Глава 1. Страх - какой он есть.

Когда на своих занятиях и лекциях я спрашиваю: "У кого есть страхи?", сначала отвечают "Да" только несколько человек. Потом стоит мне рассказать о том, какие страхи вообще бывают, и количество отвечающих "Да" среди присутствующих приближается к ста процентам. Почему так? Тут две причины.

Во-первых, мы вспоминаем о своих страхах, когда оказываемся в обстоятельствах, провоцирующих эти страхи. Не будь этих обстоятельств, мы об этих страхах просто не вспомнили. Например, если я панически боюсь тараканов, то вряд ли вспомню об этом, сидя в лекционном зале.

Во-вторых, есть в нашем арсенале страхи, о которых мы и вовсе никогда не вспоминаем, поскольку нашли способ избегать соответствующих ситуаций. Если, например, я боюсь плавать в открытом океане, то я и не буду пытаться попасть на соответствующий курорт; мой отпуск будет традиционно проходить на приусадебном участке или на горнолыжной базе.

Но даже если я, что называется, навскидку не вспомню о своем страхе, это не значит, что его нет. Расскажи мне о нем, и я сразу же сознаюсь. Но надо ли напоминать? И надо ли избавляться от страха, который, в сущности, заявляется к нам относительно редко? Думаю, что да. И тут тоже две причины.

Если мы будем вспоминать о своем страхе только в тот момент, когда он у нас появляется, то мы никогда от него не избавимся. А если мы не избавимся от своих страхов, то будем инвалидами - людьми "с ограниченными возможностями", ведь наши страхи не позволяют нам делать многое, иногда очень многое...

Так что взглянем "без страха и упрека" на то, какие вообще бывают страхи.

Самая простая классификация.

В своей книге "С неврозом по жизни" я рассказывал о том, что такое инстинкт самосохранения человека. Именно он и отвечает за производство наших страхов, ведь эволюционный смысл страха - обезопасить нас от возможных угроз. Страх - это инстинктивная команда к бегству. Животное, какой-нибудь заяц-побегаец, неспособно думать так, как думаем мы. Оно не может оценить ситуацию с помощью рассудка и принять осмысленное решение, соотнося его со своими желаниями и нуждами. Природа должна решить это за зверюшку сама, не рассчитывая на коэффициент его интеллекта. Так что в животном царстве страх, по сути, выполняет функцию здравого смысла.

Впрочем, мы несильно отличаемся от наших братьев меньших - у нас тоже есть страх и он продолжает выполнять свою эволюционную функцию сигнала к бегству при появлении в поле нашего зрения опасности. Правда, у нас есть и разум, здравомыслие (по крайней мере, в это хочется верить). Мы способны оценить ту или иную ситуацию с помощью своих знаний и логики, просчитать варианты и понять, как мы должны поступить, чтобы добиться желаемого. И тут возникает первая трудность: получается, что за одну и ту же функцию в нашей психике отвечают сразу два субъекта - страх и здравый смысл.

И надо признать, что это худшая модель управления. Хорошо, если они сойдутся во мнении относительно той или иной ситуации (хотя и непонятно, зачем нам две резолюции "Утверждаю" на одном документе). А если они не сойдутся? Если, например, страх говорит: "Беги! Делай ноги! Спасайся!", и в этот же момент здравый смысл успокаивает: "Да ничего страшного! Не волнуйся - все в порядке! Тебе ничего не угрожает!". И что в такой ситуации прикажете делать?! Поневоле вспомнишь Ивана Андреевича Крылова, ведь тут настоящие лебедь, рак и щука, причем в нашем личном исполнении! Постоянная борьба мотивов, внутреннее напряжение, а в результате - невроз собственной персоной.

Теперь трудность номер два. Что знает упомянутый заяц, а что знаем мы с вами? Что знает годовалый ребенок, а что известно человеку, который прожил уже большую часть своей жизни? Как вам кажется, есть разница? Безусловно. А теперь подумаем о том, что нам дает это знание. Хорошо ли знать больше, много ли от этого пользы нашему психическому аппарату?

Разумеется, мы запоминаем только то, что для нас важно, а для нас важно только то, что наш инстинкт самосохранения посчитает важным. Иными словами, все, что способно доставить нам удовольствие и неудовольствие (а именно это и занимает наш инстинкт самосохранения), будет выявлено нашим вниманием и заботливо сохранено нашей памятью. То, что когда-то доставило нам удовольствие - теперь будет нас манить. То, что доставило нам неудовольствие, напротив, будет впоследствии нас пугать.

И чем больше мы знаем того, что может доставить нам удовольствие, и чем больше мы знаем о том, что может стать причиной нашего неудовольствия, тем тяжелее нам жить. Ведь мы больше хотим и большего опасаемся. Кроме того, мы тревожимся - а вдруг нам не удастся получить желаемое? И не будет ли хуже, если мы его получим, и не опасно ли этого добиваться? Ведь никогда же не знаешь, чем дело кончится и где тебя неприятность подкарауливает. Да, недаром говорил царь Соломон: "Знание преумножает скорбь!".

У любого зверька по сравнению с нами проблем, считай, нет вовсе - несколько вопросов, а об остальном он не знает и, главное, знать не может. Мы же, будучи существами разумными и памятливыми, не только находимся в постоянном стрессе, но еще и терзаемся борьбой мотивов: "И хочется, и колется, и мама не велит..." Вот я хочу, например, на Канары, но туда лететь надо, а страшно. Мучаюсь. Зайцу же Канары даром не нужны, вот и проблем меньше! Или, например, я хочу, чтобы меня окружающие ценили и поддерживали (чего, разумеется, всегда мало, всегда недостаточно), и потому страх возникает, что когда-нибудь я и вовсе один останусь - без вспоможения и одобрения. Придет ли такая глупость зайцу в голову?! Никогда! Да, трудна жизнь "человека разумного".

Наконец, третья трудность. Как я уже рассказывал в книге "С неврозом по жизни", наш инстинкт самосохранения не однороден, а состоит из цельных трех инстинктов: инстинкта самосохранения жизни, инстинкта самосохранения группы (иерархический инстинкт) и инстинкта самосохранения вида (половой инстинкт). Нам важно не только физически сохранить свою жизнь, но еще и найти консенсус с другими людьми (от этого наше существование также зависит напрямую), и, наконец, продолжить свой род, т. е. сохранить свою жизнь в собственном потомстве.

Возможно, кому-то покажется, что все это, как говорится, дело наживное, что и физическим выживанием можно ограничиться, но это вы пойдите нашему подсознанию объясните... У него там эти три "архаровца" орудуют и конфликтуют друг с другом самым нещадным образом!

Представьте себе какое-нибудь действие, которое, с одной стороны, способствует моему личному выживанию, но с другой грозит обернуться конфликтом с соплеменниками. Сбежал я с линии фронта - страшно ведь, а тут меня товарищи со своим судом офицерской чести и поцапали. Или другая комбинация - половой инстинкт доволен, но зато какие-нибудь Монтекки или Капулетти готовы за это "довольство" из меня бифштекс сделать. Короче говоря, это только кажется, что внутри нашей головы порядок царствует, на самом же деле имя головушке - хаос!

Но я обещал самую простую классификацию страхов. Так вот: наши страхи делятся на те, которые отходят к "ведомству" инстинкта самосохранения жизни; те, которые возникают в системе наших социальных отношений (тут иерархический инстинкт господствует), и, наконец, есть у нас страхи, связанные со сферой сексуальных отношений, т. е. с половым инстинктом. Поскольку же между сознанием и подсознанием постоянно возникают трения, то по каждому из этих пунктов мне гарантированы страхи - за жизнь, за социальную жизнь и за жизнь половую.

Страхи:

1) За собственную жизнь, здоровье, безопасность (страх смерти)

2) Связанные с другими людьми (страх конфликтов, "потери лица")

3) В сфере сексуальных отношений (сексуальные страхи)

Рис. Классификация наших страхов

Уроки мертвого языка.

Разнообразие наших страхов выдающееся! Но нельзя же оставлять их неназванными, и вот ученые умы принялись за "инвентаризацию" человеческих страхов. Поскольку международным медицинским языком принят был латинский, то, соответственно, страхи наши и получили гордые латинские названия, впрочем, встречаются и древнегреческие. Теперь каждый желающий может называть свой невроз не просто неврозом страха, а высокопарно, на мертвом языке. Вот несколько таких "титулов".

Агорафобия (от др.-греч. agora - площадь, на которой проходят общественные собрания) - страх так называемого "открытого пространства". Чего конкретно боятся люди, страдающие агорафобией, они и сами-то толком не знают. Часто они даже не могут объяснить того, что называют "открытым пространством". Страшно им выйти на улицу, а тем более площадь или набережную, иногда - переходить дорогу, оказаться в неизвестном месте и т. п. Пытаясь объяснить свой страх, они говорят, что "может что-нибудь случиться", "произойти". Что именно? Или со здоровьем, или бог его знает с чем.

Клаустрофобия (от лат. claudo - запирать, замыкать) - страх, обратный агорафобии, страх "закрытого пространства". Впрочем, несмотря на кажущиеся различия, они обычно "ходят под руку". Чего человек боится в этом случае и что он считает "закрытым пространством"? Это загадка для шпиона. По всей видимости, есть некое опасение, что "случись что", при закрытых дверях на помощь не дозовешься. Что должно случиться? Тут голь на выдумки хитра - страх задохнуться, страх сердечного приступа, страх эпилепсии и т. д., и т. п. Короче говоря, нужно вам будет объяснение, мы его найдем!

Оксифобия (айхмофобия) - страх острых предметов. Чудится обладателю этого страха, что острый предмет обладает своей собственной жизнью и в планах его (этого предмета) поранить - то ли самого этого человека, то ли кого другого, но уже с помощью этого человека. В основе этого страха лежит страх утраты контроля за своими действиями, и самое во всем этом примечательное то, что страдают этим страхом как раз те, кто избыточно, больше кого бы то ни было контролирует себя и свои поступки.

Статистика утверждает, что один из четырех американцев страдает от какого-нибудь психического заболевания. Подумайте о ваших трех лучших друзьях. Если они в порядке, значит - это вы. - Рита М. Браун

Гипсофобия (акрофобия) - страх высоты. Последний бывает двух видов: один напоминает предыдущий - страшно потерять над собой контроль и сигануть в таком состоянии с высоты ("А вдруг я сойду с ума и прыгну с балкона?!"); второй напоминает агорафобию ("А вдруг мне станет плохо, я не удержу равновесия и упаду с лестницы, ну или, на крайний случай, просто "подсклизнусь"). Подверженные этому страху люди часто боятся эскалатора в метрополитене.

Дисморфофобия - страх физического уродства, непривлекательности. Как правило, им страдают люди, не имеющие к тому никаких оснований, особенно девушки из модельного бизнеса и юноши-культуристы. Они рассказывают о каких-то своих "чрезвычайных недостатках", даже "уродствах", которые могут быть замечены другими. При этом если они не скажут врачу, что именно они считают "уродством", то сам он вряд ли догадается. Впрочем, чтобы страдать дисморфофобией, вовсе не обязательно быть "супермоделью" или "мистером вселенной", вполне хватит депрессии, которая любит навевать подобные мысли, или более глубокого чувства неуверенности в себе.

Нозофобия - страх заболеть тяжелой болезнью. Тут напридумана масса терминов для специального пользования: сифилофобия (страх заболеть сифилисом), спидофобия (страх заболеть ВИЧ), канцерофобия (страх заболеть раком), лисофобия (страх заболеть бешенством), кардиофобия (страх сердечного приступа), ну и дальше по списку - открываем медицинский справочник и "шлепаем" термины.

Впрочем, на этом, разумеется, наши возможные страхи не исчерпываются. Вот еще примеры: танатофобия - это страх смерти; пениафобия - страх бедности; гематофобия - страх крови; некрофобия - страх перед трупом; эргазиофобия - страх хирургических операций; фармакофобия - страх лекарств; гипнофобия - страх сна; годофобия - страх путешествий; сидеродромофобия - страх езды в поезде; тахофобия - страх скорости; аэрофобия - страх полетов на самолетах; гефирофобия - страх идти по мосту; гидрофобия - страх воды; ахлуофобия - страх темноты; монофобия - страх одиночества; эротофобия - страх перед сексуальными отношениями; петтофобия - страх общества; антопофобия (охлофобия) - страх толпы; социофобия - страх новых знакомств, социальных контактов или выступления перед аудиторией; катагелофобия - страх насмешек; ксенофобия - страх перед незнакомцами; гомофобия - страх перед гомосексуалами; лалофобия - страх говорить (у людей, страдающих невротическим заиканием); кенофобия - страх пустых помещений; мизофобия - страх загрязнения; зоофобия - боязнь животных (в особенности мелких); арахнофобия - страх пауков; офидиофобия - страх змей; кинофобия - страх собак; тафефобия - страх быть погребенным заживо; ситофобия - страх приема пищи; трискайдекафобия - боязнь 13-го числа и т. д., и т. п.

Есть, правда, и вовсе уникальные страхи - это фобофобия и пантофобия. Фобофобия - это страх страха, точнее говоря, страх повторения страха, а пантофобия - это страх всего, когда все пугает.

Короче говоря, есть у вас страх - не бойтесь, ему есть название!