ЧАСТЬ IV. Скрытое управление в нашей жизни

Глава 14. Женщины и мужчины


...

14.3. МАНИПУЛИРОВАНИЕ ПО-ЖЕНСКИ

Женщины уступили мужчинам под натиском превосходящей силы, но они наносят болезненные ответные удары, главные из которых — выставить мужчину на посмешище.

Э. Фромм


Защита от защитника


Природа доверила женщине самое главное — продолжение рода и потому наделила ее особой чувствительностью относительно опасности и потребностью в защите.

От окружающих опасностей женщина находит себе защитника — мужчину. Но, поскольку защитник не идеален и от него самого может исходить угроза, женщина вооружена способом защиты и от мужчины.

Защита эта построена на искусном использовании слабостей мужчины. Если мужская логика настроена прежде всего на то, чтобы адекватно оценивать окружающий мир, то женская логика нужна главным образом для того, чтобы скрыто управлять мужчиной.


Кто кем управляет


Власть принадлежит мужчинам, но управляет мужчиной всегда женщина. Об этом очень хорошо сказано в "Законе Паркинсона": "Умные, мудрые бабушки, сидя дома, всегда управляли государством", потому что они управляли состоянием мужчины, но делали это мягко, ненавязчиво и тактично.

Впрочем, не всегда это управление является скрытым, что вызывает раздражение окружающих. Например, на супругу Михаила Горбачева жаловались за ее открытое вмешательство в дела управления государством, звонки напрямую министрам. По-видимому, ежевечерних отчетов мужа и данных ему советов ей было недостаточно.

Явление женского единоначалия в семье достаточно распространено, и это нашло свое отражение в устном народном творчестве.

Начинающий актер приходит домой:

— Я получил роль. Буду играть отца семейства.

Отец сочувственно говорит ему:

— Ну ничего, сынок, когда-нибудь получишь роль и со словами.

Если же говорить серьезно, то этот раздел как раз и посвящен многочисленным приемам, благодаря которым в семейном общении женщина обладает громадными преимуществами.


Понимание по-мужски и по-женски


Понять для мужчины — это значит вникнуть в обоснования, проникнуться смыслом, значением. А для женщины «понимание» означает сопереживание.


Преимущество — Мужчина — Женщина

Лучше понимает — Сказанное — Несказанное или недосказанное

Осознает очевидности, понимает абсурдность — Рассудком — Чувством, интуицией

Предпочитает — Логику — Интуицию



Данная таблица показывает те преимущества, которые имеются у женщины в плане возможностей манипулирования, поскольку манипуляции строятся на недосказанности (стержень их — в скрытых трансакциях). Но именно в понимании несказанного и недосказанного женщины значительно превосходят мужчин. Там, где мужчина простодушно видит один смысл, женщина готова увидеть несколько. Причем таких, что мужчине остается только раскрыть рот от изумления.


Принципы манипулирования по-женски


В основе манипулирования заложена определенная логика.

Женская логика — это предмет исследования, который нельзя ни с чем сравнить. К счастью, имеется весьма обстоятельная работа В. Н. Курбатова (см. список литературы), которой мы следуем в этом разделе.

Термин "Принципы женской логики" установлен, так как каждая женщина имеет свои, только ей известные принципы. Она может не осознавать их, но все равно эффектно использовать. То есть речь идет скорее не о единых признаках, а некоторых приоритетах, предпочтениях. Перечислим основные принципы женской логики, на которых базируются чисто женские манипуляции.


Неопределенность высказываний


Одним из стержневых принципов женской логики является принцип неопределенности. Проявлением принципа неопределенности являются такие слова, как "я согласна, но при условии…", "да, но…", "возможно, конечно, только вот…". Апофеозом этого служит "ну я не знаю…".

Эта фраза обычно венчает разговор, диалог или рассуждение. В ее тональности присутствуют и нотка раздражения, и неудовлетворенность, и оценка, и волевой акцент на пресечение попыток дальнейшего обсуждения данной темы. Смысл данного выражения может включать в себя в неявном виде следующее: "Поступай, как знаешь" ("Я умываю руки"), "Тебе решать (тебе и отвечать)", "Ты не соглашаешься со мной только из упрямства (гордости, глупости)" и т. п.


Относительность оценок


В разговоре типа: "Не сравнивай, пожалуйста, я это делаю для блага семьи (детей, твоего же блага…)" категорическое требование "не сравнивать" на самом деле выступает чисто сравнительным компонентом.

Всегда понимая, что слово и дело — это, как говорят в Одессе, две большие разницы, женщина дает мужчине возможность поупорствовать в чем-либо. Этот замысел включает в себя две цели. Первая — не затевать домашнюю войну по никчемному поводу, зарезервировав ее для более подходящего случая (при котором непременно припомнится и данная ситуация, но уже в других оценочных категориях). Вторая — иметь возможность сказать в итоге: "Ну я же говорила…" И ведь, действительно, говорила… Вообще указанный оборот является по своей оценочной сути абсолютно беспроигрышным вариантом при любом развитии событий.

Относясь к мужчине, как к большому ребенку, женщина склонна к уступкам, компромиссам, ни на йоту не отступаясь от того, что ее собственная шкала оценок — единственно правильная. Это даже обсуждению не подлежит.


Упорство в непризнании вины


Редчайший случай, исключение из правил, чтобы женщина сама, без всякого внешнего давления, самокритично сказала: к сожалению, в этом я была не права. И вовсе не потому, что самокритичность менее присуща женщинам, чем мужчинам, Скорее даже наоборот. Мужчинам в большей мере свойственно захлебываться от восторга и самообольщения.

Женское упорство в непризнании вины — тоже категория относительная. Вина или неправота, о которой идет речь, — это не просто женская ошибка, упущение или необдуманный поступок. Это всегда определенный залог в ее отношениях с мужчиной. И признать себя неправой — значит дать слишком большие козыри последнему в последующей позиционной борьбе. А на это женщина пойти не может. Таким образом, женщина обычно не признает своей неправоты исключительно из «стратегических» соображений.

Обычно в таких щекотливых ситуациях, прекрасно понимая свою неправоту, женщина не стремится воевать за уже проигранные позиции. Она либо неопределенно молчит и обходит стороной все, что касается этого больного вопроса, а если уж и вынуждена говорить, то высказывается в такой неопределенной форме, что непонятно, кто прав, а кто виноват.


Неопределенность предпосылок


Женщина прекрасно понимает, что определить что-либо — значит задать такую область значений, которая уже в дальнейшем не меняется. Однако женщина предпочитает не исходить в своих посылках из чего-то неизменного, от нее не зависящего. Она сама предпочитает быть свободной от каких бы то ни было предпосылок. Самый простой путь для этого — каждый раз заново формировать свои посылы. Так, как это выгоднее в сложившейся ситуации. И делается это с очаровательнейшей непосредственностью и непринужденностью. Поэтому неопределенность — есть выражение несовместимости женской логики с принудительностью. Неопределенность дает большие возможности для маневра. Неопределенность — важнейшее основание женской загадочности, таинственности.

Хозяйка показывает гостье свою квартиру:

— А вот портрет моего бедного мужа.

— О, я и не знала, что он…

— Да нет, ничего плохого. Он действительно бедный.


Многозначность


Если в евангельской притче "либо «да», либо «нет», а что сверх того, то от лукавого" провести границу после слова «нет», то все, что останется слева, — мужская логика, а то, что окажется справа, — женская. Может, поэтому женщины считают, что их логика более права, чем мужская?

Вообще в женском арсенале выражения типа "может быть" являются ключевыми.

Между твердыми «да» и «нет» лежит целый спектр различных полутонов: "почти да", "скорее да, чем нет", "ни да, ни нет", "скорее нет, чем да", "почти нет".

И все это многоцветье оказывается во власти женского "может быть".

Одно и то же, но в разных устах…

Мужское "может быть" значительно ближе к форме отказа, к отрицанию, к выражению досады и раздражения… Уже простые бытовые примеры убеждают нас этом. Так, если жена напоминает мужу о необходимости что-то сделать, а он отвечает: "Ну хорошо, хорошо, может быть, на будущей неделе…", то девять женщин из десяти поймут, что это означает досадливое отмахивание. Женское "может быть", напротив, обещает очень многое…

Сравним мужское и женское «нет». Мужское «нет» близко по смыслу тому, как говорил герой чеховского рассказа "Письмо к ученому соседу" отставной поручик Василий Семи-Булатов, который проживал в селе Блины-Съедены: "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда".

Женская отрицательность имеет весьма специфический характер. И это понятно. В вечном конкурсе жизни женщина не может сказать «нет» и, как ножом, отрезать. Это просто будет необдуманно. Женщина отказывает, но всегда оставляет надежду, вероятность согласия. Но согласия лишь с тем, кто проявит нужную меру терпимости, понимания или терпения.

И нет большего разочарования женщины в мужчине, чем такая ситуация, когда после отказа мужчина прекращает всякие попытки добиться согласия. Для женщины такой мужчина — совершенно конченый человек. Поэтому по своей природе женское «нет» имеет селективный, тестирующий и оценивающий характер. Сказав «нет», женщина имеет возможность обещать, но на конкурсной, альтернативной основе…

Женское "может быть" — это игривое, кокетливое и многообещающее «да».


Принцип практичности


Практичность женской логики обусловлена самой природой женщины. Практичность — это то качество, которым природа (или Бог) наделила женщину, предназначив ее для заботы о продолжении рода и об очаге. Ее ошибки слишком дорого обходятся. Это различное отношение к ошибкам прочно вошло в психологию пола. Даже народные поговорки и присказки отражают это, например: "Мужний грех за порогом остается, а жена все в дом несет".

Женская ошибка — более серьезный факт. За нее часто приходится расплачиваться слишком многим… Поэтому практичность — весьма определенная гарантия благополучия и безопасности, орудие против обмана.

Кто-то из великих сказал, что обмануть можно кого угодно: политика и солдата, ученого и поэта. Невозможно обмануть только домохозяйку. Естественно, мы не ставим знака равенства между домохозяйкой и женщиной. Но, как говорится, пусть тот первым бросит в меня камень, кто докажет, что домохозяйка не женщина.


Понуждение к действию


Не принимать решения самой, а подтолкнуть мужчину к принятию решения и к действию, желательным для нее.

Это безупречная с точки зрения практичности тактика. Вся ответственность при этом возлагается на мужчину, и при любом исходе женщина в выигрыше.

Понуждение мужчины к действию очень хорошо просматривается в «женских» песнях. Например:

Ой, Морозов, ты слышишь, Морозов,
За меня себя замуж отдай!
Блестящая конструкция! Или вот еще:
Никому не поверю, что другую ты любишь,
Приходи на свиданье и меня не тревожь.
Неужель в моем сердце огонечек потушишь?
Неужели тропинку ты ко мне не найдешь?


Строчки вторая, третья и четвертая содержат подталкивание к желанным для певуньи действиям мужчины, подкрепляемое упреками.

Не теряй же минут дорогих,
Назначай поскорее свидание.
И учти, что немало других
На меня обращают внимание.


Первые две строки содержат не только указание, но и срочность его исполнения. Заключительные строки представляют собой нажим в виде скрытой угрозы.

Но все-таки явное предпочтение отдается открытому указанию, что делать. Это находится в полном соответствии с приведенной выше таблицей — ведь мужчины лучше понимают сказанное. Скрытое же воздействие подталкивает к действиям, намеченным и озвученным женщиной.

Подобных примеров можно привести множество. Ведь особенности женского мышления настолько для женщин естественны, что пронизывают все, что источают их уста.


Примеры женских манипуляций

Ты — женщина. И этим ты права.

В. Брюсов


Женская логика


В традиционной логике есть определенные правила, очерчивающие последовательность действий и их результат. В отличие от этого женская логика чурается всякой предопределенности и может быть названа «непринужденной» логикой. С точки зрения мужчины понять ее невозможно, хотя почувствовать ее силу довелось многим.


Вызов мужской чести


Мужчины гордятся тем, что они родились именно мужчинами. Женщины, как правило, гордятся тем, что они — женщины.

Женщины нередко используют мужскую гордость для манипулирования мужчиной. Говоря "не будь(те) бабой, они подталкивают мужчину на уступки.

Знаменитые художники слова оставили нам описание более изощренных манипуляций подобного рода в ситуациях, куда более драматических. Среди 1500 произведений Лопе де Вега (1562–1635) есть пьеса "Дань из ста девушек". Сюжет ее таков.

Испания отправляет в Египет сто испанских девушек, предназначенных в жены арабам, — так верховный властелин арабов использует право взимать дань с побежденных. Герой пьесы, Нуньо Озорио, сначала охвачен возмущением, получив приказ своего короля доставить «транспорт» по назначению, но затем долг заставляет его подчиниться распоряжению. Он сам занимается «изъятием» из соответствующих семей девушек, на которых пал жребий. Слыша вопли несчастных, он полон глубокого сочувствия, но чувство долга Нуньо перед королем сильнее. Перелом наступает благодаря поведению одной из девушек, Санчи, которая, кстати, в финале пьесы становится женой Нуньо.

По пути к арабам Санча вдруг раздевается донага и в таком виде расхаживает по кораблю среди подруг и конвоя: все считают ее сумасшедшей. Однако, увидев арабов, она тотчас закутывается снова в одежды. Нуньо хочет выяснить мотивы ее странного поведения. Санча объясняет, называя при этом Нуньо «трусом» и "позором человечества". Известно, что женщины друг перед другом наготы не стесняются. А перед таким конвоем наготы стесняться тоже нечего, так как конвоиры-то еще и слабее, и трусливее любой женщины! Но когда Санча увидела мавров, настоящих мужественных мужчин, о, тут она сразу набросила на себя одежды. Так чем же она унизила женскую честь, сбросив одежды перед жалкими трусами?

Слова Санчи сильно задевают мужскую честь Нуньо. Как? Он, гордый рыцарь, герой, назван «бабой» и оценен соотечественницей гораздо ниже, чем мавры? Слова Санчи глубоко унижают Нуньо, а тон ее повергает его в ярость. Он клянется кровью отцов, что не потерпит издевательства женщины! Но если она права? Так вот, значит, куда заводят соглашения и приказы короля Альфонсо? И Нуньо отдает распоряжение готовиться к бою с маврами, хотя их пятьсот, а испанцев всего сотня. Но коль скоро оказалась задетой его гордость, он пересмотрел свою позицию, и победу одержало то чувство долга, которое опиралось на мужскую честь, обязывающую защитить слабых женщин.


Правило неожиданности


Женщина не может допустить однообразия, поэтому и женская логика разнообразна, в основе ее лежит неожиданность.

Женщина тяготеет к привычности, комфортности, покою, устойчивости и надежности по отношению к себе. Состояние же мужчины вечно комфортным быть не должно. Прежде всего его должна беспокоить проблема женщины, ее загадочности, неповторимости, непредсказуемости.

Неожиданные повороты в развитии темы — наиболее частые приемы в женском доказательстве.


Манипуляция "Смена пластинки"


Резкий переход к другой теме, например неожиданной фразой: "Тебе лишь бы поговорить" или "А! Тебя ничто не интересует!"

Суть данного приема в том, что предметом обсуждения вдруг становятся личные качества оппонента. Разумеется, подобный поворот совершается не для того, чтобы восхвалить его, а исключительно для того, чтобы любое дело перевести в персональное. Далее идут возложение личной ответственности и спрос за конкретное деяние. Вслед за этим обычно следует обобщение, после чего уже обвиняемый становится ответственным практически за все несчастья. Легкий скачок — и предмет обсуждения уже иной: несчастная женская доля и загубленная молодость.

Трансактный анализ этой манипуляции показывает, что сначала женщина «переводит» мужчину из позиции Взрослый в позицию Дитя (обвиняемый), а затем сама переходит на позицию Родитель (критикующий)


Манипуляция "Неожиданный вывод"


Поворот в развитии темы может быть достигнут неожиданным выводом или даже выпадом. Это в основном соответствует главной цели женского доказательства: не доказать, а поразить! Одно дело поразить — значит озадачить партнера, другое — потрясти, третье — поставить в состояние неопределенности. В числе вариантов — стремление зародить сомнение, что-либо инкриминировать, обеспокоить.

"У всех мужья как мужья, а мне, вот уж слава тебе, Господи, как повезло…" или "Вот у подруг мужья: все в дом, все в дом, а тут…". Сравнение всегда избирается по самому невыгодному признаку. Будь он хоть трижды лауреат, все равно в данном сравнении он — пустое место. И всяческие воззвания к совести, напоминания о том, что им сделано немало, вызовут только укоризненное покачивание головой или презрительную усмешку. Трансактная схема данной манипуляции — такая же, как…


Принцип собственной правоты


Мир женщины — это в первую очередь мир ее семьи. Женщина уверена, что семья — это прежде всего она сама. И это действительно так. Ведя фактически все домашнее хозяйство, занимаясь детьми, она и является основой семьи.

Будучи более эмоциональной, женщина задает и эмоциональную атмосферу в семье.

Не случайно, говоря о семье, женщины обычно говорят "у меня", а не "у нас".

Поэтому все, что она делает, освящается интересами семьи.

Но нашим зубоскалам неймется, и они готовы посмеяться и над этим женским убеждением.

— Решила вернуться к мужу.

— Почему?

— Не могу спокойно смотреть, как этот негодяй живет в свое удовольствие…

Женщина считает себя изначально правой во всем, что касается мужчины. Как тут не вспомнить слова Крауссе: "Когда женщина не права, первым делом нужно попросить у нее прощения".


Манипуляция "Приписывание другой причины"


Женщина исключительно часто пользуется этим принципом для опровержения и критики. Например, в ответ на сообщение мужа, что на будущей неделе ему придется выехать в командировку, она в полную меру использует данный принцип. И тогда в итоге оказывается, что причина командировки — либо мужской эгоизм ("Хочешь поразвлечься, вот и едешь"), либо стремление угодить начальству, бесхарактерность ("Когда тебе надо, ты разобьешься в лепешку, но выполнишь все, что ни попросит тебя Иван Иванович"). Сокрушительность довода усиливается, когда становится известным, что в группе командируемых — некая особа… ("Ну теперь мне все понятно, почему ты так внезапно бросаешь все свои дела и мчишься сломя голову невесть куда…").

Приписывание другой причины производится так, чтобы скрытая трансакция от женщины к мужчине адресовалась к позиции Дитя.


Манипуляция "Красноречивое молчание"


Молчание мужчины означает, что ему нечего сказать, во всяком случае так понимают это женщины: "Тебе и сказать нечего!"


Другое дело — женщины:
Поэт так не умеет сочинять,
Как женщина умеет дать понять.
В. Вишневский



Женское молчание, а тем более красноречивое, — это молчание совсем другого сорта: это выражение обиды. Оно относится к числу наиболее убедительных способов доказательства по-женски.

Здесь скрытая трансакция Р->Д задается невербальным проявлением (греметь посудой, стремительно передвигаться и т. п.).


Манипуляция "Незаконченная фраза"


Многие фразы женщины оставляют неоконченными. Например. "Я тебе говорила, а ты…"; "Ну сколько можно говорить…"; "Ну я не знаю…"; "В конце концов, есть предел моему терпению или нет?..". Обычное нормальное отношение требует, чтобы все точки над i были расставлены. В женской логике этого нет. В самом деле, услышав фразу: "Я тебе говорила, а ты…", ожидаешь, что будет сказано, что же именно такое было сделано или не сделано. На этот случай уже готовится ответ, реплика, опровержение. Но спусковым механизмом, курком ответной реакции оказывается недосказанное окончание фразы. В этом месте разговора начинается психологическая пауза и появляется некое ощущение моральной правоты и соответственно неправоты. Именно оно давит на «виноватого», заставляя его оправдываться. Именно эти зачетные очки правоты понуждают «неправую» сторону к покаянному тону…

Цель манипуляции — создание психологического превосходства и вызов чувства вины у жертвы. Мишенью воздействия является стереотип: мы ожидаем окончания фразы, чтобы понять в чем дело. Этого и не происходит.

Когда психологическая пауза исчерпает себя, вполне может прозвучать: "Ну что, в оправдание и сказать нечего?" Это вопрос-обвинение, имеющий риторический характер (трансакция "Босс"); независимо от того, будет дан ответ или нет, нападающий остается в выигрыше.


Манипуляция "Ударная фраза"


В ключевых моментах разговора используются так называемые ударные фразы.

Важнейшим ключевым моментом выступает переход разговора на новый эмоциональный уровень. В этом случае моральный перевес получает тот, кто первый скажет: "Не кричи!" (трансакция "Босс"). Обычно первой это удается женщине. И даже если до этого оба говорили на повышенных тонах, психологический перевес и дальнейшую тактическую инициативу получает тот, кто первый озвучил упомянутую ключевую фразу. Решающим моментом оказывается и произнесение последней фразы в споре: за кем последнее слово, тот вроде бы и наверху (позиция Родитель закрепляется в памяти). Никто не хочет обычно упустить такую легкую возможность выигрыша, и, вероятно, поэтому многие споры не кончаются никогда.

Если в споре женщина может использовать какие угодно слова, то в ключевые моменты она применяет только уже неоднократно апробированные ею лично фразы: она знает, что именно они легче всего выводят данного мужчину из состояния равновесия.

Практически все неоконченные фразы выполняют роль тестов. Тестируемыми оказываются мужчины. И в зависимости от их реакции пойдет дальнейшее развитие сюжета.


Манипуляция "Балансирование на грани"


Женская фраза всегда находится на грани различных состояний. Об одной характеристике этого мы уже выше писали, когда отмечали, что женское "может быть" всегда на грани между «да» и «НЕТ». Но есть еще и другие грани: это грани мира и войны, смеха и слез, любви и ненависти, счастья и страдания… Здесь легко впасть в ошибку. Даже не в ошибку, а в вечное заблуждение, свойственное практически всем мужчинам всех времен и народов. Ведь именно мужчины всегда думали, что это они решают: быть или не быть. Как бы не так…

Мужчина, поставленный (причем совершенно неожиданно и немотивированно) на грань любви и ненависти, бывает обычно крайне озадачен и даже беззащитен. Тут он, по мнению женщины, и раскрывает свой характер. Ситуация "на грани" тоже является тестом. Оценив реакцию мужчины, женщина принимает решение: сразу ли вернуться на грань мира или еще немного побалансировать на грани войны (чтобы это лучше запомнилось). Очень редко, но бывает и так, что она принимает решение действовать по принципу "на войне, как на войне". После подобной встряски мужчина теряет известную часть своей заносчивости (по крайней мере на некоторое время), теряет уверенность, понимая всю зыбкость своего положения хозяина и повелителя.

В любом случае перемены в его поведении налицо. Такие балансирования на грани войны и мира в отношениях с мужчиной позволяют женщине управлять им.

Некоторые женщины завершают эту манипуляцию сексом. Тем самым они подслащают пилюлю очередного поражения, которое потерпел ее избранник. В итоге манипулятивный характер всей операции скрывается с помощью сексуальной разрядки.


Манипуляция "Недомолвки"


Еще один аспект незавершенности женских фраз — недомолвки. Они бывают разные, но объединяет их одно — то, что это совершенно блестящее проявление женской изобретательности. Разновидности недомолвки: намек, "случайно обмолвилась", "сообщила по секрету", "лучше бы я об этом не говорила".


Манипуляция "Нагнетание обобщений"


Он: "Ну что ты, все упреки да упреки"…

Она: "Я что, не могу слова сказать? Я что, все должна терпеть? Я в этом доме вообще лишена права голоса! Человек я или не человек?!"

Переводя спорный вопрос в область эмоций, женщина получает значительное преимущество. Во-первых, запас ее эмоций значительно больший, чем у мужчины. Сами эмоции сильнее и выразительнее. Эмоциональное выступление большой силы выглядит как убедительное. А если и нет, то такой напор вымотает мужчину раньше, чем у нее кончится "порох в пороховницах".

Любители черного юмора не упустили случая обыграть эмоциональность некоторых жен:

— Почему вы не спасли свою жену, когда она тонула?

— Я и не понял, что она тонет. Орала, как обычно.

Нагнетание обобщений происходит по следующей схеме. Первый вопрос — риторический (может ли она слово сказать). За ним следует первое обобщение ("все должна терпеть"), затем второе и третье. Причем третье обобщение — снова риторический вопрос, возразить на который невозможно. Этот прием называется резонанс.

Еще один способ нагнетания — риторический прием градация — доводы повторяются со все возрастающим напряжением: "Я терпела, долго терпела, очень долго терпела! Терпела невнимание, унижение, позор!.."

Противодействовать этому приему можно тоже риторическим приемом. Представить, что вы на трибуне, принять горделивую позу и… "И это говоришь ты, моя избранница!.." Этим адресат осуществляет контрманипуляцию: принимает игру в патетику, доводя ее до гротеска; подтекст — насмешка (Д->Р)


Манипуляция "Разъединение целого на части и их противопоставление"


Например: "Любишь кататься — люби и саночки возить!" "Не путай черное и белое", "Не вали с больной головы на здоровую!"

Само собой разумеется, что «черное», "больную голову" и "возить саночки" предназначено оппоненту, а себе оставить остальное, более привлекательное. Этим достигается значительное моральное преимущество перед супостатом.


Манипуляция "Из многих зол выбирай меньшее"


Она: "Ты не хочешь того, не хочешь этого… Может, ты вообще ничего не хочешь?"

Он: "Ну почему же".

Она: "Вот тебе мое последнее слово, потом пеняй на себя!"


"Много раз «нет», но хотя бы один раз "да".


Женщина специально задает вопросы, ответом на которые может быть только «нет». После нескольких подобных сюжетов она возмущается и задает невинный на первый взгляд вопрос, но именно это и было целью коварной собеседницы.

Манипуляция чисто женская, поскольку слабость женщины вызывает снисхождение и желание помочь. Слабость мужчины вызывает неуважение к нему.


"Первое и последнее слово"


Обычно женщина начинает разговор, она же его и заканчивает. Первыми словами она задает нужную тему и распределение ролей, создает условия для захвата инициативы.

Обычно победителем в разговоре воспринимается тот, кто сказал последнее слово. Победу женщина отдавать не хочет.


"Ахиллесова пята"


Одно из предназначений женской логики — максимально использовать мужские особенности.

Мужской диалог является силовым: не принято уходить от обсуждения сложных вопросов, на аргумент отвечают контраргументом — это похоже на перетягивание каната.

Разговор женщины подобен танцу на натянутом канате — постоянное балансирование в ситуации неопределенности.

Прием "ахиллесова пята" у женщины выглядит так: обнаружив слабое место у оппонента, женщина будет методически бить по нему, не давая отвлечь себя от этого занятия.

Попытки обратить ее внимание на другие, более веские обстоятельства в этом случае бесплодны.


Манипуляция "Отсроченный вопрос"


Она: "Если ты не в состоянии содержать семью, зачем ты женился на мне?"

Вопрос-обвинение.


Манипуляция "Ты сам не знаешь, чего хочешь"


Этот довод опровергнуть практически невозможно, потому что он предполагает необходимость оправдываться. А это уже проигрышная позиция. Не зря женщины говорят: "Оправдываются только виноватые". Но и не сопротивляться обвинению — значит просто признать свою вину. Тупиковая (для мужчин) ситуация.


"Мне простительна маленькая слабость"


Если у женщины оказался сильный оппонент, который вскрыл слабые места в ее аргументации, то в ответ он может получить безукоризненный по своей непосредственности аргумент: "Ну и что? Я же слабая женщина Мне как женщине это простительно".


Манипуляция "Домысливание (досказывание)"


"Ну-ну… — говорит женщина, — я могу досказать твою мысль" или "Что же ты замолчал, говори до конца…". А формулировка: "Угадываю, куда ты клонишь…" — абсолютно неотразима. Продолжение, как правило, дается в нужном ключе. И вся последующая критика оппонента связана с разгромом предложенной самой женщиной концовки. По правде говоря, такие приемы работают и в мужской аргументации, но в женском варианте прием убийственный. Ну что можно противопоставить такому его использованию: "Ты, конечно, не сказал, но ты так подумал…" или "Ты не говоришь так, но хотел так сказать…", или даже "Я согласна, ты не хотел так говорить, но только потому, что тебя сдерживает расчет (выгода, страх, стыд)".

Домысливание — неотразимый женский довод прежде всего потому, что его невозможно опровергнуть. Ведь нельзя опровергнуть то, чего не было.

Впрочем, на самом деле женщины не все говорят, что им приходит в голову:

На серебряной свадьбе гости спрашивают у хозяйки:

— И все эти годы вы ни разу не подумали о разводе?

— Нет. Только об убийстве.


Манипуляция "Ты это говорил!"


И даже если удается опровергнуть это (на что уйдет много времени и сил), то в ответ можно услышать: "Неужели, мне показалось?.." Или более сильно: "Ты так говорил, что мне показалось…" И далее цепь доводов развивается в том направлении, как нужно говорить…

Возможен и возврат к приему «домысливание»: да, не говорил, но ты так подумал… Примерно таким же целям служат родственные приемы: "Ты этого не говорил", "Я это говорила" или "Я этого не говорила". Они представляют очень эффективное средство женской аргументации главным образом потому, что в принципе неопровержимы. А если и осуществляется процесс опровержения, то его легко трансформировать либо в оправдательный, либо в обвинительный процесс (в зависимости от обстоятельств). Первым шагом для этого послужит вопрос: "А почему ты об этом не говорил?" Вторым — будет категорическое утверждение. "Я знаю (догадываюсь), почему ты об этом не говорил!" И, наконец, третьей по счету будет оценка: "Сказать (не сказать) это могут только непорядочные люди".

Признание в небольшой неудаче, чтобы сообщить о большом успехе

Например, одна подруга говорит другой:

— Ну ты представить себе не можешь, как я огорчена…

— Что случилось?

— Моя портниха (называется имя очень известной в городе дорогой и престижной портнихи) испортила мне новогоднее платье. Надо же, как некстати. И ведь сколько я заказываю ей, такого никогда не было, чтобы именно перед балом в шведском посольстве такой конфуз.

Легко догадаться, что цель такого довода заключается в иллюстрации того, что она давно и регулярно пользуется престижным салоном и приглашена на бал в посольство. Лучшее доказательство для этого, чем маленький неуспех, просто трудно придумать. А при случае можно и «испорченное» платье показать…


"Нескромный вопрос"


Жена: "Я видела — ты получил сегодня письмо. От кого?"

Муж: "А почему тебя это интересует?"

Жена: "Не задавай нескромных вопросов".

То, что жену интересует адресат мужа — это нормально, это само собой разумеется. А вот его вопрос — это уже с женской точки зрения «нескромно».

Поскольку «нескромный» вопрос содержит в себе упрек, то важно сбалансировать ответ. Излишняя его, многословность близка к попытке оправдаться ("Что-то здесь не так!" — сразу подумает женщина).

Нормально воспринимается трехкратный перевес отвечающих слов над вопросительными. Меньшее количество воспринимается как невнимательность, пренебрежение.

А вообще, ответом обмануть женщину чрезвычайно трудно. Здесь женская интуиция творит чудеса.


Манипуляция "Ты даже не посмотрел…"


— Милый, как я сегодня выгляжу?

— Нормально, как всегда.

— Тебе все равно, ты даже не посмотрел на меня…

Теперь можно до бесконечности спорить "посмотрел — не посмотрел". Событие произошло, доказать ничего нельзя, однако обвинения брошено. Чувство вины создано.

Именно оно и является целью манипуляции.

Мишенью воздействия является стереотип: муж должен оказывать жене знаки внимания. Приманка — недоказуемость ложности обвинения.


Скрытые упреки


Он: "Ты меня любишь?"

Она: "Конечно, я ведь танцевала с тобой весь вечер".

Он: "Разве это доказательство?"

Она: "Еще бы! Ты же не видишь со стороны, как ты танцуешь!"

Упреки имеют цель создать чувство вины.

— Этот вальс я могу танцевать с вами до утра!

— Вы думаете, что к утру научитесь его танцевать?!

Упреки женщины должны подтолкнуть мужчину сделать нечто, ею желаемое.

Супруг, измученный упреками: "Возможно, у Адама были свои неприятности, но Ева не могла изводить его рассказами о тех мужчинах, за которых она могла бы выйти замуж".

Упреки могут быть словесные и молчаливые. Последние — это своеобразное упрекающее поведение.

"Танец умирающего лебедя" — самая простая, и потому самая распространенная форма упрекающего поведения.

Включает в себя: безмолвие; редко звучащий, пониженный, как при покойнике, голос; обиженное выражение лица; замедленные, неуверенные движения.

Предполагает возникновение у мужчины комплекса вины: "Ну что я такого сделал?" Если этот вопрос прозвучал, бессловесный упрек дополняется словесным.

Если же мужчина "не созрел", то вступает в действие…


"Танец с саблями"


Прием характеризуется резкими движениями, порывистыми жестами — и все это молча. При этом женщина демонстративно не замечает мужчину. Это открытая форма войны.


"Холодная война"


Накладываются эмбарго на все и вся. Доминирующей позой в фазе холодной войны является "мраморная статуя" — тот же "умирающий лебедь", только не танцующий, а как бы замороженный: никаких движений, никаких звуков. Замерший взгляд, устремленный в одну точку.


Словесные упреки


Они являются элементом как диалога, так и монолога. Выражаются восклицаниями; "Господи, какая же я дура", "Так мне и надо", "Мне же говорили…", "Мама ведь меня предупреждала…" и т. д.

Упрек-сравнение — самый распространенный: "Живут же люди", "А Самойловичи машину купили, он ее теперь на работу и с работы возит…".


Подведем итог


Обилие чисто женских приемов манипулирования мужчиной дает женам в семейных баталиях огромные преимущества перед мужьями. Это нашло отражение и в устном народном творчестве:


* * *


— Палыч, ну и как твоя вчерашняя ссора с женой?

— Какая ссора! Да она приползла ко мне на коленях!

— Класс! И что сказала?

— Вылезай, говорит, скотина, из-под кровати.


* * *


Пьяный мужик возвращается ночью домой. Входит во двор, а из будки выскакивает не узнавшая его собака и начинает лаять.

Мужик:

— Тихо, дура! А то жена проснется, где ты тогда будешь спать?