Глава 2. ТРЕТЬЕ ИЗМЕРЕНИЕ   


...

Психологический шок    

С. Горин: В психотерапии бывают случаи, когда надо быстро вызвать серьезные изменения в мировоззрении пациента (причем в любом направлении). Если авторитет врача для пациента очень высок, можно использовать прием под названием «психологический шок». Шок вызывается относительно легко, посредством мощного разрыва шаблонов, и возникшая ситуация утилизируется через прямую инструкцию, неопределенную установку или так, как вы сочтете нужным. Это опять легче продемонстрировать, чем объяснить. Для меня трудность в том, что самый доступный из мощных разрывов шаблона - нецензурная брань (или, по-научному, использование инвективной лексики).    

Хорошо, я начну издалека и защищусь парой цитат. В чем вообще заключено значение инвективной лексики - слов, имеющих несколько значений и выраженную эмоциональную окраску? Именно в их эмоциональности! Если японец, желающий оскорбить собеседника, должен выполнить целый ритуал, в рамках которого он вместо двадцати приветствий произнесет только пятнадцать (пример И. Черепановой), то нам с вами язык позволяет выразить отрицательное отношение к кому-либо одним словом, заодно разрядив эмоции. Помещение такого слова, насыщенного эмоциями, крайне энергичного, в контекст терапии стимулирует сильнейший трансдеривационный поиск.    

Языковые и культуральные различия постоянно приходится учитывать при адаптации иностранных методик.

При всей технологичности и помехоустойчивости методик НЛП и эриксонианского гипноза им все же лучше дать местное куль-туральное обрамление, как-то преломить через себя. Я, правда, уже говорил, что для адаптации англоязычных методик к нашей культуре недостаточно убрать английские артикли и вместо них расставить везде неопределенный русский артикль «бля», надо делать что-то еще... (смех в зале).    

Так вот, не обязательно в терапии, просто при переводе иностранного текста... Литераторы дают такую рекомендацию: переводчик должен передать смысл произведения, для чего ему следует использовать словарный запас родного языка так, чтобы наилучшим образом передать именно смысл. Это особенно понятно при переводе стихов: стихи ценны не только своим ритмом и не только своими рифмами, а теми образами, которые содержатся в стихах и только опосредуются ритмом и рифмами. Подстрочный перевод имеет здесь самое что ни есть вспомогательное значение - надо сначала полностью вчувствоваться в те образы, которые содержатся в произведении (любопытная стратегия, не так ли?), и лишь после этого искать слова родного языка, которые позволят сохранить ритм и рифмы.    

Все это оказывается актуальным и при переводе прозы, и при переводе специальной литературы по терапии. Я с этим столкнулся при чтении «Необычайной психотерапии» Дж. Хейли. В одной из историй там Милтон Эриксон дает инструкцию семейной паре, но во всех переводах этой истории инструкция Эриксона передавалась английским словом с подстрочным примечанием - «Совершать половой акт (в грубой форме)». В этой истории речь шла о психологическом шоке, но эффект шока при чтении переводов совершенно терялся.    

Для начала я возьму на себя смелость полностью передать смысл, то есть рассказать эту историю так, как она звучала бы, если бы Милтон Эриксон говорил по-русски; но сперва должен спросить у вас - можете ли вы выдержать произнесение непечатного слова? В обморок никто не упадет?    

Это история о том, как Милтон Эриксон лечил одну супружескую пару от бесплодия.    

«Тридцатилетний преподаватель университета встретил на танцах тридцатилетнюю женщину. Их потянуло друг к другу, и через месяц они уже были женаты и планировали свое будущее. Через три года они пришли ко мне и рассказали свою печальную историю. Рассказывая ее, они очень смущались, стыдились и использовали напыщенную и формальную фразеологию. В сущности, их жалоба состояла в том, что еще до брака они планировали создать большую семью, и поскольку им обоим было по 30 лет, задерживаться им в этом плане было никак нельзя. Прошло три года, а они все еще были бездетными, несмотря на многочисленные медицинские обследования и рекомендации.    

Они вдвоем зашли ко мне в кабинет, и рассказывая мне все это, мужчина сказал: «После некоторого размышления мы с женой пришли к выводу, что будет более целесообразно, если я возьму слово для того, чтобы рассказать вам об этом по возможности кратко. Наша проблема заставляет нас страдать и разрушает наш брак. Поскольку мы хотим ребенка, мы вступали в супружеские отношения с сопутствующими физиологическими реакциями каждую ночь и каждое утро для целей воспроизведения рода. По воскресеньям и по праздникам мы вступаем в супружеские отношения со всеми сопутствующими физиологическими реакциями для целей воспроизведения рода до четырех раз в сутки. Нет никаких физических трудностей, которые могли бы нам помешать. В результате фрустрации нашей потребности в воспроизведении рода наши супружеские отношения становятся для нас все более неприятными, но, несмотря на это, мы продолжаем предпринимать столь же интенсивные усилия с целью продолжения рода. Но оба мы страдаем, замечая, что раздражаем друг друга все сильнее и сильнее. Поэтому мы пришли к вам, а также потому, что медицина не смогла нам помочь.»    

Тут я прервал его, сказав: «Вы поставили проблему. Теперь я хочу, чтобы вы помолчали, а ваша жена сейчас расскажет, что она думает по этому поводу, и расскажет это своими словами.» Точно так же педантично, но смущаясь еще сильнее, чем ее муж, жена изложила свои жалобы. Я сказал: «Я могу сделать для вас то, о чем вы просите, но это будет шоковая терапия. Это не будет электрошок или любой другой физический шок, но это будет шок психологический Сейчас я оставлю вас наедине друг с другом в этом кабинете на 15 минут, чтобы вы смогли обсудить, готовы вы или нет пережить довольно серьезный психологический шок. После того как пройдет 15 минут, я вернусь, спрошу вас о вашем решении, и в зависимости от него буду действовать.»    

Я вышел из кабинета, и, вернувшись через 15 минут, спросил: «Каков ваш ответ?» Мужчина ответил: «Мы обсудили этот вопрос как объективно, так и субъективно и пришли к выводу, что мы выдержали бы все, что в принципе может нам помочь удовлетворить наше желание воспроизведения рода.» Я спросил жену: «Окончательно ли ваше согласие?» Она ответила: «Да, сэр.» Я снова объяснил, что шок будет психологическим, затронет их эмоции и будет представлять некоторое насилие над ними: «Это произойдет очень просто, но психологический шок будет более чем сильный. Я предлагаю вам сейчас, когда вы сидите в ваших креслах, крепко взяться за подлокотники и устроиться как можно глубже в этих креслах, и слушать внимательно то, что я скажу. После того как я закончу и применю этот шок, я хочу, чтобы вы оба продолжали хранить абсолютное молчание. Через несколько минут после этого вы сможете покинуть кабинет и вернуться домой. Я хочу, чтобы вы продолжали хранить абсолютное молчание на всем протяжении пути домой, и пока вы будете молчать, в ваше сознание прорвется множество мыслей. Храните молчание до тех пор, пока вы не войдете в дом и не закроете за собой дверь - тогда вы будете свободны!    

А теперь поглубже устройтесь в своих креслах, поскольку сейчас я собираюсь применить к вам этот психологический шок... Вот он. В течение трех лет вы вступаете в супружеские отношения со всеми сопутствующими физиологическими реакциями для целей воспроизведения рода по меньшей мере два раза в день, а иногда до четырех раз в сутки, но тем не менее ваша потребность продолжения рода остается неудовлетворенной. .. Так почему бы вам, черт побери, просто так не поедаться для развлечения и не помолиться дьяволу, чтобы он помог обрюхатить ее не позже, чем через три месяца?! А теперь вы можете идти».    

Впоследствии я узнал, что по дороге домой они все время молчали, «обдумывая многие вещи». Когда они наконец вошли в дом и закрыли за собой дверь, то, как рассказывал муж: «Я обнаружил, что мы не можем дойти до спальни. Мы просто упали на пол. Мы не вступили в супружеские отношения, мы развлекались. Сейчас три месяца едва истекли, а моя жена уже беременна». Через 9 месяцев у них родилась девочка. Когда я навестил их, чтобы посмотреть на ребенка, то обнаружил, что при разговоре они больше не используют многосложные слова, абсолютно правильно построенные фразы и формальные выражения. Теперь они могли даже рассказывать рискованные анекдоты.    

Проехав 40 миль в абсолютном молчании в соответствии с данными им внушениями, они обнаружили у себя в голове массу ранее подавляемых, а теперь необузданно вторгшихся в сознание мыслей. И все это вылилось в сексуальную активность сразу же, после того как они вошли в дом и закрыли за собой дверь. Это было именно то, на что я надеялся. Когда я спросил их об этом, они ответили, что чем ближе они были к дому, тем большее количество эротических мыслей у себя в голове они обнаруживали, но конкретных воспоминаний у них об этом не осталось.    

Этот случай был подробно изложен в аудитории Колумбийского университета, где собралось более 70 практикующих психиатров. Перед тем как рассказать этот случай, я спросил их мнение относительно того, смогут ли они выдержать произнесение непечатных слов в связи с одной психотерапевтической проблемой. Все в аудитории были уверены в том, что они смогут выдержать это, и я был уверен в том же. Однако, к моему великому удивлению, после произнесения ключевого слова аудитория на несколько секунд буквально застыла в неподвижности. Я заметил еще, что и мой собственный голос зазвучал иначе. Это было явное свидетельство отдаленных последствий запретов, усвоенных в детстве и проявляющихся в зрелом возрасте.»    

Думаю, что злоупотреблять шоком (даже психологическим) не стоит, но если вы готовы выдержать произнесение непечатных слов, то я расскажу еще...    

Хорошо. Однажды я беседовал сумной женщиной... Нет, здесь надо пояснить - некоторое время я занимался тем, что изучал жизнь умных женщин. В возрасте около 30 лет я впервые обнаружил, что у женщины возможно наличие интеллекта...    

Гинта: А позже такие случаи бывали?

С. Горин: С тех пор замечаю все чаще, но списываю на то, что старею (возмущенное женское ворчание с мест).    

Так вот, когда примерно в 30 лет я впервые обнаружил, что интеллект у женщин в принципе возможен (Из зала: В виде исключения); да, и чаще в виде зачатков, но не перебивайте; я тогда решил поисследовать их жизнь. Ну, как они живут, эти женщины с интеллектом? Оказалось, что их серьезнейшая жизненная проблема состоит в том, что очень трудно найти мужчину, превосходящего их по интеллекту. Это действительно трудно, в частности потому, что я уже женат (смех в зале). А если они живут с мужчиной, чей интеллект ниже, чем у них, то женщин это страшно раздражает; и тогда у них остается всего два пути: либо жить без постоянного мужчины и прибегать к переменным, либо настолько серьезно изменить себя, что их становится жалко. Женщина настолько успешно притворяется, что она глупее своего мужа, что лет через пять сама в это верит...    

Психология bookap

В общем, женщины с интеллектом живут у нас плохо. И то же самое относится к чувственным женщинам, у них тоже жизнь часто неудачная. Женская чувственность - и семья с детьми, и напряженная работа, и отсутствие няньки и домработницы, и какие-то еще мелкие и крупные нехватки... все это очень трудносовмещаемые вещи. То есть наша культура не поощряет женщин ни в плане ума, ни в плане чувственности. А мы еще беремся фригидность лечить...    

Ладно, я отвлекся. Так вот, я беседовал с умной женщиной, которую в тот момент беспокоили не глобальные проблемы, а мелочи - ее бесило сочувствие соседки, живущей с мужем. Ну, а поскольку мужчины у этой умной женщины все-таки бывали, ее беспокоило еще и то, не говорит ли соседка за ее спиной такого краткого и емкого слова, как «блядь» (женщина этого слова, конечно, не произнесла, но было понятно, что она имела в виду). В финале разговора я сказал собеседнице, что мне очень нравится одна цитата из Венедикта Ерофеева... Речь там идет о женщине, в которую влюблен главный герой, а ему и говорят: «Веничка, да она же - блядь!» А он отвечает: «Конечно, она блядь... Зато какая гармоническая!» Моя собеседница тогда рассмеялась, и насколько я понял, больше эти мелочи ее не волновали.