвать ракетные дивизионы покавалерийски - эскадронами.

Русские вправе гордиться этой операцией. Не имея господства на море, сумев соблюсти отменную скрытность. Империя перебросила в трюмах кораблей почти всю 51-ю ракетную дивизию генерала Игоря Стаценко. Одним из ее полков командовал Николай Фокич Бандиловский - человек, который в 1961 году командовал стрельбами ракет с ядерным зарядом из-под Воркуты по новоземельскому полигону. Мы успели развернуть на острове три полка ракет среднего радиуса боя Р-12 с дальнобойностью в 2 тысячи километров - всего 36 установок. Мы взяли под обстрел территорию Штатов до рубежа Филадельфия Сент-Луис - Даллас - Эль-Пасо. Под возможный удар попали Вашингтон и Норфолк, Индианаполис и Чарльстон, Хьюстон и Новый Орлеан. А заодно и вся Флорида. То есть самые бурно развивающиеся промышленные регионы врага. А в дополнение к ракетам были развернуты 42 бомбардировщика Ил-28, чьи взлетные полосы находились всего в девяноста милях от Флориды. На аэродромах угнездились сорок истребителей МиГ-21, вдоль побережий маневрировали подвижные "сопки" - установки противокорабельных самолето-снарядов. Развернулись на острове и 144 зенитных комплекса С-75 - дивизии Токаренко и Воронкова, которым и суждено будет сыграть едва ли не решающую роль в последующих событиях. Все это, вместе взятое, называлось ГСВК - группой советских войск на Кубе.

Мы делали все это вполне справедливо - ведь на турецкой базе Инжирлик, откуда летал еще Пауэрс, американцы создали группировку ядерных ракет "Юпитер", взяв под прицел южные районы европейской части нашей Империи. Они, значит, могут грозить нам ядерными ударами из Турции, а мы с Кубы - нет? Да не бывать такому!

Мы высадились на Кубе еще и для ее защиты от вторжения янки. Ведь там в 1959 победили антиамериканские силы во главе с Фиделем Кастро. Силы прорусские. В далеком Карибском море, в американском подбрюшье, у Империи появился отличный плацдарм. Да, мы устроили на Кубе позиции своего ядерного оружия. Однако в самый разгар кризиса, на 22 октября 1962, Империя имела только 468 ядерных зарядов, способных достичь территории США. А вот североамериканцы тогда грозили нам тысячью четырьмястами сорока семью боезарядами, охватив нас кольцом своих заокеанских баз. Рискованный ход Империи был оправдан.

14 октября американский U-2 засек позиции русских ракет на острове, и янки встали на дыбы, требуя срочного вывода ГСВК с Кубы. Мы в ответ поставили условие: убрать ядерное оружие из Турции. Янки пригрозили войной. Их Стратегическое авиакомандование было приведено в состояние Defcon-3 готовность к ядерной войне. К 22 октября 1962 года они заблокировали Кубу огромными силами: восемью авианосцами, двумя крейсерами и ста восемнадцатью эсминцами. Тринадцать подлодок и 65 десантных судов тоже были в той армаде. К вторжению готовилось четверть миллиона человек. На сорока гражданских аэродромах сосредоточились бомберы В-47 с ядерными бомбами. Четверть состава "стратофортрессов" В-52 постоянно крейсировало в небе. Операция высадки получила кодовое имя "Мангуст".

Американцы рассчитывали на то, что удар четырехсот тридцати боевых самолетов по Кубе позволит подавить русские ракеты до того, как они изготовятся к пальбе. Ведь Р-12 были еще далеки от совершенства, и требовали заправки перед стартом. Кубинский же ландшафт не позволял даже замаскироваться. Куба, долгие годы служившая огромным борделем для янки, не обладала мощной ПВО. Авиация янки хозяйничала в небе острова, ежесекундно угрожая ударом.

И снова русские зенитные ракеты опрокинули эти расчеты.

Вспоминает Леонид Гарбуэ, тогда замкомандующего ГСВК по боевой подготовке ("Операция "Анадырь", Москва, изд-во ракетных войск стратегического назначения, 1997 г.):

"... Чувствуя безнаказанность в нарушении воздушного пространства Кубы, разведывательная, истребительная и штурмовая авиация США ежедневно облетала остров несколькими заходами. Иногда - на высотах в сто-двести метров. В воздухе ежечасно находились сотни самолетов. Гул моторов сотрясал воздух, создавалось впечатление массированного воздушного налета с бомбометанием по нашим объектам. Американцы вели психологическую атаку. Летчики открытым текстом запрашивали свой командный пункт: "Когда будем наносить удар по Кубе?"

В это время все радиотехнические средства ГСВК ради скрытности были отключены. Все изменил день 27 октября, который американцы затем назовут "Черной субботой". Накануне русские привели свои части в готовность номер один и включили локаторы. В тот день над островом так и вились U-2, а низколетящие разведчики F-101 даже имитировали бомбометание. Плиев отдал приказ зенитчикам: открывать огонь при приближении чужих машин. Он пробовал советоваться с Москвой - но та молчала. В Кремле сидел уже не Сталин, а всего лишь Никитка Хрущ.

В 10 часов утра командующий ПВО ГСВК генерал С. Гречко доложил Гарбузу: над нами больше часа кружит "гость" - высотный "локхид". Он уже вскрыл наши позиции и новые стартовые площадки Р-12. Надо давать команду на сбитие иначе через несколько часов его фотопленки будут в Пентагоне. Именно Гарбуз и Гречко отдали приказ на уничтожение "цели 33", разведчика U-2 с майором Робертом Андерсоном в кабине.

Приказ был выполнен первым дивизионом эенитно-ракетного полка под командой полковника Ивана Герченова. Первая ракета настигла "локхид" на высоте в 20 километров. Андерсон успел открыть фонарь пораженного самолета, но покинуть его не успел - его убил взрыв второй ракеты.

Боже, какой вой взвился в США! Янки требовали начать бомбардировки Кубы. Но президент Кеннеди не решился начать войну. Янки поняли, что воздушного "блицкрига" не получится, что десятки их атакующих самолетов будут уничтожены и ракеты с Кубы взлететь все-таки успеют.

Они подсчитали: чего стоит их численное превосходство в водородных боезарядах, если учения 1957 года снова показали - от огня русской ПВО погибнет свыше половины участвующих в налетах машин, и это вызовет панику среди экипажей? Они просто не решатся доходить до целей! Они знали: батареи зенитных скорострелок "Шквал" сбивают их тогдашние крылатые ракеты в 9 случаях из десяти. Наши С-75 и С-125 вмиг сделали их "ядерный меч" деревянным, втянув в изнурительную эпопею создания межконтинентальных ракет и стратегических подлодок. Но последних инструментов войны в достаточном числе у них к Карибскому кризису не было.

Вот почему они тогда все-таки отступили, и в обмен на вывод наших ударных сил с Кубы убрали ракеты из Инжирлика. Несмотря на 15-кратное свое превосходство в ядерных вооружениях. Вот что дали нам зенитно-ракетные "мышцы", которые мы начали накачивать волей еще Сталина.

Изгнание американской авиации из стратосферы означало очень многое. Ведь самый выгодный режим полета для реактивного гиганта с бомбовой нагрузкой это заоблачная разреженная высь в два десятка верст. Там слабое сопротивление воздуха позволяет бомбардировщику набрать самую большую скорость при минимуме затрат горючего. Но вот русские ракеты вынудили их спуститься к самой земле. И тут же горделивые западные "стратоджеты" и "стратофортрессы", "вулканы" и "Викторы" превратились в громоздкие, легко уязвимые, прожорливые махины. Вот это был удар так удар!

Знаешь, читатель, а ведь не меньшей победой в глобальной войне тогда была Куба. Тот самый остров, похожий на крокодила, изогнувшегося в теплых водах Карибского моря. Выводя ГСВК, мы поставили янки условие: не вторгаться на союзный нам остров. Мы оставили на нем одну мотострелковую бригаду, которую выведет лишь проклятая ельцинская власть - в 1994.

Куба стала нашим выгоднейшим капиталовложением. Увы, мы использовали все выгоды нашего союзничества с Гаваной едва наполовину.

Что вы знаете о Кубе и ее народе? Причудливое смешение карибских индейцев, испанцев и негров, населившее остров, создало удивительный тип людей, весьма отличающееся от обитателей Латинской Америки. Любвеобильные и темпераментные, кубинцы оказались великолепными солдатами - в отличие от тех же мексиканцев.

С помощью кубинских соратников мы в середине 1970-х закрепимся в Анголе, в алмазоносной южной Африке. Мы в 1979 проникнем на перешеек между Северной и Южной Америками, в Никарагуа, где будет свергнут проштатовский режим Сомосы. Мы почти сумели установить свою власть в соседнем с Никарагуа Сальвадоре если б не Горбач.

С помощью воинственной Кубы мы могли уже с начала 1990-х развернуть нарковойну против США. Поддержав нужных людей в Боливии и Перу, Эквадоре и Колумбии, Империя была способна начать уничтожение и разложение американского человечьего молодняка, коррумпирование государства США. Попутно начав высокодоходную деятельность. Враг нашего врага - наш союзник, и наши энергичные, подтянутые эмиссары могли бы выгодно продавать колумбийским наркобаронам свою спутниковую связь (терминалы того же "гонца") и портативные зенитные комплексы "игла". Сверхмалые подлодки "пиранья" и малые беспилотные самолеты - для переброски наркотиков в США. Да даже наши легкомоторные самолеты - великолепные "молнии", "гжели" и "финисты". Повстанческие армии, которые в Латинской Америке сплошь да рядом воевали с проамериканскими правительствами, часто смыкались с наркобизнесменами, становясь их прикрытием. Их мы могли снабдить простым и эффективным вооружением - через Кубу. Огонь русского оружия мог бы встречать американские штурмовики, вертолеты и группы спецназа, которые американцы с конца 1980-х бросали на резиденции наркобаронов и на их плантации.

И не надо брезгливо морщить нос, не надо ужасаться возможному союзу с колумбийскими кокаиновыми картелями. Разве тот кроваво-разрушительный кошмар, в который мы впали с 1991 года, не планировался для нас в США с 1946 года, с плана Алена Даллеса? Мы, русские, вправе отвечать американцам войной на истребление. С помощью наркотиков - в самый раз.

Наркоторговля позволяла нам начать развал США, поддержав в них латиноамериканские и чернокожие группировки, прочно замешанные в нынешних США на наркобизнесе и "цветном национализме". А огромные прибыли колумбийцев могли быть выгодно вложены в имперскую экономику. Не в грабительский вывоз сырья и не в бесплодные финансовые спекуляции, как в ельцинской "стране"-РФ, а в аэрокосмос и экспорт оружия экстра-класса, в русскую электронику и биотехнологию!

И этот шанс мы упустили. Но ведь могли бы его использовать. Более того, когда у нас в стране к власти придет настоящий вождь, который выкинет из Кремля нынешних обезьян и всех этих носатых губошлепов, отдающихся американцам под вопли о "демократии и правах человека" - тогда можно будет возобновить выгодные отношения с кубинцами.

И все это - благодаря 1962 году. Благодаря нашим зенитным ракетам - в частности.

6.

Победа над "призраками Локхида" и наша твердость во время Карибского кризиса сильно обескуражили американцев. Пожалуй, после них испарилась решимость Североатлантиды-США начать первый тур космических войн. Или, говоря языком президента Рейгана начала 1980-х, войн звездных.

Первый человек, наш Юра Гагарин, полетит в космос только 12 апреля 1961 года. Но еще с 1958 года американские концерны "Хьюз" и "Локхид" по своей инициативе берутся за конструирование военного пилотируемого корабля, который должен действовать на орбитах от 160 до 1600 километров над планетой. Похожий на цилиндрическую железную бочку, которую поместили в середину треугольного крыла с глубоким вырезом сзади, такой корабль с пилотом (или пилотами) на борту рассчитывался на суточное пребывание в космосе и должен был сбивать военные спутники нашей Империи. Тогда почему-то считалось. будто бы мы сделаем ставку на орбитальные аппараты с подвешенными к ним ядерными бомбами. Мол, станем бомбить Америку из космоса.

Смелый был проект у янки. Каждый аппарат забрасывался бы на орбиту перехвата трехступенчатой ракетой. Дальше пилот корабля, глядя в оптический прицел, шел на жертву, маневрируя с помощью ракетных двигателей с поворотным соплом, работающих на смеси из топлива RP-4 и перекиси водорода. Для пущей точности наводки использовались волчки-гироскопы. Садился истребитель, осторожно входя в атмосферу и планируя на своем треугольном крыле.

США грезили о том, что построят 12 эскадрилий по 12 кораблей в каждой. Их планировалось запускать на полярные (через оба полюса Земли) орбиты так, чтобы между двумя соседними спутниками было расстояние в 3400- 3500 километров. Образовывалась как бы шеренга аппаратов, движущихся параллельно и осматривающих "полосы" на планете под собой шириной в 3600 км каждый. Таким образом, для осмотра всей Земли требовалось шесть эскадрилий. Еще шесть запускались на те же орбиты - но навстречу первой шестерке эскадрилий, с орбитами на 8 верст ниже. Таким образом достигался двойной контроль над планетой.

И тут оказалось, что русские по всем статьям Америку объехали. Что наши космические корабли могут дольше находиться на орбите, нежели истребитель Хьюза-Локхида. Что у нас есть ракеты-спутникобойцы и беспилотные орбитальные истребители. Что мы делаем ставку не на спутники с бомбами, а на баллистические ракеты, против которых примитивные американские аппараты бессильны. Наконец, наш космонавт Алексей Леонов в 1965 первым выйдет в открытый космос с корабля "Восход-2", защищенный имперским скафандром. Что уже породило у США кошмары: русские берут на абордаж их орбитальные "крепости". И первый полет хьюзо-локхидовского корабля, намеченный на 1965 год, так никогда и не состоялся.

Североатлантида спешно создавала оружие для воздушно-космической войны. Одним из его видов стал бомбардировщик-робот "снарк" - машина, чьи создатели были вдохновлены массированными налетами крылатых ракет Фау-2 на Лондон в 1944. "Снарк" летал со скоростью 300 м/сек на высоте 18 тысяч метров, доставляя ядерный заряд на 10 тысяч верст. Даже его название звучало зловеще - примерно как "змея-акула" (Snark = Snake + Shark). Каждый "снарк" обходился бы впятеро дешевле самолета Б-52 и был куда меньше его по размерам. Янки рассчитывали на то, что русские не смогут сбивать их из-за большой высоты полета этих машин.

Но на очереди был уже самолет-снаряд с вертикальным взлетом "навахо". Он должен был идти на нас уже в 20-25 километрах над землей, разгоняясь до тысячи метров в секунду - на прямоточных воздушно-реактивных двигателях. Управляясь по звездам, с помощью астронавигационнои системы.

Унаследованные американцами от Гитлера немецкие ракетотехники во главе с Вернером фон Брауном выдвинули проект "Дайна Соар" - "Динозавр". В 1963 году у США должен был появиться космический крылатый бомбардировщик, который выводился в космос ракетой "Атлас", перелетал через рубежи нашей ПВО в космосе и нырял в атмосферу уже над целью - над русскими городами. Потерпев крах в установлении Нового Порядка с Гитлером, гитлеровцы кинулись помогать устанавливать Новый Мировой Порядок под главенством Америки. Они создавали оружие воздушно-космической войны еще за сорок лет до воздушно-космического убийства Югославии в 1999!

Но у американцев тогда ничего не вышло. Программы "Снарк", "Навахо" и "Динозавр" были свернуты. По одной простой причине: потому что мы уже смогли создать свою космическую цивилизацию, опередив США. ОКБ-52 академика Владимира Челомея (ныне - реутовское НПО машиностроения) испытало первый в мире спутник-истребитель "Полет". А фирма легендарного создателя истребителей Великой Отечественной Семена Лавочкина в 1957 произвела первый успешный запуск полукосмолета "Буря".

Первая попытка Североатлантиды начать "звездные" и аэро-орбитальные войны рухнула.

Созданные в те времена центры нашей аэрокосмической культуры могли принести нам действительно золотые горы. На международном авиасалоне 1999 года в Жуковском я залюбовался ажурными корпусами спутников на одном из стендов. Ба! Да это же предлагает НПО машиностроения, челомеевское детище. Создатель грозных крылатых ракет, космических перехватчиков и "алмазов" - орбитальных станций-разведчиков, оснащенных пушками и ракетами "космос-космос".

Хозяева с гордостью сказали: это - система легких и дешевых космических аппаратов для дистанционного зондирования планеты. Одни делают это оптически, другие - радарами. Из них можно собирать прекрасные орбитальные группировки по заказам новых экономически сильных стран, отбивая миллиардные заказы у американцев. Их можно запускать на самые высокие геостационарные орбиты по куда меньшим ценам.

Мой провожатый объяснил: запускать спутники на геостационар с помощью нынешних ракет "Протон" - это тратить 50 миллионов долларов на каждый старт. У США эти цены еще больше. А НПО машиностроения делает из прежних военных ракет новый носитель "Стрела", запуск коего обойдется только в 9 миллионов. Зато на "Стрелу" можно поставить спутник "Руслан" с твердотопливным ускорителем и ЭРД - электрореактивным двигателем, который есть у нас, но которого нет у США. ЭРД за 145 дней выводит спутник на желанный геостационар.

Я смотрю и вижу: вот способ принести России огромные прибыли. Вот куда государству нужно кредиты давать. Но правительство Черномырдина в 1997 дало гарантии под получение кредитов фирме нашего телегазетного олигарха Гусинского, главы Российского еврейского конгресса. И тот купил геостационарный спутник для своего телевидения у американцев, накормив их инженеров и рабочих. Телевизионные миражи высокопоставленного еврея для наших "реформаторов" оказались важнее, нежели судьба русских и их космической индустрии.

А что сотворили с НПО имени Лавочкина? В Империи оно стало "верфью" для создания межпланетных аппаратов. Зато после развала великой Державы... Вот что говорил об этом генеральный директор НПО Анатолий Баклунов в 1996 (запись корреспондента "Завтра"):

"НПО имени Лавочкина возникло в 1937 году на базе мебельной фабрики. Аэропланы тогда строили, как и мебель, из фанеры. У Лавочкина было задание сделать истребитель, и он сделал его из клееной дельта-древесины. Кто-то ляпнул Сталину, что истребитель горит, как порох. Сталин Лавочкина вызывает, тот приходит с куском этой дельта-древесины. Сталин кладет его перед собой, выбивает на него горящий пепел из трубки. И разговаривает с Лавочкиным минут сорок о проблемах авиации. В конце беседы стряхивает с деревяшки пепел, ожидая увидеть прожженную дырку. Но там даже следов от огня нет!

Тогда пробовали ножом резать - не берет. Сталин был восхищен.

Ну, а затем НПО перешло на реактивную авиатехнику, потом - на космические аппараты. Мы запускали аппарат на Луну, который вернулся с пробои грунта. Мы делали межконтинентальный бомбардировщик "Буря". Аналогичный проект у американцев назывался "Навахо" - и не удался... И еще мы делали много такого, чего в мире никто не делал. Сейчас к нам приезжают иностранцы и в изумлении разевают рты. Японцы предлагают кучу денег только за архивные разработки двадцатилетней давности, для них это - завтрашний день.

И, будучи по многим направлениям мировыми лидерами, сегодня мы просто помираем. Специалисты суперкласса получают зарплату, на которую нельзя прожить...

... Я познакомился за границей с одним богатым египтянином. Он говорит: я все ваше производство покупаю. Давайте запустим завод, но только в Бельгии. Не хочет он вкладывать в Россию ничего. Зарубежных охотников заключать с нами контракты масса. Но скоро таким путем центр будет уже не здесь, а за границей. Они подтянутся до нас, а мы совсем рухнем.

У нас есть специалисты, например, по космической навигации, которых больше нет нигде в мире. Они влачат жалкое существование, но не хотят торговать жевательной резинкой. Но они вымрут - дальше что?

Раньше к нам приходило по 200 молодых специалистов в год. Теперь приходит по четыре фанатика, которые просто не могут жить не по призванию. Но производство не модернизируется, наука лежит. Сейчас за счет заделов от СССР мы опережаем мир. Но это гибнет на глазах..."

7.

Заканчивается первая стадия Битвы за Небеса, славная эпоха 1945-1962 годов. Тогда мы еще неслись вперед на всех парусах, поставленных еще Иосифом Сталиным, и отголоски, отблески того времени были живы еще и полтора десятилетия спустя. Великие победы того периода Битвы за Небеса создавали легенды, они входили в буквари и школьные учебники, по которым учился я.

В школу я пошел в Ашхабаде, в 1973 - тогда в совсем русском городе, столице раскаленной солнцем Туркмении, одной из частей великой Империи. Из окон моего дома на горизонте всегда виднелись синие-синие горы, покрытые шапками белых снегов. То был хребет Копет-Даг, за которым лежал уже Иран. Совсем мальцом я выходил на веранду нашей пятиэтажки, и с жадностью смотрел на то, как в небе расцветают яркие купола парашютов, как бесшумно скользят среди облаков длиннокрылые планеры. Где-то совсем рядом с улицей Атабаева был аэроклуб.

В школе, в мастерских, висел старый-престарый плакат "1959 год - год великих побед!". Десятилетним хлопцем я смотрел на него, читая летопись тех прорывов. На плакате крушил полярные льды первый в мире атомоход "Ленин", прорезая мрак северной ночи снопом электрических лучей. Летела первая в мире станция "Земля-Луна" - русская станция. Первый завод-автомат...

Я гордился тем, что живу в величайшей стране мира, способной потрясать небеса. При звуке слов "космический корабль" мне представлялись картинки из моего букваря или учебника арифметики: ракеты, из которых энергично бьет пламя, и на борту которых алыми буквами выведено - "Восток", "Восход", "СССР". При слове "самолет" мне представлялся изящный силуэт МиГа-21. Меня окружали машины и магнитофоны, фильмы и книги, сделанные нами, русскими, и только нами. Мне жаль нынешних детей: при звуках тех же слов у них в мозгу помимо воли будут всплывать образы американских "шаттлов", "фордов" и "дугласов", "сони" и "панасоников". А я - я впитывал чувство величия моей Родины с молоком матери. Я играл с игрушечными планетоходами и жужжащими звездолетиками, на которых красовалась гордая надпись-СССР!

Я читал "Незнайку на Луне" Носова - книгу, насыщенную такими символами и идеями, которые до конца понял лишь сейчас. Оттуда я узнал и фашистскую теорию "полой планеты", и азы космической баллистики, и механизмы рыночной экономики, и премудрости создания "дутых" акционерных обществ, и механизмы оболванивания человека западной масскультурой. Но тогда меня чаровало другое. Картины космического корабля для лунной миссии. Образ Знайки, стилизация ученых той эпохи - человечка в строгом костюме и каплевидных очках, с тоталитарным бобриком строгой прически. А еще - картина городов, где жили герои Носова.

Ведь книга была написана именно в те годы сумасшедшего рывка Империи.

Да, то была книга из той эпохи - когда в городах строились кинотеатры с крышами, напоминавшими наклонные эстакады для старта реактивных машин. Когда очертания автомобилей были плавны, стремительны и текучи, напоминая рисунки звездолетов. Когда в журналах "Техника - Молодежи" еще огромного формата художники рисовали прекрасные белоснежные города под прозрачными куполами, тракторы-роботы, прекрасно сложенных загорелых людей под парусами яхт, космические самолеты и русские базы на Луне. Носов рассказал мне о городе, в котором поднимались чудесные здания. Одно - похожее на башню, со спиральным балконом, вившимся вокруг него и спускавшимся в плавательный бассейн, окружавший здание. Другое - шестиэтажное, с огромными балконами, парашютной вышкой и чертовым колесом на крыше. И по улицам этого города бегало множество автомобилей, спиралеходов, авиагидромотоколясок...

Но и в жизни самое начало 1960-х - наша гордость. Тогда в Бразилии сел русский суперлайнер - Ту-114. Первый в мире самолет, бравший на борт полторы сотни пассажиров. Первый в мире самолет повышенного комфорта, на борту которого были даже купе. Первый в мире, способный покрыть огромное расстояние от Москвы до Гаваны без посадки со скоростью в 850 километров в час, удивительно экономичный даже по нынешним временам. Так вот, когда он в 1962 приземлился в Бразилии, его пришла посмотреть группа седобородых старцев. Увидев крылатый корабль, они расплакались. Оказывается, то были литовцы, бежавшие из Империи в 1940. Они плакали оттого, что оставили страну, добившуюся столь титанических успехов.

То были детища времени, пронизанные дикой, неуемной энергией русских побед. То - осколки некогда великой Мечты...

Психология bookap

Бои 1945-1962 годов мы выиграли. Сталин, словно мощный разгонный блок ракеты-гиганта, придал стране поистине космическую скорость. И мы шли вперед, пожирая пространство и время. К Победе! К Победе! К Победе!

Начинались "ревущие шестидесятые"...