СЕКС-ЛИКБЕЗ ДЛЯ ПАРТНЕРА-ПРОФАНА

“Он мне не подходит — ни калибром, ни размером, ни целкостью, ни скоростью”.

Д.Е.


Допустим, у вашего мужа (любовника) так называемый узкий диапазон приемлемости (то есть, границы того, что можно позволить себе во время интимного сближения, а что нет) или же он не обладает необходимой информацией, что частенько случается среди представителей старшего поколения.

Сейчас чуть ли не в каждом журнале, во многих газетах есть статьи на тему секса, но еще пять-шесть лет назад даже переводные книги были сравнительно редки, а из отечественных авторов первыми были мои энциклопедии, но это здоровенные и тяжеленные тома, которые продавались преимущественно в магазинах, а не на уличных лотках. Разве пойдет сорокалетний мужчина (или женщина), имеющий комплексы, в магазин с единственной целью купить книгу о сексе?!

Она была женщиной сомнительного поведения, а он — сомневающимся.

Д.Е.


Людей с узким диапазоном приемлемости и определенными особенностями характера все, что связано с интимной жизнью, заставляет краснеть и избегать этой темы, в которой они чувствуют себя крайне неуверенно. Некоторые даже стесняются читать книги о сексе при людях. Однажды я увидела в руках одной дамы свою энциклопедию, обернутую в газету, а когда она заметила, что я “подглядываю”, то тут же смутилась и спрятала книгу. А потому неинформированных людей в сравнительно недавние времена было очень и очень много. Да и сейчас все еще немало.

Профаны, как правило, не желают в признаваться в собственной сексуальной отсталости. Несчетное количество раз я слышала (и до сих пор слышу) заявления мужей примерно такого типа: “Я все знаю о сексе, что мне нужно! Лечите мою жену, а со мной все в порядке!” — а бедная супруга знает об оргазме лишь понаслышке и уже изучила все цветочки на обоях спальни и все трещины на потолке.

Песенка про быстрый секс: “Пять минут, пять минут…”

Д.Е.


Но даже если мужчина не самодовольный, не тупой, не упрямый (все эти типично для сексуальных эгоистов), а просто дилетант, он подчас не решается ликвидировать собственную безграмотность в этом вопросе, по крайней мере, явно. Тайком-то он прочтет, если ему попадется в руки литература на эту тему, но ведь кто-то должен купить книгу или журнал. Кстати, умные жены именно так и поступают — приобретают литературу и оставляют ее в укромном, но доступном взору благоверного месте. Тот украдкой, когда супруги нет дома, ознакомится, но в силу своих комплексов в этом не признается. И все равно польза есть. И вы, моя читательница, можете поступить точно так же, если у вас муж из категории “секс-профан”. Я потому столь детально, красочно и эмоционально расписывала в примерах из своей практики, как мои пациенты (самые обычные люди, между прочим, с такими же проблемами, как и у вас) избавлялись от различных сложностей в интимной жизни, чтобы заинтересовать не только женскую, но и мужскую аудиторию. Пусть прочтут, что от секса оба партнера могут получать непередаваемое наслаждение, может быть, им тоже захочется.

Разврат — это секс без вашего участия.

Д.Е.


Любой сексопатолог (теперь нас называют сексологами) дает своим пациентам всю нужную информацию, при необходимости проводит лечение, секстерапию и прочее. Поэтому многие мои пациентки после безуспешных попыток переубедить мужа, приводили его ко мне на сексликбез, даже если лечение не требовалось, а нужно было всего лишь ликвидировать его секс-безграмотность.

Вы тоже имеете возможность обратиться к квалифицированному специалисту, а если у вас нет финансовых возможностей (услуги секстерапевтов недешевы), то из нижеприведенного случая из моей практики вы сможете многое почерпнуть.

На примере одной пары я расскажу, как с помощью принципа: ты — мне, я — тебе, — можно достичь полного взаимопонимания, а попутно повысить сексграмотность “дремучего” партнера или полного профана и разнообразить интимные отношения.

Нине 38 лет, ее любовнику Саше 41 год. Он женат, она разведена, у нее восемнадцатилетний сын. До знакомства с Сашей у Нины семь лет не было мужчины. Да и бывшего мужа можно назвать мужчиной лишь с большой натяжкой: по характеру тюфяк, по жизни — неудачник (что с точки зрения психиатра — диагноз, а вовсе не стечение обстоятельств), добытчик никакой, в постели полный ноль.

Импотент — это ноль без палочки.

Д.Е.


Сексуальный опыт, о котором Нине приятно вспомнить, она приобрела десять лет назад, сразу после развода, со своим иногородним коллегой, командированным в организацию, в которой в то время трудилась. По работе она стала его куратором, а в интимной жизни наставником стал первый в ее практике любовник. До этого Нина никогда не испытывала оргазма и понятия не имела о так называемом “бугорке страсти” (клиторе). В течение месяца, пока ее новый сексуальный партнер был в Москве, Нина чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. Она бы не прочь выйти за него замуж, пусть бы он переехал в столицу, но любовник был женат, а пробежки налево во время командировок считал делом обычным. Нина была не первой и, надо полагать, не последней его краткосрочной любовницей, а потому руки и сердца партнер по сексу не предлагал.

Погоревав после его отъезда, Нина решила утешиться с другими мужчинами, надеясь методом проб и ошибок найти если уж не спутника жизни, то хотя бы достойную замену покинувшему ее любовнику. Но увы… Только время зря потеряла. А приобрела лишь разочарования.

Не унижайте себя скоротечными любовными интрижками!

Д.Е.


Мало того, Нина заразилась хламидиозом, заболеванием, передающимся половым путем, и долго лечилась. Затем у нее был длительный перерыв, во время которого она удовлетворяла себя собственноручно, решив, что это все же безопаснее, чем риск опять подцепить ЗППП, возможно, похлеще, чем хламидии.

Всяко-разно, лишь бы не заразно.

Д.Е.


С Сашей они встречались четыре месяца. Он импонировал Нине как личность — спокойный, приятный в общении, с мягким чувством юмора, — но совершенно не устраивал ее в качестве сексуального партнера. Однако, как и многие женщины, Нина боялась сказать ему, что ей не нравится тот секс, который они практикуют. Во время интимной близости она не притворялась, будто испытывает оргазм, но любовник этим даже не интересовался. Если бы он спросил, она бы честно ответила, но сама не хотела заговаривать на эту тему.

Куда ни плюнь — попадешь в никудышного любовника. Наплевать на них!

Д.Е.


“Интим” у них бывал не при каждой встрече. Иногда они просто общались, ужинали, время от времени немного выпивали. “Мы почти как муж с женой, а не любовники”, -однажды подумала Нина. Но поскольку не каждая пара ведет приятные беседы, она решила, что лучше так коротать вечера, чем одной.

Сексом они тоже занимались примерно так же, как многие супружеские пары, — в спальне, под одеялом, всегда одинаково, в традиционной позиции. Никаких отклонений от привычного сценария, за исключением того, что после этого Саша одевался и уходил домой.

Прежний супруг, хоть и был типичным трутнем, но обладал большим самомнением и необоснованными амбициями (что нередко у таких никчемных мужчин — как следствие неосознаваемых комплексов), периодически он взбрыкивал и закатывал сцены на манер бабской истерики, с визгом, оскорблениями и даже угрозами покончить с собой, — в общем, баба в штанах, — так что по сравнению с прежней семейной жизнью, нынешнее подобие супружества было для Нины несравненно привлекательнее. Саша — человек во многих отношениях интересный, эрудированный, хороший собеседник, к тому же, их вкусы взгляды во многом совпадали, и Нина уже почти смирилась. И все же еще чуточку надеялась на перемены к лучшему.

Надежда теплилась между ног.

Д.Е.


Как-то раз она приобрела переводную книгу какого-то иностранного автора о сексе и с интересом прочла ее. Там давалось много советов, но не оказалось самого главного — как убедить любовника стимулировать клитор.

И вот по совету приятельницы, которая тоже у меня лечилась, Нина пришла на консультацию. Я предложила ей три варианта на выбор.

Первый — поговорить с Сашей откровенно и рассказать о своих предпочтениях. У них хорошие отношения, в целом доверительные, но тема секса почему-то табу. Если бы любовник был классическим сексуальным эгоистом и игнорировал ее просьбы, тогда душеспасительные беседы малоэффективны. Так что возможность изменить стереотип сексуальной жизни имелась.

Второй вариант — привести его ко мне. Я предполагала, что Саша вовсе не прочь что-то изменить, но либо он профан, либо у него узкий диапазон приемлемости.

И третий вариант — то, о чем говорилось ранее. То есть, начать разговор издалека и постепенно добиться взаимной открытости, а затем выяснить сексуальные фантазии мужчины, реализовать их и рассказать о своих тайных желаниях.

Первый и второй вариант Нина отвергла и остановилась на третьем. Иногда это занимает довольно продолжительное время, но порой партнерам удается достичь значительных результатов уже с первой беседы.

“Она рассказывала сальные анекдоты и вынудила меня на проверочные меры ее доступности”.

Д.Е.


Процесс выяснения Сашиной тайны занял у Нины почти месяц. Она регулярно приходила ко мне и отчитывалась, как идут дела, о чем они разговаривают. У моей пациентки особых пожеланий любовнику не имелось, за исключением предпочтения клиторной стимуляции, но с помощью моих подсказок она расписала любовнику множество красочных сценариев женского эротического фантазирования. Саша слушал с большим интересом, но его собственная фантазия оказалась бедноватой, поэтому ничего вразумительного на просьбу собеседницы сочинить собственный эпизод или хотя бы предположить, о чем мечтают женщины, он изложить не мог.

В этом нет ничего удивительного, и вы, моя читательница, тоже не ждите от своего партнера сюжета в духе “Эммануэль”.

Когда заходит речь о сексе, мужчины зачастую принимают отсутствующий вид, и на вопрос партнерши: “Как ты думаешь, о чем втайне мечтают женщины?” — отвечают что-нибудь вроде: “Не имею представления”. В общем-то эти слова близки к истине:

Многие мужчины понятия не имеют о самых распространенных женских фантазиях.

А уж о каком-нибудь изощренном сценарии, который женщина частенько проигрывает в своем воображении, к примеру, только что проснувшись, или сидя дома одна, или при мастурбации, или после (во время) половой близости, оставившей ее неудовлетворенной, — сильный пол и подавно не подозревает.

Дочь спрашивает у матери:

— Мам, что тебе сегодня снилось?

— Эх, доченька, тебе до этого еще спать да спать!..

Анекдот


К примеру, одна моя пациентка представляла себя Евой в райском саду. Адам, прототипом которого стал ее супруг, вообще не фигурировал в воображаемом сюжете, а соблазнял ее Змей-искуситель, и она ему с упоением отдавалась, почти физически ощущая, как его острый, чувственный язык лижет ее, то лаская, то обжигая, потом искусный соблазнитель, извиваясь и доставляя ей сладостные ощущения, вползал внутрь, ритмично ударялся головой по шейке матки, активно шевелился и даже умудрялся свиваться кольцами. Стоило ей во время мастурбации зримо и ощутимо представить себе все это, как она тут же достигала кульминации. Иногда ей удавалось пережить оргазм и во время полового акта с мужем, если тот не мешал ей предаваться эротическим фантазиям. Понятное дело, такой сценарий не придет в голову ни одному представителю сильного пола.

Другая моя пациентка представляла себя Наташей Ростовой на балу с поручиком Ржевским. Она юная, невинная, чистая, в белом платье с приколотыми к корсажу цветами, танцует с ним вальс, мазурку, кадриль, а тот сексуальным голосом шепчет ей на ухо вначале комплименты, потом сальности, потом делает откровенно циничное предложение, от всего этого у нее возникает возбуждение, и вот она отправляется с циником Ржевским в сад и там, без каких-либо предварительных любовных прибамбасов, тот ею овладевает, и так, и этак, и еще раз двадцать.

Бал. Наташа Ростова подходит к Ржевскому.

— Поручик!

— Да-с!

— Почему вы не танцуете?

— А мы свое в постели покажем-с.

Анекдот


Еще одна дама позднебальзаковских лет представляла себя юной новобрачной в красивом подвенечном платье, проигрывала в своем воображении красивую церемонию венчания, потом жених на руках уносил ее из церкви сквозь строй гостей, провожающих их недоуменными взглядами, приносил в комнату с огромной кроватью под балдахином, на манер брачного ложа Анжелики в одноименном фильме. Оставив невесту в подвенечном платье, он снимал с нее трусики и вешал над ложем, а потом, стоя на коленях, приникал к ее лону ртом. “Что ты делаешь?” — кокетливо-невинно спрашивала новобрачная, а жених, оторвавшись от своего занятия и глядя на нее обожающими глазами, ответствовал: “Люблю тебя”. Вот такие грезы женщины, с которой никогда в жизни не происходило ничего даже отдаленно похожего.

Молодая супруга телеграфирует своему мужу:

“Дорогой, я прекрасно провожу медовый месяц!”

Анекдот


Пусть вас не обманывает равнодушие вашего мужа (или любовника), когда вы пытаетесь завести разговор на деликатную тему.

Несмотря на невозмутимый вид, многие мужчины умирают от любопытства, желая узнать об эротических фантазиях женщин.

Здесь важно то, что речь идет будто бы не о том, о чем втайне мечтаете вы (это известно лишь вам самой, но не партнеру). Скажи вы, что это ваши тайные желания, и муж (или любовник) расценит это как побуждение к действию. К этому он, возможно, еще не готов, а потому будет испытывать недовольство и раздражение. Но если дело касается абстрактных женщин, то почему бы ему и нет?! Многие мужчины любят поболтать о сексе (некоторые только этим, в основном, и ограничиваются), но в мужской компании разговоры обычно носят конкретный характер. А если появляется возможность узнать что-то новое, к тому же женскую тайну, то тут мужчины любопытнее кошек.

Беседы Саши и Нины обычно происходили в форме Нининого соло, а по ходу рассказа — вопросов собеседника и ее ответов в рамках той информации, которой она владела. Поскольку носительницами тайных желаний, о которых моя пациентка повествовала, якобы были ее знакомые, то в случае затруднения с ответом она обещала прояснить детали у “приятельницы” и приходила ко мне.

Саша проявлял большое сексуальное любопытство, и уже по его вопросам я поняла, что он не просто дилетант, а супердилетант. Сейчас даже младшие школьники знают об интимных взаимоотношениях полов больше, чем Нинин любовник. Но уже его любознательность внушала оптимизм — по крайней мере, он не сексуальный эгоист, который ничего не знает, но и знать не желает.

Кстати, вы, моя читательница, тоже можете использовать Нинин опыт, сославшись на то, что описываемые вами сюжеты — из жизни ваших коллег или приятельниц, а если ваш муж (или любовник) заинтересуется (а он должен заинтересоваться, если не относится к категории сексуальных эгоистов), но на какой-то вопрос вы не сможете ответить, обратитесь к литературе по этой теме, сказав, будто бы уточните у приятельницы, рассказавшей о своих сокровенных желаниях.

Насчет мужских сексуальных фантазий солировать тоже пришлось Нине. Она расписала сюжеты, в том числе и вряд ли осуществимые: “интим” с двумя партнершами и одним партнером; с двумя партнерами и одной партнершей; секс с негритянкой, японкой, китаянкой; “подглядыванием”, когда мужчина воображает, будто видит, как его жена (или любовница) занимается сексом с другим мужчиной, или он сам осуществляет половой акт в присутствии “зрителя”, наблюдение за лесбийским сексом постоянной партнерши с какой-то женщиной, и много-много разных других. Саша слушал, открыв рот, все для него было внове, из чего Нина пришла к выводу, что он ни о чем подобном не мечтает.

Весь этот месяц любовники не занимались сексом, а беседовали о сексе. Нина бы не прочь заняться любовью, надеясь, что партнер пожелает претворить в жизнь что-нибудь из услышанного, что они смогут сделать вдвоем, но никаких шевелений в этом направлении не отмечалось. “Может, я его напугала обилием информации, и Саша решил, что ему такое не по силам?” — сомневалась она на очередном приеме. “Но вы ведь рассказывали не только малореальные сценарии, но и не сложные для реализации, — напомнила я. — Если бы эта тематика его не интересовала, он бы пресек все разговоры, как делают многие самоуверенные мужчины или испытывающие комплекс неполноценности. Видимо, ваш любовник — человек нерешительный, вот и колеблется, боясь вас разочаровать. Прежний стереотип сексуальных отношений его устраивал своей необременительностью, а на что-то новенькое он пока не отваживается”.

Секс должен быть высшей ступенью общения, а не заменой общения.

Мэрианн Уильямсон


Самой Нине тоже не свойственно проявлять инициативу. Ее первый любовник, о котором ей до сих пор приятно вспомнить, был лидером в интимных отношениях, а она с удовольствием подчинялась. Остальные ее партнеры слова доброго не стоят. По характеру она мягкая, подчиняемая, придерживается традиционных взглядов на взаимоотношения полов: мужчина должен быть предприимчивым, в том числе, и в постели, а женщина — его верная и преданная соратница во всех начинаниях.

Первая брачная ночь. Молодой сначала трахает жену, потом занимается самоудовлетворением. После всего этого громко портит воздух.

Новобрачная, слегка офонарев, просит объяснить, что все это значит.

Он:

— Это значит, что я могу с тобой, могу без тебя и я — тот, кто определяет атмосферу в доме!

Анекдот


Рассказывать о чьих-то абстрактных предпочтениях Нина уже научилась, но пока никак не могла перейти к конкретике. Пресловутый вопрос: “Что он обо мне подумает?” — который беспокоит многих женщин, мучил и ее тоже. Я посоветовала ей не ходить вокруг да около — необходимая психологическая база уже создана, — а напрямую спросить любовника, хочется ли ему чего- либо, еще не опробованного.

На следующий прием Нина пришла растерянной. Оказалось, Саша все же признался ей в давнем “грехе”. В детстве он жил с родителями в коммунальной квартире, а в период полового созревания, когда у него возник естественный интерес к противоположному полу, пытался получить информацию, подглядывая в окошко ванной, когда там мылась дочка соседей. Как и во многих квартирах такого типа, небольшое окно было расположено под самым потолком, в стене между кухней и ванной. Чтобы добраться туда, подросток Саша влезал на стол соседей, вставал на цыпочки и таким образом реализовал свое любопытство. Ему хотелось подсмотреть “самое интересное”, но не удалось, хотя общее представление о строении девичьей фигуры он получил. Девочка-ровесница, за которой пятнадцатилетний Саша подглядывал, была предметом его мальчишеских мечтаний, через три года она стала его первой сексуальной партнершей, а еще через полгода они поженились. А что умеют восемнадцатилетние юноша и девушка? Супруга была столь же зажатой и стеснительной, как и Саша, так что, даже став мужем, он не реализовал своего любопытства. “Классический” вариант: жена в ночной рубашке, секс под одеялом, о теле супруги ему известно лишь наощупь, да и то выше талии. Двадцать три года брака Саша прожил верным мужем, его сексуальный опыт немногим больше того, каким был в пору юношества. Видимо, подсознательно он был не удовлетворен их интимными отношениями, иначе не обзавелся бы любовницей на пятом десятке лет.

Я крайне застенчивая и стыдливая женщина. Мой муж ни разу не видел меня нагой. И не выразил ни малейшего желания видеть.

Дейм Эдна Эверейдж


Выслушав его исповедь, Нина прониклась сочувствием и вместе с тем, ее смущала давняя ситуация. Я успокоила свою пациентку, что стремление к подглядыванию свойственно некоторым стеснительным подросткам, у которых нет подружки и возможности получить информацию при непосредственном контакте; затем это проходит бесследно, в редких случаях формируется сексуальное извращение, именуемое вуайеризмом — стремление подсматривать за обнаженными или совершающими половой акт людьми. Однако последнее Саше не присуще, так что оснований волноваться нет. Сам по себе факт, что он откровенно рассказал об этом эпизоде, уже свидетельство его открытости и доверия партнерше, и это следует оценить.

Я посоветовала своей пациентке поинтересоваться у любовника, желает ли он осуществить мечту отроческих лет. В том, что это так, сомнений нет, иначе он давно забыл бы этот случай или не стал бы рассказывать о нем Нине. Нередко человек откровенен, когда его обуревают сомнения или тревоги, он ищет сочувствия, понимания от собеседника, хочет, чтобы его разубедили или же успокоили, сказав, что в его поступке ничего страшного нет. Нереализованное желание подчас становится “пунктиком”, в этом случае самый простой способ избавиться от “занозы” — осуществить желаемое.

Хочешь избавиться от искушения — поддайся ему.

Д.Е.


“А вдруг Саша скажет “да”? — колебалась Нина. “Значит, это станет следующей ступенькой в ваших отношениях, — ответила я. — Если он согласится, это в плюс. Тогда у вас есть возможность пойти дальше. Хуже будет, если он солжет или уклонится от четкого ответа”. “Я догадываюсь, чего он хочет, но мне неловко, — призналась моя пациентка. — Другие мужчины таких просьб не высказывали. Да и я была скованной. Половой акт — это одно, но устраивать анатомический театр ради удовлетворения мужского любопытства…” “Но вы ведь хотите достичь интимного взаимопонимания, — напомнила я. — А пока оба зажаты”. “Да я даже не могу себе представить, как это можно осуществить, — все еще сомневалась моя собеседница. — Неужели просто раздеться и раздвинуть перед ним ноги, мол, смотри, раз тебе хочется?” “Не нужно ничего нарочитого, — посоветовала я. — Просто выберите позу, которая позволит ему видеть больше обычного, например, вы лежите поперек кровати, согнув в коленях ноги, а ваш любовник стоит на полу на коленях. Тогда у него будет обзор. Кстати, эта поза хороша для вас обоих — у вашего партнера свободны руки, а вы можете взять его руку и показать, как нужно стимулировать клитор”. “Я никогда на эту не решусь, — пугалась Нина. — Лучше я ему книгу подсуну, пусть там все прочтет. Да и фигура у меня уже такая, что вряд ли Саше приятно будет на меня смотреть”.

На лобке женщины татуировка: “Минздрав предупреждает…”

Д.Е.


Личностных проблем у моей пациентки тоже немало, и мы с ней занялись аутотренингом для преодоления комплексов, связанных с сексом. С Сашей она продолжала встречаться, и все это время у них был “мозговой секс” — информации тот получил много, а до практики дело так и не дошло. Видимо, предоставив ей инициативу в беседах, любовник ждал от Нины первого шага. Ей уже давно хотелось “интима” но пока приходилось удовлетворять себя с помощью мастурбации.

Секс по “Формуле — 1”.

Д.Е.


И вот наконец моя пациентка приобрела уверенность в себе, несовершенство фигуры ее теперь не беспокоило, и она решила, что пора претворять теорию в жизнь. Во время интимной близости поначалу Саша был скован, смущаясь своего обнаженного тела, ведь в новой позе не было спасительного одеяла, да и свет Нина, против обыкновения, оставила включенным, чтобы у любовника была возможность осуществить то, чего ему хотелось в подростковые годы. Но он довольно быстро избавился от свойственной ему зажатости.

“Сниму последние трусы ради ближнего своего”.

Д.Е.


Новая позиция понравилась обоим, ощущения были иными, чем при “бутербродном” сексе. Прогресс был и в том, что теперь Саша имел возможность прикасаться к половым органам партнерши, хотя стимулировать клитор не умел. Нина вначале показала ему ритм движений по “бугорку страсти”, потом намазала указательный палец партнера кремом — для облегчения скольжения, — и предложила попробовать самому.

“Я закрыла глаза, расслабилась и сосредоточилась на своих ощущениях, как вы меня учили, — рассказывала Нина. — Мне удалось полностью отрешиться от реальности, и меня нисколько не беспокоило, что Саша видит меня всю, я лишь чувствовала его в себе, а прикосновения Сашиных рук были очень приятны. Даже не предполагала в нем такой нежности. Он не стал сразу делать так, как я показывала, а вначале гладил меня обеими руками по бедрам, лобку, постепенно осмелел, левой рукой развел мне половые губы, а пальцем правой стал гладить круговыми движениями по клитору и малым губам. Я уже стонала и часто дышала, а Саша придумал свой способ — проводил пальцем по моей промежности сверху вниз, переходя на свой половой член и обратно, будто соединяя нас обоих, и у меня появилось ощущение, что мы с ним одно целое, словно срослись внизу. Сначала фрикции были медленными, потом быстрее, но Саше удавалось совмещать их с той же частотой движения пальца. У меня получилось немного раньше, чем у него, а когда и он достиг оргазма, то стал исступленно целовать мне бедра, лобок, промежность. Как будто благодарил… А потом прошептал: “Ты моя любимая женщина, я тебя обожаю, Ниночка”. Ни разу в жизни я не слышала признания в любви и думала, что никогда не услышу. И вдруг, когда мне почти сорок, мужчина говорит, что любит и обожает меня… Я чуть не кончила во второй раз, по крайней мере, психологически Раньше я относилась Саше с уважением, ценила его как собеседника, а не как любовника, а тут вдруг поняла, что тоже люблю его. Я быстро перевернулась, обняла его, а сама чуть не плачу от счастья. Странно, наверное, это смотрелось со стороны — Саша перед кроватью на коленях, я лежу на животе поперек кровати, мы, двое немолодых людей, страстно обнимаемся и бормочем слова любви…”

Она приняла его в ряды своих действующих любовников.

Д.Е.


Когда Нина пришла через неделю после этого свидания, уже с первого взгляда все было ясно: она буквально светилась от счастья. Ведь по женщине всегда видно, удовлетворена ли она сексуальной жизнью. Как говорится, диагноз на лице.

Потом они с Сашей придумали игру, в которую частенько играют дети, — в “доктора и пациентку”. Все было почти по-настоящему. Любовник приобрел белый медицинский халат, шапочку и фонендоскоп, садился за стол, Нина “приходила на прием”, высказывала “жалобы” то на боли в сердце, то на гинекологические проблемы, то на сексуальные, а ее любовник был, соответственно, “терапевтом”, “гинекологом” или “сексопатологом”.

— Почему ты работаешь гинекологом?

— Никак не могу наглядеться.

Д.Е.


Нина не прочь выйти замуж за Сашу, но хочет, чтобы тот решил сам. Человеку нерешительному, каким является ее любовник, непросто отважиться разрушить прежний брак. Привычка — вторая натура, которая с годами становится первой.

В общем-то, Нину устраивает и теперешний статус. Раньше все их свидания происходили в ее квартире, а теперь они бывают в гостях у Нининых коллег и знакомых, посещают увеселительные заведения. Все вечера и выходные они проводят вместе, Саша уходит домой не раньше одиннадцати, а иногда заполночь. Что он говорит жене, любовница не спрашивает, да и вообще о Сашиной супруге они больше не говорят. Нина предполагает, что интимных отношений с женой у Саши нет. “Я его выжимаю досуха”, - смеется она.

Полное банкротство по части семенного запаса.

Д.Е.


Вам, моя читательница, не обязательно использовать вышеописанную тактику полностью (хотя поза, в которой Нина впервые пережила оргазм с любовником, может вам понравиться, поскольку она позволяет осуществлять стимуляцию клитора партнером или самой партнершей).

Возьмите на вооружение главный принцип — донести до партнера нужную информацию, ссылаясь на чей-то опыт, и заинтересовать мужа (любовника), тем самым побуждая что-то опробовать. Мужчины порой очень консервативны или же проявляют немотивированное упрямство, если что-то предложить напрямую. Ваш партнер может воспротивиться и в том случае, если вы принесете ему книгу о сексе и скажете: “Прочти, тебе полезно, узнаешь много нового”. Потому и приходится использовать маленькие женские хитрости.