Глава 1. Информационно-психологическая безопасность личности: состояние проблемы.


. . .

4. Информационная среда иллюзии и реальности.

Отличительной особенностью нашего времени является переход к новому качественному состоянию общества, которое характеризуется резким повышением роли информационных процессов и, в частности, созданием целой индустрии производства информации. Предполагается, что современное общество находится на переходе к качественно иной форме своего существования - информационному обществу и в более широком контексте - к информационной цивилизации17.


17 См.: Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. - М., 1994; Карпенко М. Вселенная разумная. - М., 1992; Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. (Синергетика исторического процесса). - М., 1996; Пригожий И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. - М., 1986; Цымбал Л.А. Синергетика информационных процессов. - М., 1995; и др.


Работы современных исследователей, развивающих взгляды Циолковского, Вернадского, Винера и ряда других ученых, закономерно подводят к выводу о необходимости перевода философско-теоретического осмысления идеи всеобщего информационного поля в область прикладных научных исследований, имеющих непосредственное практическое значение для человека.

Существуют определенные различия в понятийном аппарате, в подходах к выделению структуры и основных составляющих информационного поля у различных авторов. В то же время анализ существующих подходов позволяет выделить некоторые основные положения, разделяемые по своей сути многими специалистами в этой области, и которые могут быть достаточно эффективно использованы при рассмотрении проблематики информационно-психологической безопасности и психологической защиты личности. Суть некоторых из этих положений представляется возможным изложить в виде следующих основных тезисов.

Жизнь человека развертывается не только в физической среде, мире природы, но и в мире искусственном, им же самим созданным. Его можно разделить на две основных составляющих части - техносферу (мир техники, технологий и т.п.) и информационную среду.

Таким образом, жизнедеятельность человека реализуется одновременно с миром природы и в специфической для человеческого общества информационной среде, имеющей свои закономерности развития и функционирования.

Первой характерной особенностью информационной среды общества, а в более широком контексте - всей человеческой цивилизации, является то, что ей присуще постоянное и стремительное расширение, осуществляемое самим же человеком (отдельными личностями, группами людей, организациями, определенными социальными институтами и т.п.). Особенно бурно расширение информационной среды общества происходит в последнее время, и темпы его постоянно растут.

Второй характерной особенностью является то, что в информационной среде в интегрированном виде и разнообразных, зачастую довольно причудливых сочетаниях, одновременно функционирует информация, которая адекватно отражает существующий мир, а также деформированная, искаженная информация.

Это обусловлено как сложностью самого процесса познания и неполнотой наших знаний о мире, так и пристрастностью, субъективностью людей, ее порождающих, а зачастую - целенаправленным использованием информационных процессов для введения окружающих в заблуждение при достижении собственных целей и игнорировании наносимого своими действиями ущерба другим людям.

Подтверждением данного подхода могут служить результаты анализа информационных потоков в функционировании политической системы общества. В 1997 г. в Санкт-Петербурге была защищена диссертация на соискание степени доктора психологических наук Юрьевым А.И., в которой он попытался дать системное описание политической психологии. Рассматривая роль и значение информации, а также ее искажений, в частности, в ходе политической борьбы, им были выделены восемь основных ее разновидностей, негативно воздействующих на функционирование политической системы общества. По сути выделенные им разновидности отражают действие определенных способов трансформации и искажение информационных потоков, в результате чего происходят качественные изменения информации, превращающие ее в реальную силу, негативно воздействующую на политическую систему общества. В преддверии информационного века, отмечает он, это ставит вопрос об "информационной экологии", защищающей психику человека от избыточной и ложной информации. Для иллюстрации кратко рассмотрим выделенные им разновидности информации, искажающие адекватность политической реальности, и которые выступают как антиподы - противоположные полюса информации, необходимой для нормального функционирования конкретных структурных элементов политической системы общества.

"Объективная - фальсифицированная информация". В политической борьбе объективная информация часто сознательно или непроизвольно "фальсифицируется" - подделывается, искажается, подлинное подменяется ложным, что порождает бредовые политические идеи".

"Системная - дезориентирующая информация". Под видом системной политической информации может функционировать ее подобие - "информация дезориентирующая", неправильно определяющая положение общества в историческом процессе: экономическом состоянии, отношениях с иными народами и государствами и т.д. Она может порождать сверхценные политические идеи, объективно не заслуживающие такого внимания, которое субъективно они вызывают.

"Организованная - деморализующая информация". Организованность информации способствует упорядочиванию нравственных принципов экономических требований, поведения в нечто целое и гармоничное. Может происходить подмена организованной информации "деморализующей", которая трансформирует нравственные ценности и провоцирует "скачок политических идей", вытекающий из нарушения последовательности умозаключений, утверждений, хаотичности и незавершенности мыслей, непоследовательности и поведения.

"Достаточная - энтропийная политическая информация". Вместо краткой, убедительной и доказательной информации в средствах массовой коммуникации появляются всевозможные точки зрения от самых примитивных до самых фантастических и невероятных. Множество газет, политических партий, авторитетов и оракулов на тысячи ладов толкуют элементарные вещи, делая известное - неизвестным, понятное - непонятным, уродливое - красивым, нравственное - безнравственным, ясное - неясным. Причем доминируют наиболее примитивные, мистические и просто бредовые объяснения.

"Социализирующая политическая информация" - "политическая дезинформация". В "социализирующей политической информации" (А.И. Юрьев использует выражение "читабельная политическая информация", выполняющая, по его мнению, воспитательную роль) отражаются результаты трансформации исходных сведений о социально-политической ситуации и направлениях ее развития в форму ясных, понятных и убедительных для большинства населения новых алгоритмов и стереотипов социального поведения, адекватных социальной действительности. В тоже время "социализирующая политическая информация" может подменяться "политической дезинформацией" - ложными сообщениями, которые вводят общественное мнение в заблуждение под видом истинных. Начинается с уничтожения книг и издания новых, с принципиально иными фактами и их трактовкой. В результате действия таких информационных процессов развивается так называемая массовая "бессвязность политического мышления", при котором возможно правильное восприятие частностей, но с утратой способности к логическим выводам и синтезированию частностей в целом. Известные представления, понятия, мысли утрачивают их истинную историческую связь, разрываются. Информационная ткань распадается на бессмысленные фрагменты, из которых составляется новая деформированная картина мира "Конкретная политическая информация" - "дезорганизующая политическая информация", т.е. расстраивающая систему административного управления, разрушающая общественный порядок и приводящая к развалу хозяйственной и финансовой деятельности. Осуществляется методами "политического резонерства", основными признаками которых являются абсолютно бессодержательные, бедные мыслью программные политические выступления, облеченные во внешне правильную и привлекательную форму.

"Практичная информация" - "развращающая политическая информация" побуждает к запрещенным действиям: цель становится всем - неблагие средства используются для достижения результата, право истины замещается правом силы и т.д.

Распространение развращающей политической информации порождает феномен "разорванности политического мышления", что с точки зрения психологии является признаком патологии мышления. В этом случае понятия и представления сочетаются друг с другом на основе случайных или формальных признаков.

"Необходимая информация" - "дезинтегрирующая политическая информация", под воздействием которой разъединяется целостное общество на соперничащие, противоборствующие части. Люди вдруг обнаруживают под влиянием такой информации неразрешимые противоречия в отношениях со своими недавними соратниками, коллегами, даже родственниками. Крайним следствием результатов воздействия этого вида информации может выступать гражданская война (брат против брата, сыновья против отцов и т.д.).

Можно, конечно, обсуждать основания предложенной А.И.Юрьевым классификации, используемых им терминов для обозначения искаженной информации, но для наших рассуждений наиболее значимым фактором является их наличие в информационных процессах, зачастую вызываемое политической борьбой.

Таким образом, трансформация и изменение информации или процессов ее функционирования используется некоторыми субъектами для оказания воздействия на психику людей и изменения их поведения для оказания воздействия на психику людей и изменения их поведения, для психологических манипуляций и оказания манипулятивного воздействия на личность. Т.е. специфическим образом организованное изменение информационной среды выступает как своеобразное информационное оружие, которое, в частности, достаточно активно используется в политической борьбе.