Гектора увозят

Галерея располагалась на широкой улице с очень красивыми старинными кирпичными зданиями, напоминающими те, что можно увидеть в Нью-Йорке. Ничего удивительного, и те и другие были построены примерно в одно время и, возможно, теми же архитекторами, модными в ту пору.

Работы художника заинтересовали Гектора. На многих из них юные китаянки позировали на фоне заводов, возделанных полей или строек, что напоминало пропагандистские плакаты. Но сразу было ясно, что художник высмеивает пропаганду, поскольку не похоже, чтобы девушки мечтали о построении социалистического будущего. Они как будто скучали или же собирались поскорее набрать на своем мобильнике эсэмэску и отправить любимому.

Молодая китаянка — владелица галереи (модель художника?) — приветливо поздоровалась с Гектором, которому было очень жаль разочаровывать ее. Ведь он не собирался покупать картины, по крайней мере на этот раз. Он направился к туалету, поглядывая на часы. 12.44. Гектор остановился перед второй дверью справа и открыл ее.

Он оказался на маленькой улочке за домом, где его едва не сбил огромный черный автомобиль с тонированными стеклами, резко затормозивший рядом с ним. Дверца открылась.

— Садитесь! Быстро! — бросил профессор Корморан.

Гектор уселся, и машина резко рванула вперед. За рулем сидел шофер или, скорее, пилот (судя по тому, как летела машина) в униформе китайской армии, что удивило Гектора.

— Позвольте представить вам капитана Линь Цзао из Народно-освободительной армии. Она отличный водитель, а кроме того, это практично, потому что полицейские не останавливают.

Шофер на секунду обернулся, чтобы поздороваться с Гектором, и он увидел, что это очень серьезная китаянка в военной фуражке и с позолоченными звездами на воротничке.

Похоже, профессор Корморан обзавелся в Шанхае полезными связями. Китайцы называют их guanxi, и если у вас не имеется этих самых guanxi, единственное дело, которое вам удастся провернуть в Китае, — это заказать еду в ресторане.

— Вот что радует, — сказал профессор Корморан, — моими исследованиями заинтересовались серьезные люди.

— Куда мы едем?

— В мою новую лабораторию!

Автомобиль повернул на развязке, и они оказались на автостраде, взлетевшей над городом. Они ехали между огромными небоскребами, столь многочисленными, что Гектор так и не смог найти среди них те, которые заметил по приезде и по которым ориентировался. В своей стране он жил в большом городе, но здесь понял, что не такой уж он и большой.

— Профессор Корморан, мне срочно нужен антидот. Не хочу быть навек привязанным к Вайле.

— Но почему же, мой юный друг?

— Потому что…

Не так-то просто было объяснить. Во-первых, потому, что Гектор до сих пор любил Клару и серьезно подозревал, что ни Клара, ни Вайла не согласятся делить его друг с другом. (Что до него, обратите внимание, то его бы такой вариант не очень огорчил, потому что мужчины зачастую именно таковы: не любят окончательных решений в любви, предпочитают сохранять со всеми хорошие отношения. Однако всегда найдется женщина, которая захочет, чтобы мужчина был в хороших отношениях только с ней и больше ни с кем.) Во-вторых, его напрягала сама мысль о том, что любовь между ним и Вайлой вызвана химическим веществом. Гектор ощущал это как покушение на свободу и, может, даже на человеческое достоинство. Как все это объяснить профессору Корморану, который явно весьма доволен своими экспериментами?!

— Вы его получите, не волнуйтесь, — успокоил профессор Корморан, — но я по-прежнему уверен, что вы будете несчастны или, скорее, утратите выпавший вам шанс огромного счастья.

Гектор предпочел уклониться от дальнейшего обсуждения, ведь все, что ему требовалось, — это обещание профессора. Он решил расспросить его о любви, так как ему было известно, что профессор обожает порассуждать на эту тему.

— Я тут недавно записал: «Не является ли любовь сочетанием корысти и эмоций?» Мне было интересно понять, не приводят ли иногда к любви меркантильные соображения. Женщину может привлекать статус мужчины, от которого она ждет защиты, и в какой-то момент она в него влюбляется. И наоборот, не работает ли любовь на осуществление наших корыстных планов? Например, мужчина полюбил красивую женщину, однако, по сути, присутствие рядом с ним этой очаровательной мордашки будет способствовать повышению его статуса в глазах окружающих.

— Потрясающе! — завопил профессор Корморан. — Только вы сейчас говорите о единственной составляющей любви. Максимум о двух. К тому же вы имеете в виду скорее соблазн, чем любовь…

Гектор обрадовался: в нескольких фразах профессор Корморан приоткрыл все интересное, что мог рассказать о любви. Однако в этот момент китаянка в фуражке, которая вела машину, сообщила по-английски, что за ними следят.

Действительно, они заметили в заднем окне большой немецкий автомобиль. Он, правда, ехал не непосредственно за ними, а пропустив вперед одну машину, потому что водитель автомобиля-преследователя был хитрецом, но куда ему до капитана Линь Цзао из Народно-освободительной армии.

— Черт побери! — воскликнул профессор Корморан. — Вы привели хвост.

— Или вы, — заметил Гектор.

— Это невозможно!

Они могли бы долго еще спорить, но в этот момент их машина свернула так резко, что показалось, будто она вот-вот перевернется, и в последующие пять минут и Гектору, и профессору Корморану пришлось изо всех сил удерживаться на сиденье, вцепившись в подлокотники и не слыша ничего, кроме оглушительного визга покрышек. Потом автомобиль притормозил.

— Оторвались, — сообщила капитан.

Гектор и профессор Корморан выпрямились.

Теперь они ехали по узенькой улочке, обсаженной платанами, с невысокими домиками, и можно было подумать, будто они очутились в стране Гектора. Что неудивительно, так как этот район города когда-то ей принадлежал. Автомобиль въехал в арку и остановился во дворе, где росли два платана и с одной стороны стояла постройка, похожая на бывшую конюшню. У платана Гектор заметил алтарь с фруктами и палочками благовоний перед статуей Будды. Большое, до полу, окно распахнулось, и в нем показалась широко улыбающаяся Нот вместе с двумя маленькими, слегка женоподобными китайцами.

— Мои сотрудники, — представил их профессор Корморан.

Китайцы приветствовали Гектора. У одного на голове торчали спутанные, взъерошенные волосы, словно он только что из постели, но это была тщательно продуманная прическа. Другой же носил сиреневые очки и серьгу.

— Nice to meet you. Professer Cormoran very good18 — сообщили они Гектору.


18 Рады познакомиться. Профессор Корморан очень хорошо (искаж. англ.).


— К черту комплименты, — оборвал их Честер. — Пошли в лабораторию.

Тут Гектор понял, что скучать ему не придется.