Часть третья. Охотники на "черных птиц".

Глава 8.

1982: помни Ливан! Т-72 крушат "меркавы". Израильский фронт разваливается. Упущенная победа 11 июня. Первое столкновение с роботами соглядатаями. Тайна гибели четырнадцати "буков". Русские в долине Бекаа. Растов находит ответ. Неравная борьба в воздухе.

1.

6 июня 1982 Израиль вторгся в Ливан, стремясь разгромить базы палестинских партизан, нападавших на Галилею - север Израиля. Но все-таки главной силой, противостоявшей евреям, была Сирия, которая ввела свои войска в горную долину Бекаа, лежащую к востоку от Бейрута. В ней сирийцы, союзники нашей Империи, создали мощную группировку ПВО.

Армия Сирии была сильной по меркам 1970-х. И оружие ее было примерно таким же, что и у египтян во время Войны Судного дня-73, за исключением авиации. Сирийские пилоты воевали уже на МиГ-23 и МиГ-25, получив неплохую подготовку в базе Насосное под Баку. Зато израильская армия на шаг-полтора обгоняла сирийцев. Это была уже армия 1980-х годов, и оружие ее учитывало опыт боев минувших лет.

Тогда враг применил новейшую американскую технику. У евреев были и летающие роботы-разведчики, и воздушные командные пункты типа АВАКС, и самолеты с динамической неустойчивостью. Ничего этого у сирийцев не было. Пожалуй, война 1982 года стала первой, в которой главную роль играло не количество оружия, а его качество. Уже не огневая мощь, не тонны выбрасываемого в минуту металла, а точность и скорость разведки решали исход боя. Не калибр и не мощность оружия, а его меткость и быстрота прицеливания выходили на первый план.

Первые два дня боев вооруженным по последнему слову техники, компьютеризованно-электронным евреям противостояли лишь слабые палестинские бригады "Айн Джалут", "Хатын" и "Эль Кадиссия". Как сообщают Владимир Ильин и Михаил Никольский ("Техника и оружие", январь 1997 г.), храбрые палестинцы воевали на "тридцатьчетверках" времен Великой Отечественной и на старых Т-54. Их смяли и уничтожили. Тем более, что перли евреи страшной силищей модернизированными американскими танками М60А1, покрытыми "панцирями" из активной брони - ящичками со взрывчаткой, которая отбрасывала от танков кумулятивные гранаты и противотанковые ракеты. А еще у евреев на ливанском фронте было двести машин "меркава" - первого в мире танка третьего после Второй мировой поколения. Евреи планировали уже через 72 часа после "часа Ч" взять Бейрут.

"Меркава" - это боевая колесница по-древнееврейски. Сильная 60-тонная машина, с башней, которая сильно сужается вперед, к пушке, напоминая череп пещерного питекантропа с круто скошенным лбом из толстой кости. Приземистый и сравнительно малоподвижный, "меркава" был прекрасно защищен, имел двигатель впереди и десантное отделение на десять пехотинцев сзади. Его боезапас располагался не в башне, а в корпусе, что в сочетании с прекрасной системой пожаротушения и навесными бронеэкранами по бортам предотвращало взрыв снарядов при поражении "меркавы" огнем противника. Евреи установили на этом танке 60-миллиметровый миномет, и потому экипаж мог расстреливать легкие цели, не тратя драгоценные снаряды.

"Меркавы" несли смерть. Но гибель палестинцев дала время сирийским войскам в Ливане развернуться и встретить евреев во всеоружии. Массированные воздушные удары Израиля по передовым позициям сирийцев в первые дни пали в пустоту: дивизии Дамаска развернули множество ложных целей и макетов.

Уже 8 июня евреи понесли тяжелые потери при взятии городка Джеззины. 460-я бронетанковая бригада Израиля потеряла почти десять танков "центурион", сирийцы - только три старых Т-62. А танки 162-й дивизии евреев, наступавшей левее, у местечка Айн-Згальта были атакованы сирийскими вертолетами и потеряли при этом целую роту. Только ночью еврейская дивизия все-таки захватила Айн-Згальту. Однако попытка начать ночной бросок вперед по горным дорогам, для перерезания стратегической трассы "Дамаск-Бейрут", нарвалась на храбрые действия сирийского спецназа. Потеряв несколько танков, 162-я дивизия начала отступление.

Первая танковая битва закипела 9 июня 1982 года, когда четыре дивизии евреев на 100-километровом фронте - от средиземноморского побережья до горных районов Гармон - столкнулись с пятью дивизиями сирийцев. В огне и пыли сошлись более трех тысяч танков и бронемашин. Основными силами арабов были русские танки второго поколения Т-62 (еще без активной брони, с "лысыми" башнями) и самое главное - новые тогда танки Т-72.

В противоположность 60-тонным степенным "меркавам", похожим на тяжелых воинов-панцирников, 40-тонные Т-72 больше смахивали на легких ратников. Их делали для боев в Европе, предполагая, что многотысячные бронированные их массы в "час Ч" смогут рвануться из Восточной Германии к Ла-Маншу. Т-72 делали прежде всего подвижным, принося защиту в жертву скорости и способности палить из 125-миллиметровой пушки очередями. Для этого в башне "семьдесят второго" установлен автомат заряжания. А потому при попадании в башню снаряды мгновенно детонировали. То же самое происходило и при попадании в борт чуть выше катков - удар приходился как раз в головки снарядов боезапаса. Бак танка не был снабжен пористым наполнителем, и потому при ударе снаряда в горючем возникала губительная ударная волна. Зато лобовую броню Т-72 сделали очень толстой - в 400 миллиметров.

Но ход танкового сражения 9 июня был очень тяжел для евреев. Успеха они так и не достигли. Как сообщают Ильин и Никольский, в ночь с 9 на 10 июня сирийцы, действиями которых руководил русский советник генерал Яшкин, опять повторили наш опыт войны с немцами, обрушив на передовые позиции евреев огневой вал артиллерии. С рассветом он покатился уже и на вторые эшелоны израильтян. 10 июня их наступление выдохлось по всему фронту. Евреи потеряли 160 танков, и большую роль в этом сыграли Т-72. Начиная стрелять по танкам евреев с полуторакилометрового расстояния, они уверенно прошибали лбы "меркав". Получали удары и сами, да только лобовая броня "72-х" выдерживала попадания доброго десятка израильских снарядов. Главным было то, что огневая мощь русских танков не подпускала евреев ближе, чем на километр.

День 10 июня стал и днем великой вертолетной битвы. Евреи бросили в бой американские геликоптеры, "кобры" и "хьюзы-500". Сирийцы - русские броневертолеты Ми-24, "крокодилы". По воспоминаниям израильского офицера, "вид огромных Ми-24, делающих боевой заход, мог выдержать человек с очень крепкими нервами" (М. Никольский. "Ливан в огне", "Техника и вооружение", ј 10,1999 г.). Противопоставить нашим вертолетам евреям было нечего: сверхзвуковые истребители, посланные на охоту за ними, оказались бессильными. В то же время, храбро дралась авиация Сирии. С 6 по 11 июня арабы совершили 42 боевых вылета на МиГ-23БН и Су-22М только в долину Бекаа, спалив восемьдесят еврейских танков.

В ночь с 10 на 11 июня бои в долине продолжались. Сирийский коммандос-спецназ, вооруженный русскими гранатометами и противотанковыми ракетами "малютка", окружил и уничтожил один из танковых батальонов Израиля, а пара МиГ-23БН разбомбила командный пункт окруженной части.

Казалось, уже на следующий день враг будет сбит с позиций, смят и обращен в бегство. Казалось, еще немного - и евреев навертят на русские гусеницы. Было подготовлено мощное контрнаступление, тщательно спланированное нашими специалистами. Но случилось непредвиденное: покуда арабы успешно дрались с бронетанковыми частями евреев, они 9 июня сумели нанести сокрушительный удар по сирийской ПВО в долине Бекаа и даже по комплексам, которые прикрывали сирийскую столицу Дамаск. А поскольку превосходства в воздухе у арабов не было, да и американцы на них давили дай Боже как, то Сирия отказалась от контрнаступления.

Как пишет Михаил Никольский, в небе над Бекаа тогда разыгралось крупнейшее со времен Второй мировой воздушное сражение с участием двухсот самолетов, в результате которого погибли 17 из 19 сирийских зенитных комплексов в долине. И хотя после этого ребра израильской армии еще трещали, евреи все-таки сумели массированным ударом с воздуха разгромить 47-ю танковую бригаду Сирии.

Стройный ритм боевых действий наших друзей сломался. Пользуясь замешательством ПВО Сирии, евреи нанесли массированный удар с воздуха по ее танковым частям, спалив множество машин. Нет, разгромить арабов Израиль не смог. Хоть он и бросился в наступление, пытаясь захватить стратегически важное шоссе "Дамаск-Бейрут", сирийцы отбили эту попытку. Их генерал Шафик, 11 июня выдвинув из второго эшелона одну бригаду 3-й танковой дивизии, ударил в направлении на городок Адан, отбросив и разгромив 210-ю танковую дивизию евреев. Их фронт снова оказался на грани крушения.

На помощь евреям бросились американцы. В Дамаск приехали штатовские дипломаты Джордж Шульц и Филип Хабиб, убедив сирийцев остановиться и заверив в том, что Израиль в десять дней выведет войска из Ливана. Не надо было останавливаться. Да. бои возобновились 18 июля. и евреи сделали попытку прорваться к Дамасскому плато. Они решили ворваться в Сирию и заставить ее сдаться. Не тут-то было!

На подступах к плато они понесли огромные потери. Как пишут Ильин и Никольский, одна только 21-я сирийская бронебригада уничтожила 59 машин врага. По инициативе главного советника при главнокомандовании сирийцев в Ливане генерал-майора М. Носенко из Империи по воздуху были переброшены противотанковые ракеты типа "фагот", и с их помощью противотанковые взводы сирийцев, поставив "фаготы" на джипы, сожгли полторы сотни еврейских танков. До крайнего ожесточения бои на подступах к Дамаску дошли 23 июля 1982 года. На участке 21-и танковой бригады сирийцев евреям удалось прорвать оборону. Положение спас русский советник генерал-майор В. Никитин. Он лично приказал 181-й арабской бригаде перейти в контратаку, и она отбросила врага на исходные... Но потом боевые действия приобрели позиционный характер.

Почему же мы упустили эту победу, которая означала бы новый триумф имперского оружия? Ключ здесь - в подавлении евреями сирийской зенитной обороны 9 июня. В первые сутки наши были буквально ошеломлены.

2.

- В первый же день были выведены из строя все наши комплексы "бук", вспоминает их главный конструктор Ардалион Растов. - Причем наши военные советники не могли понять, в чем тут дело. Оказывались разбитыми не только СУРНы (станции разведки и наведения), но и пусковые установки, которые, казалось бы, большой ценности не представляют...

- А почему не представляют, Ардалион Ардалионович?

- Потому что без СУРН они слепы, и потому враг всегда старался выбить эти самоходки управления. Но при этом СУРНы уничтожались не только в развернутом положении, но и в нерабочем, походном, когда они зачехлены и ничего не излучают. То есть, их никак не могли поразить противорадиолокационные ракеты "шрайк", которые летят на работу радаров. Генерал-полковник Яшкин ничего толком сказать не мог.

Нас уже 12 июня вызвали в Кремль, в Военно-промышленную комиссию. Мы пришли в кабинет ее зампреда Леонида Горшкова. У него на столе уже лежали подробные карты и долины Бекаа, и всего Ливана, и Сирии. Один из генералов тут же докладывал об обстановке, один из его помощников непрерывно поддерживал прямую связь с Дамаском. Ничего нового мы не услышали, звучала лишь статистика: разбит комплекс там-то и там-то.

Пришлось срочно лететь в Сирию и ездить по боевым позициям, разгадывая эту тайну на месте. И первое, что бросилось в глаза - это неумелое использование арабами наших "кубов". Мы создавали их очень подвижными, а они норовили сделать их стационарными установками, не маневрируя ими. В современной же войне это смерти подобно. Но даже не это было корнем бед.

Что же разбивает комплексы? На противорадиолокационные ракеты, "шрайки", непохоже. И кто засекает позиции "буков"? Конечно, над Средиземным морем вились АВАКСы - летающие мощные радары на "Боингах-747", причем зачастую американские. У сирийцев не было комплексов "длинной руки" С-200, чтобы их отогнать, как впрочем, и до сих пор непревзойденных перехватчиков МиГ-31 (с дальностью поражения в 200 км), чтобы их сбивать. Да и нельзя было ввязываться в войну с самой Америкой. Но и АВАКСы не могли засечь машины, стоящие неподвижно или в укрытиях. АВАКС видит только движущуюся цель, а стоящую установку способен перепутать с чем угодно - с большим камнем или бункером.

Мы увидели то, как машины поражаются странными ракетами. Собрав их обломки и осколки, наша группа быстро установила: они обладают телевизионным наведением. Погода ни Ближнем Востоке прекрасная, небо почти все время безоблачно. Ни снега, ни туманов нет...

Как рассказал нам А. Растов, тогда евреи применили новую, разработанную американцами тактику - сочетания беспилотных самолетов-роботов (ДПЛА) и медленно летящих ракет с телеуправлением. Когда над позициями сирийцев появились маленькие самолетики с мотоциклетными движками, так похожие на поделки авиамодельных кружков, арабы и наши советники не придали этому никакого значения. Ну, вьются тут какие-то игрушки, и пусть себе вьются:

- Когда ствольная артиллерия сбила один из таких ДПЛА, оказалось, что он очень легок, и его без труда поднимает один человек. Просты они были до примитивности - маленький бензиновый моторчик, телевизионная камера и простейшая линия трансляции. То есть оператор ДПЛА, который сидит у израильтян на Голанских высотах, совершенно спокойно наводит эту "стрекозу". Он видит на экране своего телевизора все то, что под этой "стрекозой", управляя ею "влево-вправо", "быстрее-медленнее". И если он видит, что где-то стоит комплекс, он по этому же телеканалу нажимает кнопку пуска, и туда летит телевизионно управляемая ракета.

Причем ракеты эти летели с небольшими скоростями, что нас поначалу удивляло. Но все оказалось очень просто: на больших скоростях оператор просто не мог ими управлять и не успевал реагировать на цели. Но зато шли эти ракеты на низкой высоте, обладая малой отражающей поверхностью, и потому увидеть их на экране радара было неимоверно трудно. Да, "буки" наши по аналогам войны 1973 года рассчитывались на борьбу с самолетами, а никак не с ДПЛА или с подобными ракетами. Совершенно спокойно, "быстрым шагом", летит эта ракета, и были случаи, когда эти штуки влетали в открытые люки машин.

Однажды мы побывали на позиции, проинструктировали экипаж. Потом уехали на другую позицию, но нам позвонили и сказали: вы знаете, комплекс, на котором вы только что были, разбит. Вернулись. Ракета ударила прямо в открытый люк, рванув внутри. Мы видели там оторванные руки и ноги.

"Противоядие" от американо-израильской тактики мы все-таки нашли. "Буки" обладали телевизионно-оптическим визиром, который позволял сбивать цели без включения радара. Но экипажи уже боялись садиться в кабины, и потому мы быстренько разработали выносной пульт управления. Взяли пограничную оптическую трубу, к ней приладили датчики и сделали синхронную связь так, чтобы комплексами можно было управлять из безопасного укрытия. Все это позволяло поражать и телевизионные ракеты. Но такие усовершенствованные машины появились у сирийцев лишь тогда, когда боевые действия уже закончились.

Из более быстрых мер мы предложили беспощадно бороться с ДПЛА, прикрывая позиции ракет малокалиберными зенитными пушками. С их помощью роботы прекрасно уничтожались...

- А как же израильская аппаратура постановки электронных помех? Говорят, с их помощью враг ослепил тогда комплексы русского производства.

- Да, израильтяне действительно установили на Голанских высотах, которые господствуют над театром боевых действий, стационарные установки помех громадной мощностью в десять киловатт. Антенны их были укрыты в капитальных бетонных капонирах. Они давили наши станции обнаружения. Когда смотришь на круглый экран локатора, то сектора по 45 градусов на нем засвечивались красным. Но они не очень-то и пригодились израильтянам. Сирийцы ведь, опасаясь "шрайков", старались не включать излучения, обходясь в основном телевизионным наведением.

Да вы не переоценивайте радиоэлектронную борьбу. Такие мощные установки можно было поставить в условиях Голанских высот. А в Югославии, например, 1999 года их просто не было. И внутрь СССР их не затащишь.

- А в принципе мы могли что-нибудь сделать для противодействия западным средства радиоподавлення?

- Не только могли, но и сделали. Во-первых, расширяли диапазон работы радаров. Ведь большинство источников помех работает так: специальный сканер засекает частоту работы локатора, настраивается на нее и затем включается на полную мощь. Значит, нам надо быстро перестраивать частоту работы радара. У нас еще в 1977 был готов "Куб-М4" с излучениями, которые было гораздо труднее засечь и подавить. После 1982 года комплексы здорово модернизировали: что-то вводили в старые, чтото закладывали в новые.

Были созданы новые электронные устройства, которые обеспечивали автоматическую перестройку. Волноводы наших комплексов создавались изначально с большим запасом, и потому модернизация шла успешно.

- На Западе говорили, что в 1982 мы просто опозорились своими низкими технологиями, что наши зенитные комплексы не могут работать, будучи связанными в единые сети. Так ли это?

- Ерунда! Они с самого начала так создавались. Мы были в Сирии в июне 1982, а уже в июле поехали в Германскую Демократическую Республику, где наши боевые группировки стояли лицом к лицу с натовскими силами в Западной Германии. Мы изучали то, как организовано взаимодействие систем ПВО, сглаженность командных пунктов. К тому времени все там было на высоте.

Кстати, и против "шрайка" мы тогда меры защиты нашли. Ставили два комплекса, и периодически включали то один, то другой. "Шрайк" начинал метаться между ними. Или включали их одновременно, и "шрайк" не знал, который из них выбрать.

- А как же отсталость нашей электронной техники от западной? Говорили ведь всегда: и элементная база у нас хуже. и компьютеры не с тем быстродействием...

- Нет, это не мешало. Увеличивались габариты, но для наземной техники это вполне допустимо. И быстродействия компьютеров тех времен вполне хватало. Хотя если взять нашу современную авиацию, то в электронном смысле мы ничем Западу не уступаем...

Да, та воина была очень полезна в смысле первого столкновения с роботизированной западной техникой. И хотя в войне с русскими, живущими не на солнечном Ближнем Востоке, а на сумрачных и вьюжных евразийских просторах, телевизионные штучки вряд ли помогли, все равно надо было искать ответы на новые вызовы. Да, были недостатки. Но для их устранения совсем необязательно было крушить Империю изнутри!

3.

Увы, победу в Ливане мы упустили еще и из-за того, что не были готовы к столкновению с новыми тогда истребителями Ф-15 и Ф-16. С "пятнадцатыми" был опыт всего двух стычек в 1979, когда с ними в групповых боях сходились старые Миг-21. Не хватало опыта всеракурсных боев, когда атаки велись с любых направлений новыми тогда ракетами средней дальнобойности. Против новейших западных машин сирийцы могли бросить уже устаревшие к тому времени МиГ-23МФ - маловысотные перехватчики. И если действиями ВВС евреев управляли летающие радарные самолеты "хок ай" с "тарелками" антенн над фюзеляжами, которые многократно усиливали мощь истребителей, то у сирийцев подобных "летающих КП" просто не было. Не было у них и самолетов радиоэлектронной борьбы. Ста пятнадцати истребителям нового поколения у Израиля Сирия могла противопоставить лишь 24 истребителя МиГ-23МФ.

Наш маститый исследователь тактики воздушного боя Владимир Бабич отмечает: к боям готовились плохо. Отрабатывали только атаку неманеврирующей одиночной цели с передней или с задней полусферы. Так, будто враг с радостью примет роль мишени, не будет маневрировать и действовать в группе. К тому же "23-и" уступали Ф-15 в маневренности и тяговооруженности. Пришлось заменять количество качеством. Например, один МиГ-23 должен был играть роль "приманки". Его пилот намеренно влезал в луч прицельного радара вражеского истребителя, держась вне досягаемости его ракет. Пользуясь тем, что внимание врага отвлечено, в атаку выходил ударный "мигарь", прятавшийся на небольшой высоте. Для закрепления успеха был еще и третий, резервный самолет, который вводился в бой, если и к врагу подтягивался резерв.

Но численного превосходства в той войне создать не удалось. Это было просто невозможно. И очень сказывалось то, что у сирийцев, в ВВС которых тогда сражались и наши пилоты, не было своих самолетов ДЛРО, своих летающих командных пунктов. А потому и оказались потерянными плоды разгрома евреев в танковых сражениях.

В жизни бои выглядели так: в нейтральных водах у берегов Ливана появлялись еврейские самолеты ДЛРО и постановщики помех - "боинги-707", разворачиваясь на траверзе Бейрута. Между ними и берегом, держась вне зоны огня наземных средств ПВО сирийцев, барражировал заслон - два звена Ф-15 или Ф-16. Под их прикрытием на цель шла ударная группа: колонна "фантомов". Передние звенья группа прорыва ПВО, за которой шли "фантомы" с высокоточным оружием, а замыкали колонну машины с неуправляемыми ракетами. Вся эта тяжелая рать шла на высоте в два километра, оставаясь невидимой для сирийских зенитных комплексов: горный хребет не позволял арабам видеть самолеты, идущие с моря на высоте меньше трех тысяч метров.

Здесь бы их и встретить звеньям наших истребителей, наводимых русскими же самолетами ДЛРО. Чтобы бросались они на тяжелые "фантомы", как стремительные орлы на караваны грузных гусей. Но выходило иначе.

Едва взлетев и набрав высоту в сотню метров, "мигари" попадали в поле зрения еврейских "хокаев", полностью утрачивая фактор внезапности. Единственное, что могли сделать пилоты Сирии - так это держаться поплотнее друг к другу так, чтобы тройка "мигов" на экране израильского ДЛРО выглядела единой меткой, как один истребитель. На расчетном рубеже ударный МиГ-23 круто пикировал вниз, и это не фиксировалось еврейским локатором. Именно он и должен был атаковать израильские бомбардировщики ударом снизу после того, как два его товарища выполнят все отвлекающие маневры. При срыве атаки уйти на повторную было просто невозможно. Не было своего летающего КП, и потому некому было командовать перестроением, некому было предупреждать "мигари" о приближающемся противнике. Наземные командные пункты выполнить всего этого не могли: они попросту не видели пространства схватки из-за гор.

И потому господство в воздухе евреи тогда завоевали. Как пишет В. Бабич, израильский самолет ДЛРО, обнаружив звено МиГ-23, выдвигал вперед колонну из двух звеньев Ф-16. Первое расходилось поодиночке в разные стороны, угрожая атакой с флангов или даже заходом в тыл, тогда как второе звено атаковало в лоб. Тактика эта оказалась очень эффективной.

И все-таки успехи были, несмотря на полное техническое превосходство ВВС евреев. Несмотря на то, что драться сирийским пилотам приходилось почти вслепую.

7 июня 1982 г. Бой трех МиГ-23 с тремя Ф-16. Сбито двое израильтян при потере одного нашего.

8 июня. Пара "23-х" пытается прикрыть позиции сирийских ЗРК в долине Бекаа. Обстановка - хуже некуда. Они летают в радиолокационном поле евреев, сами врага практически не видя. Высоты до 200 метров арабы не просматривают мешают горы.

Ведущим шел майор Хау. О том, что его захватил в радиоприцел враг, сигнализировал бортовой индикатор СПО-10. Хау молниеносно совершил маневр "срыв захвата с переходом в атаку". Он бросился навстречу Ф-16, захватив его в прицел на дистанции в 17 километров, и с семи верст сбил врага ракетой. Но на выходе из атаки сам был сбит ракетой второго израильтянина.

9 июня в районе Бейрута сириец на "23-м" атаковал пару Ф-16 и сбил один, хотя и сам был сбит. Баш на баш. При этом евреев наводил на цель самолет-радар "хок ай". Всего же с 6 по 11 июня 1982 года эскадрилья сирийских МиГ-23МФ, советником в которой был Владимир Бабич, уничтожила один беспилотный разведчик "файер би" и пять истребителей, сама потеряв шесть самолетов и двух пилотов (В. Бабич. Истребители МиГ-23 в ливанской войне. "Авиация и время", ј2, 1999 г.).

4.

Без самолетов ДЛРО не принесли сирийцам особых успехов даже прекрасные машины - МиГ-25. Эти полукосмолеты, умеющие взмывать ввысь почти на три десятка километров, набирая скорость в три "звука", просто не могли выйти на цель. С 1969, когда первый "25-й" появился в Египте, и до 1981 евреи не смогли сбить ни одной такой машины. Зенитные ракеты рвались ниже траектории его полета, от истребителей "фантом" он мог уйти - даже в одиночку от нескольких десятков охотников.

Первый МиГ-25 Сирии погиб в израильской ловушке еще 13 февраля 1981. Тогда его выманили на себя два "фантома"-разведчика. Евреи знали, что "25-й" наводится с земли, и потому в засаде, гораздо ниже по высоте, "мигаря" поджидал Ф-15. А поодаль, уже над морем, всей операцией дирижировали летающий локатор "хок ай" с приданным ему самолетом-постановщиком радиопомех. Сириец увлеченно гнался за "фантомами", которые выбросили облака фольги. Луч его радара не захватывал Ф-15, который бросился во встречную атаку "спереди-снизу". Как только сирийский наземный КП заметил это и попытался предупредить пилота МиГа, израильтяне врубили генераторы помех, прервав связь. И араб был сбит выстрелом ракеты с дистанции в 25 километров.

Уже этот бой показывал: больше защищать свое небо и вести схватки в воздухе без своих самолетов ДЛРО теперь просто невозможно. Ведь если бы тогда МиГ-25 наводился своим самолетом-локатором! Однако те, кто в Империи отвечал за помощь сирийцам, этого понять не захотели. И в войне 1982 года "25-е" не одержали ни одной победы. Им просто не нашлось работы.

5.

Итоги той войны уже стали серьезным предупреждением для нас. Нет, никакой фатальной катастрофы не произошло. Никто всерьез не рассчитывал, что НАТО повторит операцию в долине Бекаа где-нибудь на передовых рубежах имперских войск в Восточной Европе. Ведь это означало ядерную войну, а янки на нее идти не хотели. Они очень хорошо помнили свой страх 1962 года, когда русские ракеты оказались на Кубе. И потому у нас было время на то, чтобы переоснаститься, перевооружить ПВО и ВВС новой техникой.

Это нужно было еще и для того, чтобы сохранять высокую репутацию русского оружия на мировых рынках.

Нынешние апологеты Горбачева и Ельцина говорят о том, что наша страна была слишком отсталой для того, чтобы совершить такое перевооружение. Но это ложь, читатель. В 1980-е Империя совершает еще один супертехнологический рывок в Битве за Небеса.

6.

Но что-то говорит мне: пора немного сменить тему. Ведь не все решает оружие, пусть даже и самое гениальное. Даже крепчайший металл и самый разящий меч все-таки лишены чего-то бесплотного, но очень-очень важного...

... Тяжелые аккорды музыки волнами прокатывались под сводами огромного зала. Облицованный льдисто-белым мрамором с кровянистыми прожилками, он напоминал небесную сферу или римский Пантеон. Музыка звучала громко и грозно, вселяя в душу мистический трепет. Он передавался сотне молодых воинов с непокрытыми головами, стоявших полукольцом на небольшом амфитеатре. И каждый из них держал в руке незажженный факел.

Напротив амфитеатра возвышалась кафедра, чем-то похожая на амвон проповедника. А над нею, где-то у самого полюса архитектурной сферы, массивно нависал барельеф из темной бронзы: витязь с занесенным мечом, оседлавший орла.

Под звуки музыки к амвону прошествовала высокая фигура Хранителя, облаченного в темное длинное одеяние с капюшоном. Он шагал, слегка склонив седую голову, - бывший офицер имперской противовоздушной обороны, ветеран египетских боев. Заняв свое место, он обвел глазами зал, скользнул взглядом по золотому шитью мундиров на самом верхнем ряду амфитеатра. И как только стал замолкать торжественный хор, он воздел кверху правую руку. Свет в зале померк, и во тьме заколыхались языки пламени от сотни факелов.

- Сегодня - день защитника нашего неба. Ваш день, лучшие воины Империи! нарушил наступившую тишину низкий голос Хранителя - Сегодня мы отдаем дань памяти тем, кто стал героем Великой войны с силами Зла. Много веков назад они ополчились на нас, и целые столетия подряд пытались стереть нашу Державу с лица Земли. Прошли века, враг сменил рыцарские доспехи на кабины реактивных машин, но суть борьбы осталась прежней. Потому что мы - другие. Мы - продолжатели дела Святой Руси и Великого Хорезма, наследники Тимурленга и Святослава, Чингис-хана и Суворова, воинов Великой Отечественной. Там, где садится Солнце, поклоняются золотому дьяволу. Мы же чтим традиции предков, их подвиги и мужество. Нет и не может быть мира между нами, и ненависть их к нам неиссякаема!

Вы и те, кто до вас держал небесное оружие, спасали нашу Родину, нашу Империю от страшной беды. Так будьте же достойны подвигов наших героев! И помните: они бессмертны. Они всегда будут рядом с нами...

Его голос был мерен и торжествен:

- Виктор Талалихин. Ты направил свои истребитель на ревущее в ночном небе Москвы чудовище. Здесь ли ты?

- Здесь! - ответила сотня голосов, и пламя факелов качнулось. И тут же в воздухе возник нарисованный лазерами лик молодого лейтенанта из сорок первого года.

Хранитель называл имя за именем. Снова и снова зал отвечал "Здесь!", снова и снова в полумраке возникала голограмма, и погибшие воины смотрели в лица сотни факелоносцев.

- Капитан Георгий Елисеев, таранивший врага 28 ноября тысяча девятьсот семьдесят третьего года?

- Здесь!

- Лейтенант Сергей Сумин...

Сергей, не отрываясь, смотрел в экран телевизора. Торжественная, полная презрения к смерти церемония, пронизывала его душу каким-то таинственным, волнующим холодом. Сердце билось торопливыми толчками.

Он очень любил такие праздники. На этот раз то был День защитника неба Империи. Сегодня молодые солдаты принимали присягу, в кинотеатрах перед фильмами шли выпуски хроники. В которой кадры времен Великой Отечественной сменялись съемками ожесточенных боев в Корее, Вьетнаме, на Ближнем Востоке. На струях огня из клубов пыли и дыма упруго взлетали ракеты, и похожие на железных ястребов самолеты разлетались на рои горящих "комет". А завтра он и сам собирается в кино - на премьеру ленты "Идите в землю египетскую" - о наших ракетчиках в битве за Суэцкий канал.

Над Одессой опускался бархатный теплый вечер 1982 года. Громыхнули орудия, и в небе распустились огни праздничного салюта. Что-то теснило грудь какая-то юношеская жажда подвига, какая-то томительная смесь любви и неудержимого порыва.

Сергей включил настольную лампу, тронул модель космического корабля "Союз". Потом, повинуясь жгучему желанию, схватил массивные наушники "Эхо", ткнул пальцем в черную клавишу "Весны-211". Мигнули рубиновые огоньки индикаторов, и мощный стереозвук ворвался в распаленный мозг.

"Taking around, the moments..." - напряженно и порывисто пел Роджер Уотерс. Сергей в такие моменты любил включать "Пинк Флойд", ударяя по нервам летящими аккордами гилморовского "фендера". Сергей и сам поражался странному совмещению страстей внутри себя. Он любил читать книги по русской истории под тяжелый рев бас-гитар. Картины русских ратников, посылающих стальные тяжелые стрелы из арбалетов на Куликовом поле, рисовались ему под звуки "Человека с Серебряных гор" из "Rainbow".

Но теперь... Теперь ему чудилась ночь, остро пахнущая порохом. Как после старта сразу нескольких С-75. Ему грезилось, что он сидит в гудящей от электроники кабинке командного поста, перед зеленым мерцанием радарного экрана, направляя прекрасный и смертоносный полет огненных змеев...

Эту картину, дорогой читатель, нарисовало наше воображение. Ведь в жизни все было иначе - уныло, затерто и серо. Скучные комсомольские да партийные собрания. Дежурные встречи с ветеранами Отечественной. И никто не хотел понять, что сами старики на этих казенно-шаблонных собраниях не расскажут и сотой доли того, что им довелось пережить. Уж мне-то, журналисту и сыну журналиста, это хорошо известно. Тупые политработники, трескучие и пустые фразы - и ничего о подвигах наших героев. Наше поколение хватало книжки о воинах той же противовоздушной обороны - и по том с зевком отбрасывало их. Ибо там не было ничего, кроме комсомольской белиберды, а о самих деяниях героев говорилось как бы вскользь и безлико.

А нужно было другое. Мистическое, глубинное, соединяющее в одну неразрывную цепь события тысячелетней истории. Вливающее древние энергии в души людей. Но разве могли понять это и старый импотент Брежнев, и рассыпавшийся от старческой немощи главный идеолог страны Суслов? Вы, наверное, читали предыдущую книгу, читатель? И ею, и этои работой, мы делаем то, что должны были делать наши идеологи да политработники с конца 1960-х.

Мое поколение (а мне, когда в ноябре 1982 умер Брежнев, шел шестнадцатый годок) оказалось чудовищно ограбленным. Нет, дело не в том, что у нас не было импортных видеомагнитофонов. Они, в конце концов, не стоят разваленной Империи и нынешнего национального позора. У нас украли гордость за свою страну. Мы включали телевизор, но кого режим предлагал юным в качестве героев? Кто царствовал в эфире, подсознательно вызывая желание "делать жизнь с них"? Тот же шут Хазанов. Та же певичка Алла Пугачева. Та же бесчисленная рать актеров-лицедеев. Всех тех, кто ныне трупными мухами вьется над останками Великой Державы и сладострастно лижет зад власти вороватых иуд. И та же Пугачева пляшет на игрищах в честь своего пятидесятилетия, задирая подол и показывая свои жирные ляжки, пока в Прокопьевске из домов уже вытаскивают тела умерших с голоду русских.

Мы возводили на пьедестал людей-мух, сотрясателей воздуха и "тружеников микрофона". Но играть на гитаре или сниматься в фильме гораздо легче, чем наводить ракеты под смертельным огнем пикирующих "фантомов". У нашего поколения украли целый пласт русской истории, спрятав за пеленой бессмысленной секретности целую когорту Истинных Русских. А потому Империя рухнула, даже обладая непревзойденным оружием.

Нам надо было не карикатуру на Запад у себя делать, а раз и навсегда понять, что Империя, что Великая Россия - это особая цивилизация. И строить именно эту цивилизацию, наполняя гордостью за нее сердца миллионов. Отбросив прочь всю ненужную шелуху. Но разве могли понять это тупые выпускники партийных школ и лощеные телевизионно-эстрадные клоуны?

Увы, время вспять не повернешь. Но когда-нибудь нам придется сделать подобное. Но уже с кровью и жестоко. Ибо выбор небогат. А Западом мы не станем никогда.

Имперская интермедия.

Война в Ливане была последним столкновением Империи с высокотехнологическим врагом. Девять лет спустя, в декабре 1991 года, Советского Союза не стало. Его убийство началось с 1985, когда в Кремль пришли лукавые перестройщики. И потому с этих страниц книга моя приобретает черты некоего "воспоминания о будущем".

Сейчас, спустя годы, нам ясно: Советский Союз был страной огромных нереализованных возможностей. Не хватило ему только одного - волевой и умной элиты. Вот почему Запад жутко боялся появления в Союзе настоящего Хозяина, высвобождения колоссальной энергии из русских недр, прорастания зерен будущего, которых, как вы уже знаете из наших книг, в закромах Родины было хоть отбавляй.

Психология bookap

Теперь уже многим видно, что именно наша Империя и хранила мир от кровавого хаоса, в который его тянут янки. Я уверен и в том, что умелый правитель, удержав СССР железной рукой, добивался серьезного кризиса самих США. А то и кризиса смертельного. В соревновании мозгов, вооружений и ресурсов мы ничем не уступали американцам. Биологическая деградация янки и западноевропейцев, их вырождение настолько очевидны ныне, что Союз выигрывал у них только за счет своего сохранения. И реформировать имперскую экономику можно было с большим успехом. Во всяком случае, для освобождения цен совсем необязательно дробить страну на части.

Увы, жалкая, свинорылая "элита" убила Империю, предпочтя быстро получить доллары от Запада. Жаль. Мы этого ей никогда не простим, и "вернем должок" при первой возможности.