I.Человеческое приглашение к любви


...

Ответ на любовь Бога

Человек, открытый к Божественной любви, непременно пожелает ответить на нее своей собственной любовью. Каким образом он сможет дать сколько-нибудь значительный ответ, если Бог не может, обладая всем, приобрести что-либо еще, если Он не может в чем-либо нуждаться? Вот что апостол Иоанн говорит нам о человеческом ответе на любовь Божию:

Любовь познали мы в том, что Иисус
Христос положил за нас душу Свою:
и мы должны полагать души свои за
братьев… Возлюбленные! Будем любить
друг друга, потому что любовь от Бога
и всякий любящий рожден от Бога
и знает Бога; кто не любит, тот не познал
Бога, потому что Бог есть любовь… Бога
никто никогда не видел: если мы любим
друг друга, то Бог в нас пребывает
и любовь Его совершенна в нас.
1Посл. Иоанна, гл. 3, ст.16; гл.4,cm.7-12


Встретить Бога в других людях - это наиболее драгоценный момент в диалоге между Богом и человеком.

Природа человека требует контакта с Богом телесным или же чувственно постигаемым образом. В Ветхом Завете Бог пришел к людям в раскате грома и сверкании молнии над Синаем. Его голос раздался из горящего куста. В Новом Завете благость Божия к человеку была еще более удивительной: Он пришел к нам как человек, Он дошел до страданий на кресте, страданий за тебя и меня: «Вот что Я имел в виду, когда Я говорил, что люблю вас». Воплотившись, Бог принес Свои дары людям в земном сосуде человечности для того, чтобы иметь возможность говорить с нами на нашем человеческом языке и чтобы мы имели возможность узнать, каков же Он на самом деле.

Подобно тому как Бог ожидал от людей, что они найдут Его под покровом человечности даже тогда, когда эта человечность будет искажена страданиями и обагрена кровию, Он ожидает от нас, что мы найдем Его и за человеческой внешностью других людей. В самом деле, необычайно драгоценной становится жизненная позиция человека, когда он начинает всерьез воспринимать Бога именно таким образом:

Я был голоден - и вы дали Мне есть;
жаждал -и вы напоили Меня;
был странником - и вы приняли Меня;
был наг - и вы одели Меня;
был болен - и вы посетили Меня;
в темнице был - и вы пришли ко Мне.
Тогда праведники скажут Ему в ответ:
-Господи! Когда мы видели Тебя
голодным и накормили? или жаждущим
и напоили? когда мы видели Тебя
странником и приняли? или нагим
и одели? когда мы видели Тебя больным
и в темнице пришли к Тебе?
И Царь скажет им в ответ:
-Истинно говорю: так как вы сделали
это одному из сих братьев Моих меньших,
то сделали Мне.


Евангелие от Матфея, гл. 25, ст.. 35-40

Первые христиане не отделяли любовь к Богу от любви к человеку и обозначали одну и другую греческим словом агапе, объединявшим в себе одновременно и любовь к Богу, Который Сам есть любовь, и к наименьшему из братьев.

Но все это старая песня - не правда ли? Нередко, когда мы настолько черствеем, теряем свою человеческую свежесть, появляется помысел, что на самом деле не мы, но слово Божие утратило Свою свежесть. Когда наше собственное великодушие бледнеет и усыхает, возникает желание отвернуться от этих проблем в поисках проблем более практических, более приземленных; именно они кажутся нам уместными для обсуждения.

Надо сказать, что стремление уйти от прямого ответа на реальный призыв Слова Божия - весьма опасно. Когда-нибудь мы неизбежно встретимся с ним, и не исключена вероятность того, что сердце наше окажется в крайней тесноте и смущении. Уже за порогом жизни Бог, раскрывающий нам Свои объятия, может спросить нас: «Где же ваши раны?»

И вслед за блаженным Августином, который долгое время сопротивлялся, пока наконец не был побежден Божественной благодатью, мы должны будем с горечью признать: «Слишком поздно, Господи, слишком поздно я полюбил Тебя».