Глава 9 Деятельность и общение

Темы

9.1. Категория «деятельность» в психологии

9.2. Категория «общение» в психологии

9.1. Категория «деятельность» в психологии

Следующая категория, которую мы рассмотрим, – это категория «деятельность», наиболее плодотворно разрабатываемая именно в отечественной психологии

Разработка проблемы имеет многовековую историю, о чем мы уже упоминали в главе 5. В то же время некоторые основные моменты нелишне напомнить. Идеи влияния деятельности, профессии, которой человек посвятил или должен посвятить свою жизнь, интересовали ученых издавна. Древние философы материалистического (Гераклит, Демокрит) и идеалистического (Пифагор, Сократ, Платон) направлений считали, что объект труда, его природа и деятельность, которой занимается человек, формируют его душу и развивают в этом направлении его органы, делая их специализированными для соответствующей деятельности.

В последующие времена (Средневековье, Новое время) проблемам специализации, особенностей профессиональной деятельности также уделялось внимание, но их рассмотрение, как и в античные времена, не выходило за рамки житейского опыта и философских умозрительных заключений.

Новый виток обсуждения проблемы деятельности принесли конец XIX – начало XX в., когда начались экспериментальные исследования ее отдельных сторон. Но, вглядываясь в историю, необходимо отметить, что наиболее результативные исследования проблемы, ее видов, структуры, содержания, влияния деятельности на личность и др. относятся к настоящему времени.

Не отрицая значения практических исследований зарубежных авторитетов в этой области, мы все же должны отметить, что наиболее полно и методологически основательно проблема деятельности и различные ее стороны и аспекты разрабатывались именно в отечественной психологии

Еще в XVIII в. представитель русского Просвещения, преподаватель Артиллерийской школы, служащий Сената Я. П. Козельский считал, что разум и вся психика человека проявляются и формируются в деятельности. В предоктябрьский и советский период физиологические основы деятельности разработаны в трудах И. М. Сеченова, И. П. Павлова, В. М. Бехтерева. Именно их идеи явились теоретико-методологическим фундаментом американской психологической школы бихевиоризма. И. М. Сеченов говорил о психических деятельностях, понимая их как процессы, которые совершаются по типу рефлекторных. И. П. Павлов ввел понятие о высшей нервной деятельности, В. М. Бехтерев – о соотносительной деятельности. Но пионером выделения деятельности в особую, базовую категорию психологии выступил М. Я. Басов.

Можно предполагать, что Басов оказал определенное влияние на С. Л. Рубинштейна или, во всяком случае, они обсуждали основные положения психологической теории деятельности. М. Я. Басов сформулировал важнейшие положения психологической теории деятельности, динамика которой определяется характером взаимодействия личности со средой, дифференцировал понятия «деятельность» и «активность», подчеркнув, что именно последняя составляет «истинный объект психологического изучения», дифференцировал разные виды деятельности (игра, учение, труд), особо проанализировав игру как свободную, в отличие от труда, необязательную деятельность и показав ее роль в развитии ребенка. Он детально рассмотрел динамическую структуру деятельности, характер взаимосвязи ее отдельных единиц или актов. Особо важной в рассматриваемом контексте явилась идея Басова о личности как активном деятеле (субъекте), который не только приспосабливается к действительности, но и приспосабливает ее к себе. Фактически в концепции Басова намечено первое понимание личности как субъекта [82, с. 274].

Вслед за ним дальнейшее развитие категория деятельности и принцип деятельностного подхода получили в трудах Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурия, Б. Ф. Ломова, Б. Г. Ананьева, П. Я. Гальперина и других ученых.

Каковы же современные представления об этой базовой психологической категории? Следуя определившемуся методологическому подходу рассмотрим некоторые определения категории «деятельность»:

• Под деятельностью мы понимаем активность субъекта, направленную на изменение мира, на производство или порождение определенного объективированного продукта материальной или духовной культуры [86 с. 172].

• Введение категории деятельности в психологию меняет весь понятийный строй психологического знания. Но для этого нужно взять эту категорию во всей ее полноте, в ее важнейших зависимостях и детерминациях: со стороны ее структуры и в ее специфической динамике, в ее различных видах и формах» [47, с. 82].

• Деятельность – специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование. Деятельность человека предполагает определенное противопоставление субъекта и объекта деятельности: человек противополагает себе объект деятельности как материал, который должен получить новую форму и свойства, превратиться из материала в продукт деятельности. Всякая деятельность включает в себя цель, средство, результат и сам процесс деятельности, и, следовательно, неотъемлемой характеристикой деятельности является ее осознанность [95, с. 151].

• Деятельность – это активное взаимодействие человека со средой, в которой он достигает сознательно поставленной цели, возникшей в результате появления у него определенной потребности, мотива. Человеческая деятельность всегда целенаправленна, подчинена цели как сознательно представляемому запланированному результату, достижению которого она служит. Цель направляет деятельность и корректирует ее ход. Деятельность – не совокупность реакций, а система действий, сцементированных в единое целое побуждающим ее мотивом. Мотив – это то, ради чего осуществляется деятельность, он определяет смысл того, что делает человек» [90, с. 39, 41].

Данные определения в большей или меньшей степени вскрывают природу, сущность и структуру деятельности. Проанализируем их основные сущностные положения.

В самом общем философском плане процесс деятельности рассматривается как « субьект-обьектное » взаимодействие. Это характерно для всех основных видов деятельности (игра, учение, труд). И это взаимодействие описывается парадигмой:

Сразу уточним один момент. В психологической литературе существует точка зрения, когда в видам деятельности относят и общение.

Общение же как психологическое явление и понятие часто рассматривается как «субъект-субъектное» взаимодействие (что особенно характерно для педагогики и педагогического процесса). Но это не совсем точно, поскольку в данном взаимодействии объект выражен неявно, он скрыт в самом взаимодействии. Именно взаимодействие или информация, содержание коммуникативной связи, ее ценность и смысл и есть объект , по поводу которого взаимодействуют два субъекта. Поэтому в развернутом своем виде общение должно описываться следующей парадигмой:

Иной вариант этой же парадигмы может быть представлен и таким образом:

А это уже несколько иная взаимосвязь, и этим деятельность и общение отличаются друг от друга. В то же время они настолько тесно взаимосвязаны, что трудно представить деятельность вне общения и общение вне какого-либо вида деятельности. На этом основании общение зачастую относят к виду деятельности, что не совсем правомерно, поскольку они в своей основе все же описываются различными парадигмами.

Если же постараться представить процесс взаимосвязи деятельности и общения абстрактной схемой, то она может иметь следующий вид:

Но в том или ином случае всегда имеет место субъект-объектное взаимодействие. И в этом взаимодействии субъект представляется не только как абстрактное активное, сознательное и целеполагающее начало, а как человек, личность в своей неповторимой индивидуальности.

Б. Г. Ананьев подчеркивает в этой связи: «В единой структуре человека характеристика субъекта деятельности в обществе так или иначе взаимосвязана с характеристиками человека как личности... Субъект, таким образом, всегда личность, а личность – субъект» [3, с. 247].

Следующий момент деятельности субъект-объектного взаимодействия касается уточнения самих понятий «субъект» и «объект». В современной литературе существуют слишком расширенные трактовки понятия «субъект», когда оно распространяется на животных, что методологически не обосновано.

Так, например П. Я. Гальперин пишет: «Организм, который регулирует свои внешние реакции, воздействия на внешнюю среду на основе образа этой среды, такой организм есть субъект действия» [18, с. 236].

Еще дальше в определении понятия «субъект» идет автор монографии С. П. Безносов: «Субъектом деятельности может быть и животное, у которого тоже зачатки сознательности» [11, с. 16]. И далее, продолжая мысль, пишет: «...в структуру акта необходимо ввести активно действующего субъекта деятельности... Это может быть человек – представитель определенной специальности, профессии. Это может быть иногда и животное, у которого, конечно, имеются зачатки преобразовательных способностей. Наконец, это может быть робот, заменяющий человека – компьютер, например» [там же, с. 33].

Видимо, комментировать эти положения о наличии зачатков сознательности у животного и субъекта в образе компьютера нет необходимости.

Отечественными классиками психологии в их фундаментальных изданиях определены в качестве атрибутов субъекта активное целеполагающее, сознательное начало, а таким может выступать только человек или коллектив как управляющее звено.

Субъект – носитель предметно-практической деятельности и познания (индивид или социальная группа ), источник активности, направленной на объект [94, с. 661].

Именно из такого понимания субъекта деятельности мы и будем исходить в дальнейшем.

Анализируя приведенные определения деятельности, можно выделить следующие определившиеся и устойчивые ее характеристики.

Главной характеристикой деятельности является ее предметность. Под предметом имеется в виду не только и не столько природный объект, а предмет соответствующей культуры, в котором зафиксирован определенный общественно выработанный способ действия с ним. И этот способ воспроизводится всякий раз, когда осуществляется предметная деятельность.

Другая характеристика деятельности – ее социальная, общественно-историческая природа. Самостоятельно открыть формы деятельности с предметами человек не может. Это делается с помощью других людей, которые демонстрируют примеры деятельности и включают человека в совместную деятельность. Переход от деятельности, разделенной между людьми и выполняемой во внешней (материальной) форме, к деятельности индивидуальной (внутренней) и составляет основную линию интериоризации, в ходе которой формируются психологические новообразования (знания, умения, способности, мотивы, установки и т. д.) [90, с. 40].

Следующая характеристика касается того, что деятельность всегда носит опосредованный характер, когда в роли опосредованных средств выступают орудия, материальные предметы, знаки, символы (интериоризованные, внутренние средства) и общение с другими людьми. Осуществляя любой акт деятельности, мы реализуем в нем определенное отношение к другим людям, если даже они реально не присутствуют при осуществлении деятельности.

Важной характеристикой является и то, что человеческая деятельность всегда целенаправленна, т. е. подчинена определенной цели как сознательно запланированному результату, достижению которого она служит. Цель направляет деятельность и корректирует ее ход.

Исходя из этого деятельность всегда носит продуктивный характер. Ее результатом является продукт , т. е. преобразования как во внешнем мире, так и в самом человеке, его знаниях, мотивах, способностях и т. д. В зависимости от того, какие изменения играют главную роль или имеют наибольший удельный вес, выделяются разные типы деятельности (трудовая, познавательная, коммуникативная и т. п.) [90, с. 41].

В психологической литературе, начиная с классических трудов отечественной психологии, выделяют следующие виды деятельности: игра , учение и труд. Мало где сказано, что в основу этой классификации (выделения видов деятельности и их разделения) положены специфические потребности , мотивы и цели. Общение к этим видам деятельности мы не относим, поскольку это специфический вид взаимодействия, описываемый другой парадигмой, о чем мы уже говорили. На специфике конкретных видов деятельности мы останавливаться не будем. Для этого есть соответствующая литература. Впрочем, особенности трудовой деятельности и влияние ее на развитие психики и сознания человека рассмотрены в предшествующих главах достаточно подробно.

Обратимся к структуре деятельности, которая имеет сложное иерархическое строение. Она состоит из нескольких уровней:

• собственно деятельность – уровень особых видов деятельности: теоретической и практической; различных профессиональных видов деятельности. Деятельность всегда осознана , мотивирована , целенаправленна и результативна. Она включает в себя разнообразные действия ;

• действие – основная единица состава деятельности. Действие – это процесс, направленный на достижение цели (где цель является желаемым результатом). Действие также включает в качестве необходимых компонентов акты сознания в виде конкретной постановки цели. Посредством действий человек проявляет свою активность, стараясь достигнуть поставленной цели с учетом внешних условий, используя разнообразные способы для достижения данного желаемого результата.

В структуре действия выделяют следующие компоненты: сенсорные (чувственные, ориентировочные), умственные (управляющие, центральные), моторные (двигательные, исполнительные) и эмоционально-волевые:

сенсорные — чувственные действия по восприятию объекта или предмета деятельности;

умственные — центральные: представления, мнемические, мыслительные операции, внимание, воображение;

моторные — внешние предметные, двигательные действия, направленные на изменение состояния или свойств объекта или предмета деятельности;

эмоционально-волевые, сопровождающие процесс действия.

Итак, всякое действие представляет собой систему, включающую несколько подсистем: ориентировочная, центральная (управляющая), исполнительная (рабочая) и контрольно-корректировочная.

Ориентировочная часть действия создает образ и обеспечивает отражение совокупности объективных условий, необходимых для успешного выполнения данного действия. Центральная (управляющая) в соответствии с образом действия обеспечивает планирование и адекватность используемых средств, приемов для достижения цели. Исполнительная часть осуществляет заданные преобразования в объекте действия. Контрольно-корректировочная отслеживает ход выполнения действия, сопоставляет полученные результаты с целью и образом объекта, предмета действия и при необходимости обеспечивает коррекцию как ориентировочной, так и исполнительной частей действия.

Следующим уровнем деятельности выступает операция – конкретный способ выполнения действия. Характер применяемых операций зависит от условий, в которых совершается действие, знаний и опыта человека. Операции обычно мало осознаются или совсем не осознаются человеком, т. е. это уровень формируемых или сформировавшихся автоматизированных навыков.

Необходимо особо отметить, что рассмотренные уровни деятельности каждого человека имеют социальную природу и прижизненное формирование. Но человек биосоциальное существо, поэтому его жизнь и деятельность зависят от психофизиологических функций, которые являются основами и механизмами деятельности.

Итак, низший уровень деятельности представлен психофизиологическими функциями, являющимися биологическим фундаментом процессов деятельности. К ним относятся:

сенсомоторные процессы — процессы, в которых осуществляется связь восприятия и движения. В этих процессах различают четыре психических акта: 1) сенсорный момент реакции – процесс восприятия; 2) центральный момент реакции – более или менее сложные процессы, связанные с переработкой воспринятого, иногда различием, узнаванием, оценкой и выбором; 3) моторный момент реакции – процессы, определяющие начало и ход движения; 4) сенсорные коррекции движения (обратная связь);

эмоционально-моторные процессы — это процессы, связывающие выполнение движений с эмоциями, чувствами, психическими состояниями, переживаемыми человеком;

идеомоторные процессы связывают представление о движении с выполнением движения. Проблема образа и его роли в регуляции моторных актов – центральная проблема психологии правильных движений человека;

интериоризация — это процесс перехода от внешнего, материального действия к внутреннему, идеальному действию;

экстериоризация — это процесс превращения внутреннего психического действия во внешнее действие [90, с. 100-101].

При рассмотрении и выделении различных уровней деятельности необходимо помнить одно из основных методологических положений психологии – о целостности, многоуровневости и иерархичности психики, которое гласит, что низшие уровни психического являются основой, базой функционирования высших уровней, а высшие уровни по отношению к ним играют управляющую и регулирующую роль (до определенных пределов, не превышающих возможности человеческого организма). Высшие уровни психического несводимы к низшим, а потому, обладая относительной самостоятельностью, более вариативны, гибки в своем развитии, совершенствовании и функционировании.

При рассмотрении уровней и структуры деятельности автор сознательно не приводит никаких схем механизмов организации движений (Н. А. Бернштейн) или моделей функциональной системы (П. К. Анохин) и других, они достаточно полно представлены в учебной психологической литературе (см., например, [54; 90] и др.).

Итак, мы рассмотрели структуру и уровни внешней практической деятельности, т. е. видимой для сторонних наблюдателей, но есть и другой вид деятельности – внутренняя деятельность. В чем состоят функции внутренней деятельности? Прежде всего в том, что внутренние действия подготавливают внешние действия. Они экономят человеческие усилия, давая возможность достаточно быстро выбрать нужное действие.

Авторы теории деятельности показали, что внутренняя деятельность характеризуется двумя основными чертами.

1. Внутренняя деятельность имеет принципиально то же строение, что и внешняя деятельность, которая отличается от нее только формой протекания. Это означает, что внутренняя деятельность, как и внешняя, побуждается мотивами, сопровождается эмоциональными переживаниями, имеет свой операционально-технический состав. Отличие внутренней деятельности от внешней заключается в том, что действия производятся не с реальными предметами, а с их образами, и вместо реального продукта получается мысленный результат.

2. Внутренняя деятельность перешла из внешней, практической путем процесса интериоризации, т. е. путем переноса соответствующих действий в умственный план. Для успешного мысленного воспроизведения какого-то действия необходимо сначала освоить на практике его основные элементы.

Помимо рассмотренных уровней, как отмечалось выше, в структуру деятельности входят потребности, мотивы и цели. Поскольку деятельность – это активное взаимодействие человека со средой, в процессе которого он стремится достичь сознательно поставленной цели для удовлетворения определенной потребности и своего мотива.

К проявлению активности, к действию нас толкают наши потребности.

Потребность – это переживаемое человеком состояние нужды в чем-либо. Состояния объективной нужды организма в чем-то, что лежит вне его и составляет необходимое условие его нормального функционирования, и называются потребностями. Классификаций потребностей существует достаточное количество. Так, например, выделяют духовно-идеологические и материальные потребности, социально и биологически обусловленные. Существует целая иерархия различных потребностей, от самых примитивных, биологически обусловленных до самых высших, социально значимых. В психологической литературе наиболее известна иерархическая пирамида потребностей, разработанная американским психологом А. Маслоу: от врожденных физиологических потребностей (потребность в еде, питье, сексе, стремление избежать боли, родительский инстинкт, потребность в исследовании окружающего мира и пр.) к потребностям в безопасности, далее к потребностям в привязанности, любви, далее к потребностям в уважении, одобрении, признании, компетентности, затем к когнитивным и эстетическим потребностям (порядку, красоте, справедливости, симметрии) и, наконец, потребности в понимании смысла своей жизни, в самосовершенствовании, в саморазвитии, самореализации.

Но одна и та же потребность может быть удовлетворена с помощью различных объектов, предметов и различных действий, т. е. различным образом опредмечена. В процессе опредмечивания потребности выделяются некоторые характерные черты. Первоначально выступает достаточно широкий спектр объектов, предметов, зачастую неосознаваемых, но способных удовлетворить данную потребность. И эта потребность выступает в форме влечения.

Например, в определенном возрасте просыпается влечение к противоположному полу. Но возникает оно как недифференцированная, неосознанная или недостаточно осознанная биологическая потребность вообще, без соотнесения ее с конкретным избранником.

Затем происходит фиксация потребности на конкретном, удовлетворяющем ее объекте, предмете. Эта фиксация выступает в форме желания осознанной и опредмеченной потребности. Когда же в структуру желания входит волевой компонент, то оно выступает в форме стремления.

В данном случае не вообще желаю и стремлюсь к близости с противоположным полом, а стремлюсь к таковой с конкретным избранником (избранницей), и ни с кем другим. Именно в акте опредмечивания (первоначально влечения) и рождается мотив как предмет потребности.

Влечения, желания, стремления как формы опредмечивания потребностей, входя в сферу мотивов, рассматриваются в психологии и как формы направленности личности. Именно в этом и проявляются взаимосвязь и взаимообусловленность мотивов деятельности и направленности личности.

Мотив – это осознанная опредмеченная потребность , потребность именно в данном предмете, которая побуждает человека к определенным активным действиям , именно она в большей степени порождает конкретную цель. А. Н. Леонтьев отмечал, что предмет деятельности, являясь мотивом, может быть как вещественным, так и идеальным, но главное, что за ним всегда стоит потребность, что он всегда отвечает той или иной потребности.

Поэтому в качестве мотивов могут выступать и идеалы, интересы личности, убеждения, социальные установки, ценности. Однако в конечном итоге за всеми этими образованиями все равно стоят потребности личности во всем их многообразии (от витальных, биологических до высших, социальных).

Реальная жизнедеятельность человека характеризуется полимотивированностью, т. е. мы можем говорить о существовании системы мотивов. Причем в действительности система мотивов одного человека отличается от системы мотивов другого человека. В этой системе мотивов, имеющей иерархическую структуру, выделяются ведущие мотивы, которые могут различаться не только по своей природе, но и иметь различную силу.

Совокупность стойких мотивов, имеющих определенную иерархию и выражающая направленность личности, образует мотивационную сферу личности.

Один и тот же мотив может удовлетворяться набором разных действий, а одно и то же действие побуждаться разными мотивами. Таким образом, мотивы, лежащие в основе, порождают действия, т. е. приводят к образованию целей. Это мотивы-цели.

Например, в судебном делопроизводстве при рассмотрении противоправного деяния выясняются мотивы его осуществления, которые играют важную роль в вынесении судебного решения.

Вообще, проблема мотивов, мотивации, мотивационной сферы в психологии относится к наиболее сложным и наименее разработанным до настоящего времени. Поэтому, несомненно, ценной является идея А. Н. Леонтьева о механизмах динамики мотивов, в частности о механизме «сдвига мотива на цель» (механизм превращения цели в мотив). Суть этого механизма состоит в том, что цель, ранее побуждаемая к ее осуществлению мотивом, со временем приобретает самостоятельную побудительную силу, т. е. сама становится мотивом. Это происходит только в одном случае, если достижение цели сопровождается позитивными эмоциями.

Но существуют и неосознанные мотивы, которые могут проявляться в форме эмоций и личностных смыслов. Ведущий, главный мотив обусловливает формирование личностного смысла — переживание повышенной субъективной значимости объекта или события, оказавшихся в поле действия ведущего мотива. Однако с течением времени неосознанные мотивы, так или иначе, осознаются человеком, и личностный смысл приобретает свою выраженность в определенной форме поведения и деятельности. Немотивированные, безрассудные действия и поступки относятся к области патологии, но это уже отдельная проблема.

Таким образом, мотивы, выступая в качестве источника деятельности человека, характеризуют его личность.

Цель – желаемый конечный результат, т. е. то, на что непосредственно направлена деятельность. Она может носить характер теоретико-познавательной или предметно-практической с преобладанием той или иной стороны. Причем мотивы и цели могут не совпадать. То, почему человек действует определенным образом, часто не совпадает с тем, для чего он действует и чего хочет достичь. Когда мы имеем дело с активностью, в которой отсутствует осознаваемая цель, то здесь нет и деятельности в строгом смысле этого понятия, а имеет место непосредственное поведение, которое также управляется потребностями и эмоциями.

Итак, по ходу нашего анализа мы с неизбежностью вышли на другое понятие, неразрывно связанное с категорией «деятельность» – «поведение».

Их нельзя рассматривать как синонимы. Но следует иметь в виду, что в отечественной психологии наиболее широкое распространение и фундаментальную разработку получила категория « деятельность », а, например, в бихевиоризме – « поведение ». Уточним особенности их понимания в отечественной психологической литературе.

Прежде рассмотрим вопрос о сферах применимости данных психологических понятий. Благодаря авторитету школы А. Н. Леонтьева категория «деятельность» в психологии приобрела очень широкое употребление. Мы говорили об этом ранее, что она претендовала на ту методологическую основу, базис, на основе которой можно построить всю систему психологического знания. Но этого в силу объективного развития психологической науки не произошло. И поэтому категория «деятельность» в системе современного психологического знания занимает соответствующее ей место.

Неудивительно, что это понятие стало основным при рассмотрении и объяснении закономерностей поведения животных [94] и др.

Однако авторская позиция такова, что расширенное распространение понимания деятельности и ее структуры на животный мир не совсем правомерно, поскольку главные атрибуты деятельности – субъект, осознанная целенаправленность, опосредованность деятельности другими средствами – в животном мире отсутствуют. Поэтому говорить о деятельности в животном мире можно лишь в кавычках, как о животной « деятельности ». Стоит иметь в виду ее чисто операционально-технический состав: биологические потребности – предметная цель – действия – операции – психофизиологические функции их обеспечивающие и эмоциональное их отражение. Но, увы, это не деятельность в полном смысле этого слова. Поэтому мы будем характеризовать разнообразную активность животных как различные виды поведения , а систему их реакций и действий в высших ее проявлениях как животную « деятельность », поскольку инстинктивно-биологическая природа деятельности в животном мире в корне противоположна социальной природе человеческой деятельности.

Отсюда следующая проблема различения и различия категорий «деятельность» и «поведение». На наш взгляд, самые неудовлетворительные определения относятся к понятию « поведение ». Поведение – это то, что всем понятно, видно и наглядно, но в силу этого сложно определимо.

В целом в психологической литературе поведение определяется как совокупность, система действий, отражающих проявление внешней активности человека. Чувствуется расплывчатость подобных определений, поскольку под проявление внешней активности можно подвести любое психическое явление!

Рассмотрим все же некоторые определения для анализа и выделения устойчивых характеристик.

«Поведение представляет собой целенаправленную систему последовательно выполняемых действий , осуществляющих практический контакт организма с окружающими условиями, опосредствующих отношения живых существ к тем свойствам среды, от которых зависит сохранение и развитие их жизни, подготавливающих удовлетворение потребностей организма, обеспечивающих достижение определенных целей. Поведение человека всегда общественно обусловлено и обретает характеристики сознательной, коллективной, целеполагающей, произвольной и созидательной деятельности » [15, с. 388].

«Основные компоненты поведения: его регуляция заранее поставленной целью , которая избирается обладающей способностью к свободному выбору и самостоятельному принятию решений личностью. Фундаментальное значение при этом имеет мировоззрение , от характера которого зависят направленность и социальная ценность поведения.

Поведение человека неотделимо связано с системой речевых сигналов, усваиваемой в процессе общения и создающей предпосылки для интериоризации внешних двигательных компонентов поведения. Благодаря этому формируется способность человека строить в сознании образ будущего, осуществлять самооценку и самоконтроль. В условиях коллективной жизни поведение индивида зависит от характера его взаимоотношений с группами, коллективами, членом которых он является. Сама группа выступает в качестве особого субъекта поведения, имеющего коллективные цели и мотивы. В групповом поведении наблюдаются такие своеобразные феномены, как подражание, эмоциональное «заражение», сопереживание, подчинение индивидуального поведения групповым нормам и ролевым предписаниям, лидерство» [95, с. 504].

Таким образом, в структуру поведения входят: потребности , цели их удовлетворения (а следовательно, те или иные мотивы ), система действий. Характерной особенностью поведения человека является то, что оно социально обусловлено, связано с мировоззрением. С внешней стороны регулируется морально-нравственными нормами, с внутренней – способностью осуществлять самооценку и самоконтроль.

К явлениям поведения (как системе действий) можно отнести: 1) отдельные движения и жесты (например, поклон, кивок, пожимание руки); 2) внешние проявления физиологических процессов, связанных с состоянием, деятельностью, общением людей (например, поза, мимика, взгляды, покраснение лица, дрожь и т. п.); 3) действия, которые имеют определенный смысл; и, наконец, 4) поступки, которые имеют социальное значение и связаны с нормами поведения [90, с. 40].

Данный анализ с неизбежностью приводит к выводу, что в главных чертах структуры деятельности и поведения совпадают (по крайней мере, их операционально-технический состав). В чем же тогда заключается различие этих понятий?

Скорее всего, граница между понятиями «деятельность» и «поведение» человека проходит по линии продукта или результата того и другого. Любая деятельность предполагает какой-либо результат как цель деятельности, более или менее осознаваемую. В поведении же как системе действий цель и результат не имеют самодовлеющего значения, они чрезвычайно динамичны и подвижны. В ряде случаев поведение как система действий выстраивается таким образом, что цель и результат выходят на первое место, подчиняя себе всю систему действий и поступков (Я хочу этого добиться). В другом случае поведение может характеризоваться полным отсутствием целей и результатов деятельности (Я отдыхаю и ничего не хочу).

Другой немаловажный момент – то, что поведение является социально значимой характеристикой, которая преимущественно оценивается другими. Сами для себя вы можете вести себя никак (особенно когда ослаблены или отсутствуют самооценка и самоконтроль). Вы просто есть и просто существуете! В этом отношении поведение – это социальная, морально-нравственная, нормативная оценка ваших действий и их результата.

Применительно к животному миру понятие «поведение» имеет абсолютно другой смысл. Поведение рассматривается как процесс взаимодействия живых существ с окружающей средой, которое возникает на высоком уровне организации материи, когда животные особи приобретают способность воспринимать, хранить и преобразовывать информацию, используя ее с целью самосохранения и активного приспособления (адаптации) к условиям существования [95, с. 504].

Поведение как система действий складывается из поступков. С. Л. Рубинштейн отмечает: «Поведение человека не сводится к простой совокупности реакций, оно включает систему более или менее сознательных действий или поступков. Сознательное действие отличается от реакции иным отношением к объекту... Одни и те же движения могут означать различные поступки, и различные движения – один и тот же поступок...» [86, с. 22].

Поступок – это действие, выполняя которое, человек осознает его значение для себя и для других людей, т. е. его социальный смысл. Действие как поступок есть истинное бытие человека, в нем индивидуальность действительна (Г. Гегель). Поступок – личностная форма поведения (Л. С. Выготский).

Ценностные, аксиологические аспекты поведения выступают наиболее отчетливо тогда, когда действие приобретает характер поступка , т. е. личностно значимого акта, контролируемого системой принятых в обществе норм.

В самом общем виде соотношение деятельности и поведения можно представить следующей упрощенной схемой (рис. 9.1).

Рис. 9.1. Соотношение категорий деятельности и поведения

...

Примечание. Обращаем внимание на то, что поведение, в отличие от деятельности, может быть мотивированным и немотивированным, целесообразным и бесцельным. В остальном структура деятельности и поведения – операции и психофизиологические функции – формально совпадают


Поступки как личностная форма поведения возникают, проявляются и осуществляются благодаря формированию самосознания. Поступками не являются автоматизмы, рефлексы, реакции, действия – импульсивные, привычные (выполняемые по приказу, служебной инструкции, внешним требованиям, согласно предписанной роли). Поступок как осознанное действие включает творческий акт выбора целей и средств поведения, нередко вступающий в конфликт с установленным, привычным, заведенным порядком. Поступок представляет личностно-осмысленное, лично сконструированное и лично реализованное поведение (действие или бездействие). Он обладает некоторыми обязательными свойствами: аксиологичностью, ответственностью, единственностью, событийностью.

Поступок – это некое действие, обязательно имеющее внешний план. С этой позиции совершить поступок в уме, про себя, так, чтобы об этом никто не знал, – это абсурд.

Успешный поступок и успешное действие – это разные вещи. И критерии для их оценки в качестве успешных разные. Действие считается успешным, если оно либо выполнено в соответствии с алгоритмом, либо достигло цели, либо и то и другое. Поступок может не достичь цели и при этом считаться успешным. После своего свершения поступок застывает в тексте, называемом личностью, которая как бы лепится из опыта поступков. Позитивно оцениваемые обществом поступки, а тем более общественно значимые, называют подвигами и деяниями [15, с. 402].

9.2. Категория «общение» в психологии

Наибольший интерес к общепсихологическому анализу проблемы общения возникает в 70-е гг. XX в. На первый план выходит проблема статуса категории «общение», включенности данного понятия в предметную область психологической науки.

Другим аспектом проблемы является устойчивая традиция, существовавшая в отечественной науке, связывать понятие «общение» с категорией «деятельность». В ряде зарубежных психологических концепций существует тенденция к противопоставлению общения и деятельности. Э. Дюркгейм полагал, что процесс общения – это процесс духовного речевого общения. Роль преобразовательной деятельности при этом фактически сведена к нулю [101, с. 6].

Согласно отечественной традиции, существует принцип единства общения и деятельности. Однако связь между этими категориями понимается по-разному. Многие авторы рассматривают общение как один из видов деятельности. Так, А. Н. Леонтьев считает, что любые формы общения есть специфические формы совместной деятельности. В этом случае оно становится подчиненной структурой, процессом, порождаемым потребностями в совместной деятельности. Следует заметить, что тенденция выводить общение из деятельности идет еще от марксистской концепции.

Однако Б. Ф. Ломов, выражая несогласие с подобной точкой зрения, полагал, что отношения между общением и деятельностью существенно сложнее. По его мнению, нельзя рассматривать человеческую жизнь как поток сменяющих друг друга деятельностей. Общение является самоценной категорией, оно не всегда совершается ради потребности в совместной деятельности. Процесс общения может отражать специфическую активность человека, связанную с потребностью в контакте с другими людьми («аффилиативная» потребность). Общение может быть не только «средством», но и «целью». Этой точки зрения придерживаются и некоторые другие психологи [84; 83 и др.], которые считают, что общение может выступать и в качестве самомотивированного процесса и осуществляется «ради себя самого» [101, с. 7].

Автор разделяет представленные позиции о тесной взаимосвязи процессов деятельности и общения, в то же время и о необходимости их различения. Поскольку, как было показано выше, важным теоретико-методологическим основанием для различения категорий «общение» и «деятельность» является их отнесенность к различным методологическим парадигмам. Деятельность описывается парадигмой субъект-объектной взаимосвязи, а общение – субъект-объект-субъектным взаимодействием, что явно не одно и то же. В общении каждая из сторон является активным субъектом этого процесса, а объектом выступает то, по поводу чего они взаимодействуют. Объект представлен, «скрыт» в самом процессе взаимодействия.

Таким образом, общение является самостоятельной категорией психологического исследования, вместе с тем есть области, где общение и деятельность тесно взаимосвязаны, но есть и такие, где они далеки друг от друга.

Исходя из представленных различных методологических подходов в психологической литературе можно встретить различные определения данной психологической категории.

С позиций деятельностного подхода можно встретить следующие определения.

«Общение – сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией, выработку единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание другого человека» [38, с. 213].

«Общение рассматривается как вид деятельности , направленной на обмен информацией между общающимися людьми. Оно также преследует целью установление взаимопонимания, добрых личных и деловых отношений, оказание взаимопомощи и учебно-воспитательного влияния людей друг на друга» [89, с. 101].

Позиции сторонников несводимости общения к деятельности представлены следующими определениями.

«общение – процесс взаимосвязи и взаимодействия обществ, субъектов (классов, групп, личностей), в котором происходит обмен деятельностью, информацией, опытом, способностями, умениями и навыками, а также результатами деятельности; одно из необходимых и всеобщих условий формирования и развития общества и личности» [95, с. 447].

«Общение – взаимодействие двух или более людей, состоящее в обмене между ними информацией познавательного и/или аффективно-оценочного характера. Обычно общение включено в практическое взаимодействие людей (совместный труд, учение, коллективная игра и т. п.), обеспечивает планирование, осуществление и контролирование их деятельности. Вместе с тем общение удовлетворяет особую потребность человека в контакте с другими людьми... Процесс общения может обособляться от других форм деятельности и приобретать относительную самостоятельность» [15, с. 345].

В русле концепции отношений вполне обоснованно выглядит следующее определение. Общение – это процесс взаимодействия между субъектами, в ходе которого развиваются, проявляются и формируются определенные отношения между ними, каждого к самому себе и к совместной деятельности.

С точки зрения личностного подхода убедительным выглядит следующая дефиниция. Общение – это процесс межличностного взаимодействия, порождаемый потребностями личности (субъектами общения), в том числе и потребностями в совместной деятельности.

Наиболее часто в психологической литературе можно встретить следующее определение: Общение – это процесс и результат установления контактов между субъектами или взаимодействие их посредством различных знаковых систем [101, с. 8].

Таким образом, выбор адекватного определения категории «общение» – очередная методологическая проблема в психологии, поскольку именно в дефиниции отражается понимание сущности сложного, многопланового, многогранного процесса общения.

В современной отечественной литературе достаточно полно представлены структура, различные виды, уровни, стороны, характеристики, те или иные особенности общения.

Структура общения. В едином процессе общения обычно выделяют три стороны: перцептивную (взаимовосприятие); коммуникативную (передача информации); интерактивную (взаимодействие):

перцептивная предполагает восприятие и понимание субъектами друг друга в процессе общения;

коммуникативная характеризует особенности обмена, характер и содержание той информации, которой обмениваются субъекты общения;

интерактивная отражает характеристики взаимодействия общающихся субъектов, к ним относятся позиции, стили, стратегии, которые используют партнеры по общению. Среди возможных позиций в общении можно выделить «пристройку» к партнеру «свысока», «на равных», «снизу» либо отстраненную позицию.

Уровни общения. Общение может происходить на разных уровнях, которые определяются, в свою очередь, общей культурой взаимодействующих субъектов, их индивидуальными и личностными характеристиками, особенностями ситуации, социальным контролем и многими другими факторами. Особенно влиятельными оказываются ценностные ориентации общающихся и их отношение друг к другу. Е. В. Андриенко [5] выделяет три уровня общения:

фатический (от лат. fatuus — глупый) – наиболее примитивный уровень общения. Он предполагает простой обмен репликами для поддержания разговора в условиях, когда общающиеся не особенно заинтересованы во взаимодействии, но вынуждены общаться. Такое общение носит некий характер автоматизма и ограниченности;

информационный — на этом уровне происходит обмен представляющей интерес для собеседников информацией. Этот уровень общения обычно носит стимулирующий характер и преобладает в условиях совместной деятельности или при встрече старых друзей;

личностный уровень общения характеризует такое взаимодействие, при котором субъекты способны к самому глубокому самораскрытию и постижению сущности другого человека, самого себя и окружающего мира, такой уровень может быть еще определен как духовный.

Н. В. Казаринова [48] ссылается на то, что характер цели и возникающая между партнерами психологическая дистанция позволяют выделить различные уровни общения. Среди них:

ритуальный , или социально-ролевой; цель общения на этом уровне – выполнение ожидаемой от человека роли, демонстрация знания норм социальной среды. Общение при этом носит, как правило, анонимный характер, независимо от того, происходит оно между незнакомыми, знакомыми или близкими людьми;

деловой , или манипулятивный, цель – организация совместной деятельности, поиск средств повышения эффективности сотрудничества. Партнеры при этом оцениваются не как уникальные, неповторимые личности, а с точки зрения того, насколько хорошо они могут выполнить поставленные перед ними задачи, т. е. оцениваются их функциональные качества;

интимно-личностный — цель: удовлетворение потребности в понимании, сочувствии, сопереживании. Для него характерны психологическая близость, эмпатия, доверительность.

Характеристики общения. Среди основных характеристик общения выделяет следующие:

ориентация общения — наиболее общая целевая характеристика общения. Различают социально ориентированное и личностно ориентированное общение;

психологическая динамика общения — отражающая психологическое содержание и особенности процесса общения;

семиотическая специализация общения определяется тем, какие средства используются в общении: материальное (предметное) и знаковое общение. В свою очередь внутри знакового общения можно выделить: речевое общение; общение при помощи знаковых систем, психологически эквивалентных языку (язык жестов); общение при помощи вторичных знаковых систем с опорой на язык; общение при помощи вторичных знаковых систем специфического характера; общение при помощи ситуативно осмысляемых материальных объектов (например, подарок, присланный по почте);

степень опосредованности — количественная характеристика, иначе ее можно определить как социальную «дистанцию», отделяющую коммуникатора от реципиента [48, с. 39-59]. По поводу этой характеристики в социальной психологии существуют многочисленные экспериментальные исследования особенностей дистанции и дистантного межличностного взаимодействия.

Особо выделяют, рассматривают и исследуют возрастные характеристики общения и их особенности. Поскольку первое, с чем ребенок сталкивается, когда рождается, – это с тем социальным окружением, которое помогло ему появиться на свет. Он еще не субъект общения, но уже активный участник этого процесса (а отнюдь не деятельности). И с первых и до последних дней своей жизни человек включен и является участником этого процесса – общения. Особенности этого процесса – динамики возрастного общения – небезосновательно привлекают внимание исследователей. Но это отдельная проблема, которую мы рассматривать не будем и отсылаем читателя к соответствующим источникам и исследованиям.

Виды общения. В современной психологической литературе существуют многочисленные различные подходы к классификации форм и видов общения.

по содержанию : материальное (обмен предметами и продуктами деятельности); когнитивное (обмен знаниями); кондиционное (обмен физиологическими и психическими состояниями); мотивационное (обмен побуждениями, целями, интересами, мотивами, потребностями); деятельностное (обмен действиями, операциями, умениями, навыками);

по целям : биологическое – необходимо для поддержания, сохранения и развития организма; социальное – преследует цели расширения и укрепления межличностных контактов;

по средствам : непосредственное – естественный психологический контакт индивидов при наличии четкой обратной связи (беседа, игра и т. п.); прямое (личные контакты и непосредственное восприятие друг другом общающихся людей в самом акте общения); опосредованное (использование специальных средств и орудий для организации общения и обмена информацией); косвенное (общение через посредников).

по виду: деловое общение – содержанием является то, чем заняты люди, а не те проблемы, которые затрагивают их внутренний мир; личностное общение; инструментальное – общение, которое преследует какую-то цель, кроме получения удовлетворения от акта самого общения; вербальное; невербальное;

по уровню взаимодействия индивидов в процессе общения: личностноориентированное (межличностное); социальноориентированное (субъект этого общения как бы удвоен: с одной стороны, осуществляет такое общение один человек как личность, а с другой – субъектом такого общения выступает тот или иной коллектив или общество в целом); предметноориентированное общение (предметом является взаимодействие).

Различают также межличностное и массовое общение. Межличностное общение – это непосредственное, более или менее постоянное регулярное общение в малых группах. Главное условие межличностного общения – определенное знание индивидуальных особенностей друг друга участниками общения, что возможно только на основе совместного опыта, эмпатии, взаимопонимания.

Массовое общение – это множественные, обычно мимолетные, непосредственные контакты незнакомых друг с другом людей (в толпе, на работе и т. п.). Многие авторы отождествляют массовое общение с понятием массовой коммуникации. Массовая коммуникация – близкий к опосредованному общению процесс, когда сообщения адресуются не отдельным лицам, а большим социальным группам при помощи средств массовой информации.

Свою классификацию предлагает Е. И. Рогов [85], выделяя такие три основных типа общения: императивное , манипулятивное и диалогическое.

Иную классификацию видов общения вводит Л. Д. Столяренко: 1) «контакт масок»] 2) примитивное общение ; 3) формально-ролевое общение ; 4) деловое общение ; 5) духовное ; 6) межличностное ; 7) манипулятивное ; 8) светское [90, с. 469-470].

Как видим, классификации достаточно разнообразны, но присутствуют, несомненно, и общие характеристики. А это открывает путь активно мыслящим читателям для дальнейших исследований и предложения собственных методологических подходов выделения видов и типов общения.

Функции общения. В отечественной психологической литературе существуют различные классификации функций общения. Среди них самыми распространенными, на наш взгляд, являются классификации, данные В. Н. Андриенко, Е. В. Панферовым, Е. И. Роговым, О. Г. Филатовой.

О. Г. Филатова выделяет следующие функции общения: инструментальную — передача информации для совершения определенных действий; трансляционную — передача конкретных способов деятельности, оценок и т. д.; экспрессивную — взаимопонимание переживаний и эмоциональных состояний; самовыражения ; социального контроля — регламентация поведения и деятельности; социализации и др. [98].

Е. И. Рогов выделяет пять основных функций общения: прагматическую — реализуется при взаимодействии людей в процессе совместной деятельности; формирующую — проявляется в процессе развития человека и становления его как личности; подтверждения — проявляется в том, что только в ходе общения с другими людьми мы можем познать, понять и утвердить себя в собственных глазах; организации и поддержания межличностных отношений; внутриличностную — одна из самых важных. Благодаря диалогу с самим собой мы принимаем определенные решения, совершаем поступки [85].

По мнению Е. В. Андриенко, можно выделить совокупность трех групп функций общения, если рассматривать его в определенной системе отношений:

психологические — обусловливают развитие человека как личности. Общение стимулирует развитие мыслительных процессов (когнитивных), волевых (активности), эмоциональных (аффективности);

социальные функции детерминируют развитие общества как социальной системы и развитие групп как составных единиц этой системы. Интеграция общества возможна только при условии наличия общения во всех его видах, типах и формах;

инструментальные функции определяют многочисленные связи между человеком и миром в самом широком смысле слова между различными социальными группами [5].

В. Н. Панферов выделяет шесть функций общения: коммуникативную — осуществляет взаимосвязь людей на уровне индивидуального, группового и общественного взаимодействия; информационную — обеспечивает прием, хранение и передачу информации индивидуального и общечеловеческого опыта. По различным каналам связи в виде знаков и их комплексов (слов, жестов, мимики и др.), за которыми закреплены определенные значения; когнитивную — направлена на взаимопознание партнеров в процессе общения; эмотивную — проявляется в переживании человеком своих отношений с людьми, а также в эмоциональной связи с действительностью; конативную — обеспечивает управляющее воздействие на личность во всех процессах жизнедеятельности, связана со стремлением человека к тем или иным ценностям, выражает побудительные силы человека, регулируя поведение партнеров в совместной деятельности через процесс общения; креативную — направлена на преобразование людей в процессах общения, изменение и воспитание личности [66].

Все указанные функции могут быть трансформированы в одну – регуляторную, которая проявляется во взаимодействии человека с другими людьми. Тогда в этом смысле общение будет являться механизмом социально-психологической регуляции поведения и совместной деятельности людей.

Средства общения. К этим средствам общения обычно относят: 1) язык ; 2) интонацию ; 3) мимики , позы, взгляд ; 4) жесты ; 5) дистанцию [89, с. 467-468].

Достаточное количество исследований посвящено также тактике общения – реализации в конкретной ситуации коммуникативной стратегии на основе знания правил и владения техниками общения. Это совокупность конкретных коммуникативных умений и способов говорить и слушать.

Определенный интерес в этом отношении представляет концепция «транзактного анализа» Э. Берна. Ее основные идеи мы рассмотрим в главе 10.

Глава 10 Личность

Темы

10.1. Категория «личность» в психологии

Психология bookap

10.2. Психологические структуры личности

10.3. Формирование и развитие личности