ГЛАВА 3. НЕРЕАЛИСТИЧНЫЕ ОЖИДАНИЯ

Ты занимаешься своим делом,
а я — своим.

Я здесь не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям.

Ты здесь не для того, чтобы соответствовать моим.

Ты — это ты, а я — это я,
и если мы случайно встретимся — это чудесно,
если этого не случится — ничего не поделать.

Фриц Перлз, доктор медицины

Прежде, чем приступить к описанию любовных отношений и анализу причин их удач и неудач, сначала нужно ясно понять, что истинную проблему в отношениях можно выразить двумя словами: НЕРЕАЛИСТИЧНЫЕ ОЖИДАНИЯ. Перед тем, как объяснить, что такое нереалистичные ожидания, давайте сначала поговорим о том, откуда они берутся.

Начнем с того, что в первую очередь мы являемся особями, принадлежащими к человеческому роду, поэтому мы стремимся к общению с подобными себе. Вначале это общение кажется простым и легким: «Все в порядке, зачем об этом специально думать?» Но, как вы узнаете дальше из этой книги, порой мы теряем человеческий контакт с нашим партнером. Почему это происходит? Наша боль рождена «шоком осознания одиночества». Маленький ребенок мечтает о маме-волшебнице, вездесущей и всемогущей, выполняющей любое его желание без всякой просьбы с его стороны. Отсюда и термин: «мамочка-волшебница». Так как это нереально и такой мамы нет на свете, наши фантазии безжалостно рушатся. Мы изо всех сил сопротивляемся этому и с большой неохотой вынуждены признать, что, так или иначе, нам все же придется научиться жить самостоятельно. В то же время в глубине души мы продолжаем мечтать о возвращении в потерянный рай близости, единения и исполнения желаний.

Одиночество по-прежнему ужасает нас, и ребенок внутри нас отчаянно пытается найти маму-волшебницу, вернуться к ней, слиться с ней. Ради этого он готов делать все, что она скажет, быть тем, кем она хочет его видеть, — лишь бы возвратиться в ее лоно. Конечно, все эти попытки остаются тщетными.

Но ребенок, а затем подросток, продолжает искать маму-волшебницу, чтобы раствориться в ней и избавиться от боли. Годы спустя мы бессознательно переносим эти нереалистичные ожидания в наши любовные отношения. Когда они не оправдываются, у нас начинаются проблемы.

Этот постоянный процесс ожидания тотальной близости с партнером, надежда слиться с ним (с ней) в одно целое создает трудности в отношениях, потому что эта надежда никогда не сбывается, оставляя нас наедине с нашей болью. И здесь находится корень проблем любовных отношений. Иными словами, проблема заключается в том, что мы ожидаем, что наш партнер будет волшебником, выполняющим любое наше желание (порой даже без нашей просьбы) и сольется с нами в одно целое, тем самым спасая нас от одиночества — но мы по-прежнему остаемся одиноки. Где коренятся эти ожидания? Эти нереалистичные ожидания коренятся в «шоке осознания одиночества», возникшем в тот момент, когда ребенок впервые ощутил разрыв с матерью.

Этот естественный процесс отделения оставляет в душе ребенка глубокую рану. До тех пор, пока эта рана и этот шок не осознаны и не «переварены», они продолжают воздействовать на всю нашу жизнь. Мы можем ощущать экзистенциальный страх и тревогу: нам кажется, что мы несчастны, не приспособлены к жизни, беспомощны. Эта рана заставляет нас ожидать невозможного от наших любовных отношений — мы надеемся, что партнер поможет нам выжить и спасет от одиночества. Десятилетия спустя этот разрыв с мамой проецируется на других людей. Мы страстно ищем любви и слияния, бессознательно ожидая, что партнер избавит нас от боли и страдания, породивших нашу Ложную Сущность.

Попросту говоря, наши нереалистичные ожидания найти партнера, который вернет нам утерянный рай, будет читать наши мысли и выполнять наши желания без слов — это просто возрастная регрессия. Мы «как будто» любим. Живем и действуем — но при этом находимся в воображаемом мире. Младенец внутри нас надевает маску взрослого. Под этой маской скрываются мнимая любовь, мнимый партнер и мнимая близость. Единственная реальность — малыш, натянувший эту маску.2


2 Прим. пер. В оригинале — Mask of three M’s: match, mirror, meet.


Эта игра лишь усиливает боль, потому что она рождена «шоком осознания одиночества», и любой намек на малейшее чувство одиночества автоматически включает ее. Из-за сопротивления одиночеству и попыток заставить других соответствовать нашим ожиданиям в любовных отношениях вступает в игру наша Ложная Самость, с ее бесчисленными стратегиями и ухищрениями.


НИКТО НЕ СМОЖЕТ ИСЦЕЛИТЬ ВАШУ БОЛЬ, РОЖДЕННУЮ ОДИНОЧЕСТВОМ.

Стефен Х. Волински


Наше желание близости и протест против одиночества заставляет нас скрывать свою рану и объясняет основную проблему отношений — наши ожидания, что партнер (мамочка) возьмет на себя ответственность за исцеление нашего «шока осознания одиночества» и нашей боли.

Но почему эти неявные ожидания лишают нас всякого здравого смысла? Потому что бессознательное желание близости рождается в до-вербальный период, раньше, чем ребенку становится доступен мыслительный процесс — следовательно, раньше появления здравого смысла. Поскольку это желание появляется в глубоком детстве, наши неосознанные ожидания захлестывают нас в самой примитивной, архаической форме. Они властвуют над нами на биологическом уровне, потому что выживание младенца зависит от того, придет ли мама ему на помощь — утолит ли она его голод, жажду, прижмет ли к себе и т. д. Они властвуют над нами на психологическом уровне, потому что мы путаем разные уровни и подменяем один на другой, потому что близость становится нашей навязчивой идеей, и мы готовы искать ее на любом уровне. Словно крыса в лабиринте, мы пробираемся сквозь туннель в надежде найти сыр. Однако, к сожалению, мы вновь и вновь блуждаем по тому же туннелю (по имени отношения), даже когда понимаем, что там нет никакого сыра. Как внутри, так и вне своего кабинета я много раз слышал: «Я так хочу, чтобы он (она) заботились обо мне!» Таким образом наша жажда близости и протест против одиночества создают Ложную Сущность-Ложную Самость и формируют наше представление о себе и о том, какими нас видят другие.