5.1. Понятийно-категориальный аппарат психологии

Категориальный анализ. Распад психологии на ряд школ и направлений привел к тому, что каждая из них сосредоточила свои усилия на разработке одной из сторон психической реальности, стремясь именно ее представить в качестве основы, базиса, на котором можно воздвигнуть все здание психологической науки по образу и подобию мощных философских систем Гегеля и Маркса.

Так, например, Г. Гегель в «Науке логике» (1812) с позиций объективного идеализма раскрывает «абсолютную идею» в ее всеобщем содержании в виде системы категорий, начиная от самых общих и бедных определений – «чистое бытие», «небытие», «наличное бытие», «становление», «качество», «количество», «мера» и т. д. – и заканчивая конкретными, т. е. многообразно определенными, понятиями – «действительность», «химизм», «организм», «познание» и др.

К. Маркс в «Капитале» (1866-1867, т. I) уже с диалектико-материалистических позиций анализирует систему капиталистического производства и начинает с товара – этой простейшей экономической конкретности, который, будучи началом всего процесса капиталистического воспроизводства является и концом, следствием совокупного движения системы в целом. При этом развертывается система категорий: «стоимость», «потребительная и меновая стоимость», «конкретный и абстрактный труд», «прибавочная стоимость», «законы капиталистического накопления» и т. д.

Таким образом, каждая наука оперирует своими категориями, вырабатывает свой понятийно-категориальный аппарат, который образует внутренне связанную систему, призванную объяснить объективную реальность, выявить закономерности и механизмы ее функционирования. Сложившийся в науке в форме определенной парадигмы понятийно-категориальный аппарат позволяет «видеть» на различную глубину исследуемую реальность, каждый объект которой воспринимается в континууме его пространственно-временных, количественно-качественных, информационно-энергетических и других характеристик.

К уточнению понимания термина «понятийнокатегориальный аппарат науки»

Категории (от греч. kategoria – высказывание, признак) – предельно общие, фундаментальные философские понятия, отражающие всеобщие, наиболее существенные закономерные связи и отношения бытия: природы, общества и человеческого мышления. Будучи формами и организующими принципами процесса мышления, категории воспроизводят свойства и отношения бытия и познания во всеобщей и наиболее концентрированной форме: «...категории суть ступеньки выделения, т. е. познания мира, узловые пункты в сети, помогающие познавать ее и овладевать ею» [45, с. 85].

Категории науки находятся в определенной связи между собой и представляют собой систему, которая строится на основе единства исторического и логического. Каждая из категорий может быть осмыслена лишь как элемент всей системы сложившегося категориального аппарата каждой отдельной науки.

Примерами философских категорий как предельно общих понятий являются: бытие, небытие, материя, Бог, пространство, движение, время, необходимое и случайное, качество и количество, мера и многие другие. Философские категории зачастую представлены как парные и образуют целую систему категорий.

Примерами психологических категорий как предельно общих понятий в психологии являются: психическое отражение, психическое явление, психика, сознание, деятельность, личность, образ и др.

Понятие – слово, мысль, отражающие наиболее общие, существенные закономерные взаимосвязи, связи, отношения, стороны, свойства, характеристики какого-либо класса, группы явлений, предметов, процессов объективного мира.

...

Г. В. Ф. Гегель в своей «Энциклопедии философии» давал такое определение: «...Понятие... есть истина бытия и сущности». В. И. Ленин, конспектируя Гегеля и раскрывая эту мысль, поясняет: «Понятие (познание) в бытии (в непосредственных явлениях) открывает сущность (закон причины, тождества, различия и etc.) – таков действительно общий ход всего человеческого познания (всей науки) вообще» [45, с. 298].

Каждая наука в процессе своего развития вырабатывает свою систему категорий и понятий, которые представляют собой логически взаимосвязанную систему понятийно-категориального строя, или аппарата, данной науки. Понятия делятся по различным основаниям – содержанию, объему или широте обобщения. Так, выделяют: всеобщие понятия (категории), объем которых совпадает с объемом данной науки; общенаучные и конкретно-научные (частнонаучные), специфические для данной науки.

Примерами психологических понятий различной степени общности являются: психические процессы, психические состояния, психические свойства личности, характер, темперамент, способности, акцентуации характера и многие другие.


Психология как самостоятельная наука, возникшая на стыке философских и естественнонаучных проблем: о соотношении души и тела (психофизическая проблема); сознания, мысли и мозга (психофизиологическая проблема); механизмов функционирования психического и телесного (физиологического и психофизиологического) свой категориальный аппарат формировала под влиянием философии и естественных наук о человеке.

Но, чтобы познать природу психического, законы, которым она подчинена, овладеть ими на практике, нужен специальный категориальный аппарат, дающий видение психической реальности, отличной как от физической, так и от биологической и социальной.

На примере эволюции предмета психологии (глава 1 настоящего учебника) было показано, что и как в разные исторические эпохи подразумевалось под предметом, через систему каких понятий раскрывалось его содержание и закономерности функционирования психического.

Психология, как и другая наука, осваивала сферу своих явлений исторически, поэтапно и логически, структурно-содержательно, с различных сторон. Разнообразие же подходов, разобщенность школ и направлений объясняется тем, что каждое из них сосредоточивалось на выявлении одной основы, базиса, «первокирпичика», отталкиваясь от которых мыслилось развернуть и обосновать всю систему психологического знания.

На смену понятию «душа» и понятиям, которые раскрывали ее природу, локализацию в теле человека, механизмы ощущений, мышления, побудительные силы, аффекты и др., в философские учения, начиная с Нового времени, приходят категории «сознание», «мотив», «бессознательное», «поведение», «деятельность».

В экспериментальной психологии, начиная с В. Вундта, категория «сознания» и связанная с ней категория «образ» становятся базовыми, поскольку они опираются на физиологию органов чувств, продуктом деятельности которых служат элементарные психические образы – ощущения, восприятия, эмоции, данные сознанию в непосредственном опыте.

В противовес элементам сознания структурной психологии В. Вундта (1832-1920) американская функциональная психология (В. Джеймс (1842-1910), Д. Дьюи (1859-1952), Д. Энджелл (1869-1949) и др.) сосредоточилась на функциях сознания. Цель психологии не в выявлении элементов сознания, а в изучении функций приспособления сознания (психики) к условиям окружающей среды (В. Джеймс). Функция сознания – совершенствование адаптивных способностей организма, и цель психологии есть изучение того, как психика помогает организму приспосабливаться к окружающей среде (Д. Энджелл).

Однако логика науки, стремление к объективному анализу психики и мира психических явлений под влиянием философии позитивизма требовала перейти от исследования внутреннего мира, субъективных идей и актов, как они даны в сознании человека, к объективному их рассмотрению, т. е. как они реализуются в поведении и деятельности, обеспечивая взаимодействие организма с окружающей средой.

Преодолевая «атомистический», структурный анализ сознания вундтовской школы гештальтпсихология экспериментально доказала, во-первых, целостность образа восприятия и мышления (а также вышла на проблему ипсайта — мысленного озарения), во-вторых, зависимость от них поведения организма в целом.

Бихевиоризм (в США, на Западе) и рефлексология (в России) внесли ценнейший вклад в разработку категории «действие», «поведение». Психоаналитическое направление поставило во главу своих исследований и психологической системы категорию «мотив», по отношению к которому вторичны и образ, и действие, а затем, опираясь на нее, была предложена динамическая модель организации личности. Французские психологи сосредоточились на изучении взаимодействия, сотрудничества между людьми, процессов общения.

Таким образом, каждое из направлений исследует одно из бесчисленного многообразия проявлений психического, но проделанная каждым работа обогащала систему психологического знания в целом.

Анализируя существующие психологические системы и развитие категориального аппарата психологии в России, следует, несмотря на существующий плюрализм подходов и взглядов, признать, что в настоящее время в отечественной психологии сложилась и принята в целом общая основа – диалектико-материалистическая позиция, выработан системно-структурный и функциональный подходы и соответствующий им понятийно-категориальный аппарат.

Следует также полностью согласиться с мыслью, что категориальный строй аппарата науки направляет ученых объективно и изменяется независимо от индивидуальной судьбы [71, с. 75].

Материалистические, естественно-научные позиции при рассмотрении психического в России своими корнями восходят еще к взглядам М. В. Ломоносова (1711-1765), Я. П. Козельского (1728– 1794), А. Н. Радищева (1749-1802), А. И. Герцена (1812-1870), Н. Г. Чернышевского (1828-1889), И. М. Сеченова (1829-1905), И. П. Павлова (1849-1936), В. М. Бехтерева (1857-1927).

В начале XX в. в России появляется ряд оригинальных подходов к построению психологических систем, исходящих из базовой психологической категории. В. М. Бехтерев пытается обосновать объективную психологию исходя из понятия «рефлекс». Корнилов считает, что в основе психологической системы должна лежать реакция. В советский период развития психологии, когда идет освоение марксистской методологии, для которой прототипом любых форм взаимоотношений человека со средой является труд, начинает активно разрабатываться понятие «деятельность», которое приобретает новое содержание.

Понятие «деятельность» весьма многозначно. И. М. Сеченов говорил о психических деятельностях, понимая их как процессы, которые совершаются по типу рефлекторных. И. П. Павлов ввел понятие о высшей нервной деятельности, В. М. Бехтерев – о соотносительной деятельности.

Но пионером выделения деятельности в особую, базовую категорию психологии выступил М. Я. Басов (1892-1931). Занимаясь экспериментальным анализом активности субъекта, Басов сосредоточился не на внешних движениях самих по себе (рефлексах), а на их внутреннем смысле и, чтобы отделить свой подход от подхода рефлексологов и бихевиористов, использовал вместо термина «поведение» термин «деятельность».

До Басова во взглядах на предмет психологии резко противостояли друг другу позиции структурализма и функционализма, для которых этим предметом являлось сознание, и бихевиористов, считавших, что им является поведение. Басов предложил другое решение. Нужно перейти в совершенно иную плоскость, подняться и над тем, что осознает субъект, и над тем, что проявляется в его внешних действиях. Не механически объединить одно и другое, а включить их в качественно новую структуру. Эту структуру он и назвал деятельностью.

Басов предложил считать деятельность особой структурой, состоящей из отдельных актов и механизмов, связи между которыми регулируются задачей. Эта структура может быть устойчивой, стабильной, когда субъект овладел каким-либо действием, сформировал навык. Но она может также каждый раз создаваться заново, когда, например, решается задача, требующая творческого подхода. В любом случае деятельность является субъектной. За всеми ее актами и механизмами стоит субъект, говоря словами Басова, «человек как деятель в среде».

Анализируя трудовую деятельность как особую форму коллективного взаимодействия его участников между собой и с природой, качественно отличающуюся от поведения животных, обусловленного условными рефлексами, Басов показал, что ее изначальным регулятором является цель, которой подчиняются и тело, и психика субъектов трудового процесса. Эта цель осознается ими в виде желаемого результата, ради которого они объединяются и тратят свою энергию.

Стало быть, именно психический образ, то, к чему стремятся люди, а не внешние стимулы, влияющие на них в данный момент, подчиняет себе отдельные действия и переживания людей.

Таким образом, специфика труда как особой формы взаимоотношений людей с предметным миром стала основным направлением разработки марксистски ориентированной психологии в советской России, что вполне соответствовало коммунистической идеологии. Вслед за М. Я. Басовым дальнейшее развитие принцип деятельностного подхода и категория деятельности получили в трудах Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева и других ученых.

С иных позиций к проблеме деятельности подошел Л. С. Выготский (1896-1934) при создании теории высших психических функций на основе культурно-исторического подхода. Он говорил о системе высших психических функций как «деятельностях сознания», имеющих особую историю. Высший, присущий только человеку уровень развития этой системы (отличающийся сознательностью, смысловой организацией, произвольностью) возникает в процессе культурно-исторического развития общества и личности. Такой подход существенно расширял предметную область психологии.

Выготский развивает марксистскую идею о социальной природе человека как биологического существа и решающей роли труда в его развитии. Человек выделяется из природы и начинает над ней господствовать благодаря труду и способности изготавливать орудия труда. Но этот процесс не прошел для него бесследно. Человек начинает создавать «психологические орудия», посредством которых овладевает своими психическими процессами и формирует высшие (произвольные) психические функции. Далее выдвигается гипотеза о том, что, вероятно, в качестве таких орудий могли выступать метки, узелки на память, зарубки, знаки и т. п., которые каким-либо образом заставляли человека на что-то обратить внимание, что-то вспомнить, напоминали о чем-то и т. д. Первоначально эти знаки, команды обращены вовне, на участников трудового процесса. Но затем в процессе интериоризации постепенно происходит присвоение и перевод внешних действий во внутренний план, что является мощнейшим фактором овладения и анализа человеком своих психических состояний. На этой основе происходит формирование способности к рефлексии и развитие высших психических функций.

Развитие высших функций совершается в общении. Всякая функция возникает первоначально в процессе общения, а затем становится «собственностью» ребенка. В работе «Мышление и речь» (1934) Выготский, опираясь на обширный экспериментальный материал, проследил развитие понятий у детей. Теперь на первый план выступило значение слова, и было показано развитие значений слов в онтогенезе, изменение их структуры при переходе от одной стадии умственного развития ребенка к другой. В связи с этим обосновывалась идея, что «только то обучение является хорошим, которое забегает вперед развития», и Выготский вводит понятие «зона ближайшего развития». Под ней имелось в виду расхождение между уровнем задач, которые ребенок может решить самостоятельно и под руководством взрослого. Обучение, создавая эту зону, и ведет за собой развитие. В этом процессе сомкнуты внутренне не только мысль и слово, но также мысль и движущий ею аффект (мотив).

Другой подход к разработке предметной области психологии представлен взглядами С. Л. Рубинштейна (1889-1960), который, ориентируясь на марксизм, развивает идею, – каким образом психика и сознание в конкретной деятельности не только проявляются, но и формируются.

Басов, руководя педологическим отделением Ленинградского педагогического института им. Герцена, пригласил Рубинштейна на кафедру психологии, где он написал свой главный труд «Основы общей психологии» (1940). Главная идея этого труда – обоснование и реализация принципа единства сознания и деятельности.

Выше мы видели, что вопрос о системном и смысловом строении сознания был центральным для Выготского, а вопрос о структуре деятельности – главным для Басова. В то же время роль предметной деятельности в построении сознания оставалась вне поля зрения Выготского, а категория сознания – вне поля зрения Басова.

Связать сознание с процессом деятельности, объяснив, каким образом оно формируется в этом процессе, – таков был подход Рубинштейна к предмету и системе психологического знания.

Это изменяло направление конкретных психологических исследований, призванных теперь исходить из того, что «все психические процессы... выступают в действительности как стороны, моменты труда, игры, учения – вообще одного из видов деятельности. Реально они существуют лишь во взаимосвязи и взаимопереходах всех сторон сознания внутри конкретной деятельности, формируясь в ней и ею определяясь» [86, с. 473].

Сознание, ставя цели, проектирует активность субъекта и отражает реальность в чувственных и умственных образах. Предполагалось, что природа сознания является изначально социальной, обусловленной общественными отношениями. Поскольку же эти отношения изменяются от эпохи к эпохе, то и сознание представляет собой исторически изменчивый продукт.

По мысли Рубинштейна, «в итоге система психологии включает помимо общего учения о психике, о сознании и самосознании учение: 1) о психофизических функциях, 2) о психических процессах,

3) о психическом строении деятельности и 4) о психических свойствах личности» [86, с. 175].

Дальнейшую разработку идеи о том, что психическое развитие человека обусловлено его деятельностью, продолжил А. Н. Леонтьев (1903-1979). Развивая идеи Басова о морфологии (строении) деятельности, он предложил свою схему ее организации и преобразования на различных уровнях: в эволюции животного мира, истории человеческого общества, а также в онтогенезе (индивидуальном развитии человека) («Проблемы развития психики» (1959)).

Леонтьев подчеркивал, что «на психологическом уровне [деятельность], это единица жизни, опосредованной психическим отражением, реальная функция которого состоит в том, что оно ориентирует субъекта в предметном мире. Иными словами, деятельность – это не реакция и не совокупность реакций, а система, имеющая строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие.

Введение категории деятельности в психологию меняет весь понятийный строй психологического знания. Но для этого нужно взять эту категорию во всей ее полноте, в ее важнейших зависимостях и детерминациях: со стороны ее структуры и в ее специфической динамике, в ее различных видах и формах. Иначе говоря, речь идет о том, чтобы ответить на вопрос, как именно выступает категория деятельности в психологии. Вопрос этот ставит ряд далеко еще не решенных теоретических проблем» [47, с. 82].

Таким образом, Леонтьев рассматривал деятельность как особую целостность, сложную, иерархическую систему, динамический процесс. Она включает различные компоненты: мотивы, цели, действия. Их нельзя рассматривать порознь. Они образуют систему, где могут быть выделены уровни: деятельности, действия, операций и психофизиологических функций, которые опосредуются мотивами и целью и реализуются во внешних, предметных и внутренних, умственных действиях.

Начиная с конца 60-х гг. XX в. советские психологи последовательно проводят работу по систематизации и уточнению основных общепсихологических терминов и понятий психологии. При этом даже история психологии начинает рассматриваться сквозь призму формирования и трансформации категориальной сетки психологии (категориальный анализ). Так, М. Г. Ярошевский, изучая историю психологической науки через трансформацию системы инвариант (под которыми он понимает категории), выделяет «образ», «действие», «мотив», «общение», «личность» в качестве основных понятий психологии [112]. В 1960-1980-е гг. психологи раскрывают значение для психологических исследований и соотношение между собой таких категорий и понятий, как «отражение» (Леонтьев А. Н., Платонов К. К. и др.), «сознание» (Шорохова Е. В. и др.), «установка» (Узнадзе Д. Н., Прангишвили А. С., Надирашвили Ш. А. и др.), «бессознательное» (Бассин Ф. В., Шерозия А. Е. и др.), «общение», «деятельность и общение» (Ломов Б. Ф.), «деятельность и установка» (Асмолов А. Г.) и др. Кроме этого, было предложено несколько вариантов выделения системы стержневых психологических категорий. Так, А. Н. Леонтьев в качестве наиболее важных категорий для построения системы психологии как конкретной науки выделяет «деятельность», «сознание», «личность» [47]; К. К. Платонов в качестве общепсихологических категорий, объем которых совпадает с основной психологической категорией – «психикой», отмечает «формы психического отражения», «психические явления», «сознание», «личность», «деятельность», «развитие психики» [74]; Б. Ф. Ломов в качестве базовых для психологической науки называет категории «отражение», «деятельность», «общение», «личность», социальное», «биологическое» [51].

Основным теоретико-методологическим итогом обсуждения проблемы категорий в психологии стал вывод о том, что невозможно построить систему психологического знания только на основе какой-либо одной категории.

В целом можно с достаточными основаниями утверждать, что в период с конца 1960-х по конец 1980-х гг. в окончательном виде завершается формирование теоретико-методологических основ психологической науки в СССР, а сама психология укрепляет свои позиции в системе наук [82, с. 134-135].

Поскольку детальная разработка базовой психической категории приводила к односторонности создаваемых психологических систем, дальнейшее развитие психологической мысли шло в направлении поиска интегральных схем. Они открывали перспективу синтеза идей, порожденных монокатегориальными школами.

5.2. Психологические системы

Проблема построения системы психологического знания и представляющего ее понятийно-категориального аппарата заключается в том, будем ли мы исходить из одного, основного, положения, «кирпичика», при объяснении мира психических феноменов или примем концепцию плюрализма оснований при объяснении психики.

Психика и мир психических феноменов – вот тот реальный базис, та реальность, та основа, от которой следует отталкиваться и которую следует раскрывать. Это не «кирпичик», не элементарность, а целостность, которую можно и необходимо экспериментально исследовать, разложить на части, но которая несводима к сумме своих частей. Поэтому ее закономерности могут быть познаны в функционировании целостности, из которой мы можем выделять отдельные фрагменты и, соответственно, делать по ним вполне обоснованные заключения.

С позиций вышеизложенного анализа несомненный интерес представляют взгляды и подходы А. В. Петровского и В. А. Петровского, изложенные в статье «Теоретические исследования. Категориальная система психологии» [70], а также последняя совместная работа А. В. Петровского и М. Г. Ярошевского «Теоретическая психология» [72].

Рассматривая опыт построения теории психологии, они формулируют в качестве одного из принципов теоретической психологии принцип открытости категориального строя, что предоставляет исследователям возможность расширить базисные категории за счет психологического осмысления других понятий, фигурирующих в психологии. В связи с этим решается проблема выделения в категориальном строе монобазиса, метабазиса, протобазиса и предполагается ряд соответствий между базисными и метапсихологическими категориями.

Приводимая таблица достаточно полно, на взгляд авторов, характеризует категориальную систему психологии (табл. 5.1).

Таким образом, сделана попытка дать крайне обобщенную и максимально краткую характеристику основных психологических категорий и понятий, представив их в определенной системе.

Каждая категория теоретической психологии является родовой по отношению к определенному кругу психологических (в широком смысле) понятий. Так, например, категория «образ» может быть конкретизирована в таких понятиях, как «восприятие», «представление», «воображение», «память» и т. д.

Авторы отмечают, что некоторые понятия, соответствующие элементам-категориям табл. 5.1, являются условными и в дальнейшем могут быть заменены более удачными.

В итоге современная психологическая мысль приходит к пониманию того, что категориальная система психологии не может быть выращена из какого-то одного-единственного «зернышка». Это особенно важно подчеркнуть, потому что для каждой сколько-нибудь значимой в истории психологии теоретической системы (научной школы) были характерны поиски «клеточки», которая могла бы стать отправной точкой для построения общей конфигурации заявляемого учения.

Таблица 5.1. Категориальная система психологии по А. В. Петровскому и М. Г. Ярошевскому

Авторы еще раз подчеркивают: не «клеточка», даже в своем вершинном развитии, а динамическая система категорий способна охватить и отразить в себе психический мир человека. Этим же объясняется отказ от претензии построить одну-единственную, все объясняющую теорию психологии. Вместе с тем целесообразна попытка сохранить и реализовать стремление сконструировать теорию теорий психологии [70, 72].

Несколько иной подход к созданию системы психологии в русле теории психического отражения намечен К. К. Платоновым [74].

В качестве общепсихологических категорий (понятий, объем которых совпадает с объемом психологической науки) предлагается выделить: «психическое отражение»; «психические явления»; «психика»; «развитие психики»; «сознание»; «личность»; «деятельность».

Общепсихологические понятия (частные психологические категории) – понятия, которые в совокупности совпадают с объемом и содержанием той или иной общепсихологической категории. Общепсихологические понятия раскрывают и конкретизируют содержание общепсихологических категорий следующим образом:

Формы психического отражения : «физиологическое», «этологическое», «психика», «сознание».

Психические явления : «психические процессы», «психические состояния», «психические свойства личности».

Психическое развитие : «созревание и формирование», «филогенез», «онтогенез», «антропогенез», «антропосоциогенез», «общественно-историческое развитие».

Сознание : «переживание», «познание», «отношение».

Личность : «направленность», «опыт», «особенности психических процессов», «темперамент», «характер», «способности».

Деятельность : «действие», «цель», «мотив», «психический акт».

Раскрытие содержания более общих категорий через частные образуют категориальную сетку, цепочку соподчиненных категорий. Подобный подход позволяет давать дефиниции (определения) категориям, используя видородовые признаки (см. категориальную сетку на основе взглядов К. К. Платонова (рис. 5.1)).

Рис. 5.1. Алгоритм создания дефиниций на основе видородовых признаков

Так, например, категория «психические явления» раскрывает свое содержание через общепсихологические понятия: «психические процессы», «психические состояния», «психические свойства личности». Психические процессы раскрываются содержательно через понятия: «познавательные процессы», «эмоционально-волевые процессы». К познавательным процессам относятся: «ощущения», «восприятие», «представление», «память», «мышление» и т. д. К ощущениям относятся: зрительные, слуховые, обонятельные, осязательные, вкусовые, а также их классификации по другим различным основаниям.

Подобный методологический подход позволяет давать дефиниции, т. е. определять частные психологические категории и понятия, через категории большей общности. Так, например, можно дать такие определения:

Психические процессы — это психические явления , характеризующиеся кратковременным протеканием при сохранении однородности структуры. К ним относятся познавательные и эмоционально-волевые.

Психические состояния — это психические явления , характеризующиеся более длительным временем протекания при сохранении однородности структуры. К ним, например, относятся: напряженность, утомление, бодрость, уныние и т. д.

Психические свойства личности — это психические явления , ставшие более постоянными и устойчивыми, которые характеризуют особенности поведения и деятельности человека.

Ощущения — это познавательный психический процесс отражения органами чувств отдельных сторон, характеристик, свойств, предметов, явлений, процессов объективного мира, воздействующих на организм в данный момент времени.

Восприятие — это познавательный психический процесс целостного отражения предметов, явлений, процессов, воздействующих на организм в данный момент времени в форме субъективного образа объективного мира.

Представление — это познавательный психический процесс отражения предметов, явлений, процессов, которые в данный момент не воздействуют и не воспринимаются организмом, но могут воссоздаваться на основе предыдущего опыта.

Таким образом, мы используем для дефиниции (определения) ближайшее к нему видовое понятие большей общности и характеристики, которые наиболее полно определяемое понятие характеризуют или отличают от других. Подобный подход позволяет понять и овладеть логикой и содержательной стороной определения психологических понятий.

Интересны некоторые подходы к созданию психологических систем и их моделей, предложенные ленинградским психологом В. А. Ганзеном в работе «Системные описания в психологии» [20].

Автор, говоря о психологическом базисе, подчеркивает, что с давних пор предпринимались попытки выделить среди психологических понятий небольшое число ведущих, основополагающих, которые составили бы своеобразное понятийное ядро психологии, для описания сущности, главных черт множества психологических явлений. Такой набор основных (базовых) понятий можно рассматривать как своего рода базис. Под психологическим базисом понимается система понятий, лежащих в основе описаний психических явлений [там же, с. 67].

В качестве таких базовых категорий и понятий рассматривается, например, функциональная структура психики, представленная на рис. 5.2.

Рис. 5.2. Функциональная структура психики (в психологических категориях), представленная в радиально-круговой системе координат

Далее вполне обоснованно высказывается мысль, что не существует доказательства невозможности монобазиса, но сложность его нахождения такова, что еще ни одна из попыток найти такой базис не увенчалась успехом. Два главных затруднения, лежащих на пути поиска монобазиса, заключаются в том, что: 1) сложно найти полный базис; 2) даже если полнота монобазиса обоснована, трудно сделать «развертку» базиса на всю область психических явлений (или решить обратную задачу: спроецировать все множество психических явлений на монобазис [20, с. 68]. Таким образом, представленные отечественные подходы к созданию системы психологии позволяют сделать общий вывод, что, несмотря на сложность разработки и незавершенность этой проблемы, в целом достаточно четко и обоснованно выделяется ряд категорий и общепсихологических понятий, которые представляют собой развивающуюся систему современного психологического знания.