Глава X


...

Заключение

Итак, мы рассмотрели в единой связи восемь греховных страстей и восемь групп порочных врожденных склонностей. Многочисленные примеры и факты, богословские и научные комментарии убеждают нас, что корни некоторых пороков уходят в глубь человеческого естества, в наследственность. Отсюда — ряд серьезных выводов:

1. В той или иной степени люди генетически предрасположены к определенным болезням и нравственно неодобрительному поведению.

2. Наряду с духовнъит и социально–психологическими причинами, пагубные врожденные склонности имеют генетические и биохимические предпосылки для своего возникновения. Гены могут быть связаны со страстями и смертными грехами посредством физиологических процессов организма.

3. Наиболее генетически обусловлены плотские страсти (чревоугодие и любодеяние). Из духовных страстей в некоторой мере зависят от генов проявления гнева, мирской печали и естественного уныния. А сребролюбие, тщеславие и гордыня связаны с наследственностью косвенно, не напрямую.

4. Люди с отягощенной наследственностью порой имеют склонность к смертным грехам, возникающим на почве плотских страстей (пьянство, гомосексуализм и т. п.). В меньшей степени отмечается генетическая предрасположенность к смертным грехам на почве гнева, мирской печали и уныния (агрессивность, жестокость вплоть до убийства, самоубийство и т. д.). Гордыня, тщеславие и сребролюбие подчас приводят к таким смертным грехам, которые нельзя объяснить влиянием биологической наследственности (самообожествление, черная зависть, иудина жадность к деньгам).

5. Биологические факторы риска греховных страстей (например, ген тревоги и невротичности, недостаток или избыток определенных гормонов и ферментов) не подменяют и не упраздняют собой грех. Наоборот, они служат его орудием, его материальной структурой в организме.

6. Посредством патологических мутаций грехи рода могут разжигать у потомков «генетический пожар», и тогда демонам легче подтолкнуть нас к злу, легче совладать с нами.

7. Неблагоприятная наследственность частично сковывает нашу внутреннюю свободу, ноне всегда и не стопроцентно. Исключение составляет тяжелая психическая патология, которая делает человека недееспособным (синдром Дауна ипъп.).

Никто не спорит, что человеку с отягощенной наследственностью трудно одолеть соответствующие страсти. Нужно особенно избегать того соблазна, к которому у нас слабый иммунитет, и сугубо остерегаться того искушения, перед которым нашему организму тяжело устоять. К примеру, людям, генетически и физиологически склонным к алкоголизму, сложнее отказаться от лишней рюмки вина, а предрасположенным к наркотикам — «соскочить» с иглы. Сначала грех перерастает в болезнь, а затем болезнь влечет нас к греху.

Обвинять такого человека и заставлять его каяться за разнузданность и прихоти предков — по меньшей мере не по–христиански. Будем помнить, что он — заложник чужих ошибок, невинная жертва и достоин глубокого сожаления. Наследственные склонности к порокам — это такие же смягчающие обстоятельства, как нищета или дурное воспитание.

Однако абсолютно всё «списывать» на злополучные гены тоже не правильно. Лукавый человек весьма изощренно ищет алиби и оправдывает собственные недостатки. Для этих неблаговидных целей он старается использовать и научные открытия. Он находит новые аргументы в пользу фатальности своих пагубных пристрастий: якобы гены виноваты, а не я…

«Ну, — уныло сетует он, — это же генетика! Здесь ничего не попишешь! Я вынужден делать то, что велят мне гены. Я, как компьютер, исполняю вложенную в меня программу».

Вспомним кинофильм «Обыкновенное чудо». Король жалуется: «Я коварен, злопамятен, капризен. И самое обидное, что не я в этом виноват, а предки. Прадеды, прабабки, внучатые дяди, тети разные, праотцы и праматери. Они вели себя при жизни, как свиньи, а мне приходится отвечать. Я по натуре добряк, умница, люблю музыку, рыбную ловлю, кошек. И вдруг такого натворю, что хоть плачь. Ведь я с фамильными драгоценностями унаследовал все подлые фамильные черты. Представляете удовольствие? Сделаешь гадость — все ворчат, и никто не хочет понять, что это тетя виновата… Другой свалил бы вину за свои подлости на товарищей, на начальство, на соседей, на жену. А я валю на предков, как на покойников. Им все равно, а мне полегче»173.


173 Это, конечно, заблуждение. С христианской точки зрения, усопшим далеко не безразлично, как мыслят и действуют их живые родственники. Об этом подробнее см.: Зорин К. В. Что такое «наследственная порча». Взгляд православного врача. — М., 2004. — с. 136–176.


Чувствуя на себе обличающий взгляд собеседника, король продолжает: «Молчи! Я знаю, что ты скажешь! Отвечать самому, не сваливая вину на ближних, за все свои подлости и глупости — выше человеческих сил! Я не гений какой–нибудь. Просто король, какими пруд пруди».

Презирая своих предков, король, однако, безумно любит родную дочь. По характеру она на него нисколько не похожа. И в глубине души он этому даже рад. Вдумаемся: каково радоваться тому, что твои дети на тебя, к счастью, не похожи?!

Еще раз повторим мудрое изречение Виктора Франкла: «Наследственность — это не более чем материал, из которого человек строит сам себя. Это не более чем камни, которые могут быть использованы, а могут быть отвергнуты строителем. Но сам строитель — не из камней»174.


174 Франкл В. Указ. соч. - с. 79.


Зная живучесть греха в нашем падшем естестве, Творец не оставил нас «на волю злых генов». В помощь нашим духовным усилиям Он сотворил природные механизмы, блокирующие развитие болезней и пагубных врожденных склонностей.

Существуют гены–антагонисты, противодействующие другим генам. Скажем, антионкогены защищают наши клетки от перерождения в раковую опухоль. Если антионкогены повреждаются, то под воздействием неблагоприятных факторов внешней среды (радиации, стрессов, алкоголя и т. п.) активизируются «спящие» до этого онкогены. В результате возникает рак. А при нормальной работе генетического аппарата и иммунной системы срабатывает естественная защита организма, и опухоль не образуется. Вот почему генетическая предрасположенность к заболеванию вовсе не означает, что оно неизбежно.

Тем более это относится к какому–либо греховному пристрастию, отправной точкой которого служит безволие самого человека — грех, гнездящийся в его сердце. Господь сотворил нас по Своему образу и даровал нам свободу воли. В конечном счете, мы сами выбираем, уступить греху или нет. А если собственных сил не хватает, Господь всегда протягивает руку помощи. Отвергнем мы ее или примем — опять же зависит только от нас.

«Бог справедлив, — утверждает старец Паисий Святогорец. — Он питает великую и особенную любовь к тем детям, которые в мире сем претерпели несправедливость — от родителей или от кого–то еще. Если причиной того, что ребенок идет по кривой дорожке, становятся его родители, то Бог не оставляет такого ребенка, потому что тот имеет право на Божественную помощь. И вот мы видим, как некоторые юноши — да и не только юные, но и пожилые люди — в какой–то момент резко поворачивают к добру»175.


175 Старец Паисий Святогорец. Слова. Т. IV. Семейная жизнь. Указ. соч. - с. 110.


Конечно, злоупотреблять милосердием и долготерпением Господа недопустимо. Родители должны усердно стараться отсекать все свои страсти — и унаследованные, и приобретенные. А иначе Судия Небесный взыщет с родителей за их нераскаянность и духовное нерадение. Кроме того, они «понесут ответственность за то, что передают эти страсти своим детям»3.

Бороться с плохой духовной и биологической наследственностью следует с самого раннего возраста. Упреждающий удар по наследственным и врожденным недугам наносят заблаговременно. Вполне понятно: сорняки проще выполоть, пока они еще не окрепли и не разрослись. Нет оправдания тем родителям, которые знают о пороках и болезнях своих детей, но сидят сложа руки.

Если же дети уже выросли, надо действовать по принципу: «Лучше поздно, чем никогда». Но в обоих случаях крайне важно сочетать усилия врачей с духовными способами исцеления, которые предлагает нам Православная Церковь176.


176 Об этом подробнее см.: Зорин К. В. Что такое «наследственная порча». Взгляд православного врача. — М., 2004. — с. 226–276.


Чем сильнее мы противимся Богу, тем больше над нами господствуют наследственность, окружающая среда и демоны, наши внутренние страхи и похоти. Сделаем же то, что в наших силах, а остальное предоставим Богу. Недаром церковное песнопение гласит: «Идеже бо хощет Бог, побеждается естества чин». Иными словами, по воле Божией изменяется естественный ход событий.

Старец Паисий Святогорец учит: «Покаяние и исповедь — вот что нужно сегодня. Мой неизменный совет людям: кайтесь и исповедуйтесь, чтобы дьявол был лишен прав, а вы прекратили подвергаться внешним бесовским воздействиям. Чтобы люди поняли и покаялись, им требуется встряска… Мы еще не осознали, что покаянием человек может изменить решение Бога (курсив. — К. 3.). То, что у человека есть такая сила, — это не шутка. Ты делаешь зло? Бог дает тебе по загривку. Говоришь: “согрешйх”? Бог изменяет гнев на милость и подает тебе Свои благословения»177.


177 Старец Паисий Святогорец и новопрославленные свя­тые о последних временах. Предсказания и наставле­ния. - Оренбург, 2002. - с. 47-48.


Чистосердечное, неформальное покаяние словно исправляет содеянное, переделывает какое–то внешнее событие, — но уже во внутреннем плане. Когда мы осознаём убийственную мощь греха и свое недостоинство, когда стыд и надежда захлестывают душу, тогда в сердце сходит божественная благодать. Она вырывает нас из дьявольского плена, буквально освобождает (по–славянски — разрешает) от уз греха и смывает его следы. Она делает в очах Божиих наши проступки «якоже не бывшими» — как будто их не было вовсе.

Грех калечит человека, а благодать врачует его. И если наша или чья–то болезнь явилась плодом преступления закона Божия, то после устранения духовных причин нередко исчезают и их физические последствия (см.: Мк. 2, 3–12). «Покаянием, — наставляет преподобный Варсануфий Великий, — можешь избавиться от наказательных болезней»178 (см. приложение I и III).


178 Преподобных отцов Варсануфия Великого и Иоанна. Указ. соч. - с. 335.


Хотя не обязательно, что покаяние приведет к стопроцентному исцелению. Во–первых, это не всегда угодно Богу, а во–вторых, наши вера и усердие зачастую слабы. Кому из нас Господь скажет слова, обращенные к женщине, страдавшей кровотечением: «…Вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей» (Мк. 5, 34)?

Однако ради искреннего покаяния Промысл Божий может смягчить клинические проявления болезни: сделать менее частыми обострения, облегчить болевые приступы, устранить возможные или уже имеющиеся осложнения, побочные действия лекарственных препаратов и медицинских манипуляций и т. п. Верующих больных Господь поддерживает в благочестивой деятельности и, казалось бы, непосильных трудах. Он укрепляет терпение и дает силы в страданиях, отгоняет малодушие и панический страх, помогает мобилизоваться и правильно сориентироваться в том, что надо делать (выбор врача, методов лечения, поиск лекарств и т. д.).

Вместе с тем существует огромный соблазн обратиться к небогоугодным способам диагностики и врачевания. Среди них — такие генные технологии, которые противоречат воле Божией (селекция и уничтожение «лишних» эмбрионов, клонирование людей, управление их сознанием, разумом, чувствами и т. д.).

В своем знаменитом романе–антиутопии «О дивный новый мир» английский писатель Олдос Хаксли подробно описывает «плоды» создания людей с заранее намеченными свойствами. По сюжету произведения, изощренные генетические манипуляции с эмбрионами позволили ученым «перейти из сферы простого, рабского подражания природе в куда более увлекательный мир человеческой изобретательности». Там власть имущие предопределяют и формируют людей к жизни в заданных кастах. Одновременно людям прививают любовь к неизбежной, выбранной за них судьбе179.


179 Хаксли О. О дивный новый мир. - М., 1989. - с. 173-175.


Если считать нравственные пороки и недостатки разновидностями наследственных болезней, то человек ни за что не отвечает. Его нет смысла и воспитывать. Достаточно скорректировать его генетический код и биохимические реакции. И тогда несчастливый автоматически превратится в счастливого, а грешник — в святого. Антихристианская сущность подобных воззрений очевидна.

Завершим цитатой из «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви»: «Значительную часть общего числа недугов человека составляют наследственные заболевания. Развитие медико–генетических методов диагностики и лечения может способствовать предотвращению таких болезней и облегчению страданий многих людей. Однако важно помнить, что генетические нарушения нередко становятся следствием забвения нравственных начал, итогом порочного образа жизни, в результате коего страдают и потомки (курсив. — К. 3.). Греховная поврежденность человеческой природы побеждается духовным усилием; если же из поколения в поколение порок властвует в жизни потомства с нарастающей силой, сбываются слова Священного Писания: “Ужасен конец неправедного рода” (Прем. 3, 19). И наоборот: “Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится” (Пс. 111, 1–2). Таким образом, исследования в области генетики лишь подтверждают духовные закономерности, много веков назад открытые человечеству в слове Божием (курсив. — К. 3.). Привлекая внимание людей к нравственным причинам недугов, Церковь вместе с тем приветствует усилия медиков, направленные на врачевание наследственных болезней. Однако целью генетического вмешательства не должно быть искусственное “усовершенствование” человеческого рода и вторжение в Божий план о человеке»180.


180 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Указ. соч. - с. 66.