Клара грустит

В самолете Клара грустила, пытаясь понять, отчего стала меньше любить Гектора. А поскольку она была девушкой методичной, привыкшей составлять сложные разветвленные планы, Клара не только грустила, но и действовала — достала из сумки блокнот, и у нее защемило сердце, так как она взяла его у Гектора, закупавшего блокноты десятками.

Почему наша любовь ослабела?

Потому что я злюсь на него из-за того, что он не женился на мне, когда я этого хотела?


До некоторой степени это было правдой: в самом начале их отношений Клара была сильно влюблена. Гектор тоже, но, в отличие от Клары, не ощущал потребности в женитьбе, то есть в том, чтобы взять на себя соответствующие обязательства. Он очень часто слышал от родителей, что брак — это серьезнейший шаг и ужасно важно правильно выбрать супругу, потому что в ряду катастроф развод стоит на третьем месте, сразу за атомной войной и эпидемией чумы. В результате он стал побаиваться женитьбы как некоего непоправимого шага. Потому-то он и пропустил Кларин период брачного энтузиазма, и теперь настала ее очередь отказываться от обязательств. В то же время Клара не обижалась на него за тогдашние сомнения, потому что понимала жизнь. И вообще, если больше не хочешь выходить за человека замуж, трудно иметь к нему претензии за то, что когда-то в прошлом он не захотел на тебе жениться. И все же она, по всей видимости, немного сердилась на него за то, что он подпортил свежесть и непосредственность ее любви к нему.

Потому что мы знакомы слишком долго, а время все разрушает?

Потому что мне больше не хочется о нем мечтать?


Эти вопросы предполагали примерно одинаковые ответы.

Клара знала Гектора как свои пять пальцев, все его хорошие и чуть менее хорошие стороны, так что о чем тут мечтать?!

Потому что профессия психиатра делает его не таким веселым и менее сильным?


Если так, то это несправедливо, подумала она. Но кто и когда говорил, будто любовь справедлива? Работа очень утомляла Гектора, и часто, вернувшись домой, он не мог разговаривать, не меньше часа глухо молчал, даже если они были приглашены в гости. Иногда Гектор выпивал перед ужином больше аперитивов, чтобы быстрее прийти в норму, а временами говорил глупости, что раздражало Клару. На отдыхе или в выходные Клара предпочитала двигаться, заниматься спортом, но Гектор говорил, что слишком устал, и все время лежал, дремал, или спал, или, будем честны, занимался любовью. Однако в целом все выходные он проводил в горизонтальном положении, и это тоже действовало Кларе на нервы.

Потому что меня с самого начала тянуло к Гюнтеру?


Клара погрызла ручку. Признаваться в этом было трудно. А если это и есть главная причина? Она любила Гектора, но тут появился Гюнтер, и ее взволновал этот человек, его сила, ум (внимание, имеется в виду просто другой тип мышления, потому что Гектор тоже отнюдь не глуп), его молниеносные решения (в этом он сильно отличается от Гектора, следует признать), манера быстро переходить от пугающей ярости к очаровательному спокойствию (Гектор никогда не злится), талант видеть ситуацию как будто сверху, с большой высоты, со стратегической точки зрения, и при этом умение тут же спуститься на землю, чтобы рассмотреть мельчайшие детали (Гектор хорош во всем, что касается стратегии, но разбираться с подробностями ему скучно).

Больше всего Клару раздражало то, что вся их с Гюнтером история постепенно скатывалась в банальность — девушка влюбляется в начальника, словно студентка в своего профессора, — а Клара ненавидела банальность. Для нее она была равносильна деградации.

Она предпочитала думать, будто влюбилась в Гюнтера, потому что ее растрогал рассказ о том аде, в котором он пребывает с женой и дочерью.

И это было правдой. Близость, возникшая между ними после его признаний, породила в ее сердце любовь. (Впрочем, Гектор ей уже объяснял: у женщин душевная близость может вызвать любовь даже к человеку, который вначале им вроде и не был интересен; кстати, психиатры должны быть очень осторожны со своими пациентками, которые после своих признаний ощущают сближение с доктором). Однако представим на минутку, что на месте Гюнтера оказался коллега Лемерсье из отдела перспективных исследований, который любит прогуливаться в окрестностях ухоженного загородного дома родителей в районе Везуля. Ну да, если бы на месте Гюнтера оказался этот славный парень и рассказал о похожих семейных проблемах, была бы она так же взволнована?

На подобных вопросах Клара не любила останавливаться, тем более что в ранней юности она занимала активную политическую позицию на левом фланге, и поэтому сама мысль о влюбленности в человека по прозвищу Гюнтер Чистильщик вдвойне раздражала ее.

Самолет летел над Шанхаем, было светло, и внизу расстилался лес небоскребов, выраставших из земли и тянувшихся к пасмурному небу. Броселианд14 из бетона, подумала Клара, которой удавались четкие формулировки.


14 Броселианд — сказочный лес, место действия средневековых легенд, в частности о рыцарях короля Артура.


И это очень кстати, так как ей нужно было отыскать самую удачную формулировку и объявить Гектору, что она его больше не любит и у нее связь с другим мужчиной, Гюнтером, ее начальником. Впрочем, нет, вторая часть сообщения ни к чему, она поставит под угрозу мотивацию Гектора в поисках профессора Корморана. Вот такая задача стояла перед Кларой.

Но почему все же Гюнтер отпустил ее в Шанхай сообщить Гектору о конце их любви? Потому что он мне доверяет, подумала она. И это доказывает, что, если какая-то мысль вас успокаивает, она не дает вам углубиться в вопрос.

А что, если Гектор влюбился в азиатскую девушку, которую она видела по телевизору? Ну вот еще, с отвращением подумала Клара, какая банальность! Западный мужчина, уже не очень молодой, оказывается в объятиях юной и нежной азиатки, которая все время ему улыбается. Потрясающе, браво-браво, доктор Гектор!

Она вспомнила фразу, которую часто повторяли родители, имея в виду двух ее непослушных младших братьев: «Никогда не нужно очернять одного, чтобы обелить другого». И почувствовала, что сейчас эту фразу можно отнести к ней самой и к Гектору, а также к любым мужчинам и женщинам, если речь заходит о любви.

Очень далеко внизу Гектор с Вайлой как раз ею, то есть любовью, сейчас и занимались. У них не нашлось времени увидеть себя на телеэкране. Но Вайла достаточно долго просидела перед ним, чтобы пропеть на ухо Гектору:

— I just can’t get you out of ту head15


15 Не могу не думать о тебе… (англ.)