Прошлое исчерпано, грядущее туманно

Любовь – побочное явление, сопровождающее определенную возрастную категорию как неотъемлемый продукт освоения реальности. Здорово сказала? Когда (если) я стану великим философом (лет через пятьдесят, не раньше – сейчас у меня нет времени на ерунду), я использую это изречение в качестве эпиграфа к трехтомному рассуждению о чем–нибудь этаком, витиеватом. Словом, пока у меня в запасе изрядное количество лет, чтобы пересмотреть уйму «узорчиков» в любовном калейдоскопе. И поэтому меня ничуть не волнует вечная тревожная присказка «доброжелательниц»: ах, как бы не остаться тебе одной, с таким–то нахальством! Наглость – второе счастье! Или даже первое.

Более того, я совершенно уверена: одиночество чаще становится уделом женщин, соглашающихся на «ближайшего кандидата», чем уделом женщин, тщательно отбирающих партнера для романа, для интрижки, для приключения, для уикенда, для очередного брака, для шекспировских страстей. А вот «не слишком разборчивых» особ неудачи просто преследуют, какие бы цели себе ни выбрали эти покладистые тетеньки, а также девицы. И нравственные законы тут ни при чем. Скорее уж законы механики: не подходящие друг к другу объекты нельзя соединить в долговременную, работоспособную и надежную систему. И если не выбирать того, кто тебе подходит, а понадеяться на удачу, то, конечно, такому поведению понадобится резонное объяснение. Чтобы сохранить хоть видимость репутации. В частности, можно придти к следующему выводу: шансов на счастье у тебя не меньше, чем шансов… встретить динозавра на Тверской. Как в анекдоте: пятьдесят на пятьдесят – или встречу, или не встречу.

В принципе, что бы ты ни делала, главное — это занятие должно доставлять тебе удовольствие. В число бесполезных трат следует внести силы, время, деньги, шансы и любые другие средства, вложенные в безрадостный процесс полировки собственного имиджа в глазах окружающих. Репутация – слишком обоюдоострое оружие, чтобы пытаться придать ему «однобокий» вид. Окружающие могут называть тебя плохой или хорошей девочкой за одни и те же поступки. Никаких объективных критериев не существует. Иной раз человек, израсходовав лет десять на то, чтобы в узком кругу общения его сочли отпадным и потрясным, переходит в другое общество и с неудовольствием обнаруживает: его былая «крутость» здесь ничего не стоит и ни на что не годится. А значит, нечего наводить красоту на образ. Лучше заняться личностью как таковой.

Правда, не всем нравятся люди, которым их собственные интересы больше важны, чем удовольствие, доставленное аудитории. И поэтому на свете существует чертова уйма хитростей, уловок и примочек, доходчиво объясняющих молодому поколению, чего стоит добиваться в первую очередь. И какими средствами этого должно добиваться. Не обвиняя взрослых в мошенничестве, я, бяка Лялечка, со всей ответственностью заявляю: картишки нередко оказываются с крапом, а расклад — подтасован. Старшие любят намекнуть на свой несравненный и неоценимый опыт, на поразительные былые достижения и на безвременно ушедшие идеалы. И не всегда сказанное – спонтанная выдумка или осознанная ложь в чистом виде. Психологические процессы могут искажать картину прошедшего, словно немощный телескоп – картину далеких галактик. При соответствующем желании некоторые астрономы даже смогут увидеть свои следы на пыльных тропинках всевозможных космических тел. И без стеснения о том поведать.

Что ж, умелое оперирование мифами и легендами – удел старейшин и шаманов, правителей и воспитателей племени младого. Другое дело, что и те, и другие стараются воспитывать нас по своему образу и подобию, а времена–то меняются. И значит, племя младое, чем записывать в отдельную тетрадочку все эти готовые рецепты счастья, лучше тебе самому поработать мозгами. И решить, как устроить себе в новом измерении счастливую и благополучную жизнь. По своему рецепту. В каждом отдельном случае – по конкретному, индивидуально составленному и лично опробованному рецепту. А мифы тут вряд ли помогут – заявляю ответственно. Со своей стороны, могу лишь пожелать удачи тем, кто, как и я, старается быть самостоятельным и независимым.