Часть третья. Охотники на "черных птиц".


. . .

Историческое отступление.

"Ядерный молот" Третьего Рима. Цунами на Миссисипи. Лучшие хранители мира. Урок на будущее и одноразовые космические бомбардировщики.

Спасибо тебе, Господи, за то, что сподобил меня родиться и вырасти в Империи! Под защитой ее ядерных сил. В пору моего детства и отрочества, в далекие 70-80-е годы, мне не приходилось бояться сирен воздушной тревоги, подобных тем, что раздирали нервы в Белграде 1999 года. Мне не приходилось забиваться в отрытые на школьных дворах щели, спасаясь от осколков бомб, как вьетнамским детишкам или юным палестинцам.

Моему поколению был неведом страх и людей 1930-1940-х годов, каждый год с тревогой вглядывавшихся в горизонт: не грядет ли очередное нашествие? Не пылят ли вдали танковые колонны и механизированные дивизии врага? Не надвигаются ли штормовые тучи ею бомбардировочных эскадр?

И все это - благодаря тому, что на страже мира стояло самое страшное оружие Империи, ее Ракетные войска стратегического назначения. Преданное проклятию ратями разных публицистов, прекраснодушных либералов, "вывихнутой" интеллигентщины и "миру-мирщиков", ославленное как порождение ада в сотнях фильмов и романов о "ядерном безумии", сие оружие на самом деле спасло жизни сотням миллионов человек, предотвратив страшные войны во второй половине уходящего века. Страшные даже в безъядерном обличье.

Сохраним ли мы его сейчас? И не придется ли моей дочери, как и миллионам других русских малышей, тревожно вглядываться в небо? Спаси и сохрани нас, Господи. Дай твердость воле нашей и рукам. Ибо мы все еще способны уберечь себя, подняв старый добрый Ядерный Молот!

1.

Мой знакомый, который раньше трудился в закрытом военном НИИ, занятом планированием ядерных ударов по США, говорил: для разрушения этого врага достаточно двухсот ядерных боеголовок, попавших в нужные места. Этот человек, ныне работающий в одной из самых мощных финансовых структур государства, обладает острым умом, создавая схемы, в которых задействуется все и по максимуму. Это и немудрено: ведь план "удара возмездия" верстался так, чтобы поразить врага даже с помощью его техносферы. Так, чтобы разрушенные плотины, заводы и склады тоже превратились в оружие массового поражения.

Одним из шедевров отечественных гениев ядерного планирования стал удар, вызывающий огромную волну-цунами на великой реке Миссисипи. Сначала ядерный заряд взрывается в ее верховьях, поднимая огромный водяной вал, который мчится вниз по течению. Через некоторое расстояние за идущим цунами взрывается еще одна боеголовка, еще выше взметывая ужасающую волну. Теперь вся масса Миссисипи несется вперед со скоростью курьерского поезда, уничтожая все на своем пути, сметая плотины, мосты и прибрежные города. Русские ракеты выверенно падают, подхлестывая рукотворное цунами. С лица земли стираются Сент-Луис, Канзас-Сити и Новый Орлеан. В принципе, подобную штуку можно было устроить и на Гудзоне, на котором стоит Нью-Йорк. Такой же удар по реке Теннеси с ее водохранилищами и энергостанциями.

Страх перед таким финалом сдерживал янки от войны с нами лучше тысяч всяких договоров и мирных инициатив. И не надо считать русских кровожадными маньяками. В конце концов, не мы начали ядерную гонку вооружении...

Горячие войны, как вы помните, начинаются с войн информационных. С обработки мозгов, создания образа врага и оружия для его сокрушения. А начала Америка ядерное планирование... в конце XIX века. В далеком уже 1989 году купил я книжку В. Гакова "Ультиматум", из которой, помимо обычных интеллигентских всхлипов о "ядерном безумии", почерпнул немало полезных сведений. Оказывается, в 1900 году в США под заглавием "Мудрость - вот защитник" вышел роман астронома Саймона Ньюкома, в котором янки открывает новую энергию, создавая с ее помощью оружие невиданной разрушительной мощи. Разгромив все европейские армии, он устанавливает планетарное правительство, Новый Мировой Порядок. Право на самоопределение в нем получают лишь нации, обладающие "мерой ответственности". Конечно же, это британцы и янки. Русские, понимай, - это бесправные рабы.

Таким образом, слова "Новый Мировой Порядок" были произнесены задолго до того, как помощник президента Рейгана Збигнев Бжезинский в 1982 году призвал американцев установить НМП по всему миру, задолго до того, как президент Буш объявил о наступлении эры НМП в 1992, за век до начала первой войны за утверждение НМП - бомбежек Югославии. И наш коммунизм тут не при чем - в 1900 Россия была вполне буржуазной и рыночной. Да и Гитлеру, который впервые попытается построить НМП на свой лад, в 1900 было только 11 лет, и звался тот мальчик еще Шикльгрубером. Уже в 1915 некий Д. Барни выпускает в США книгу "Л.П.М. Конец великой войны". Тоже о гении, устанавливающем на Земле тотальную власть англо-саксов. Книга дышала презрением ко всему неамериканскому.

Но на пути к западному НМП стояла Российская Империя. Сначала царская с ее огромной конно-пешей армией, потом - Красная, принявшаяся быстро осваивать новейшие способы войны: танковые, воздушные, механизированные. И вот в 1929 американец П. Мик публикует рассказ "Красная опасность", в котором уже мы атакуем США своим флотом, против которого янки бросают аэропланы с атомным оружием-"радитом".

На короткое время янки начинают видеть главного врага не в нас, а в Германии, где ко власти пришел Гитлер. И вот в 1939 появляется рассказ тогда еще молодого Роберта Хайнлайна "Неудовлетворительное решение". Это дебют фантаста, который вскоре станет основоположником техно-фашистского направления в американской литературе. В том произведении США громят Германию с помощью атомного оружия. Правда, оно изображено не в виде бомб, а в виде огромного радиоактивного облака - этакого управляемого Чернобыля. Но - вот что примечательно - США понимают, что долго удержать монополию на атомное оружие не смогут. Поэтому Америка должна с помощью своего чудо-оружия быстро установить свое мировое господство, Новый Мировой Порядок. С принудительным разоружением стран, у которых нет средств массового уничтожения. А это - уже почти готовый план действий на будущее.

До этого Запад попытается уничтожить русских, столкнув нас с Гитлером. Наши интеллигентские идиоты твердят, будто Вторая мировая началась с августа 1939, когда Сталин и Гитлер заключили "Пакт о ненападении", который-де до весны 1941 развяжет немцам руки для завоевания Польши, Франции, Бельгии, Норвегии, Греции и Югославии. Но на самом-то деле все началось с Мюнхенского соглашения 1938 года, в котором Англия и Франция позволили Гитлеру захватить Чехословакию, рассчитывая на то, что дальше фюрер двинется на Восток. Сталин тогда просто переиграл Запад, применив против него то же "оружие".

И все-таки мы столкнулись с немцами в самой кровопролитной войне. Но и здесь мы смешали карты западникам: мы победили немцев. А в августе 1945 провели молниеносную Третью (после 1904-1905 и 1938-1939 годов) Русско-японскую войну, вдребезги разнеся Квантунскую армию в Северо-Восточном Китае. Не допустив туда американцев, заняв Курильские острова, на которые тоже зарились США. Запад исходил слюной от злобы: впервые за сотни лет Сталин в сорок пятом сумел решить массу самых больных геополитических проблем России. Мы подчинили себе Польшу, сделав невозможным использование ее в роли плацдарма для вторжений в Россию - как это было в 1812, 1914 и в 1941 годах. Русские оторвали от Запада Чехословакию, Венгрию, пол-Германии, Румынию да Болгарию. Сталин воплощал все заветные планы царской России: придвинуться вплотную к Балканам, на целив свои войска на Босфор и Дарданеллы. Наши флаги вновь, как и в начале века, взвились в Порт-Артуре и Северной Корее, на Сахалине и Курилах. А еще наша Империя не пожелала принимать американского "плана Маршалла", означавшего экономическую помощь в обмен на превращение в американскую марионетку. Мы стали поднимать страну из руин самостоятельно.

У США оставалась одна надежда - применить против нас ядерное оружие, которое они разработали ударными темпами с 1941 по 1945 год. С помощью абсолютно нерыночного "Манхэттенского проекта", поистине сталинского суперминистерства, с применением плановых заданий, полностью казенного финансирования, труда на казарменном положении и абсолютной секретности. 2 миллиарда долларов и труд 130 тысяч человек поглотил этот проект. Учти, читатель, - доллар 1940-х годов равен двадцати-тридцати нынешним!

У нас в 1945 ядерного оружия еще не было. Америка была уверена: победа уже за ней, и установление Нового Мирового Порядка под звездно-полосатым флагом - вопрос лишь времени. Стоит лишь только накопить побольше ядерных зарядов, которых пока маловато. Но не беда: страна русских лежит в руинах, ее народ надорван тяжелейшей войной. Америка же не только осталась нетронутой, но и сказочно обогатилась на войне с Гитлером.

В 1948 году американский журнал "Лук" ("Взгляд") вышел со статьей инженера-атомщика Хогертона и "эксперта по русским делам", экономиста Рэймонда. Мол, СССР на 22 года отстал от США в создании атомного оружия. "Чтобы победить атом, русская техника должна быть на уровне американской", писали авторы, доказывая: ну куда уж этим варварам до нас, цивилизованных? Ведь прошло всего три года после Великой Отечественной. Статья разбивалась подзаголовками, рисующими превосходство янки. "Завод-гигант". "Чудо механики и химии". "Использовались все ресурсы Америки". "Потребовалась новая автоматическая техника". "Мы превзошли алхимиков". "Фантастические мощности". "Подъемный кран, который думает". "Отрасли советской промышленности, производящие точные приборы, малоразвиты. Со временем Россия, конечно, сможет повысить количество и улучшить качество продукции своих заводов точных приборов. Но на это потребуется много времени...

... Россия будет испытывать затруднения в получении достаточного числа урана. Россия испытывает проблемы в снабжении электроэнергией... Объем русских научно-исследовательских работ уменьшился... Русская промышленность перегружена работами по восстановлению..."

Но американцы еще не знали, что в Империи наш гений Игорь Курчатов уже готовится пустить первый урано-графитовый реактор. Что Сталин сосредоточил на важнейших направлениях лучшие научно-инженерные кадры, не скупясь на их финансирование. Что он уже отдал приказ на создание в стране уникальной Единой энергосистемы, которая обойдется дешевле американской энергетики, но будет работать с большей эффективностью.

А в 1949 раздалось громом поразившее Америку известие:

Империя взорвала первую атомную бомбу. И казалось, над миром раздался голос нашего забытого поэта 1920-х Алексея Гастева:

Монтеры! Вот вам выжженная страна. У вас в сумке - два гвоздя и камень. Имея это, воздвигните город!

И ведь мы его воздвигли, мать вашу! И какой - ядерно-ракетный!

Как там Петр Первый сказал? "И небываемое бывает".

2.

Я не в состоянии в одной главе описать историю возникновения ядерно-ракетной силы Империи. Это - тема отдельной книги. Но на некоторых темах хотел бы остановиться. Уж больно оттеняют они убожество Горбачева и Ельцина на фоне людей-исполинов, полвека назад свершивших невозможное. Тем паче что процесс создания ядерного молота Империи - это тема отнюдь не только военно-промышленная и стратегическая. Здесь воедино слились государственная воля и мужество наших вождей, проявления русского национального характера и пример искуснейшей игры с вековечным врагом.

Ядерный прорыв русских стал возможен благодаря людям-исполинам, порожденным эпохой 1930-х годов. Тем они и были велики, что знали: для постижения тайн материи, для достижения могущества надо прежде всего ускорить процессы в веществах, убыстрить движение в производстве и транспорте, овладеть новыми видами энергии, создать невиданные ранее машины и технологии. И не жалеть при этом сил, не оглядываться заискивающе на заграницу. В этом - главное отличие людей Империи от нынешних тупиц, свято верящих в то, что можно обойтись только выпуском акций, организацией банков и десятым по счету переделом собственности.

Мы начали ядерные исследования первыми в мире, обгоняя и немцев, и янки. Еще в 1932 начинается строительство гигантского ускорителя частиц, циклотрона, в Ленинградском физтехе. В 1935 в Харькове (Украинский физтех) закладывают основание громадной "электронной пушки" для обстрела атомных ядер исследуемых элементов. Уже тогда, когда ядерная энергия казалась чем-то фантастическим, сталинское правительство не жалеет денег на эту перспективу. К осени 1937, когда в стране происходит вторая Всесоюзная конференция по изучению атомного ядра, глава Академии наук Игорь Губкин сообщает: нужно как можно скорее освоить ядерную энергию. Число ученых, работающих по этой проблеме, с 1933 выросло в СССР пятикратно.

1939. Стране уже трудно. Экономика нацелена на подготовку к грандиозной войне. Впереди - планы похода на Западную Европу. 1 сентября Гитлер нападает на Польшу и разражается Вторая мировая. Еще в апреле немцы начинают свой урановый проект, ставя во главе Гейзенберга и Гана. Но уже 21 сентября мы начинаем строить огромный циклотрон в Петрограде. Машину для получения из урана "ядерной взрывчатки". Ввод ее в строй планируется на 1942. Именно в тот год молодой Игорь Курчатов делает сенсационное заявление: при расщеплении ядер в килограмме урана должна выделиться энергия, равная взрыву 20 тысяч тонн тротила. Эквивалентная 20 килотоннам. Или 23 миллиона киловатт энергии. Расчеты Курчатова полностью подтвердятся в Хиросиме.

Тогда же ученик Курчатова, Георгий Флеров, вместе с Петржаком делают сногсшибательное открытие - самопроизвольное деление ядер в уране, цепную реакцию. Теперь надо найти лишь способ построить бомбу. А в перспективе - и реактор для получения энергии. В Харькове собирается важное совещание по физике атомного ядра.

1940 год. Наша страна провела тяжелую Финскую войну, после нее присоединив к себе Прибалтику и Молдавию. Идет титаническое перевооружение армии. Но именно в этом году Курчатов, обгоняя США, выскажет идею графитового реактора. В декабре, за полгода до нападения на нас Гитлера, Курчатов и группа его соратников представляют в Академию наук план овладения ядерной энергией и создания целой атомной индустрии - заводов по производству обогащенного урана и тяжелой воды. В Америке ядерный проект начнется почти годом позже...

Увы, эти планы сбылись совсем не так, как хотелось бы. Успей Сталин первым напасть на Гитлера и завоевать Западную Европу в сорок первом - и году этак в 1944-1945 у нас была бы своя атомная бомба. С ее помощью мы громили базы британского флота и расправлялись с Америкой.

Но Гитлер ударил первым. Не имея ни запасов зимнего обмундирования, ни совершенной техники, не отмобилизовав до конца свою экономику. Он надеялся на мистику, на помощь древних германских богов - а этого Сталин просчитать не смог. Началась тяжелейшая война. База ядерных исследований в Харьковском физтехе оказалась потерянной, и в 1941 немцы вывозят из нее уникальное оборудование - уже для своей ядерной программы. Петроград-Ленинград с его ЛФТИ оказался в блокаде, парализованный холодом, голодом, немецкими бомбежками, создание циклотрона останавливается. Курчатов и другие физики-ядерщики переброшены на фронтовые задачи. Нужно бороться с немецкими магнитными минами, решать тысячи неотложных задач на военном производстве. Курчатов то с минами в Севастополе борется, то бронебойные снаряды разрабатывает, то изобретает защиту танков от кумулятивных снарядов немцев. Флеров трудится авиатехником в бомбардировочном полку. Петржак - начальник разведки в зенитном полку. Будущий ракетчик Королев работает то над реактивными минометами, то над новыми двигателями. Враг грозит взять Москву...

И все-таки мы создали свое ядерное оружие!

Этим мы обязаны по большому счету четверым: научным гениям Курчатова и Королева, несгибаемой воле Сталина и непревзойденным организаторским способностям Лаврентия Берия. Можно как угодно судить двоих из этой четверки с моральных позиций, но это свершение у них не отнять никому. Тем более, что у империй всегда своя мораль во веки веков. Даже у нынешней американской.

Как это было? Весной сорок второго, когда полк Георгия Флерова вывели на отдых в Воронеж, молодой физик, первым делом бросился в местный университет познакомиться со свежей научной литературой из-за рубежа. (Да, читатель, даже во время тяжелейшей войны "тоталитарный режим" Сталина не скупился на то, чтобы снабжать научными новинками даже провинциальные университеты! Это вам не россиянские времена). Обнаружив то, что иностранцы полностью прекратили публикации по ядерной физике, Флеров кинулся писать письмо Сталину. На Западе делают урановую бомбу! Флеров едет в Казань, где выступает перед академиками.

Сталин... Получив письмо Флерова в труднейшем 1942 о том, что на Западе создается оружие фантастической разрушительной силы, и, сопоставив его с данными прекрасно отлаженной разведки, Сталин все быстро понял. Он поверил Флерову, который всего за шесть лет до того был всего лишь студентом физтеха. В июне Сталин вызывает Флерова в Москву (Господи, да ведь тогда немцы перли к Волге и на Кавказ, и страна, казалось, вот-вот рухнет под ударами Гитлера). Вот это воля была у Императора! В отличие от Гитлера и даже многих американских "столпов", он не счел атомную бомбу сказкой, а распорядился срочно начинать русский ядерный проект. Распорядился тогда, когда самые густонаселенные и промышленно развитые районы были заняты гитлеровцами, когда Империя ожесточенно сражалась за свою жизнь, голодая и испытывая нехватку буквально всего.

Научным "головой" дела стал русский ученый Игорь Курчатов (1903-1960 гг.), который образование получал в Таврическом университете, созданном в Крыму при Врангеле. То есть у белых, которые воевали с красными. Вопреки соплям и воплям нынешней интеллигентщины о том, что при Сталине умных людей расстреливали и гноили в лагерях, Курчатов работал тогда на полную мощь.

В октябре 1942 Курчатова вызывают в Москву. Знакомят с данными разведки в США. Уже в декабре Курчатов дает план работ по Русскому ядерному проекту.

Вот вам еще красноречивая иллюстрация сталинской воли. Для работы над бомбой нужен циклотрон. По приказу Сталина из Питера вывозят мощные электромагниты тамошней установки, и к 1944 в Покровском-Стрешневе в Москве начинает действовать новый ускоритель. С его помощью мы первыми в мире получаем поток дейтронов - столь нужных ядер тяжелого водорода, дейтерия. Потом бомбардировкой урана мы получаем на этой машине плутоний - куда лучшую ядерную взрывчатку. В этот момент от нас безнадежно отстают британцы. У них нет циклотрона. Нет его и у гитлеровцев. Сталин осыпает Курчатова наградами. Теперь он - академик, кавалер высшего ордена тех времен - ордена Ленина.

Нашим ученым помогла разведка, находившаяся под патронажем Берии, до 1946 г. выкачавшая из "Манхэттенского проекта" США громадное количество секретов. Не верьте глупостям вроде того, что с помощью одного только шпионажа можно было сделать бомбу. Нет, для этого нужно было вести самостоятельные работы, обладать полным циклом знаний, и только тогда разрозненные сведения, добытые по крупицам, могли дать толк. Использование разведки и получение сведений от тех, кто сотрудничал с нею в США добровольно, было вполне оправданным. Ведь мы, изнемогая в страшной борьбе на фронтах, не могли позволить себе затрат в миллиарды долларов на атомные исследования, как это могла сделать недосягаемая для врагов Америка, попивавшая в безопасности и апельсиновый сок, и кока-колу. А использовать силы врага в своих целях - это тоже победа.

В те годы Сталину удался беспрецедентный маневр. Он сумел сделать строительным материалом для нашей бомбы... евреев. Их мировое сообщество. Как? Обманув их. Дело в том, что в США 1930-1940-х годов они уже были весьма могущественной группой, фактически определявшей политику Штатов. "Манхэттенский проект" был также под их контролем. Кто тогда заправлял всей военной промышленностью США? Финансист Бернард Барух, который после войны станет главой Комиссии по ядерной энергии. Сам проект пролоббировал Альберт Эйнштейн, большой почитатель сионизма. "Курчатовым" в Манхэттенском проекте выступал нью-йоркский еврей Роберт Оппенгеймер. Заместителем такового работал венгерский еврей Эдвард Теллер, позже создатель американской водородной (термоядерной) бомбы. Среди фигур калибром поменьше в этом проекте этого народа - пруд пруди.

Тут масса любопытных раскладов получается. Заместителем Баруха по его "ядерной комиссии" в 1946-1950 годах работал еврей Давид Лилиенталь, юрист, специалист по коммунальному хозяйству Чикаго, ставший потом главным энергетиком долины реки Теннеси, - его заметило еврейское окружение президента Рузвельта. Лилиенталь затем сменит Баруха на посту председателя комиссии. Вторым заместителем Баруха трудился баварский еврей Льюис Штраус, сын сапожного фабриканта. Барух помог ему сделать карьеру в американском госаппарате еще в 1917 году, потом устроив Штрауса к знаменитому банкиру Якову Шиффу в банк "Кун, Лееб и Ко". К тому самому еврею Шиффу и в то самое учреждение, которое финансировали подрывную деятельность левых революционеров в России во время Русско-японской войны 1904-1905 годов. С тем, чтобы ускорить революцию, наше поражение в той войне и развал могучей России. Словом, узок сей круг. (Сведения беру из примечаний Айвора Бенсона к очень любопытной книге Дугласа Рида "Спор о Сионе").

В 1944 Сталин обещал еврейским воротилам Америки очень многое. Например, те желали вложить капиталы в восстановление Гомельской области, места компактного проживания евреев. Он распространял слухи о том, что в благословенном Крыму по окончании войны будет создано еврейское государство, куда могут съехаться и западноевропейские евреи.

Это очень подействовало на Оппенгеймера и Эйнштейна. Именно Оппенгеймер взял на работу в свою лос-аламосскую лабораторию завербованного нами немецкого еврея Фукса, передав ему массу сведений. (К тому же, наивные физики-ядерщики считали, будто после победы над Гитлером установятся тишь да гладь, СССР и США сольются в вечной дружбе. Сталин в эту чушь не верил, но разубеждать зарубежных товарищей не торопился.) Но как только все, что можно было выкачать из американцев, было получено, Сталин перестал ломать эту комедию. В Крым захотели? Жирновато будет. Пожалуй, эту гениальную операцию надо внести в программы обучения нашей будущей элиты.

20 августа 1945 года, через 12 дней после атомного удара по Хиросиме, Берия возглавил Специальный комитет при правительстве СССР, возглавив все работы по нашему ядерному проекту. Осенью сорок пятого, в еще залитой кровью, истерзанной стране, Сталин создает сегодня всемирно известные кузницы ядерных специалистов - Инженерно-физический и физико-технологический институты (МИФИ и МФТИ).

Работа строилась так. Собственно ядерной программой было занято ПГУ (Первое главное управление) правительственного спецкомитета. Но одновременно Берия же курировал и работу ТГУ - Третьего главного управления, под руководством которого работало СБ-1 (потом КБ-1), где создавалось ракетное управляемое оружие Империи. Под эгидой ТГУ работало и ОКБ-1 основоположника русской практической космонавтики - гения нашего, Сергея Павловича Королева. А также конструкторские бюро других наших "ракетно-космических богов" - Глушко, Янгеля, Челомея.

Берия построит Минсредмаш - уникальный сверхконцерн, в котором окажутся слитыми военное производство, гражданский атом и сильнейшая научная база. (ПГУ переименуют в Минсредмаш после ареста Берии в 1953). Здесь уже тогда сольются химия и электроника, машиностроение и строительство. "чистые" исследования и энергетика. О том, какая отличная система внутреннего административного контроля за издержками производства, затратами и приоритетностью работ в нем тогда была налажена, мне с уважением рассказывал в 1999 Константин Куранов, отставной замминистра атомной промышленности РФ. А ведь Куранов - из демократов, сахаровец, участник интеллигентских демократических "тусовок" конца 80-х!

Стараниями Берии ученые-ядерщики даже во время войны будут снабжаться всеми материальными благами на уровне государственной верхушки страны. Его организаторские способности в экономике? Куда до него Чубайсу, Лужкову, Черномырдину или Березовскому! Вот как вспоминал о тех годах ныне покойный Павел Судоплатов, тогда - глава спецотдела "С" (ядерной разведки) НКВД-МВД СССР.

"Я узнал, что Берия как заместитель председателя Государственного комитета обороны в годы войны отвечал не только за деятельность спецслужб, но и за производство вооружения и боеприпасов, работу топливно-энергетического комплекса. В особенности его интересовали вопросы добычи и переработки нефти. В кабинете Берии стояли макеты нефтеперерабатывающих заводов. По его инициативе Ванников, Устинов и Байбаков (им не было еще и по сорока лет) были выдвинуты на высокие посты наркомов производства боеприпасов, вооружения и нефтяной промышленности.

Участие в заседаниях под председательством Берии открыло новый, неизвестный мне мир. Я знал, что разведка имела важное значение во внешней политике, обеспечении безопасности страны, но не меньшее значение имело восстановление народного хозяйства и создание атомной бомбы. До сих пор я вспоминаю наших талантливых организаторов промышленности и директоров заводов...

Выработка этих решений оказалась гораздо интереснее, чем руководство агентурной сетью в мирное время. Хозяйственная деятельность позволяла людям проявлять таланты и способности в решении таких проблем, как преодоление нехватки ресурсов, срывы поставок оборудования и материалов. Организовать слаженную работу многих отраслей промышленности для реализации атомной программы было делом не менее сложным, чем успешное проведение разведывательно-диверсионных операций в годы войны.

Берия, грубый и жестокий в обращении с подчиненными, мог быть внимательным, учтивым и оказывать каждодневную поддержку людям, занятым важной работой, защищал этих людей от интриг органов НКВД или же партийных инстанций. Он всегда предупреждал руководителей предприятий о личной ответственности за неукоснительное выполнение задания, и у него была уникальная способность внушать людям как чувство страха, так и воодушевлять на работу.

... Мне кажется, что сначала у людей превалировал страх. Но постепенно у работавших с ним несколько лет чувство страха исчезало, и приходила уверенность, что Берия будет поддерживать их, если они успешно выполняют важнейшие народнохозяйственные задачи. Берия часто поощрял в интересах дела свободу действий крупных хозяйственников в решении сложных вопросов. Мне кажется, что он взял эти качества у Сталина - жесткий контроль, исключительно высокая требовательность и вместе с тем умение создать атмосферу уверенности у руководителя, что в случае успешного выполнения поставленной задачи поддержка ему обеспечена".

Итог - в августе 1949 мы испытали первый ядерный заряд, еще негодный для боевого управления. Он назывался РДС-1, и название это предложил Берия как сокращение от "Россия делает сама". А осенью 1951 - мы опробовали и первую боевую авиабомбу с ядерным зарядом. И уже в 1953, опередив американскую группу Теллера, испытали термоядерное устройство. Оружие, гораздо более мощное, нежели атомное. До этого, в 1948 Королев успешно пустит первую отечественную баллистическую ракету Р-1, пока скопированную с немецкой Фау-2.

3.

Эти годы были для нас очень трудными. До 1951 года у Империи не было ни одного ядерного заряда, который можно было бы применить против блока НАТО и огромных вооруженных сил США. Уже к концу 1945 янки имели план "Тоталити" атомной бомбардировки семнадцати русских городов, в ходе которых 20-30 бомб должны были взметнуть хиросимские смерчи над Москвой, Горьким, Куйбышевым, Свердловском и Новосибирском. Именно русских, а не узбекских, скажем. (Этим янки хотели спровоцировать развал Империи). Тогда же небезызвестный Бернард Барух выдвигает план быстрого установления Нового Мирового Порядка под эгидой Америки.

Но стольких бомб у янки еще не было.

Под угрозой атомного удара Сталину в начале 1946 пришлось отвести наши войска из Северного Ирана, стоявшие там с конца 1941. Хотя сами американцы, вопреки своим же обязательствам, свои силы в Южном Иране оставили. Уже в июне 1946 Комитет начальников штабов США "испек" план "Пинчер" - удара полусотней атомных бомб по 20-ти жизненно важным центрам нашей страны. Вослед за этим в Россию планировалось двинуть американские войска - через Польшу. Балканы и Ближний Восток. К концу 1948 вступил в действие план "Сиззл" - сброс уже 133 бомб на семьдесят наших городов. На долю Москвы отводилось восемь зарядов, Питеру - семь.

Я снова с горьким смехом вспоминаю того еврея с бабским голосом с "ТВ-Центра", Леонида Млечина, с его программой "Особая папка". Когда натовцы нещадно били Югославию, даже ельцинская власть выступила против Штатов. И тогда вся рать наших млечиных завопила: ай-яй-яй, мы можем вернуться ко временам противостояния с Западом. Млечин запалил программу, в которой доказывал, будто бы Сталин сам спровоцировал создание антирусского блока НАТО в 1949, попытавшись в 1948 воспрепятствовать отделению Западом Западного Берлина от Восточного. А до этого, мол, американцы и их западноевропейские союзнички были прямо-таки ангелочками.

Ангелочками? Воистину, горбатых (носом) у нас в стране только могила исправит.

Но Сталин благодаря нашей разведке знал: атомных бомб у США пока маловато. Русских вряд ли остановишь разрушением тридцати городов. Гитлер вон поболе разрушил - а что толку? Он держал мощные сухопутные кулаки в Восточной Европе, и, как вы уже знаете, американцы прекрасно понимали: после недостаточно убойного атомного удара русским терять будет нечего. Их армии сметут американские войска в Западной Европе, захватят Турцию, Ближний Восток и Северную Африку. И тогда триста миллионов европейцев будут работать на русскую оборону, и воевать придется уже с целой Евразией.

Зная, что у США недостаточно новых бомб, Сталин поддержал Мао в Китае, армия которого крушила проамериканский режим Чан Кай Ши. Американцы отказались от атомных ударов по территориям Мао - ведь тогда бомб не хватало в случае возникновения войны с русскими в Европе - и в 1949 Мао объединил Китай железной рукой, создав еще одну враждебную Западу империю. Покончив с долгим периодом смут и распада, терзавших Китай с 1911 года. В отличие от идиота Хрущева, Сталин с Китаем не ссорился. Мы шли единым противоамериканским фронтом.

Но американцы копили атомные заряды, строили дальние бомбардировщики и авианосцы. И было ясно: ядерная война на наше уничтожение вызревает медленно, но очень верно.

В октябре 1951 года в журнале "Кольерс" делают спецвыпуск под шапкой "Война, которую мы не хотели". О возможном ядерном столкновении с нашей Империей в 1952 году. Все начинается с нашей попытки захватить Балканы. Русские диверсионные группы начинают действие на территории США, наши войска вторгаются в Западную Европу и на Ближний Восток.

США пытаются остановить нас ядерными бомбежками, но через три месяца запас бомб у них иссякает, и русские высаживаются на Аляске, атакуют Лондон, Детройт, Нью-Йорк и базы НАТО. Американские города тоже лежат в радиоактивных руинах, но мы щадим европейские столицы. Хотим привести там к власти своих людей.

10 мая 1953 года мы наносим ядерный удар по Вашингтону, а янки в ответ бомбят Москву, загодя разбрасывая над ней предупредительные листовки. (Интересно, а в Югославии они так делали?). Одна из обычных бомб разбивает застенки Лубянки - и оттуда на волю вырываются "узники совести". Отряд американских коммандос высаживается на Урале и начинает уничтожать русскую атомную мощь. (И это при Сталине? Вот фантазия-то!) К нам забрасывают для "распространения свободы" эмигрантов, народ вырывается из колымских лагерей и... Империя разгромлена, идет всеобщее ядерное разоружение и передача контроля над ядерными объектами в руки ООН. Нового мирового правительства. Нового Мирового Порядка...

Истории противостояния тех лет не написано, но когда суммируешь крупицы сведений, то тебя поражает несгибаемая воля Иосифа Виссарионовича. Ведь не сдался же, не по бежал отдавать Западу территории и не стал ломать оборону страны, не встал с протянутой рукой за кредитами МВФ. Не стал пассивной жертвой, как Милошевич. Нет пока атомного оружия? Построим реактивную авиацию и ПВО для уничтожения западных "крепостей", поддержим конструкторов ракет "земля-воздух". Создадим диверсионную сеть для того, чтобы в случае войны атаковать базы НАТО. Начинаем работы над десантными подлодками-гигантами, чтобы в случае чего захватить аэродромы подскока для американских "крепостей" в Гренландии. Дислоцируем на Чукотке ГСК горнострелковый корпус для захвата Аляски с ее базами. Запад пресек нам поставки алмазов, так нужных для точной обработки металла в моторостроении, электронике и ракетотехнике? Бросаем силы на поиск и разработку кимберлитовых трубок в Якутии. (Первый алмаз на Вилюе был найден в 1954-м. Оттуда и пошла нынешняя алмазная индустрия России, даже сейчас дающая стране полтора миллиарда долларов ежегодно).

Еще до окончания боев с Гитлером Сталин начинает забирать лучших пилотов-асов в академии - пусть готовятся сами и готовят других для схватки с новым врагом. И от обилия людей с золотыми звездами Героев в академиях рождается шутка: "Второе нашествие Золотой Орды". Конструкторам Туполеву и Ильюшину даются диктаторские полномочия ради создания отечественных бомбардировщиков мирового уровня, и это дает плоды: авиастроение резко повышает технологический уровень.

Как сообщила на днях газета "Версия", в 1949 Сталин создает "объект "Урал" в предгорьях одноименного хребта, складывая в него несметные сокровища на случаи Третьей мировой. (Газета утверждает, что эта сокровищница до сих пор нетронута, и к ней тянет ручонки банкир Потанин, привыкший хватать русскую собственность по дешевке). Но ведь не себе же греб, не родственникам - для страны это делал. Именно тогда Мясищев и Цыбин начинают свои разработки высотных гиперзвуковых самолетов. способных доставать территорию врага. Именно тогда, в 1953, основывается НПО "Пульсар", где сделают первую русскую полупроводниковую электронику, которой будут оснащать космические корабли. Летом 1950 года неподалеку от Красноярска, в отрогах Саянских гор, начинается строительство подземного города Красноярск-26, ныне Железногорска. Нынешнего элитного центра атомной промышленности и спутникостроения. Надежно укрытого от ядерных ударов Запада гранитными толщами. И ведь не лужково подземное торжище строили, которое и за полвека не окупится - а центр русского будущего, колыбель высочайших технологий! В 1948 бывший конструктор самонаводящихся торпед Сергей Лебедев (1902-1974 гг.) в пригороде Киева Феофании начинает создавать первый наш компьютер МЭСМ, не копируя Запад, а идя своим путем. Только на нашей электронике. В 1952 его заберут в Москву, где он начнет строить компьютер БЭСМ-1. Никто его не репрессировал! (В 1964 он создаст лучший компьютер мира, БЭСМ-6, где вычисления могли идти параллельно, и США будут крайне встревожены возможной потерей лидерства. Но власть ленивого Брежнева погубит все, приступив к копированию американской техники фирмы "Ай-Би-Эм").

Все это делалось при кровавом маньяке, гонителе наук Сталине! Теперь понимаешь: каждая клетка этого человека была вытренирована для беспощадной борьбы, борьбы до конца. И Запад знал это, боясь применить свое ядерное оружие. Потому что знал и то, что Сталин не пощадит, повесит принародно. У Белого дома или Вестминстерского аббатства, на Эйфелевой башне или на Биг Бене.

4.

И именно в те годы Сталин делает выбор в пользу строительства МБР межконтинентальных баллистических ракет с ядерными зарядами. А что такое МБР? Это - одноразовый беспилотный космический бомбардировщик, часть своего полета проводящий за пределами атмосферы планеты. Иными словами, бомбардировщик суборбитальный. Гораздо более дешевый, нежели авианосцы и "летающие крепости" США. И хотя МБР, в отличие от последних, нельзя применить в обычных войнах, как средство глобального сдерживания ракета самый дешевый и быстрый способ достичь безопасности страны. И это же - самый быстрый способ выйти в космос. То был поистине исторический выбор.

Для того, чтобы построить МБР, и понадобилось невиданно скорыми темпами развить у нас промышленность, электронику, компьютерное дело, машиностроение. И все это стало возможным благодаря беспримерному научно-техническому рывку страны 1930-х годов, благодаря подготовленной тогда рати ученых, инженеров и квалифицированных рабочих. Ибо в столкновении с машинным Западом страна крестьян и легкой промышленности в этой ситуации обрекалась на безусловную гибель. Это стало возможным еще и потому, что при Сталине в 1946 началась массовая подготовка ученых-ракетчиков, будущих создателей космической техники Империи.

Мы выбрали МБР. Первые воздушно-космические бомбардировщики.

Создание русских ракет было фактически продолжением войны с Гитлером. А вернее, с его ракетчиками, доставшимися Западу. Немцы опередили в ракетотехнике весь мир. Они не то что первые баллистические ракеты применили - они ухитрились применить даже первые в мире неуправляемые оперативно-тактические ракеты "рейнботе". Они строили ракету А-9/А-10, которая годилась и для обстрела Нью-Йорка, и для выхода в космос. И потому янки в мае 1945 сделали все, чтобы заполучить этих специалистов. Командующий 1-й армией США генерал Ходжес нарушил разграничительную линию между их и русскими войсками в Германии, взяв городок Нордхаузен и захватив 10 тонн документации в тайниках. В тирольских Альпах спецназ США взял главных ракетчиков Гитлера. Нам же достались жалкие крохи.

Но у нас был гении Королева. Он быстро разобрался в немецком наследстве, увидел его слабость и убедил Сталина с Берией: надо идти русским путем. Он сплотил вокруг себя великолепных специалистов: двигателиста Глушко, создателя автоматики Пилюгина, конструктора пусковых установок Бармина, теоретика Победоносцева. Уже в 1951 был утвержден эскизный проект первой нашей ядерной ракеты Р-5, способной лететь на тысячу километров. Она впервые успешно стартовала 2 апреля 1953 года - через месяц после смерти Императора. А 12 октября 1953 года была испытана первая в мире, наша водородная бомба мощью в 300 тысяч тонн тротила (300 килотонн), весившая около тонны. Из нее уже можно было делать боеголовку МБР.

Увы, после смерти Сталина и расстрела Лаврентия Берии Хрущев потерял темп. Первую полноценную МБР "Атлас" янки поставили на боевое дежурство в сентябре 1959. Королевская ракета Р-7, первой в мире выведшая на орбиту искусственный спутник Земли в сентябре 1957, стала на дежурство через четыре месяца после "Атласа". Она была еще очень несовершенна - ее нельзя было упрятать в шахту, ее нужно было долго готовить к старту, заправляя жидким кислородом. Ее можно было уничтожить еще на открытом старте. Да и было у нас всего 4 Р-7 в боевом варианте.

Но этого было достаточно. Был накоплен опыт, и Империя пошла быстро наращивать свой ракетно-ядерный потенциал. США, на словах готовые потерять 40 миллионов жизней в войне за Новый Мировой Порядок, на деле были к этому не готовы. В идущей сейчас Четвертой мировой правителям России надо твердо знать: янки отступают перед угрозой больших людских потерь среди своих. Это блестяще подтвердилось в ходе Карибского кризиса 1962, когда США имели 203 МБР и полторы тысячи стратегических бомбардировщиков против 48 наших самолетов Ту-95 с 96 бомбами и тридцати наших МБР. Эти силы уже тогда не уничтожали способность США вести войну. Тем не менее, они в обмен на вывод наших ракет с Кубы вывели свои ракеты из Турции, Италии и Англии.

Я, родившийся в середине 1960-х, знаю, кого благодарить за свое счастливое детство и безопасную юность. Спасибо вам, Иосиф Виссарионович и Лаврентий Павлович! В те годы вы сумели выдвинуть вперед не интеллигентщину, но интеллектуальную элиту, давшую стране мощнейший импульс развития. Вы будто бы воплотили лозунг: "Воображение - к власти!", сумев запрячь в колесницу общего дела людей всех кровей - и славян, и армян, и грузин. И евреи тогда занимались не своими банками или балаганами, а ковали оружие и высокие технологии. Да так, что в одном из романов-боевиков Алистера Маклина 1960-х всерьез описывается то, как русские построили баллистическую ракету с фотонным двигателем, работающим на веществе и антивеществе!

Психология bookap

Честь и слава вам, русские тех времен! Хотя весь мир ополчился тогда против вас, вы, выполняя завет Петров, обернулись к Западу задом, перестав искать в нем совершенства. Не вы ли тогда сделали русский научным языком мира? Энергия того "Большого взрыва" тридцать лет несла нас вперед, позволив к концу 80-х сконцентрировать силы для нового рывка. И не ваша вина в том, что они оказались так нелепо спущены в унитаз болтунами, бездарями и откровенными слугами Запада.

Цунами на Миссисипи - ценнейшая вещь для безопасности русских.