Глава 2.Психология манипуляций - Основная угроза информационно-психологической безопасности личности.


. . .

2. Психологические манипуляции как скрытое принуждение личности.

Предшествующее перестройке состояние нашего общества иногда сравнивают с феодализмом, называя его "административно-командным" или "казарменным социализмом", "военным коммунизмом" и т.д. Основной сущностью данного общественного состояния являлось, как отмечают многочисленные специалисты по нашей новейшей истории, создание жесткой малоизменяемой социальной структуры, в рамках которой и функционировали люди в качестве ее элементов.

Мы не будем останавливаться на деталях политологического и социально-экономического анализа нашего бывшего общественного состояния.

За последние годы было столько написано критических работ, посвященных его изучению, что на этом просто не имеет смысла останавливаться. Отметим лишь один из представляющих для нас первоочередной интерес тезисов политологического анализа, с которым в определенной мере можно согласиться, и который имеет существенное значение для дальнейшего исследования современной общественно-психологической ситуации в России. А именно: в психологическом плане это была общественная система, в значительной степени препятствующая созданию благоприятной социальной среды для постоянного и активного проявления инициативы большинством населения.

Происходящие в последнее время противоречивые и мучительные для большинства населения изменения зачастую связывались и даже публично трактовались как "эпоха нового Возрождения", но применительно к историческому времени и условиям нашей страны. На первый взгляд, для этого были достаточно веские основания. Как предполагалось по аналогии с эпохой Возрождения, наградой за эти тяжкие испытания будет раскрепощение потенциала отдельной личности и общества в целом.

Именно это, как утверждалось, позволит стать всем нам богаче духовно и материально.

Как у всякой медали есть оборотная сторона, так и у нынешнего перехода нашего общества к качественно иному состоянию, к "эпохе нового Возрождения", имеется таковая. Психологически современные общественные процессы в историческом аспекте могут быть сходными с предшествующими. Но с учетом времени и условий они могут протекать более интенсивно и драматично, принимая иногда непредсказуемые, противоречивые и зачастую социально негативные формы. В социальны науках является достаточно распространенным приемом обращаться к ретроспективному анализу исторических событий для того, чтобы выявить определенные аналогии в закономерностях общественного развития, извлечь те уроки, которые позволят учесть положительные и отрицательные тенденции, сопровождающие периоды кризисных социально-политических и экономических изменений.

Существуют многочисленные примеры использования данного приема для анализа социально-политических и экономических факторов исторического развития, но их значительно меньше для исследования деформации психологии людей в такие периоды кардинальных общественных изменений, что по степени воздействия и их последствиям для человеческой личности иногда является куда более значительным и мощным. В 30-е годы Эрих Фромм исследовал особенности индивидуальных, групповых и массовых психологических явлений в периоды социальных кризисов31.


31 См.: Фромм Э. Бегство от свободы. - М., 1989.


В результате анализа им были выявлены закономерные исторические аналогии в особенностях психологии людей в периоды кризисных общественных изменений. Он сопоставил современные ему реалии с данными эпох Возрождения и Реформации, так как именно в эти исторические периоды осуществлялся в ряде стран переход к качественно новым общественным формам жизни людей, происходила ломка соответствующих экономических структур, социальных институтов и общественных отношений, резко изменялась государственная идеология, индивидуальная и общественная психология.

Наш интерес к этому анализу объясняется тем, что рассмотренные Фроммом социальные процессы по силе и направленности воздействия на общественную и индивидуальную психологию имеют достаточно много общего с тем, что происходит в России. Кроме этого, многие полученные им результаты вполне могут быть использованы как отправные моменты для понимания человеком психологической сущности тех социальных воздействий, которые обрушились на него в современной России, а также определения основных направлений формирования психологической защиты от них.

В проведенном сравнительном анализе Эрих Фромм показал, что средневековое общество, с одной стороны, было жестко структурировано и ограничивало свободу человека как личности, но психологически давало ему ощущение уверенности.

Отметим этот момент, весьма важный для понимания истоков возникновения психической напряженности человека в условиях кардинальных общественных изменений. С другой стороны, оно держало его в оковах. Однако эти оковы, отмечает он, имели совсем другой характер, какой стал присущ авторитаризму и угнетению в последующие века. По субъективному переживанию, ощущение этих "оков" в период феодализма не несло таких остро переживаемых отрицательных эмоциональных состояний человеку, как в последующем. Это принуждение воспринималось как естественный ход событий, как устойчивый сложившийся уклад жизни, практически не имеющий альтернатив общественного устройства.

В связи с крупномасштабным и массированным идеологическим воздействием на людей, подобное явление имело место и в советский исторический период в нашем обществе, которому были присущи, особенно в последнее время, неизменность и статичность, наличие отлаженных, тормозящих социальное развитие структур. Консерватизм и инерционность настолько стали доминирующими, что даже необходимые для поддержания и воспроизводства существовавших общественных отношений стабилизирующие социальные меры, которые предлагались отдельными лидерами, пережевывались, перемалывались и выхолащивались существовавшей системой, оставляя от них лозунги и внешние ярлыки типа "развитого социализма", "экономика должна быть экономной", "социализм с человеческим лицом" и т.п.

Рассматривая эпоху Возрождения и отмечая ее прогрессивный характер, Э.Фромм вместе с тем, показывает насколько проник в нее манипулятивный подход к взаимодействию между людьми. Насколько глубоко он поразил и высший класс и тем более низы общества. Обратим внимание и на этот вывод.

Т.е. на то, что сам переход к эпохе Возрождения и ее расцвет были связаны как с потерей "средневековых оков", так и с переходом к новым формам воздействия на людей - психологическим манипуляциям. "Возрождение, - пишет он, - было культурой богатого и сильного класса, который оказался на гребне волны, поднятой штормом новых экономических сил. Простой народ, которому не досталось ни нового богатства, ни новой власти, превратился в безликую массу, потерявшую уверенность своего прежнего положения; этой массе льстили или угрожали, но власть имущие всегда манипулировали ею и эксплуатировали ее.

Возрождение было культурой не мелких торговцев или ремесленников, а богатых аристократов и бюргеров. Их экономическая деятельность, их богатство давали им чувство свободы и сознание индивидуальности. Но и они тоже понесли потерю: они потеряли ту уверенность и чувство принадлежности, которые обеспечивала им средневековая социальная структура. Они стали более свободны, но и более одиноки. Они пользовались своей властью и богатством, чтобы выжать из жизни все радости до последней капли; но при этом им приходилось применять все средства, от психологических манипуляций до физических пыток, чтобы управлять массами и сдерживать конкурентов внутри собственного класса.

Все человеческие отношения были отравлены этой смертельной борьбой за сохранение власти и богатства. Солидарность с собратьями, или по крайней мере с членами своего класса, сменилась циничным обособлением; другие люди рассматривались как "объекты" использования и манипуляций, либо безжалостно уничтожались, если это способствовало достижению собственных целей. Индивид был охвачен страстным эгоцентризмом, ненасытной жаждой богатства и власти. В результате было отравлено и отношение преуспевающего индивида к своей собственной личности, его чувство уверенности в себе и ощущение безопасности. Он сам превратился в такой же объект собственных манипуляций, в какой раньше превратились все остальные.

Есть все основания сомневаться в том, что полновластные хозяева капитализма эпохи Возрождения были так счастливы и уверены в себе, как это часто изображают.

По-видимому, новая свобода принесла им не только возросшее чувство силы, но и возросшую изоляцию, сомнения, скептицизм и, как результат всего этого, тревогу"32.


32 См.: Там же. С.49-50.


Таким образом, получается, что переход от "средневековых оков" к эпохе Возрождения привел к качественным изменениям во взаимоотношениях и психологии людей.

Во-первых, к беспрецедентному по масштабам и активности использованию психологических манипуляций. Личность человека, объединения людей, социальные группы стали вполне целенаправленно рассматриваться как объекты манипуляций, как средства достижения целей одними людьми за счет манипулирования другими.

Во-вторых, сами манипуляторы превратились в объекты собственных манипуляций, т.е., превращая других в объекты манипуляций, человек и сам становится таким же объектом манипулирования.

В-третьих, исчезло ощущение уверенности и безопасности, которые сменились чувством ничтожности и беззащитности у большинства людей, не получивших ни власти, ни богатства.

В-четвертых, у сильных мира сего, получивших власть и богатство, ощущение уверенности и безопасности сменились скептицизмом, сомнением, тревогой и цинизмом.

Психология bookap

Историческое сопоставление позволяет проследить определенную закономерность в эволюции форм манипуляций и изменениях психических состояний людей при переходе в процессе общественного развития к качественно новым социально-экономическим условиям.

Отказ от жестких общественных связей в государстве, переход от детально регламентированного поведения людей с помощью целой системы социальных институтов принуждения (в том числе монопольной идеологии), посредством которых и осуществлялось социальное управление, порождает новые формы психологических манипуляций по сущности куда более изощренных, связанные не с внешним принуждением, а с массированным воздействием на общественную и индивидуальную психологию людей в обход сознательного контроля, через сферу неосознаваемых, нечетко осознаваемых и бессознательных реакций человеческой психики. В тоже время в массовом масштабе происходят изменения в психических состояниях людей: ощущение уверенности и безопасности сменяются с одной стороны чувством ничтожности, беззащитности и раздражения или социальной апатии у тех, кто не получил ни власти, ни богатства, с другой - скептицизмом, тревогой и цинизмом у сильных мира сего, получивших власть и богатство.