САМ СЕБЯ ВЫСЕК!

Можно избежать наказания, но не страха перед ним.

Д.Е.


В фантазиях, возникающих помимо воли, нередко фигурирует наказание в той или иной форме — в качестве расплаты за свои “грязные” помыслы или сексуальные излишества. В общем, примерно как у унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла.

Воображаемые наказания, вплетенные в сюжет эротической фантазии, могут быть самыми различными. Например, какой-то физический недуг или болезнь — венерическое заболевание, СПИД, рак, утрата эрекции.

Всяко, разно — лишь бы не заразно!

Д.Е.


Один мой больной представлял себе, как его пенис покрывается отвратительными язвами, чернеет и усыхает. Впечатлительные мужчины-читатели, наверное сейчас передернулись — бр-р! — представив себе подобное. Картинка и в самом деле устрашающая.

В кабинет венеролога влетает запыхавшийся мужик и с порога выпаливает:

— Доктор, скорее скажите мне, какие первичные признаки сифилиса?

— Ну, вначале красная язвочка, потом сыпь…

— Фу-у! Слава тебе господи! У меня просто почернел и отвалился.

Анекдот


Еще один способ мысленно наказать себя — представить, что во время занятия любовью кто-то входит в комнату.

Есть, конечно, среди сильного пола своеобразные эксгибиционисты — они не демонстрируют свой эрегированный пенис, подкараулив в темном переулке одинокую женщину, но любят выставялть свою интимную жизнь напоказ.

Девиз эксгибиционистов: “Посмотри! Ну, посмотри, какой красивый!”

Д.Е.


Немало и тех, кого возбуждает возможность быть застигнутым во время секса. Среди прекрасной половины тоже есть такие, кому нравится быть на публике в роли ню, или когда за ними наблюдают во время занятия любовью.

Старуха, насмотревшись порнухи по телевизору, выбегает на улицу совершенно обнаженной.

— Ты что, старая, совсем спятила? — ахает сосед.

— Дурак, я эксгибициониска, а это мой новый эротический костюм!

— Да ты бы хоть складки разгладила.

Анекдот


Вспомните, как Шарон Стоун говорила в фильме “Основной инстинкт” о своей подруге: “Ей нравится смотреть”, - а героиня Стоун, соответственно, была не прочь, когда за ней наблюдают во время гетеросексуального “интима”.

Не бейте вуайериста, поймав его за подглядыванием: быть может, это единственный человек, который вами восхищается.

Д.Е.


Актеры порнокино тоже снимаются не только ради заработка. Кстати, рядовые артисты, не звезды, зарабатывают совсем немного — такие деньги можно было получить и иным способом. Мужчины участвуют в порносъемках потому что гордятся размерами своего пениса и своими половыми способностями, а женщины — своим телом. Многим нравится, когда люди видят их обнаженными или смотрят на них во время занятия сексом.

Порно — это то, что у одних вызывает желание заняться этим, а у других — никогда в жизни не заниматься.

Д.Е.


Сказанное относится и к актерам эротических театров, стиптизерам, натурщикам,

дублерам кинозвезд, снимающимся вместо них в постельных сценах, и прочим людям, избравшим профессии, когда нужно на публике демонстрировать свое обнаженное тело со всеми пикантными подробностями. У меня были такие пациенты — они так любят свое тело, что это приближается к нарциссизму.

Гимн нарциссистов: “Тихо сам с собою…”

Д.Е.


А сексологически нормальные мужчины отнюдь не приходят в восторг, когда кто-то внезапно затигнет их во время занятия сексом. Во-первых, при этом обычно пропадает эрекция — а кому хочется предстать перед посторонним человеком и своей партнершей с уныло висящим членом? Во-вторых, никто не знает, как ЭТО делают другие, и как он сам смотрится со стороны, — а вдруг хуже других? И в-третьих, как в известном анекдоте, — советами замучают.

Поэтому появление посторонних людей в самый разгар буйства плоти расценивается фантазирующим, не обладающим эксгибиционистскими наклонностями, как своеобразное наказание. “Весь кайф сломали”, - обычно говорят мужчины, если такая ситуация произошла наяву, и примерно также оценивают ее, когда это происходит во время эротического фантазирования.

На приеме у сексопатолога женщина жалуется, что не испытывает оргазма.

— А в какой позе вы занимаетесь сексом? — спрашивает врач.

— Ложимся с мужем на левый бок.

— Попробуйте лечь на правый.

— Нельзя. В этом случае мы лицом к свекру и свекрови окажемся.

Анекдот


Воображаемым наказанием за “разнузданные фантазии” может быть арест и заключение в тюрьму — если фантазер считает себя недостойным оставаться на свободе или желает покарать себя по максимуму.

И самое страшная, по мнению мужчин, кара — потеря способности испытывать сексуальное удовлетворение или утрата потенции в силу какого-либо несчастья.

Что делает в постели хороший танцор? Спит.

Д.Е.


Однажды в “Ночном канале” шел разговор как раз об эротических фантазиях, правда, не конкретно, а вообще, — мало кто рискнет на всю страну признаться в своих фантазиях. Даже Отар Кушанишвили, самый отвратительный, на мой взгляд, телеведущий, заявив, что у него “грязные, ну очень грязные фантазии”, не стал вдаваться в детали. Так вот ему бы я как раз и пожелала “кары” в виде полной утраты потенции — такие люди не должны размножаться. Вообще-то я не кровожадная, просто лично меня тошнит от одного его вида — он и сам-то весь какой-то грязный, волосы вечно немытые, а носки, наверное, годами не меняет, — а также от его цинизма, наглости, развязных манер, бескультурья, и от того, что он всюду лезет и всюду мелькает — какой канал ни включи, везде этот брызжущий слюной, косноязычный урод! Я-то телевизор почти не смотрю, за очень редким исключением, но у меня пятнадцатилетняя дочь, а этот проныра вещает на всех молодежных каналах. Дабы оградить психическое здоровье своей дочери и других подростков я непременно напишу о нем статью в периодику. Меня знают как автора психосексуальных портретов многих известных людей, начиная от нашего президента и заканчивая телеведущими. Есть такое понятие как квазимодофилия — тоже своеобразная перверзия, — сексуальное влечение к людям, имеющим физическое уродство. Полагаю, покровитель Кушанишвили, — а не имея такового (хотя кто кого имеет — еще вопрос), он бы везде не мелькал, — страдает гомосексуальной квазимодофилией.

— Он лезет ко мне в постель со словами: “Вам не страшно одному спать?” Я, конечно, говорю: “Конечно, страшно, давайте спать вместе!” А утром, когда рассвело, глянул на него — и мне страшно стало!

Анекдот